"Если война будет идти так, как сейчас, очевидно, что Украина проиграет". Обзор западных медиа

Украина остается в фокусе западных журналистов и обозревателей. Несмотря на существенные сдвиги в вопросах западной помощи Украине, такие как поставки дополнительного оружия и систем ПВО, разрешение на удары ими по военным объектам на территории России и снятие запрета на пользование американским оружием полку "Азов", они продолжают жестко критиковать американских и европейских чиновников за чрезмерную осторожность.

Так, например, The Guardian  опубликовал мощный текст, в котором сравнил поведение союзников с Мюнхенским сговором 1938 года, когда европейские государства согласились на оккупацию нацистской Германией Чехословакии ради, как они считали, сохранения мира в Европе. Они не хотели вступать в войну ради молодого государства, которое считали малозначимой периферией. Адольф Гитлер мотивировал свое вторжение защитой этнических немцев в Чехословакии.

The Guardian написал, в частности, о мнении Тимоти Снайдера, известного историка и давнего большого друга Украины, который предположил, что Франция и Великобритания могли остановить Гитлера в 1938 году. "'Они могли сдержать немцев. Это был в значительной степени блеф с немецкой стороны. Если бы чехи сопротивлялись, а французы, британцы и, возможно, американцы в конце концов начали помогать, был бы конфликт, но не было бы Второй мировой войны. Зато когда Германия вторглась в Польшу в 1939 году, она шла на Польшу с чешским оружием, которое было лучшим в мире. Она шла со словацкими солдатами. Она шла с географической позиции, которую получила только потому, что разрушила Чехословакию'. Снайдер вынес свой урок из истории: 'Если украинцы сдадутся, или если мы откажемся от Украины, тогда это будет другое дело. Тогда в будущем Россия развяжет войну. Россия будет воевать с украинскими технологиями, украинскими солдатами и с другого географического положения. Тогда мы будем в 1939 году. Сейчас мы в 1938 году. По сути, украинцы позволяют нам продолжить 1938 год'", – процитировали историка в британском издании.

"Свои замечания Снайдер сделал в прошлом месяце в Таллинне на конференции им. Леннарта Мери, которая была в значительной степени посвящена Украине и проходила под лозунгом "Не отчаиваемся, а действуем", – рассказали в британском издании. – Она проходила на фоне приветствия Россией и Китаем нового авторитарного мирового порядка в совместном заявлении из шести тысяч слов, которое имело целью создать ось, чтобы отменить порядок, который установился после двух последних мировых войн. Многие на конференции ломали голову, что именно пошло не так в Украине и почему, и избавится ли Запад от самоограничений, которые он сам наложил на помощь Киеву. В некотором смысле, все хотели получить ответ на вопрос, который задал министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский: "Украина выиграла нам время. Используем ли мы его с пользой?" В 1934-35 годах, которые Уинстон Черчилль назвал "годами саранчи", и снова после Мюнхенского соглашения, Великобритания не использовала время с пользой, зато позволила Германии вырваться вперед в перевооружении".

Как говорилось далее в тексте, "Иоганн Вадефул, заместитель председателя комитета по вопросам оборонной политики Христианско-демократического союза Германии, опасается, что ответ на вопрос Сикорского будет отрицательным. 'Если война будет идти так, как сейчас, очевидно, что Украина проиграет. Она не сможет противостоять российской силе с ее хорошо организованной поддержкой со стороны Ирана, Китая и Северной Кореи, а также таких стран, как Индия, которые думают только о своих собственных интересах'. Европа просто не реорганизовалась для войны, сказал он. Перечисляя последствия для континента с точки зрения утраченных прав человека, доступа к ресурсам и доверия к Западу, он сказал просто: 'Если Украина проиграет, это будет катастрофа'".

"Самир Саран, глава индийского аналитического центра Observer Research Foundation, назвавший себя атеистом в комнате, полной верующих, все же согласился, что на карту поставлено нечто большее, чем Европа, и почти высмеял неспособность 40-триллионной западной экономики организовать военное поражение 2-триллионной российской экономики. Он подчеркивал: "Один актор реорганизовал свою стратегическую вовлеченность, чтобы вести войну, а другой – нет. Одна сторона не участвует в битве. Вы проводите конференции в поддержку Украины и больше ничего не делаете. А когда дело доходит до действий, Россия 2.0 продвигается вперед'. 'Это говорит таким странам, как мы, что если что-то подобное произойдет в Индо-Тихоокеанском регионе, у нас нет шансов против Китая. Если вы не можете победить страну с бюджетом в 2 трлн долларов, не думайте, что вы сдерживаете Китай. Китай черпает надежду из ваших очень плохих и печальных результатов в противостоянии с гораздо меньшим противником'", – процитировали также в The Guardian.

 

"В 2024 война хуже"

В The Guardian отметили также, что Запад катастрофически не готов и не проявляет серьезных намерений готовиться к большей войне или по крайней мере больше вовлекаться в поддержку Украины. О неготовности Запада к большой современной войне написал также корреспондент The Wall Street Journal, с точки зрения врача-хирурга.

"Я был волонтером в нескольких конфликтах и катастрофах. В течение многих лет я работал в Афганистане, Советском Союзе, Камбодже, Югославии, Ираке, Сомали, Судане, Сьерра-Леоне, Южном Судане, Ливии, Центральной Америке, Сирии, Иордании, Армении, Пакистане и других странах. В свое время я был единственным хирургом на юге Руанды во время геноцида, который убил почти миллион человек. Но в 2024 году война хуже, чем раньше, особенно для гражданского населения, – утверждал он. – Больница им. Мечникова в украинском городе Днепре похожа на большую американскую университетскую больницу, которая занимается такими тяжелыми случаями, как рак молочной железы и инсульт. После российского вторжения в феврале 2022 года каждая новая жертва войны получает номер, написанный маркером на левой руке. Когда я был там, этот номер достиг 28 тысяч. За 20 лет войны в Афганистане 20149 американцев были ранены и 2354 погибли в бою".

Корреспондент WSJ также отмечал, что, "по оценкам Rand, каждый год в больницы США с огнестрельными ранениями принимают около 34 тысяч человек. Представьте, что вы возьмете всех серьезно пострадавших от огнестрельных ранений в США к западу от Миссисипи и отправите их в одну больницу. Больницу Мечникова. Это не поверхностные раны или просто переломы ног. Пациентов привозят с комбинированными ранениями мозга, лица, груди и живота. Многие из них нуждаются в ампутации. Почти 300 дней я выезжаю на вызовы в три крупных травматологических центра, которые занимаются сложными черепно-лицевыми/пластическими травмами. Мы видим все. К счастью, мы получали лишь несколько самых тяжелых увечий лица, когда кто-то теряет все лицо и выживает. В Украине я видел 12. Я видел осколки размером с мяч для гольфа и 3-дюймовые куски защитной кевларовой брони, извлеченные из легких и мозга".

"Заведующий отделением нейрохирургии больницы им. Мечникова рассказал мне об опыте работы больницы с травмами позвоночных артерий (это две артерии позвоночника, питающие головной мозг). Из-за мощной силы, которая вызывает такие травмы, большинство пациентов умирают, не доехав до больницы. Типичный нейрохирург видит за свою карьеру двух-трех пациентов с такими ужасными травмами. Американские военные, имея невероятные ресурсы для эвакуации, за 20 лет в Ираке вылечили 18 раненых с повреждениями позвоночных артерий. Мечников вылечил 91 за два года", – рассказал он.

Еще один текст The Guardian был, по сути, о неготовности самой Украины к большей войне. Его автор провел день с представителями ТЦК Павлом Пимаховым и Юрием Пихотой, которые до недавнего времени еще сами служили на передовой, но которых перевели в тыл после ранений. В британском издании рассказали, как реагировали на врученные повестки мужчины и женщины на улицах: очень часто словесными атаками и оскорблениями. "Люди, которые их оскорбляют, не знают, что в мобильном телефоне Пихоты полно фотографий горящих зданий, обугленной военной техники и товарищей, которые уже мертвы. Они не знают, что Пимахов был дважды ранен на фронте: он до сих пор ходит, хромая, и плохо видит на один глаз, потому что снаряд 'Града' ударил неподалеку от того места, где он копал окоп, убив друга и отправив осколки черепа ему в лицо", – эмпатично подчеркивали в The Guardian.

"Иногда они пытаются объяснить свои боевые документы тем, кто их оскорбляет, а иногда просто вздыхают и идут дальше, – рассказал британский журналист. – 'Эмоционально это очень тяжело. Иногда к концу дня руки дрожат так же, как на фронте', – говорит Пихота. Наблюдение за работой Пихоты и Пимахова в Киеве позволило понять трудности, с которыми сталкивается Украина при наборе новых солдат, и социальные разногласия, выявленные двумя годами войны, с тлеющим взаимным недовольством, которое может продолжаться еще долго после завершения боевых действий. К концу работы в полдень они раздали около десяти повесток и приняли участие в многочисленных долгих дискуссиях и спорах. Оба сказали, что надеются вскоре вернуться к активной службе на фронте. 'Мне трудно быть в Киеве, видеть, как люди отдыхают и живут нормальной жизнью, когда я знаю, что мои друзья все еще там, на фронте, – сказал Пихота. – Они звонят мне, спрашивают: 'Как люди могут жить обычной жизнью?'. И мне нечего им ответить'".

 

"Украинцы снесут Керченский мост"

Наконец, было и немного позитивных историй. The Economist в очередной раз обратил внимание на успехи западного и украинского оружия в Крыму. "Крым сейчас является слабым местом для России, которая имеет слишком много там защищать, – написали в британском издании. – Это лучший способ для Украины оказать реальное давление на Путина, чтобы добиться уступок в будущем. Нико Ланге, бывший советник министерства обороны Германии, соглашается с этим: 'Украинская кампания – это смесь военной и политической стратегии. С политической точки зрения, Крым является наиболее важным активом России, но он также очень уязвим'. Украина пытается сделать так, чтобы Крым стал для Путина скорее обузой, чем ресурсом. Цель – изолировать его, оттеснить российские военно-воздушные и военно-морские силы от юга Украины и задушить его как логистический центр".

В The Economist отметили, что "расхваленная и очень дорогая российская система противовоздушной обороны С-400 обнаружила свои недостатки. Ланге говорит, что украинцы используют беспилотники-приманки, чтобы заставить россиян засветить свои радары и раскрыть свои позиции. Данные о целях немедленно передаются экипажам ATACMS. За шесть минут ракеты, которые практически невозможно обнаружить из-за их скорости и малой радиолокационной заметности, поражают свои цели. Генерал Ходжес отмечает, что российские С-400 также уязвимы к диверсиям со стороны украинских спецподразделений, действующих в Крыму. Каждая батарея стоит около $200 миллионов и ее нелегко заменить. Генерал говорит, что российским войскам 'негде спрятаться'. С помощью спутниковой и воздушной разведки, которую предоставляют союзники по НАТО, собственного глубокого знания территории и тайных сил на земле, ничто не может двигаться в Крыму так, чтобы украинцы не знали об этом. С появлением ATACMS и совершенствованием украинских беспилотников каждый квадратный метр полуострова находится в зоне досягаемости, в том числе авиация и колонны техники, передвигающиеся по дорогам или железной дороге".

"Генерал Ходжес уверен, что украинцы 'снесут Керченский мост, когда будут готовы'. Но разрушить новую усовершенствованную железнодорожную линию, проходящую вдоль Азовского моря от Ростова через оккупированные украинские города Мариуполь и Бердянск в Крым, может быть сложнее. Дмитрий Плетенчук, представитель Южного военного командования Вооруженных сил Украины, говорит: "Железная дорога вдоль сухопутного коридора – это признание со стороны российских оккупантов, что крымский мост обречен. Они ищут способ подстраховаться, потому что понимают, что рано или поздно у них возникнет проблема'", – подытожили в The Economist.

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"

Статьи

Мир
12.07.2024
11:02

НАТО: успехи и неудачи Североатлантического альянса

Парадокс заключается в том, что во время холодной войны объединенная коалиция ни разу открыто не вмешивалась во внутренние дела государств и официально не принимала участие ни в одном международном конфликте.
Луганск
10.07.2024
17:05

Хаос и система в работе первичного звена луганской медицины в реалиях релокации

Упрощенно говоря, первичное звено медицины - это тот этап, на котором пациент заключает декларацию с семейным врачом или терапевтом и пользуется их услугами.
Страна
10.07.2024
14:22

Энергокризис: не только тарифы

Крупнейшая частная энергокомпания ДТЭК в июне подсчитала, что при самом худшем раскладе украинцы будут сидеть без света по 20 ч. в сутки во время отопительного сезона. Который с каждым днем все ближе.
Все статьи