Олег Жданов: Северодонецк выполнил свою задачу. Мы измотали противника и нанесли ему огромные потери

Обстановка на фронте меняется очень быстро. Российская армия продолжает активно наступать на Донбассе и уже оккупировала почти всю территорию Луганской области. Главная новость последних дней или даже недель — это выход украинских войск из Северодонецка. Вместе с этим ВСУ уже начали контрнаступательные действия на юге Украины и продвинулись более чем на 10 км в сторону Мелитополя.

Военный эксперт, полковник запаса, бывший сотрудник главного оперативного управления Генштаба (2003-2006 гг) Олег Жданов в интервью "ОстроВу" рассказал о выходе ВСУ из Северодонецка, почему РФ сейчас выгодны переговоры и когда могут завершиться активные боевые действия.

Ситуация на Донбассе

- Вы неоднократно заявляли, что ВСУ смогут удержать Северодонецк и Лисичанск. Сейчас украинские войска оставляют свои позиции в Северодонецке. Почему так получилось?

- Я говорил о том, что отход от Северодонецка возможен, и нужно смотреть на реакцию Генерального штаба Украины, насколько будет выгодно удержание этого города. На сегодняшний день Северодонецк выполнил свою задачу, мы измотали противника и нанесли им огромные потери. Я бы прировнял там потери российских войск с теми, которые они понесли Мариуполе.

Благодаря мужественной защите Северодонецка Россия исчерпала наступательный потенциал, и сегодня мы можем говорить, что максимум неделя – и у них встанет вопрос резервов. Просто некому будет идти в наступление.

- Но мы оставляем часть территории…

- Да, мы оставляем часть территории, но мы отводим армию, которая сохраняет боеспособность и управляемость и которая потом может вернуться, чтобы освободить тот же Северодонецк.

- Россияне говорят, что за прошедшую неделю они взяли 11 населенных пунктов на Луганщине, включая Горское и Золотое. Они это называют большим успехом. Вы с этим согласны?

- Я бы не сказал, что они их взяли за одну неделю. Россияне бились там шесть недель, а потом мы приняли решение отойти. Если для российской армии это является успехом, то так можно сформулировать. Золотое и Горское вообще держались с первого дня войны, то есть более 4 месяцев. И сегодня, когда мы приняли решение их оставить, россияне называют это успехом.

- Насколько для Украины критичны эти потери в стратегическом плане?

- Абсолютно не критичны. В самом начале было предположение, что мы можем оставить Северодонецк и Лисичанск. Нам, безусловно, больно оставлять наши территории.

Мы отвыкли от ужаса войны. Я хочу напомнить, что в первую неделю полномасштабного вторжения мы потеряли часть Киевской, Черниговской, Житомирской, Сумской, Харьковской областей. И когда мы отступали тогда, то это была оборона. А сейчас мы оставляем несколько населенных пунктов и превращаем это в трагедию… Мы забыли о масштабах войны.

У нас есть успехи на запорожском, херсонском, криворожском направлениях. Там уже нет почти никакого движения российских войск на протяжении месяца. Они там не могут никуда двинуться, там для них тупик. Поэтому, я бы не стал из тактического успеха российской армии в Луганской области делать оперативную трагедию Вооруженных сил Украины.

- Российские СМИ заявили о "разгроме украинской группировки в Горском котле", публикуют кадры о пленных украинских военных. Это действительно был "котел"?

- Это фантазии. То же Министерство обороны РФ подтвердило, что только 41 военнослужащий Украины попал в плен в результате этой "супероперации". Мы вышли организованно. Россияне даже не поняли, как так произошло, что группировка войск просто исчезла у них под носом. Что же касается 41 пленного украинского военного, то это война, без потерь и плена, к сожалению, не бывает.

- Возможно ли окружение и котел для ВСУ на Луганщине?

- Эта угроза как была, так и остается. Но на сегодняшний день я оцениваю такую вероятность как низкую. Что бы они ни делали, они не могут подвинуть фронт от Попасной в направлении Северска, мы их постоянно отбрасываем. Россияне не могут перекрыть трассу Лисичанск-Бахмут, мы их там отбиваем. И пока этот рубеж они не прошли, угроза окружения минимальная.

- На ваш взгляд, удастся ли россиянам оккупировать всю территорию Луганской области?

- Я не исключаю того, что россияне смогут оккупировать всю Луганскую область. Из опорных пунктов там остался только один город Лисичанск, больше зацепиться не за что. Что же касается Донецкой области, то я глубоко сомневаюсь, что россияне смогут ее захватить в административных границах.

Возможный захват Луганской области — это последний рывок российской армии в попытках проведения наступательных действий.

- Почему это так важно для путина?

- Для путина это является политической целью. Он сам обрисовал "освобождение" этих областей главной целью "спецоперации".

- Для Украины принципиально удержать хоть кусочек Луганской области?

- Для нас важно удержать любую нашу территорию. С точки зрения военной кампании, это не так принципиально. С точки зрения политики – желательно было бы удержать Лисичанск под нашим контролем. Но вот будет ли это целесообразно - вопрос, ведь мы считаемся с потерями, мы бережем армию. Мы могли бы стоять там, как в 1941 году, но тогда была бы сумасшедшая цена.

Если мы сейчас не сохраним армию, то уже ничего не освободим. А сохранив армию, у нас будет возможность провести контрнаступление. Не сегодня, то завтра. Оружие идет, армия перевооружается, и наши шансы на контрнаступательную операцию понемногу растут.

- Как вы оцениваете ситуацию в Донецкой области?

- В Донецкой области ситуация более стабильная, чем в Луганской. Там у россиян с продвижением очень плохо. Часть Донецкой области до сих пор держится на позициях линии разграничения по Минским договоренностям – россияне там не продвинулись ни на миллиметр. Со стороны севера (Изюма) они пытаются наступать, но и там нет успехов.

Мы стоим там твердо в обороне, удерживаем рубежи и потихоньку перемалываем Вооруженные силы России.

- Если российским войскам удастся захватить всю территорию Луганской области, то все эти силы будут переброшены в Донецкую?

- Конечно. Но я бы обратил внимание на одну особенность: не все те силы, а то, что от них останется. Возможно, они попытаются бросить остатки сил на Донецкую область, но я думаю, что на тот момент у них нечего будет бросать.

Им нужна оперативная пауза для создания новых резервов. Им нечем воевать на сегодняшний день. Дай бог им оборону удержать. Как только они остановятся, мы начнем контрнаступательные действия. Это последнее издыхание, которое они собрали вокруг Северодонецка и Лисичанска, а что дальше?

Именно поэтому сегодня со всех щелей полезли лоббисты РФ, которые рассказывает о готовности российской стороны к переговорам.

- Какой смысл путину идти на переговоры, если не выполнена даже главная цель "освобождение" всего Донбасс?

- Речь не в смысле, а в обстоятельствах. Прибегнуть к переговорам их принуждает ситуация на фронте. Им нечем воевать. Россияне столкнулись с тем, что не могут снимать технику с хранения. Даже от этой идеи уже отказываются.

- Почему?

- Она технически оказалась металлоломом. Им надо запускать промышленность, чтобы приводить эту технику в порядок. Сейчас они кинулись обратно в воинские части и пытаются вытащить третьи батальоны, на базе которых создавать батальонно-тактические группы. Но там такой же металлолом. Они не знают, где брать такое количество техники, чтобы формировать новые батальонно-тактические группы.

- А что с личным составом?

- Они полностью просели с личным составом и мобилизацией. В Генеральном штабе РФ прекрасно понимают, что единственная пехота, которая еще может воевать, это наемники. Они даже пытаются сформировать новую танковую армию, которая будет укомплектовываться наемниками, заключившими контракты с частными компаниями. В РФ это единственная мотивированная категория людей, которая способна воевать и держать фронт. Они планируют закончить формирование этой армии только к середине августа.

- И переговоры им нужны для оперативной паузы и накопления сил?

- Да, чтобы потянуть время. Поэтому они готовы говорить о прекращении огня и садиться за стол переговоров.

- Что нам сейчас не очень выгодно.

- Именно. Сейчас мы не готовы садиться за стол переговоров, потому что вот-вот, и чаша весов начнет склоняться на нашу сторону.

- Какие ваши прогнозы относительно дальнейшего развития ситуации на Донбассе?

- Я думаю, что на Донбассе, как и на всех остальных направлениях, россияне в ближайшее время перейдут к обороне. Это не их "хотелки". Они будут вынуждены это сделать, чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию. Хотя оборона для них – это начало поражения. Пока россияне наступают, у них есть стимулы и смыслы. Как только они садятся в оборону, бойцы начинают задавать вопросы: "Что мы тут делаем?". И фронт начинает просаживаться.

Если в середине мая россияне заводили в Украину по несколько батальонно-тактических групп, то сегодня им некого заводить. Больше не приезжают слаженные, хорошо управляемые, боеспособные БТГ. Они сейчас просто восполняют потери, заводя новых людей и вооружая их автоматами. Это говорит о том, что в стране катастрофически не хватает военного ресурса.

- Но нельзя забывать про их преимущество в тяжелом вооружении.

- Да, совершенно верно. У них есть численное преимущество в отношении огневого поражения. Но не в качестве. Российская артиллерия начинает более-менее прицельно стрелять, когда им удается отправить беспилотник и точно определить координаты наших позиций. А во всех остальных случаях артиллерия "ложит" по площадям, то есть они берут кусок какого-то участка и просто его лупят.

Кстати, такой безрассудный и большой расход боеприпасов у них уже ограничивается. Они испытывают дефицит в подвозе боеприпасов, так как просаживается логистика. К тому же, у них наблюдается огромный износ артиллерии. Есть случаи, когда разрываются стволы из-за превышения норм износа.

Контрнаступление

- Давайте поговорим об участившихся заявлениях некоторых чиновников и экспертов о контрнаступлении на юге Украины. Некоторые из них говорят чуть ли не о ВСУ на улицах Херсона. Насколько это реалистично? Что там происходит?

- Очень плохо, что у нас некоторые лица позволяют делать какие-то заявления без более-менее официального источника. На херсонском направлении мы проводим контрнаступательные действия по нескольким направлениям с целью улучшить наши позиции и создать плацдарм для будущего контрнаступления.

Никакого контрнаступления под Херсоном нет.

- А где находятся наши войска?

- Скажем так, согласно полуофициальной информации, украинские войска находятся в 15-17 км от Херсона. Да, город уже видно в бинокль, но где конкретно там наши позиции – информации нет вообще. Но там есть успех и отдельные контрнаступательные действия. Это пока все, что можно сказать.

- Что в целом вы можете сказать о контрнаступлении?

- Оно привязано к поставкам вооружения. На сегодняшний день, согласно заявлениям Валерия Залужного, речь о контрнаступлении не идет. Нам надо успешно закончить оборонительную операцию, которая сейчас идет в Донецкой и Луганской областях.

Как только российский наступательный потенциал закончится, и они перейдут к обороне по всем направлениям, вот тогда начнется позиционная война, которая будет предшествовать нашему контрнаступлению.

- Почему, когда говорят о контрнаступлении, чаще всего имеют в виду юг Украины? Возможно ли контрнаступление на Донбассе?

- Это самообман. Люди думают, что раз на Донбассе сейчас ведутся активные боевые действия и там тяжелая ситуация, то о каком контрнаступлении может идти речь. А на юге ситуация поспокойнее, поэтому там контрнаступление якобы более реалистично. Именно поэтому и создается такая картина. На Донбассе контрнаступление также возможно, когда россияне передут там к обороне и начнут лопатами рыть окопы, как под Херсоном.

- Если путин займет Донбасс и присоединит его к РФ, насколько сложно и реально тогда будет его освобождать?

- А что это меняет? Это не меняет абсолютно ничего. Это "присоединение" ничего не меняет. Зато незаконная аннексия территории очень сильно ускорит седьмой пакет санкций против РФ, а это эмбарго на газ.

"Референдум" по Херсону они отложили аж на сентябрь. Они иногда вспоминают эту тему, пытаясь зондировать почву на предмет реакции со стороны Запада. Но Запад не промолчит. Он настроен категорично на максимальное ослабление России.

- Белорусская армия может вступить в войну против Украины?

- Я оцениваю такую вероятность 50 на 50. И я больше склоняюсь к тому, что Лукашенко постарается пропетлять и не вступить в эту войну. Для него это будет равно политической смерти, вплоть до физического устранения. Антивоенные настроения в белорусском обществе растут с каждым днем.

А вот российская армия продолжит ракетные удары по Украине с территории Беларуси.

- Насколько для нас критично вступление Беларуси в войну?

- Это просто еще одна проблема, но никакой критичности я в этом не вижу. Ситуация в белорусской армии может резко измениться после первого боевого столкновения, первой крови и первых потерь. Мы уже с боевым опытом, а Беларусь никогда не воевала. Они видели кровь и трупы только когда грузили российских солдат. Белорусская армия была привлечена для обеспечения действий российской армии во время войны. Они перегружали раненых и убитых, отмывали российскую технику от крови и останков.

- Ваши прогнозы на ближайшие месяцы?

- В ближайшие месяцы будет позиционная война. Плюс массированные атаки России по принуждению нас к переговорному процессу.

- Начальник ГУР Кирилл Буданов заявил, что переломный момент в войне произойдет в августе, а к концу года боевые действия снизятся практически до нуля. Вы с этим согласны?

- В принципе, с этим можно согласиться. Но прогноз – это вообще дело неблагодарное. Я всегда привязываю свои прогнозы к поступлению вооружения. Как только мы получим в больших объемах вооружение и у нас появится возможность формировать фактически новую армию, тогда можем говорить о сроках проведения контрнаступательной операции и завершения горячей фазы войны.

Единственное, что я могу сказать уверенно, война продлится месяцы, но не годы.

- Звучит оптимистично.

- Я это все стараюсь обосновывать. Вы поймите, что Россия не готовилась к этой войне. Она не готова воевать на изнурение. Она может это делать лишь несколько месяцев. Больше, чем мы, изнуряется только Россия. Украина постоянно получает военно-техническую помощь, а запасы РФ даже не обеспечивают ей возможность ведения долгосрочной войны.

- Мобилизация в РФ может переломить ситуацию?

- Мобилизация в РФ будет катастрофой для российской власти. Они стали заложниками собственной пропаганды. Россияне рассказывают, как за последнюю неделю уничтожили тысячу самолетов в Украине. Эта мощнейшая пропагандистская машина создала в российском обществе иллюзию победы. Они уже вот-вот победят, завтра чуть ли не Берлин падет.

А теперь представьте, как выходит путин и объявляет мобилизацию. У россиян, которые свято верят в победу, произойдет разрыв шаблонов. А таких там почти 80%. Это будет социальный взрыв. Обыватели уже задают вопросы властям, почему четыре месяца длится так называемая специальная операция.

"Похоронок" идет все больше, раненые военные стали выписываться из госпиталей, возвращаться домой и рассказывать, что происходит на самом деле. И даже в депрессивных регионах начинают понимать, что это не просто специальная операция, а это кровавая война, что Украина сражается за свою территорию и наносит существенный урон. А сарафанное радио, которое распространяется со скоростью света, никто не может победить.

Беседовал Владислав Булатчик, "ОстроВ"

Статьи

Луганск
29.05.2024
10:47

Луганский дневник. Бесстыдница

Есть те, кто умудряется заочно оформлять украинские пенсии и заново пересчитывать российские за 6000 рублей независимо от результата. На спрос найдётся предложение.
Мир
28.05.2024
08:27

«Если Путин захочет вернуть Януковича на царство, всё возможно». Российские СМИ об Украине

Всем известно, что срок его легитимности, как президента, не истёк, а был прерван государственным переворотом на Украине. Появление Януковича в разгар переговоров Путина и Лукашенко не смогли проигнорировать даже украинские политики, которые начали...
Донбасс
26.05.2024
18:29

Ближе чем на 100 метров к границе с Россией приближаться запрещено. Обзор СМИ оккупированного Донбасса

На минувшей неделе СМИ оккупированного Донбасса иногда с гордостью, иногда с намеком на сожаление признавали, что аннексированные территории "ДНР/ЛНР", которые РФ вопреки международному праву почему-то называет "полноправными субъектами Федерации",...
Все статьи