"Это также наша война, хотим мы того или нет". Западные медиа об Украине

Вторая годовщина полномасштабного вторжения России в Украину и отступление украинских вооруженных сил от Авдеевки были главными "украинскими" темами западных медиа в течение недели. В многочисленных текстах говорилось о "двух годах войны в Украине", и лишь несколько авторов уместно подчеркнули, что война в Украине идет уже десять лет. О десятой годовщине победы Революции достоинства 20 февраля, после которой Россия собственно и начала войну, хоть и вспоминали, конечно, но значительно меньше, чем о нападении России 24 февраля 2024 года.

Поэтому, например, корреспонденту Le Monde  пришлось напоминать публике и о Революции достоинства, и об аннексии Россией Крыма, и о боевых действиях на востоке Украины. Он отметил, что и президент России Владимир Путин считает началом войны в Украине события в Донецкой области в 2014 году, которые Москва разжигала с помощью своих телеканалов, агентов и солдат: "Владимир Путин продолжает утверждать, что "спецоперация", начатая в 2022 году, имеет целью "завершить войну". За пределами этой отправной точки видение конфликта в этом регионе на востоке Украины расходится. Революция на Майдане и смена власти в Киеве действительно спровоцировали недоверие среди части населения Донбасса (в основном олигархов и маргинальных слоев общества) и создали благоприятную почву для восстания. Иными словами, утверждать, что в регионе была "гражданская война", как это делает Москва, не совсем неверно, но неверно сводить события 2014 года к этому".

"Замороженным конфликт так и не стал, но интенсивность боевых действий продолжала снижаться, среди прочего, благодаря двум мирным соглашениям, которые были подписаны в Минске в 2014 и 2015 годах. Поэтому количество гражданских лиц, погибших в результате обстрелов в 2021 году, составляет 19. Это не помешало Москве с момента вторжения ссылаться на продолжающийся геноцид, а также, среди других надуманных причин, на неизбежное нападение со стороны Украины, желание Киева получить ядерное оружие, установку американских бактериологических лабораторий... Вторжение, или полномасштабная война, начатая 24 февраля 2022 года, является лишь преобразованием гибридной агрессии, развязанной Москвой десятью годами ранее", – написали в Le Monde.

Именно в контексте войны России в Украине много писали также, как ни странно, о смерти в российской тюрьме Алексея Навального, которого на Западе считали главным оппонентом Путина, а в Украине – хоть и не путинистом, но империалистом, который радовался российской войне в Грузии в 2008 году и высказывался против возвращения Украине Крыма. Тем не менее, его смерть связали с судьбой Украины, которая сейчас противостоит России один на один и теряет поддержку союзников в этой борьбе. То есть, создавалось впечатление, что и возможность перемен в России некоторые западные обозреватели теперь связывают с событиями в Украине: в самой России полагаться больше не на кого.

Но и положение дел в Украине оценивали преимущественно с грустью и пессимизмом. Факт, что потеря украинскими вооруженными силами Авдеевки совпала с годовщиной Майдана и полномасштабного вторжения, выглядел как лучшая иллюстрация этого худшего за два года положения страны, как его оценили некоторые. В The Wall Street Journal, в частности, отметили, что "по мере того, как Украина истощает свою противовоздушную оборону, она все чаще будет вынуждена выбирать между защитой войск на фронте и защитой городов от атак российских ракет и беспилотников. Решимость украинцев сопротивляться российскому порабощению – это единственный ресурс, который остается в достатке. Для победы этого будет недостаточно".

Но в другом тексте The Wall Street Journal  говорилось о еще не утраченной возможности позитивного развития событий: "Если Украина сможет вести разумную оборонительную битву, истощая российские силы и одновременно восстанавливая свои собственные, она сможет начать новое контрнаступление на ослабленного противника в 2025 году. Недавнее исследование, проведенное лондонским аналитическим центром Royal United Services Institute, показало, что российские силы, вероятно, достигнут своего пика в конце этого года, а затем в 2025 году все больше будут испытывать недостаток боеприпасов и бронетехники".

"Западные чиновники говорят, что Путин не отказался от своих максималистских целей покорения Украины, но не имеет генерального плана и вместо этого делает ставку на то, что победят российская живая сила и техника, – говорилось далее в тексте WSJ. – Чиновники отмечают, что российское внутреннее производство боеприпасов недостаточно для удовлетворения потребностей тяжелого затяжного конфликта. Западные санкции вызывают задержки и увеличивают расходы российской промышленности, влияя как на качество новых систем, так и на способность ремонтировать поврежденные, говорят они. Это делает Россию все более зависимой от союзников, которые предоставляют ей оборудование для поддержки военных усилий. Существует одно непредсказуемое обстоятельство: поступит ли дополнительная поддержка со стороны США, которую заблокировали республиканцы в Конгрессе".

Несколько влиятельных колумнистов высказались за поставки Украине ракет большой дальности. В частности, бывшие политики, а скйчас соучредители немецкого аналитического центра Zentrum Liberale Moderne в колонке для Der Spiegel упрекнули Германию и ее нынешнее руководство за длительные колебания относительно военной помощи Украине и позицию с начала вторжения, которую можно было интерпретировать как предоставление помощи только в той мере, чтобы Украина выстояла, но не победила – чтобы принудить стороны к переговорам, и чтобы не провоцировать Путина, хотя тот на самом деле давно ведет войну против Запада. Это привело к тому, что Украина не смогла продолжить свои победы в 2022 году, поэтому российские войска получили драгоценное время и вдохновение на укрепление их позиций на оккупированных территориях, говорилрсь в колонке.

Авторы текста отметили, что опции "не выиграть и не проиграть" войну для Украины не существует – она может только или выиграть, или проиграть, и Европа должна позаботиться о том, чтобы она выиграла, не полагаясь больше на Соединенные Штаты, приложив больше усилий для предоставления Украине оружия и боеприпасов, в том числе немецких ракет большой дальности Taurus, которыми украинские вооруженные силы могли бы разрушить Керченский мост. "Мы парализуем себя, беспокоясь о "красных линиях" Путина, вместо того, чтобы противостоять ему с максимальной силой", – подчеркнули авторы колонки. Они указали на историческую ответственность немцев перед украинцами, напомнив о страшных преступлениях нацистских оккупантов, строительстве трубопроводов "Северного потока", давних отказах предоставить Украине оружие и четкие перспективы членства в НАТО и ЕС. "Это также наша война, хотим мы того или нет", – написали они.

"Ситуация была хаотичной и плохо спланированной"

Отступление украинских вооруженных сил от Авдеевки, кажется, стало неожиданностью для всех – и для западных обозревателей, и для местных жителей, и для россиян, и для самих вооруженных сил. The New York Times  рассказали о том, что ему предшествовало и что его, вероятно, вызвало.

"Невероятно, но, по данным городской администрации и полиции, в городе оставалось более 900 гражданских лиц – из довоенного населения в 30 тысяч, – которые жили в подземельях и выживали за счет еды и поставок от работников гуманитарных организаций, – отметили американские журналисты. – После вывода украинских войск их судьба неизвестна. "Я не мог ни с кем связаться в течение последних двух дней", – сказал Игорь Фир, механик на коксохимическом заводе до его уничтожения, который регулярно рисковал своей жизнью, чтобы доставить еду, воду и медикаменты гражданскому населению, которое все еще проживает в Авдеевке и окружающих селах. Последние сообщения, которые он получал, были от людей, которые отчаянно пытались убежать, но не могли передвигаться под постоянными обстрелами. По его словам, те, кто выжил в городе, скорее всего, оказались в затруднительном положении. "У них нет возможности выбраться, – сказал он по телефону в субботу. – Дорогу обстреливают". В интервью на прошлой неделе Фир назвал условия в Авдеевке "просто ужасными" и показал видео и фото разрушений, сделанные во время его последней поездки в город в этом месяце. "Повсюду руины, – сказал он. – Нет ни одного дома, который бы остался нетронутым"".

"Виталий Барабаш, глава Авдеевской военной администрации, сказал, что многоэтажные здания "падают, как карточные домики", добавив: "Очень часто люди остаются под завалами, и, к сожалению, мы не можем до них добраться", – процитировали в NYT. – Ранее в этом месяце он подсчитал, что в этом году в пределах города было сброшено не менее 800 управляемых бомб, каждая весом от 550 до 3300 фунтов. Его утверждение невозможно подтвердить независимым образом, но британская разведка сообщила, что только за четыре недели российские военные самолеты сбросили на Авдеевку около 600 управляемых бомб, причем 50 из них были зафиксированы за один день. Российская тактика в Авдеевке была "хрестоматийной карательной кампанией, как те, что они организовывали в Чечне, Сирии, Украине и даже Афганистане", сказал Сет Г. Джонс, военный аналитик Center for Strategic and International Studies. "Она призвана, – сказал он, – повысить социальные издержки общества на продолжение сопротивления и заставить противника и его население сдаться"".

"Достоверных данных о количестве погибших от бомбардировок солдат и гражданских лиц нет. Фир поделился фотографиями руин супермаркета, в который на прошлой неделе попала бомба, когда 15 человек прятались в подвале. По его словам, по меньшей мере 10 из них погибли и остались погребенными под завалами. "Человек идет спать и не просыпается", – сказал он, когда ехал, чтобы привезти еду и воду беженцам в село, расположенное примерно в трех милях от Авдеевки. Когда россияне продвигались на север и запад, они сравняли с землей и это село. По меньшей мере половина домов, где нашли приют беженцы, была разбомблена".

В Украине многие считают, что люди, которые остаются в зоне боевых действий, – это те, кто мечтают жить под властью России, но это преимущественно не так. Остаются в основном старики, самая большая ценность которых – их дом и могилы их родных и близких, которым часто не к кому ехать, и нет средств даже на аренду жилья при мизерных пенсиях, и которые считают, что на более безопасных территориях на них будут смотреть только как на обузу. О таких рассказали и в The New York Times: "87-летний Виктор Гридин, который помогал строить коксохимический завод, который долгое время был экономическим двигателем Авдеевки, отказался уезжать, даже когда его мир горел вокруг него. Соседка, 52-летняя Татьяна, переехала к нему, чтобы заботиться о нем. На Рождество в их доме взорвалась бомба. "Я был весь в крови, – сказал Виктор в интервью в больнице, где он выздоравливал, – а ее кровь текла рекой". Татьяне разорвало ногу, а ему пуля пробила руку. Все же он смог вытащить ее в безопасное место. Она выздоравливала в палате с семью другими тяжело ранеными женщинами. Они были живы, но их жизни были разрушены. "На старости лет я остался ни с чем", – сказал Виктор".

Еще одна героиня текста, 50-летняя женщина по имени Виктория, чей муж погиб в Авдеевке от обстрела, не хотела ехать именно из-за его могилы и могилы других близких в городе, сказала она журналистам. "Даже после двух лет непостижимого насилия Виктория не была готова к последней попытке России уничтожить ее город. По ее словам, жителей улицы Чернышевского, у въезда в город, "бомбили так сильно, что люди просто заворачивались в белые простыни" и ходили по улицам, надеясь найти волонтера, который бы их вывез. "Люди умирали там каждый день, – сказала она. – Там не было ничего, чтобы спастись, ни подвала, ничего". "Я поняла, что если не уеду, – сказала она, – то просто сойду с ума". Она была одной из последних, кто выехал из Авдеевки 2 февраля, до того, как эвакуация стала невозможной".

О том, что отступление было поспешным и хаотичным, написали в The Washingtom Post, но в издании привели такое количество украинских военных, попавших в плен, которое не подтверждают никакие другие источники – ни украинские чиновники в своих публичных заявлениях, ни другие журналисты. При отсутствии подтверждений, "ОстроВ" не будет их приводить, тем более, что, как видно из текста, они основываются исключительно на предположениях – по-другому пока невозможно. Факт, что некоторые украинские военнослужащие не смогли выйти из Авдеевки. В тексте отмечалось, что "в заявлении 110-й бригады говорится, что постоянные атаки российской авиации, артиллерии и беспилотников сделали невозможным "эвакуацию нескольких тяжелораненых и погибших военнослужащих". После того, как российские войска окружили часть военных, Украина пыталась связаться с Россией через посредников, чтобы попросить оказать медицинскую помощь раненым и взять их в плен. В бригаде заявили, что Россия согласилась, но позже опубликовала видео, на котором видно, что трое солдат уже мертвы. Украина отдельно подтвердила, что двух других раненых солдат также убили, сообщили в бригаде, информацию о шестом все еще ищут".

"Другие украинские военные, которым были известны подробности последних недель боев в Авдеевке и быстрого выхода украинских войск из города, говорят, что ситуация была хаотичной и плохо спланированной, – писали далее в The Washington Post. – Эти свидетельства указывают на то, что отступление по приказу генерал-полковника Александра Сырского, которого Зеленский назначил в этом месяце главнокомандующим Вооруженных сил Украины, было мрачной и опасной операцией и вряд ли упорядоченным отступлением на "более выгодные позиции", как утверждали украинские военные чиновники в то время. Один солдат, который говорил на условиях анонимности, поскольку не был уполномочен обсуждать ситуацию, сказал, что некоторым войскам было приказано "занять позиции, которые уже были либо потеряны, либо разрушены". Постоянные российские атаки сделали эту задачу невозможной, поскольку российские войска превосходили украинские в соотношении 7 к 1. Россия постоянно бомбила этот район, выпуская до 60 управляемых авиационных бомб в день, которые Украина не могла отбить из-за отсутствия противовоздушной обороны".

"41-летний Сергей, командир взвода 53-й бригады, который говорил при условии, что его фамилия не будет названа, согласно военным правилам, рассказал, что выехал из Авдеевки на выходных. По его словам, всем бойцам его батальона удалось выйти из города, но он понимает, что другие "застряли". Если отступление из города вообще планировалось, то, по словам командира взвода, "оно было спланировано очень плохо", – процитировали в американском издании – По словам Сергея, когда прибыли резервные войска, последняя дорога для эвакуации из города была почти отрезана. В выходные он помогал эвакуировать пилотов из этого района в 5 или 6 утра, а к 8 утра дорога, по которой они ехали, была уже под контролем россиян. Его войска планировали вернуться, но во время проливного дождя и быстрого продвижения русских, они получили приказ не возвращаться в город, даже вне дороги. Из-за сильного истощения, по словам командира, он не помнит, когда они выехали: в субботу или в воскресенье. Его взвод уже передислоцировался в окрестности города и сейчас воюет в "очень сложной ситуации", сказал он. Поспешное отступление и потеря Авдеевки "немного сломали ребят психологически", сказал Сергей. "Много управляемых авиабомб, много авиации. Честно говоря, большинство людей находятся в шоке от всего этого".

В еще одном тексте The New York Times  отмечалось, что россияне ведут агрессивное наступление также на некоторых других участках фронта, в частности, в Работино, – в одном из немногих населенных пунктов, которые украинским вооруженным силам невероятными усилиями удалось отбить в течение кровавого контрнаступления летом 2023 года.

"Другая сторона"

Прошедшие недели были очень насыщены культурными событиями, касающимися Украины. Например, в Нью-Йорке состоялась триумфальная премьера нового балета Алексея Ратманского, который вырос в Киеве и чьи родители, как отметили в The New York Times, до сих пор проживают в украинской столице. В медиа Ратманского называют "российским" балетмейстером, хотя несравненно большая часть его карьеры связана с Украиной, Канадой и США. В Нью-Йорке Ратманский поставил "Одиночество" по мотивам фотографии 2022 года, сделанной в Харькове, на которой потрясенный горем отец сидит над телом убитого обстрелом 13-летнего сына, держа его за руку.

В эти дни состоялось также несколько важных показов или премьер документальных фильмов об Украине и украинцах и войне. Речь снова шла о резонансных "20 днях в Мариуполе" Мстислава Чернова, который продолжает получать престижные международные премии и собирать залы зрителей за рубежом, а также о "Мирных людях" Оксаны Карпович, который состоит из перехваченных разговоров российских оккупантов с их родственниками, где те позитивно обсуждают военные преступления. Фильм Карпович показали на фестивале в Берлине.

The New York Times составили небольшой дайджест документальных фильмов о войне в Украине, в который включили, кроме фильма Чернова, "Донбасс" Сергея Лозницы, "Дом из осколков" Симона Леренга Вильмона, снятый в детском доме на Луганщине, и... "Навальный". Но поводом для публикации стала премьера еще одного документального фильма, "Радуга" Майкла Фиоре, об украинском ресторане в Нью-Йорке. Озвучивает историю "Радуги" известный актер Дэвид Духовны, который имеет украинско-польско-еврейские корни и давно поддерживает Украину.

Но были и другие документальные премьеры... В Британии выходит фильм Шона Лангана "Другая сторона" о войне в Украине таки с "другой стороны": в 2022 и 2023 годах режиссер несколько раз, с разрешения России, но не Украины (о котором он, по всей видимости, даже не спрашивал), ездил на оккупированные территории Донетчины и Луганщины, чтобы снимать местных коллаборантов и российских солдат, воюющих против Украины. Журналист, как водится в таких случаях на Западе, объяснял свою инициативу желанием выслушать всех участников конфликта. Впрочем, в тексте для The Times  он несколько раз пишет, как в разных ситуациях он боялся и таки не решался задавать вопросы, и как российские соглядатаи и телеканалы контролировали, что говорят простые солдаты. В частности, в тексте есть эпизод, где молодой солдат дает интервью российскому телеканалу "Россия 24", в котором оправдывает действия Украины в регионе, говорит о неприязни местных жителей к российским военным и зле, которое принесла туда война. Лангану пытаются помешать снимать это интервью, а в эфир российского телеканала оно попадает с исключением всей критики войны из уст солдата.

Чтобы никому не показалось мало, "Другая сторона" – не единственный случай попыток отбеливания "второй стороны". Несколько недель назад в Вене отменили запланированное выступление на музыкальном фестивале греческо-российского дирижера Теодора Курентзиса – прежде всего, благодаря позиции украинского дирижера Оксаны Лынив, которая сейчас работает в Австрии и которую пригласили выступать на том же фестивале.

Как рассказали в The New York Times, "Курентзис, маэстро, который родился в Греции и учился в России, и руководство которого российским ансамблем MusicAeterna сделало его одним из величайших дирижеров мира, оказался в центре дискуссии из-за своих отношений с банком ВТБ, российским государственным учреждением, находящимся под санкциями Соединенных Штатов и других стран. ВТБ был главным спонсором MusicAeterna. Курентзис также стал объектом пристального внимания из-за связей с российскими чиновниками: В 2014 году Путин своим указом предоставил Курентзису гражданство России. Курентзис воздерживался от публичных комментариев относительно войны. Но когда критика усилилась, в 2022 году он объявил, что создаст новый международный ансамбль, "Утопия", при поддержке доноров за пределами России. Согласно сайту MusicAeterna, он продолжает дирижировать в России. Его выступление в Вене должно было состояться в рамках июньского тура с немецким Симфоническим оркестром SWR, которым он руководит как главный дирижер, с исполнением "Военного реквиема" Бенджамина Бриттена. Он должен был выступить с Венским хором мальчиков и Лондонским симфоническим хором".

"Представители Курентзиса не ответили на запросы о комментарии, – отметили в NYT. – Анке Май, программный директор SWR, в своем заявлении выразила сожаление по поводу решения Венского фестиваля отменить выступление. Она сказала, что оркестр никогда не просил Курентзиса сделать заявление о войне "учитывая последствия, которые такое заявление имело бы для Курентзиса в России". Она добавила, что считает, что Курентзис и оркестр "посылают послание, которое не может быть неправильно понятым", решив исполнить "Военный реквием", который является призывом к миру".

"Рау, художественный руководитель фестиваля, который имеет репутацию провокационного сценического режиссера, сказал, что пригласил Курентзиса выступить частично потому, что его заинтересовала идея начать разговор об искусстве в военное время. Лынив также была приглашена руководить Киевским симфоническим оркестром и Национальным хором Украины в исполнении оратории украинского композитора Евгения Станковича "Кадиш-реквием", написанной в память о массовом убийстве нацистами евреев под Киевом в 1941 году. Рау сказал, что его беспокоили связи Курентзиса с российскими учреждениями. Но, по его словам, он считал что создал контекст, в котором тот мог бы появиться. "Мы решили, что было бы неплохо попробовать провести этот обмен, – сказал он. – Это было очень намеренно: сказать, что мы хотим иметь что-то сложное и сомнительное"", – процитировали в The New York Times.

Российское оружие убивает тысячи невинных людей физически, имперская культура этого государства убивает тысячи невинных душ. Уже много месяцев западные медиа пишут о похищении россиянами украинских детей. В публикациях указывают, в частности, на попытки "перевоспитать" их у россиян, но в последние дни западные медиа, вероятно, впервые подробно показали результаты таких попыток.

Стоит отметить, что оказались в России преимущественно дети из интернатов, детских домов, проблемных семей, то есть, самые уязвимые и такие, которые испытали много горя и несправедливости от украинского государства и общества. Таким является и герой истории The Wall Street Journal, 16-летний Денис из Херсона, родителей которого лишили прав на него еще когда тот был младенцем и который жил все эти годы не с бабушкой и старшим сводным братом, а то в детском доме и интернате, то в приемных семьях. Как и многих других, Дениса, чьи родственники эвакуировались в Германию, оставив его одного в Херсоне, потому что россияне забрали документы жителей интерната, вывезли сначала в другой оккупированный город Украины, а затем в Россию, где соблазняли обещаниями денег, жилья и карьеры и "перевоспитывали" на антиукраинского патриота России. В результате взгляды парня, который перед полномасштабным вторжением и в его начале относился к России враждебно и демонстрировал лояльность Украине, изменились; он начал появляться в российских медиа с типичными пророссийскими и антиукраинскими пропагандистскими заявлениями. А когда он наконец, скучая по семье, захотел уехать из России и когда за ним прилетела из Германии подруга семьи, Дениса заставили написать родным, что он изменил планы, а женщину задержали в аэропорту и выслали. Парню пришлось фактически бежать с помощью украинской организации Save Ukraine, которая занимается возвращением украинских детей, в том числе полагаясь на сеть контактов в России и Беларуси, но его документы не прошли проверку в Германии, и его выслали обратно в Польшу, где он пересек российскую границу.

Save Ukraine временно пристроили парня в семью беженцев из Мариуполя. Там, "за супом и блинами Денис рассказал им, что русские не такие уж и плохие, какими их изображают, – рассказали в WSJ. – В тот вечер он повторял московские нарративы, называя российскую резню в Буче, пригороде Киева, где московские войска убили десятки мирных жителей, выдумкой, которую распространяет Украина. А легендарный украинский полк, который защищал Мариуполь, он назвал кучкой нацистов. Он сказал, что теперь испытывает отвращение при виде украинского флага. "Он является классическим примером того, что россияне могут сделать с ребенком, который еще развивается и не имеет никого, кто бы его защитил, – сказала Ольга Ерохина, пресс-секретарь Save Ukraine, которая помогала Денису. – Они знают, что он владеет словом и что он будет рассказывать о своем пребывании в России". Ерохина задается вопросом: Действительно ли он сбежал, или его кураторы позволили ему выйти на свободу, чтобы распространить их послание? Изможденный после поездки, Денис сказал в интервью, что у него было одно желание: жить нормальной, мирной жизнью со своими родными. Он подал заявление на получение нового украинского паспорта и оспаривает свою депортацию, чтобы наконец-то добраться до Германии и семьи, которая ждет его там. На вопрос, кем он себя чувствует, украинцем или русским, он пожал плечами. "Я потерянная душа, – сказал он. – Я всегда был таким"".

Обзор подготовила София Петровская, "ОстроВ"

Статьи

Донбасс
14.04.2024
18:21

Новое издание обещает жителям "ДНР/ЛНР" новости о родившей котят кошке и некрашеном заборе. Обзор СМИ оккупированного Донбасса

  На минувшей неделе СМИ оккупированного Донбасса были традиционно скучны. Многочисленные близкие к местным властям Телеграм-каналы вслед за официальными источниками массовой пропаганды цитировали политиков чужой страны и в честь 12 апреля...
Страна
12.04.2024
15:51

Ипотечная программа "єОселя": шанс на жилье, который не всем по карману

Главная особенность программы – это возможность приобрести жилье в ипотеку под 3-7% сроком на 20 лет с минимальным взносом 20%. Подобных условий еще никогда не было на ипотечном рынке Украины, поэтому неудивительно, что программа пользуется...
Страна
12.04.2024
11:24

"Экономическое бронирование" от мобилизации: работа в "белую" или "налог на трусость"?

"На одного воина, который защищает Украину, должно быть 8 человек, которые обеспечивают экономически содержание этого воина. Надо находить те меры и средства, которые могут способствовать поднятию уровня экономики".
Все статьи