Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Сегодняшний день, впрочем, как и вчерашний, начался с официальных новостей о том, что Украина готовит масштабную военную провокацию с человеческими жертвами.

В новостях несколько раз повторили о том, что будут человеческие жертвы, как будто призывая нас принимать какие-то решения. На нас как будто возлагают ответственность за потенциальные риски нахождения в "республике", как с распиской в случае "побочных" последствий прививки.

О предстоящих провокациях, звонком прямо из украинской разведки, сообщил таинственный украинский чиновников в «республиканские» структуры. Эта часть новости вызывала вопросы: чего бы это звонить и предупреждать нас, да и ещё и из главного разведуправления Украины? Но эта часть новости меркла на фоне ужасов "предстоящих" боевых действий.

А дальше шли совершенно будничные сообщения о том, что коммунальщики что-то починили… Это как вначале сообщить о неизлечимом диагнозе, а после "успокоить" – похороны пройдут в срок.

К страху подготовиться невозможно. О войне твердят из каждого утюга и репродуктора. Это программирует на страх. Зайдя к приятельнице на работу, я слышу о том, что жизнь и планы не имеют никакого смысла из-за скорого начала волны военных действий. Слышать это от барышни, сидящей в окружении орхидей, абсурдно. Ее маникюр, модное платьишко, живые цветы – оно все за жизнь. И вторит она новостям о войне, которые слышит круглые сутки, а не собственному здравому смыслу.

Пережив обстрелы в 2014-2015 годах, подготовиться к ним снова невозможно. Это раньше я наивно думала, что, забив холодильник мясом, можно переждать войну, закрыв поплотнее двери. О том, что не будет света и воды не думал никто из нас.

Или те, кто говорил, что имеет хороший погреб, вряд ли думали о том, что этот погреб не имеет второго выхода, что насосы от отсутствия электричества перестанут откачивать воду, и такой уютный погреб перестанет быть предметом кича перед соседями, а станет смертельной ловушкой и пыточной камерой, в которой без света по колено в воде часами сидели целыми семьями, а после со страхом поднимали крышку, чтобы убедиться, что их дом цел.

Война стала восприниматься с гораздо большим страхом, чем раньше. И кроме страха появилась фатальность – принятие всего как неизбежности, на которую никак не повлиять…

К лету 2014 года у многих были денежные накопления. Деньги не были таким дефицитом. Кто-то просто умел откладывать, кто-то собирал на отпуск. И многие потратили эти сбережения на выезд.

Сейчас почти не найти тех, у кого такие деньги лежат просто на черный день. Оставшиеся здесь в большинстве своем живут с копейки, экономя на всем. От аванса до зарплаты и так снова по кругу. Для выезда, экстренного выезда, нужна сумма, равная летнему отпуску на море. А посчитайте, многие ли ездят летом куда-то сейчас? Ездят, но неполными семьями и не каждый год. Или скорее ездят, но единицы. И найдется ли у живущих здесь такой вот запас денег, который с легкостью можно будет использовать для выезда, даже не вопрос для обсуждения. Останутся не те, кто большой патриот «республики», а те, кому некуда уезжать и кто не имеет на это денег.

Пройдя летом 2014 года через чужие квартиры, поиски хотя бы какой-то работы, многие зареклись уезжать чтобы ни случилось. Да, им там было безопасно, но больше никуда они уезжать не хотят никогда, это они решили ещё тем летом. И это тоже весьма веский мотив, почему новости о предстоящих боевых действиях воспринимают обреченно. Семьи не хотят снова проходить через жизнь врозь без телефонной связи, через косые взгляды родственников, которые их приняли, через нравоучения «вы сами этого хотели».

Жизнь в свете всех новостей напоминает жизнь на вулкане, который вот-вот выстрелит. Но при этом все верят, что все обойдется.

Как ни странно, для очень многих исход этого конфликта не в пользу "республики" это совсем не худший вариант. Например, те, кто работает в далеких от войны структурах – врачи, коммунальщики, учителя. Сравнивая, жизнь семь лет назад и сейчас, они понимают, что при Украине жили на порядок лучше. Пугает война, но не ее исход.

Для многих возвращение Украины означает воссоединение семей, возвращение прошлой жизни со всеми ее возможностями и избавление от страха, который стал неименным атрибутом последних лет жизни здесь.

Пропал тот авантюризм, который бросал толпы людей на баррикады. Появилось спокойное принятие того, что в любом случае все решится где-то выше, а люди всего лишь массовка, которой удобно управлять.

За семь лет выдохлись те благотворители, кто вез сюда за свой счет тонны груза. Появилась обида на «республику», которая не помогает тем, кто отстаивал ее интересы. Появилось тотальное разочарование от всего – от войны, от отсутствия перспектив, от жизни без денег. Для многих любой исход этого конфликта покажется лучшим решением в сравнении с той жизнью, которая есть сейчас.

Ольга Кучер, Луганск, для "ОстроВа"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: