Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

«Слушай, не могу сейчас говорить – полон дом гостей», - говорит подруга по телефону. Я после спрашиваю, как она так – не боится? - карантин, и всё такое. «Так гости же свои! Только родственники пришли», - смеётся подруга. И выходит, что карантин здесь у каждого свой, на своё усмотрение, но с общим знаменателем. А там – кто как истолкует предписания свыше.

Если судить по частному сектору Камброда, Вергунки или Гусиновки – старейших районов Луганска, с которых город начинался более двухсот лет назад, так карантина нет вовсе. Кумушки-старушки из самых уязвимых возрастных групп судачат часами на лавочке, рассматривая прохожих.

Мальчишки носятся на великах или режутся в карты на пустующей лавочке (и в этом, кстати, тоже как никогда чувствуется застывшее здесь время). Единственная поправка современности - кто-то из этой пёстрой компании может быть в маске. И то, маска - чёрная, с клыками, больше для форсу и прикола.

Допоздна люди возятся в огородах, где-то стучат молотки и звенит болгарка – признаки благополучия по теперешней жизни. И люди спешат по утрам на работу, а вечерами едут домой. Тоже, в принципе, как всегда.

Впрочем, местная торговка чаем и сигаретами на кольце автобусов одела маску и перчатки. Хотя бизнес её насквозь нелегален, а в условиях запрета общепита нелегален тем более, поэтому её галочка-поклон местным порядкам в виде перчаток и маски - смехотворны. Но она упорно идёт к себе «на работу» уже во всей амуниции – в маске и в перчатках, и снимает их уже дома, когда возвращается «со смены». И от этого кажется, что и её одноразовая маска, и перчатки многоразовые, чтобы не покупать каждый раз новые для выхода «на работу».

Настроения в массах самые разные. Самый основной вопрос – когда же всё это закончится? Дети истосковались дома, родители измучились с детьми, оставшиеся без работы, ищут варианты работать нелегально, и на фоне всего этого, через каждый метр, идёт весьма пышная торговля искусственными цветами – к Пасхе и Красной Горке, которые чтят в народе превыше всех остальных праздников.

Всё это вместе невероятно сюрреалистично: почему закрыты парикмахерские, но торгуют искусственными цветами? Как могут закрыть кладбища? Почему торгуют одеждой, но не работают ремонтные мастерские? Или почему закрыт обувной, а рядом открыто торгуют сантехникой?

Разобраться во всём этом весьма сложно, потому что изданные распоряжения весьма понятны, а вот их толкование в народе, интерпретация и воплощение в действии - более чем условны.

Кто-то решил продолжать торговать на свой страх и риск до первого выписанного штрафа в 17 тысяч рублей.

Кто-то пошёл во всём этом дальше и открыл для торговли вторые двери запасного выхода (кому очень нужно, найдут). Кто-то запер двери, приклеил огромную надпись «КАРАНТИН», но открыл рядом окно, в котором отчётливо видны силуэты работающих сотрудников – стучите, и вам откроют.

То есть, карантин здесь весьма условный. Хотя, с другой стороны, - больных в «республике» всего восемь. Все завозные – кто-то сам привёз из РФ, кто-то заразил жену. В народе даже поговаривают: «А нечего было шляться где попало, жили бы дома и все мы были бы здоровы»…

Меры, принятые в ответ на выявление случаев коронавируса, весьма строгие – закрыты три города, где наибольшее количество из этих восьми больных. Города патрулируют казаки, «полиция», ГАИ и «военные». Выйти можно только по острой надобности – к врачу или за продуктами. Вот там, конечно, жесть – городишки-то маленькие, строились по типовым проектам советской эпохи – прямые улицы, квадраты кварталов, все просматривается и на виду. Это вам не Вергунка или Камброд в Луганске, где можно затеряться в камышах с шашлыками или удочкой даже при самом жестком карантине.

«Ты слышала, в городе огородили все детские площадки?» «Читала где-то. Ну, ничего, мои будут гулять на стадионе рядом, там много места». И в этом тоже местная трактовка новостей и событий. Если нельзя идти прямо, все пойдут в обход, потому что привыкли делать так всю жизнь, не особо веря тому, что написано и выполняя только свои собственные правила и предписания.

А вот где благодатная почва для бизнеса даже сейчас, так это в швейном деле – маски всех цветов и форматов, в клеточку, с рисунком и орнаментом. Красная цена – 50 рублей. И это за многоразовую, на выбор, с завязками. Масками торгуют на рынках, с рук, на улицах и перед супермаркетами. Даже если не нуждаться в маске позарез, может зацепить цвет или рисунок –шьют маски из всех подручных средств. Да и 50 рублей для тряпичной маски не цена. Черными одноразовыми торгуют по 75 рублей на входе в рынок. А в аптеке такие же белые стоят по 35 рублей. Но то белые, их долго не поносишь – пачкаются. А чёрную можно взять одну на всю семью и носить по очереди, что многие и делают, экономя таким образом семейный бюджет.

Ещё вариант бизнеса – доставка. Нельзя, понимаете, отгружать напрямую клиенту в её личный транспорт тот же мешок цемента. А вот привезти ему на дом можно, - и в этом тоже фишка. И наценка за доставку, и нет штрафов за торговлю. И задействован весь штат сотрудников, что тоже весьма кстати.

То есть, на каждое правило можно найти с десяток обходных путей.

Ещё пункт – доставка продуктов на дом. Не путайте с волонтёрством, - это платная доставка продуктов. Стоимость доставки зависит от суммы заказа.

И, конечно, маникюр делают, как и раньше, – выезжая к клиентам на дом. И стригут тоже на дому, - что всех весьма устраивает.

Нельзя сказать, что карантина нет сейчас, он есть, но каждый пытается подстроиться под него по-своему. А если в общем, - всё происходящее сейчас очень напоминает 2014 год. Только тогда было гораздо больше страха от неизвестности, а сейчас буквально у всех повторяющаяся мысль: «Да ведь это все с нами уже было шесть лет назад». И от этого как-то спокойнее: пережили войну, эпидемию переживём и подавно».

Ольга Кучер, Луганск. Для "ОстроВа"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: