Вверх

Вы когда-нибудь думали, куда деваются все "бывшие"?

Хотя, конечно, за суетой повседневности, куда уж думать о ком-то, если и на собственную жизнь не всегда хватает времени.

Бывшие спортсмены открывают свои школы или становятся тренерами, бывшие танцовщицы учат танцевать уже будущих танцовщиц, а вот какая судьба у бывших "военных" здесь, в "республике"?

В отличие от танцовщиц и спортсменов здесь не открыть частную военную школу, чтобы начать зарабатывать на жизнь.

Если бывший был местным, - это счастье. То есть, его дом здесь, и худо-бедно, но на кров себе ему не придётся зарабатывать. По местным, вполне лояльным, коммунальным, чтобы не отключили свет-воду нужно хотя бы создать видимость движения - заплатить какую-то минимальную сумму, и на на время тебя оставят в покое. То есть, по всем параметрам, дом в "республике" - спасает положение.

Обычно бывшие "рядовые" нанимаются, кем придётся. Их легко угадать по остаткам амуниции, которую они будут носить ещё десятилетиями - их трофеи со службы.

Хотя патруль за ношение формы без документов оштрафует и задержит до выяснения. Козырять погонами без удостоверения здесь уже нельзя. Точнее, допустимо только в День Пограничника, ВДВ или на 9-е Мая. Вероятно, есть ещё и День "республики", но он не чествуется так пышно и по-народному как вышеназванные, когда на памятник Дзержинскому надевают фуражку и возлагают цветы.

Да, нанимается низший военный чин после "службы" кем придётся. Обычно это подённый труд, как в древности. Вышел - заработал от 500 до 1000 рублей. Дерут за эти деньги обычно в три шеи. Чаще всего наняться с таким профитом можно на оптовые рынки грузчиками.

Выглядит это реальным рабством. Нацпредставитель восточной наружности проявляет единственную физическую активность, считая денежные купюры, все остальное делает наш "Иван" - грузит, носит, фасует, насыпает.

У каждого нерусского в помощниках свой "Иван", кто гнёт спину весь день, чтобы к вечеру едва дойти домой. Почти каждый грузчик в остатках "военной" формы, в чем очень легко угадывается недавнее прошлое. Многие, поработав так день-два, понимают, что дешевле сидеть дома, чем после перенесённых на пузе тонн овощей долго лечиться. Но здесь все зависит от мотивации и выносливости.

Идут в сезон помощниками укладчиков тротуарной плитки и установщиками еврозаборов, что тоже никак не назвать лёгким трудом. Идут туда, где оплата разовая, за каждый выход. Если есть платёжеспособные родственники за пределами «республики», живут за их счёт, охраняя оставленную здесь собственность, но это уже из области везения.

Здесь нужно указать на ещё одну занятную деталь, - местная "армия" как жернова. Помните, был эпизод в фильме с Софи Лорен, когда ее героиню изнасиловали, а она, озабоченная хлопотами о дочери, отряхнувшись, пошла дальше, будто ничего и не было. Вот так и с местной "армией" - один способен жить дальше, будто ничего не было, а другой на всю жизнь останется в тех окопах, с каждым собутыльником проговаривая это вечное "я им жизнь, здоровье, а они мне что?!"

Никакой психологической работы с уволившимися с войны нет. Пришёл в "армию" - это надо тебе, уволился – тоже твои хлопоты.

Хуже всего тем, кто оказался в "республике" волей случая. Кто оставил где-то в Славянске дом, семью, довоенную работу, и вернуться туда не может. Еще хуже, если за это время был утерян паспорт. Покидая тот же Славянск героями на БТРах и танках ("Вернёмся героями уже завтра" и "Отступление это всего лишь тактическая уловка"), каждый из них оказался заложником этой войны и своей уверенности в том, что она ненадолго.

Куда деваются все эти "бывшие"? Какая их судьба? Здесь поле для ненаписанных проектов и гуманитарных программ. Программ по восстановлению личности, документов, помощи пострадавшим. Очень распространено сейчас брать таких вот бывших без документов - в рабство. Нет, не то, сказочное, которым "одаривают" в Украине АТОшников. А реальное, "республиканское". Очень часто они оказываются без документов, жилья и средств к существованию. И подбирают их практически всех местные кланы корейцев, выращивающие здесь овощи и успешно торгующие местным фастфудом.

Забавно знать эту пирамиду изнутри. Снаружи это изумительная глянцевая картинка - милая молодая кореянка, которая красотой и лоском могла бы дать фору Аните Цой, торгует салатами в опрятном передничке. И так это все красиво, ароматно, чисто, вкусно, что мимо пройти невозможно.

А низ айсберга - грязные руки и ноги тех вчерашних вояк, кто живет и работает там же, где эти салаты режут. Производство на улице. Штат укомплектован сплошь бездомными. Неказистый частный дом в глубине частного сектора, единственная яркая особенность – мощная видеокамера на входе. То есть вам никто не откроет двери без предварительного согласования. И ни участковому, ни СЭС туда не попасть. Раз в день хозяева привозят овощи, а по утрам загружается машина с готовой продукцией. Выглядит это очень колоритно – явно пьющие, очень неопрятные люди грузят готовые салаты. Как и в каких условиях всё это производится – большой вопрос. Чаще всего производство находится во дворе, а само строение мало похоже на кухню дорого ресторана.

Есть ещё вариант работы в полях. Жизнь и время такого вот невыездного бывшего военного фактически меняется на хлеб и кров. За работу 24/7 ему предоставляют кров, горячее питание, сигареты и маленькую бутылку водки ежедневно. Дают ещё и деньги, но требуют тоже немало – выполнять любую работу и полное подчинение. Для кого-то такой вот вариант жизни - счастье, для кого-то - единственный выход.

Самое забавное в другом, - до событий 2014-го года в Луганской области успешно реализовывался проект противодействия торговли людьми, когда находили граждан без документов и восстанавливали их в правах. Сейчас мы не просто откатились в каменный век, мы вернули назад условия рабства и работу людей за еду, как единственный выход здесь выжить…

Ольга Кучер, Луганск, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: