Работа на отдачу: как работает малый групповой дом "Світанок", где воспитываются дети-переселенцы из Лисичанска

Когда собираешься писать о малом групповом доме, кажется, что ты будешь писать об уязвимых и травмированных детях, нуждающихся в защите и поддержке. Однако судьбы переселенок - сотрудниц Лисичанского малого группового дома "Світанок" вызвали у автора статьи едва ли не больше сочувствия, чем судьбы их воспитанников. Ведь дети все-таки живут с ощущением перспектив, с ощущением, что у них многое впереди.

Большинство коллектива заведения - переселенки. В основном, из Луганской области. Все они с семьями живут здесь же - в шелтере. По сути, шелтер и "Світанок" занимают корпуса бывшего детского лагеря "Дружба" на берегу Ингульца в сосновом лесу. Это довольно далеко собственно от села Войновка, хотя с административной точки зрения - в селе. По территории, огражденной забором, среди сосен гуляют фазаны и белки. И пахнет распаренными сосновыми шишками - как в Кременском лесу возле озер или в лесах Новопсковщины возле Айдара... И от этого тоска по родной Луганщине становится еще больше.

 

Работа спасает

"Работа меня спасает", - говорит директор заведения Наталья Козьменко. 

Работать в это заведение в Лисичанске, когда оно еще было приютом (дети находились здесь до 9 месяцев) Наталья пришла в прямом смысле по зову души с должности директора местной школы.

"Мой отец вырос в детском доме, а маму воспитывала мачеха... То есть, мама была практически сиротой при живом отце. Они много рассказывали мне о своем детстве... И мне всегда искренне хотелось помогать сиротам", - признается директор.

Она была единственной дочерью у своих родителей, и ее очень мучает то, что их могилы остались в Лисичанске. 

Единственный сын Натальи с первых дней стал на защиту Украины.

Полтора года (почти сразу после выезда из Лисичанска) Наталия была привлечена в ряды медицинского добровольческого батальона "Госпитальеры". Тем временем ее воспитанники находились в приюте во Львове. На момент эвакуации из Лисичанска, когда заведение еще было приютом, воспитанников здесь было 23. Впоследствии кто-то достиг совершеннолетия и погрузился в самостоятельную жизнь, кого-то устроили в семейные формы воспитания... И когда заведение реформировали в малый групповой дом и в марте 2024 года перевели в село Войновка Кировоградской области, в нем было, как писал "ОстроВ", трое детей. И Наталия вместе с частью коллектива вернулась к этой работе.

В общении с ней очень чувствуется, что ей болят боли ее воспитанников - больше чем собственные. Ей больно думать, что у всех этих детей есть родные мамы, и дети очень их любят - а мамам то ли они безразличны, то ли это еще как-то называется, но - дети "на вписались" в их образ жизни.

Директор вспоминает, что свою воспитанницу Ульяну (ей сейчас 13) впервые увидела еще совсем маленькой, когда работала в школе. Девочка стояла у очереди в столовой и просила купить ей булочку. И пани Наталья это делала. А когда пришла работать в приют, увидела ее среди воспитанников вместе с младшим братом - проживание детей в семье стало невозможным.

Говорит, что переезд из Лисичанска стал для детей болезненным в первую очередь из-за того, что лишил их возможности видеться с мамами.

А сами дети просят с ними о мамах не говорить.

 

Вероника, Вадим, Ульяна и Дмитрий

Итак, сейчас в "Світанке" четверо воспитанников - 16-летняя Вероника, 13-летняя Ульяна и ее родной 11-летний брат Вадим и 3-летний Дмитрий.

Если старшие тоскуют по мамам, то Дмитрий просто не знает, что она у него есть.

Трехлетний Дмитрий, как сообщал "ОстроВ", поселился в "Світанке" последним - в начале мая. Опуская подробности с тем, как мальчику оформляли статус ребенка, лишенного родительской опеки, отметим: после эвакуации из Лисичанска он жил во Львове при ЛОР-отделении больницы, и по достижению трехлетнего возраста оказался в "Світанке".

 

"Когда его к нам привезли, он не разговаривал", - с болью рассказывают сотрудники учреждения.

Звучит ужасно, но - он не разговаривал, во-первых, потому что с ним в больнице НЕ РАЗГОВАРИВАЛИ. А во-вторых - потому что у него в ухе была пробка. И в ЛОР-отделении этого не заметили!

"Когда мы отвезли его уже здесь в больницу и ему "вымыли" пробку, Дмитрий даже рассматривать вокруг себя иначе начал, новые звуки впервые услышал", - говорит одна из воспитательниц "Світанка".

Дмитрия обследовали, поставили диагноз - у мальчика задержка развития. Впереди у него томография и другие обследования, для чего надо ездить в Александрию или Кропивницкий.

Сейчас Дмитрий уже научился говорить - не идеально, но для его возраста и с учетом обстоятельств вполне вменяемо. По крайней мере, с другими детьми и сотрудниками легко находит общий язык.  Дмитрий здесь максимально, как говорится, залюблен - как самого маленького его все стараются развлечь, поносить на ручках... Он ходит в детский сад в селе Войновка и за месяц неплохо социализировался.

В целом малый групповой дом рассчитан на 10 детей, то есть "Рассвет" может принять еще шестерых. А может, и семерых - Вероника в этом году закончила 9 класс и планирует ехать во Львов получать профессию повара-кулинара. За тот период, что дети из Лисичанска жили во Львове, она успела найти там друзей и настроена вполне оптимистично. Правда, коллектив заведения грустит по этому поводу. Слишком уж мало девушка прожила спокойной жизнью здесь, в "Світанке" - всего несколько месяцев... И снова - перемены, переезд.

"Безусловно, мы не можем отговаривать Веронику ехать на учебу, это ее выбор... Но говорим: ты всегда можешь сюда вернуться, мы тебя будем ждать", - рассказывает Наталия Козьменко.

 

"Эта сфера держится на энтузиастах"

"Проблема в том, что в нашем обществе очень мало уделяем внимания специалистам, которые обеспечивают потребности таким уязвимым детям", - говорит правозащитница, председатель БФ "Голоса детей" Елена Розвадовская.

По ее словам, у социальных работников и в целом, вне реалий войны, есть риск к выгоранию, потому что такая работа требует задействовать много личного ресурса. А на фоне выгорания страдает качество работы.

"И этот ресурс постоянно надо иметь внутри себя. А когда на это накладывается и личная травма, которую имеют переселенцы, ты работаешь на отдачу. Это все очень тяжелые испытания - потеря дома, переезд, постоянно неудовлетворенные собственные потребности", - говорит Розвадовская.

Она лично знает большую часть коллектива "Світанка", еще до полномасштабного вторжения в снимала о нем фильм "Будинок зі скалок" Лисичанске, когда заведение еще работало как приют.

Елена подчеркивает, что социальная сфера вообще держится на энтузиастах. 

"Вопрос даже не в денежном обеспечении... Работникам этой сферы нужны простое признание, благодарность", - замечает она по поводу того, чем можно помочь людям, которые работают так, как описанный нами коллектив, да еще и являются переселенцами.

А вот сами сотрудницы "Світанка", кстати, отказались говорить для публикации, в какой помощи или поддержке они нуждаются. Отказались потому, что чувствуют это как слишком личные травмы.

Ранее "ОстроВ" писал о том, как Украина продолжает нарабатывать опыт психологической поддержки раненых и тех, кто вернулся из плена.

Статьи

Донецк
19.07.2024
10:20

Дончан не пускают домой. Донецкий дневник

...С октября прошлого года попасть домой людям с донецкой пропиской и украинским паспортом – это как выиграть в лотерею. Повезет – не повезет.
Страна
18.07.2024
10:37

Развод, не выходя из дома. Как  расторгнуть брак на расстоянии

Судебная реформа упростила эту процедуру для граждан. Сейчас можно развестись или получить другие судебные услуги, не выходя из дома, через сервис «Электронный суд».
Мир
17.07.2024
10:29

«Они будут пытаться опять водить нас за нос». Российские СМИ об Украине

Он, во-первых, старается остановить стремительное падение Европы в пропасть и, во-вторых, последовательно отстаивает национальные интересы своей страны, добиваясь территориальной автономии для венгров Закарпатской Украины
Все статьи