Понедельник, 6 декабря 2021, 13:551638791733 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Здесь настолько противоречива "официальная" статистическая информация по короне, и ей так мало доверяют, что никто особо не судит по ней о реальной ситуации.

Статистика формируется теми, кто лежит в стационарах или кого уже похоронили в закрытом гробу. Но очень многие болеют дома, не обращаясь в больницу, и не делая тесты, которые стоят половину пенсии или треть зарплаты. У людей нет денег на врачей, на лечение, на лекарства, поэтому лечатся рецептами от знакомых и тем, что есть в наличии, либо, что могут "достать" из Украины или России. Поэтому те цифры, что даются как официальные данные по количеству заболевших, как минимум, нужно умножать втрое. Показатели смертности тоже в реальности далеки от "официальных", поскольку морги переполнены и есть сомнения, что всех умерших проверяют и даже вскрывают…

Но, как ни странно это звучит, коронавирус является большей проблемой для тех, кто жив, а не тех, кто умер. И последствия у него не только медицинские…

Время от времени я встречаю знакомого. Точнее – раз в несколько месяцев. В прошлый раз мой приятель живописно рассказывал, как долго и тяжело болел «короной» и как его уволили из медицинского «государственного» учреждения, где он работал водителем. Им просто надоело его ждать. Болезные сейчас никому не нужны.

В этот раз история была продолжением начатой темы. Он зашел на работу. Уже не работал там, а зашел, вроде, по делу. И слово за слово ему предложили сделать прививку от ковида. Их же делают сейчас всем. Он не был готов, болел совсем недавно, но его как-то легко уговорили – сделают без очереди, быстро, бесплатно... Он позвонил жене, жена была против, но сказала, чтобы решал сам. Понятно, тест на антитела он не сдавал. Зашел к терапевту, а там сидит девчонка только после университета. Ему померяли температуру – здоров. Ну и укололи. И после этого он попал в стационар еще на пару месяцев уже с побочкой. Тоже не факт, что от этого, но плохо стало на следующий день после прививки. Вначале корона, потом последствия прививки. Он и сейчас еще лечится, только уже дома.

По организациям много историй про то, как отправляют на ревакцинацию раньше срока, потому что есть вакцина и нет очередей. И в народе шепчутся о том, что, может, это не вакцина, а минералка, раз ее так легко колют всем подряд.

«Скорая» не забирает силой. Даже при подозрении на ковид, можно написать отказ от лечения и дальше выплывать самостоятельно. Что многие и делают, потому что денег просто нет – по самым приблизительным подсчетам на лечение выходит 2000-25000 рублей в сутки. Практически все медикаменты больной покупает сам.

Из плюсов – в ковидных отделениях неплохо кормят. То есть, можно просто лечь с деньгами, не привязывая к себе родню передачками с едой. В отделение персонал будет приносить все необходимое, покупая за счет пациента. Но чаще всего на спасение близкого мобилизуются все силы семьи. И здесь как нельзя кстати, когда у больного есть родня в Украине или России – где-то, откуда можно передавать лекарства и деньги. Лечиться за счет только местных доходов очень сложно (читай: невозможно).

А вообще, к короне привыкли. Это тот путь привыкания, который когда-то проходило общество с ВИЧ. От паники и скупки туалетной бумаги мы перешли на полный пофигизм. Мы носим с собой маску и одеваем ее в маршрутках на входе. Мы поднимаем лапку в значимых местах, чтобы не вызывать лишних волнений и окриков продавцов в магазинах. Мы спокойны и имеем уже коллекцию масок. Мы даже отошли от той первой моды, когда носили маски с забавными надписями или со стразами. Маски стали как трусики-неделька на все случаи жизни.

На смену страха заболеть пришел новый страх о закрытии школ. Для всех (всех!) родителей это синоним полной катастрофы. Куда девать детей? Как успевать делать с ними домашку и школьную программу? О каком уровне знаний можно говорить с хромающей на обе ноги дистанционкой. Знакомая учительница разрывалась между школой и домом, чтобы успевать отбывать на рабочем месте и при этом учить дистанционно детей из дома, потому что компьютер с интернетом был дома.

Школа не готова к дистанционной форме. У школы нет рабочих мест для учителей и нет ресурсов и знаний для модных интерактивных форм обучения. Весь интерактив чаще всего сводился к заданиям от руки, которые пересылали по вайберу, а в ответ родители носили тетради в школу, потому что так тоже было привычно работать. С точки зрения эпид-безопасности – это бессмысленно, но иначе бабушки-учительницы с еще СССРовскими дипломами не могли работать и всячески протестовали против новшеств.

И снова это било в первую очередь по родителям. Такие бабушки не проводили никаких пояснений, они просто ждали выполненной домашки, а, значит, в роли учителей должны были выступать родители. И еще было очень много показухи, когда не смотря на дистанционку дети шили ночнушки, типа, на трудах. Клеили проекты, писали сочинения. А школы отчитывались этим и делали выставки.

Появилась целая индустрия противоковидной продукции со звучными названиями. Такие экспозиции можно увидеть на прилавках в каждом школьном классе и магазине. Там обычно все – для санстанции: перчатки, маски, влажные салфетки, спирт и местное новшество – рециркулятор. Это местное ноухау от ковида. Считается, если его поставить, эту организацию не закроют. Поэтому рециркуляторы покупают за счет родителей или самих педагогов. Нет, все здраво смотрят на ситуацию и не сильно верят в его волшебные свойства, но, если он нужен для работы, его готовы купить. Особенно с учетом, что производят рециркуляторы здесь же, в "республике". То есть, деньги за него получит какой-то местный производитель... Рециркуляторы стали бичом и кошмаром всех родителей. Их заставили покупать везде, в каждом классе каждой школы. И все пошли на это. Потому что страх дистанционного обучения оказался сильнее страха короны и сильнее здравого смысла.

Однако, это не помогло. Не спасло ни от болезней, ни от дистанционки…

Мы в больнице. Осень, сезон простуд, свободных коек и ЛОР-отделении, и в педиатрии почти нет. В нашей школе учитель предупреждал – переобувайте детей в школе в теплую обувь. Звучит странно, но действительно, приведя ребенка в школу, нужно переобувать его с демисезонных кросовок в зимние сапоги, потому что в начальной школе зверски холодно от холодного пола и бетонных стен.

И дети сидели в двух кофтах поверх рубашек (дресс-код прежде всего), боясь пропустить учебу, потому что все понимали – очное обучение в ситуации с обострением коронавирусной инфекцией не будет долгим. И дети ходили в школу с признаками простуды, чтобы не пропускать занятий, и учителя ходили больными, потому что их неким было заменять. Результат – забиты и детские отделения, и взрослые, потому что одни боялись дистанционки, а вторые боялись подвести коллег.

Наша учительница около недели стоически ходила на работу вдрызг простуженной. Сквозь чхание и кашель она шутила: «Да не корона, не корона». А после нам в родительском чате написали о том, чтобы мы не водили больных детей в школу. Дескать этим мы заражаем нашу учительницу, а ей это не нравится. А понять, кто кого заразил в этой странной ситуации первым было уже сложно, потому что процесс перезаражения происходил постоянно.

У меня нет претензий, хотя я понимаю, причина болезни моего сына именно в том, что учитель неделю ходил на работу с выраженными симптомами болезни. Но как ты ей об этом скажешь? Одна из мам притащила предприимчивой учительнице пакет лекарств будто бы с намеком – только не болейте. Другая принесла банку меда. На тот момент мы все остро зависели от ее состояния здоровья, боясь пропускать дни очного обучения, потому что вопрос с дистанционкой висел на волоске.

К больнице у меня тоже нет никаких претензий. Старые врачи, наверное, самые опытные. Куда лучше новичков-интернов. Кормят из рук вон плохо. Постель с собой. Воду попить с собой, еду тоже с собой. Одеяло, чтобы укрыться, тоже с собой. Из четырех лифтов работает один – только для послеоперационных. Лекарства покупаем по списку. Но я уже не пойму, что я испытываю больше – раздражение, что мы загремели в больницу или радость от того, что нам нашлось место в полных палатах. Врачи на какое-то замечание переговариваются: «Это вам не взрослая инфекционка, где люди рады местам на полу».

Конечно, в сравнении с "напольными" взрослыми, нам лучше в разы. И нас отправляют сдавать тест на корону. Это 1350 рублей. И снова, отматывая назад, я сержусь и на себя, и на ту чхающую учительницу без маски на всех уроках, с которой все началось в этой истории с госпитализацией.

Лекарства собираю по всему городу. Ситуация типичная – лекарств нет. Вначале я искала дешевле, потом уже просто искала то, что назначили. В аптеках пожимали плечами: все раскупили, ничего нет. И после десятой аптеки бодрой рысцой надо мной сжалились – есть аналог, с другим названием, но с таким же составом, соглашайтесь. Дешевле в два раза, хотя для моего бюджета все равно дорого. Да, дорого. Мы же говорим про обычную простуду, какие случаются по несколько в год, только с нашей мы дошли до больницы. И там по протоколу нам назначили все, и это все оказалось запредельно дорогим – какие-то атибиотики нового поколения, которые есть только в двух больницах города, сироп от кашля, которого нет в принципе просто потому что его нет без пояснений причин. И я ношусь со списком по всем аптекам, собирая свой пакет медикаментов, радуясь тому, что нас взяли в больницу и стараясь не подсчитывать, во что мне это вышло.

В семье приятелей ситуация хуже – отца забрали в инфекционку с подозрением на коронавирус. Забрали без сознания, в тяжелом состоянии. И они начали свой квест поиска медикаментов. Им хуже – тех, кто туда попадает, не проведать, с врачом не поговорить. И очень часто о состоянии больного узнают из извещения о его смерти. И поиск лекарств идет на часы и минуты, и там родственники готовы на все, чтобы собрать весь список и привезти его в кратчайшие сроки. Всеми правдами и неправдами лекарства заказывают в России, передают из Украины, что звучит как оправдание – умер не от недостатка лекарств, просто не успели спасти.

Лечение очень дорогое, на это есть деньги далеко не у всех. День в стационаре выходит в среднем в 2000 российских рублей, потраченных на медикаменты и все к ним. Да, кормят, но обычно именно вопрос еды в таких отделениях стоит на последнем месте.

Алгоритм госпитализации такой. «Скорая» приезжает по вызову, но больной даже со всеми признаками «короны» вправе отказаться от госпитализации, и никто ничего не сможет сделать в этой ситуации. С собой нужны стартовые хотя бы 5000 рублей на первые день-два. Больного везут в 1-ю больницу. Там он находится сутки, в палате, где и мужчины, и женщины вместе, пока не придет результат теста.

Половина больных обычно умирает еще до результата теста. Каталок не хватает, трупы складывают на полу. Живых сортируют – пневмония или коронавирус, и в зависимости от этого переводят в другие больницы или отделения. А дальше как ляжет карта: иммунитет, медикаменты, деньги, возраст.

Говорят, гробов сейчас катастрофически не хватает. И колотят их из чего не попадя.

А еще появился новый бизнес. Учитель приходит на дом к детям. Собирается группа детей и заказывает к себе домой своего же школьного учителя, который учит детей у них на дому, но уже за деньги. И всем от этого хорошо, и все молчат, потому что, как оказалось, лучше так, чем изолированно дома на самообучении.

И еще вопрос рециркуляторов не отпал как хвост ящерицы. Эта тема по-прежнему в тренде в родительских чатах. Вначале собирали деньги на их покупку, спекулируя тем, что рециркулятор даст возможность учиться очно. А после ровно такую же сумму стали собирать на установку рециркулятора, ссылаясь на то, что каникулы устанавливает не школа, а ЧСПК, а рециркулятор просто сохраняет здоровье детей.

И мы болеем в больнице, как богатые, - с рециркулятором…

Ольга Кучер, Луганск, для "ОстроВа"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: