Воскресенье, 16 декабря 2018, 07:431544939032 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Социальная мимикрия: донбасские «антифашисты»

В ЛНР и ДНР носятся с фашизмом, как дурень со ступой: «Фашизм не пройдёт!», «Мы против фашизма», «Мы - последний оплот в борьбе с фашизмом»; «Наши отцы и деды воевали с фашизмом, и мы будем воевать»; «Наши деды могли бы нами гордиться»; «Не позволим фашистской нечисти топтать нашу землю» - и т. д., и т. п. Что же бойцы донбасского «сопротивления» понимают под фашизмом?

Не будет большой ошибкой сказать: идеологи «народных республик» манипулируют сознанием своей «паствы», толком не зная, что такое фашизм.В их устах «фашизм» - это просто жупел, которым они пугают донбасских детей и взрослых, просто удобный идеологический ярлык.

Начнём с того, что донбасский антифашист, как правило, не видит ни малейшей разницы между фашизмом и национал-социализмом.

Между тем, это несколько разные вещи.

Слово «фашизм» происходит от латинского fascio – пучок, связка. Фасциями в Древнем Риме называли связки ивовых прутьев, которые ликторы носили в качестве символов власти перед высшими должностными лицами. Фашизм исходит из идеи нации как высшей реальности, объединённой на основе общности крови. При этом единство нации, с точки зрения фашистской идеологии, осуществляется, прежде всего, через корпоративные связи. Отсюда – высокая значимость социальной иерархии; отсюда же – апологетика исключительной роли государства.

В германском нацизме высшей, по сути, мистической реальностью объявляется нация. Апология сильного тоталитарного государства достигает гораздо большей высоты, чем в итальянском фашизме. То же самое следует сказать об идее крови как скрепляющей субстанции нации. В германском нацизме кровь гораздо важнее корпоративности и иерархичности. Расизм, шовинизм, экспансионизм в идеологии и практике германского нацизма гораздо более ярко выражены, чем в итальянском фашизме. В принципе, германский нацизм можно считать разновидностью фашизма, но при этом – его крайней, радикальной, наиболее последовательной формой.

Исследователи отмечают, что как фашистская идеология в целом, так и нацистская в частности, представляет собой довольно разношёрстный конгломерат идей государственного социализма, этатизма, национализма, расизма, милитаризма. Ещё более интересно, что по методам осуществления политической практики как фашизм, так и национал-социализм близки к большевизму. Но к этому мы ещё вернёмся.

Умберто Эко в эссе «Вечный фашизм» выделил четырнадцать признаков фашизма. 1. Культ традиции; убеждённость в том, что истина уже провозглашена раз и навсегда. 2. Неприятие модернизма; отрицание ценностей Просвещения, рационализма. 3. Действие ради действия; презрение к культуре. К «яйцеголовым» умникам. 4. Неприятие критики; несогласие воспринимается как предательство. 5. Настороженное отношение к инородцам, расизм. 6. Опора на фрустрированные социальные слои. 7. Национализм; необходимость врагов, как внешних, так и внутренних; одежимость идеей заговора против «нас хороших». 8. Амбивалентность врагов: они изображаются одновременно как чересчур сильные и чересчур слабые. 9. Жизнь ради борьбы; перманентная борьба парадоксальным образом соединяется с мифологемой «последнего боя». 10. Популистский элитаризм («в нашем народе все равны, но наш народ самый лучший»); культ вождя. 11. Культ героев и героической смерти. 12. Гиперконтроль над половой сферой; культ мужественности в половой сфере (мужчина как мачо). 13. Качественный популизм против количественного; неприятие парламентаризма; народ как монолит с единой волей. 14. Новояз, обеднение языка.

Редко в каком государстве мы обнаружим все четырнадцать признаков, но, по мнению Эко, наличие даже одного из них уже даёт повод для беспокойства.

Между прочим, я бы на месте украинского гражданского общества обеспокоился: в современной Украине мы без труда обнаружим два-три признака, а то и больше. Что же касается путинской России, то стрелка «фашизометра» неумолимо приближается к отметке «14».

Но типичный луганский антифашист, конечно же, не читал Умберто Эко. Как правило, он бывает несколько ошарашен, узнав, что гитлеровская армия воевала под красным флагом и что правильное название гитлеровской партии - «национал-социалистическая рабочая партия Германии».

« Да, но у них была свастика, а у нас – звезда, - обычно указывают в ответ на «красный флаг».

Верно. Но что такое свастика? Это очень древний символ, известный во многих культурах Старого и Нового света. Его находим уже ок. 2000 г. до н. э. в доарийской культуре Мохенджо-Даро. В Древнем Китае свастика обозначала четыре стороны света; в Тибете была знаком счастья; в северогерманской культуре обозначала молот Тора. Согласно довольно экстравагантному толкованию В. Райха, свастика изображает половой акт в горизонтальном и вертикальном положении.

Но наиболее распространённое истолкование свастики видит в ней обозначение сменяемости и повторяемости времён года. Свастика может выступать как в левовращательной, так и в правовращательной форме. Таким образом, в семантике свастики важен динамический момент: это не просто четыре элемента (стихии, стороны света, времена года), но именно их смена.

А что такое пятиугольная звезда? Это ещё более многозначный символ. Он встречается уже в этрусской керамике, в египетских гробницах. В пифагорейской традиции пентаграмма символизировала гармонию духа и тела, вследствие чего стала знаком здоровья. Начиная с поздней античности пятиугольные амулеты использовались в магических ритуалах. При этом звезда острием вверх считается «беломагической», острием вниз – «чёрномагической». Не случайно фольклорное наименование пентаграммы как «ведьминой ноги».

В эзотерике пентаграмма – знак «адептов» и звезда магов, обозначающая высшее знание.

В гностически-манихейской традиции священное число 5 обозначало основные элементы мироздания: свет, воздух, ветер, огонь, воду. Скорее всего, отсюда звезда перешла в алхимический символ, где обозначала «квинтэссенцию», то есть пятую (высшую) сущность.

В масонской символике «пламенеющая звезда» обозначает солнце, дающее всему земному свет и жизнь. С буквой “G” в центре пятиконечная звезда приобретает разнообразные смыслы: Бог, гносис (знание), геометрия, слава и т. п. Также может означать Бога как «великого архитектора», поскольку с какой бы стороны мы ни смотрели на звезду, мы всегда видим букву «А».

Пятиконечная звезда используется и в христианской символике, обозначая пять ран Спасителя, а также связь начала и конца в Христе.

Итак, имеем: оба режима поднимают красный флаг с древними символами, известными с дохристианских времён.

Перейдём к названию гитлеровской партии. Здесь наше особое внимание привлечёт слово «социалистическая».

Помню испытанное мной недоумение, когда мне, двенадцатилетнему мальчишке, отец сказал: « Гитлер говорил: «Мы тоже строим социализм, но для одной нации – для немецкой».

О красном знамени, кстати, он тоже мне рассказывал.

Моего отца никак нельзя было заподозрить в симпатии к фашистской Германии: он был фронтовиком, инвалидом Великой Отечественной. Мои приятели, люди коммунистических или просто левых убеждений, настаивают на принципиальной разнице между гитлеризмом и, скажем так, советским социализмом (хотя правильнее было бы сказать: «ленинизмом-сталинизмом»). «В этом-то всё и дело! – с жаром говорят они. – Социализм для всего человечества – это одно, а социализм для одной нации – совсем другое. Здесь принципиальная разница».

Я не согласен, что эта разница принципиальна. Эта разница существенна лишь для того, кто верит в социалистически-коммунистическую идею. Если кто чает грядущего торжества коммунизма во всемирном масштабе, то для него, конечно, между социализмом для одной нации и социализмом для всех народов земли (тем более, что национальные различия в чаемом коммунизме сотрутся) – «дистанции огромного размера».

Хорошо, предположим, я, грешный скептический либерал, не верю в грядущее мировое торжество ни коммунизма, ни даже социализма. Принципиальной ли для меня будет разница между национал-социализмом и интернационал-социализмом? Нет, ни в коем случае. Для меня существенным будет именно «социализм», а «национал» он или «интернационал» - не суть важно.

Итак, такой зловредный скептик, как я, скажет: « Два государства, возглавляемые партиями, провозгласившими социалистические идеи, воевали под красными флагами с магической символикой».

- Да, но они воевали между собой! И как яростно! – воскликнет ностальгирующий по Советскому Союзу антифашист.

Согласен. Но почему вы думаете, что воюют между собой обязательно кардинально несхожие государства? Воевать могут весьма похожие, близкие, и тем яростнее, чем более они схожи. Вспомните теорию эволюции: внутривидовая борьба, зачастую, протекает более жёстко, чем межвидовая.

Всем профессиональным постсоветским антифашистам я бы настоятельно порекомендовал почитать роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Особенно интересен в контексте нашей дискуссии эпизод беседы эсесовца-интеллектуала Лисса со старым большевиком Мостовским.

Лисс полагает, что война гитлеровской Германии и Советского Союза – большая ошибка. Он стремится показать Мостовскому глубинное сходство национал-социализма с интернационал-социализмом.

- Когда мы смотрим в глаза друг другу, мы смотрим в зеркало, - говорит эсесовец большевику.

По мнению Лисса, Гитлер многому научился у Ленина и Сталина, но и Сталин, в свою очередь, кое-что почерпнул у Гитлера. «Пропасти нет! Её выдумали. Мы форма единой сущности – партийного государства. Наши капиталисты не хозяева. Государство даёт им план и программу. Государство забирает их продукцию и прибыль. Они имеют шесть процентов от прибыли для себя – это их заработная плата. Ваше партийное государство тоже определяет план, программу, забирает продукцию. … И над нашим народным государством красное рабочее знамя, и мы зовём к национальному и трудовому подвигу и единству, и мы говорим: «Партия выражает мечту немецкого рабочего». И вы говорите: «Народность, труд».

Лисс уверяет Мостовского, что в фашистских концлагерях сидят такие же враги народа, как и в советских.

- В случае победы мы не выпустим ваших заключённых, - утверждает он, - ваши контингенты – это наши контингенты.

Зеркальность отношения гитлеровского и сталинского режима приводит Лисса к выводу об их взаимодополнительности: нацистская Германия и большевистский Советский Союз нужны друг другу.

В свете происходящих ныне событий пророческим выглядят слова Гроссмана, вкладываемые им в уста Лисса: «Мы ваши смертельные враги, да-да. Но наша победа – это ваша победа. Понимаете? А если победите вы, то мы и погибнем, и будем жить в вашей победе. Это как парадокс: проиграв войну, мы выиграем войну, мы будем развиваться в другой форме, но в том же существе».

Казалось бы, такие абсолютные противоположности – коммунизм и фашизм. И вот некий дьявольский щелчок переключает историческую реальность так, что они становятся неразличимы.

Многочисленные примеры сходства клише в языке гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза находим в книге В. Клемперера «Язык Третьего рейха», которую я также настоятельно рекомендую для просветления сознания всем донбасским «антифашистам». Автор – немецкий еврей, филолог-профессионал, крупный специалист по французской литературе. Все годы гитлеровского режима он прожил в Германии. Клемперер вёл нечто вроде дневника, в котором фиксировал деформации языка в прессе, публицистике, литературе, выступлениях лидеров Третьего рейха и в обыденной речи граждан. Исследователю удалось убедительно показать, как лингвистические деформации искажают сознание, психологию, мировоззрение граждан тоталитарного государства.

Вот навскидку несколько примеров из книги В. Клемперера. Фронтовик сообщает, что им всегда говорили, будто они ведут оборонительную войну, пусть путём нападения и захвата. Развязанная Гитлером война именовалась «священной войной» и «священной народной войной». Также, начиная с 1 сентября 1939-го, она именовалась «навязанной войной», в ходе которой «миролюбивые нацисты» «защищаются». «И в нашем первом военном бюллетене говорится: с сегодняшнего утра «мы отвечаем на огонь противника»». Гитлер любил именовать себя «народным канцлером». В газетных статьях нередко сообщалось о «трудовых победах в битве за урожай». Гитлер проповедует мир, утверждает, что голосуя за него, немцы голосуют за мир. Он призывает «защитить мир от безродной международной клики дельцов … готовых ради наживы безжалостно стравить между собой народы». Были распространены плакаты с изображением коварного вражеского агента, который, прикрывшись газетой, прислушивается к болтовне собеседников за соседним столиком кафе. Угадайте, что гласила надпись на плакате? Правильно: «Враг подслушивает». На вопрос: «Что будет после Третьего рейха?», - ни в коем случае нельзя было отвечать: «Четвёртый», - такого ученика заваливали. Ответ на «пятёрку»: «Ничего не будет, Третий рейх – это вечный рейх немецкой нации». Геббельс упрекает человечество за то, что оно не признало Гитлера. «Ведь он возлюбил всё человечество; знай оно об этом, пел Геббельс, «в тот же час распрощалось бы оно со своими ложными богами и восславило его»».

Пламенные борцы с фашизмом, вам это ничего не напоминает? Не правда ли, «что-то слышится родное» для уха, привыкшего к советским штампам? Риторика путинской пропаганды, потуги на красноречие у идеологов ДНР/ЛНР, - такое впечатление, что всё это списано под копирку с нацистских и советских образцов.

Но самое главное, на что я хотел бы обратить внимание ослеплённых путинско-царёвской пропагандой донбасских антифашистов, заключается в следующем. (В данном контексте я буду игнорировать отмеченное выше различие между фашизмом и германским национал-социализмом. Я приближусь к «родной» для донбассцев терминологии. То есть, примем, что фашизм и национал-социализм – одно и то же, и далее будем говорить о фашизме).

Что является наиболее неприемлемым в фашизме? Идеология? Как бы не так. Идеология фашизма, разумеется, также нехороша. Но она нехороша именно в соединении с той социальной практикой, к которой она приводит. Сама по себе фашистская идеология, особенно при талантливом изложении, не лишена определённого интереса, даже шарма, местами оригинальна, довольно эффектна, особенно для незрелого сознания. Если мы послушаем записи речей Гитлера и Геббельса, мы убедимся в том, что это были незаурядные ораторы. Почитав А. Розенберга, Ю. Эволу, К. Хаусхофера, мы обнаружим, что это весьма талантливые авторы.

Наиболее отвратительной в фашизме является его социальная практика: неправовое преследование граждан, пытки, убийства, концлагеря, геноцид, развязывание войн и т. п. Именно эти вещи вызвали у «нормального» мира возмущение и решимость вести непримиримую войну с фашизмом.

Должен признаться, что я не верю ни в одну из социальных идеологий. Все социальные идеологии, в конечном счёте, являются ложными.

- Все? И в том числе, ваша излюбленная либерально-демократическая?

- Все. И либерально-демократическая. Но она, всё же, менее ложна, чем фашистская, коммунистическая, националистическая, этатистская и т.п.

Поясню свою позицию следующим образом.

Возьмём два государства. В государстве А властвующая элита заявляет: «Мы хотим построить гармоничное общество, общество без социального неравенства, без угнетения, общество, в котором восторжествуют высокие ценности, разум и справедливость. Мы исходим из того, что человек – это прекрасное, доброе, творческое существо, способное на высокие нравственные чувства, на благородные поступки, на самопожертвование. Человек – это звучит гордо. И он достоин лучшей судьбы, достоин существования в таких социальных условиях, которые в полной мере раскроют его высокую человечность. И мы стремимся построить такое общество не только в нашем государстве, но в масштабах всего человечества».

Но при этом в государстве А экономика непродуктивна, народ живёт в нищете и невежестве, верхние слои бесятся с жиру, власть коррумпирована, суды несправедливы. Более того: власть преследует и уничтожает людей за их убеждения, многие арестовываются, ссылаются и даже расстреливаются без суда и следствия, применяются пытки и т.д.

В государстве Б. властвующая элита говорит: «Мы не ставим перед собой великих задач. Мы не собираемся ничего переделывать, преобразовывать, куда-то призывать наших граждан во имя великих свершений. Мы не очень-то верим в великие свершения. И о человеке мы не очень высокого мнения. Это существо в меру умное, в меру хитрое, жадное, эгоистичное, падкое на удовольствия, стремящееся поменьше сделать и побольше получить, без особых угрызений совести идущее на обман и даже на преступление, если уверено в своей безнаказанности и т.д. В общем, никаких восторгов по поводу духовного облика человека мы не испытываем. И мы видим нашу цель в том, чтобы, неким образом приспособив для потребностей социальной жизни как сильные, так и слабые стороны человеческой натуры, обеспечить нашим гражданам достойный уровень жизни, по возможности соблюдать справедливость и повышать уровень благосостояния».

При этом в государстве Б. соблюдаются права человека, власть никого не преследует, не репрессирует. Экономика высокоразвита, уровень благосостояния высокий и неуклонно повышается. Культурные ценности общедоступны, поощряется занятие науками и искусствами. Суды справедливы, власть не коррумпирована, ведёт себя скромно, достоинство граждан не унижает. Создаются благоприятные условия для бизнеса, труда, отдыха, творчества и т.д.

Какое из этих двух государств лучше? Несомненно, государство Б. Но там же идеология «некрасивая», не очень возвышенная. Она не вдохновляет граждан на подвиг. Для чистоты интеллектуального эксперимента можно представить ещё более возвышенную идеологию для государства А и ещё более пошло-низменную для государства Б.

И всё равно, государство Б будет лучше государства А. Дело вообще не в идеологиях. Это всё «слова, слова, слова». Какой человек скажет о себе, что он ненавидит человечество, хочет ему зла и вообще не прочь его уничтожить? Кто скажет о себе, что он эгоист, желающий наживаться на ближнем и готовый ради своей выгоды всякого ближнего не то что обмануть, а замордовать? Каждый уверяет, что он человек хороший, благородный, высоконравственный, обеспокоенный благом ближнего, а то и всего человечества.

Так же точно и с государствами. Какая власть признает, что хочет выдавливать все соки из подданных ради себя любимой? Важна социальная практика, всё остальное – от лукавого. Важно как действительно живут люди в данном обществе, а не что впаривает им в мозги государственная власть.

Кстати, здесь становится понятно, почему либерально-демократическая идеология является наилучшей из худших. Но это верно лишь в том случае, если деятельность государства соответствует его идеологии. То есть, если и только если государство, исповедующее либерально-демократическую идеологию, осуществляет либерально-демократическую политику, то это наилучший вариант. Потому что тогда оно не нарушает прав человека, пресекает коррупцию, ведёт себя скромно, создаёт условия для экономического и культурного развития и т.д. – см. выше.

Итак, тьфу на всяческие идеологии! Внимание – на социальную практику! Только так мы сможем понять, какое государство на деле хорошо, а какое плохо. Если мы теперь окинем беглым взором жизнь людей в современном Донбассе, то всё станет на свои места. А если вглядимся пристальнее – волосы дыбом встанут. Бедность, невежество, предрассудки, агрессивность, ужасающая дезориентированность в реалиях современной социально-политической жизни даже в рамках Украины, не говоря уже о международной. Всё это на фоне экологической загрязнённости, технологической отсталости и особого, возможно, только Донбассу свойственного антиэстетического облика многих городов.

Господа донбассцы! Вам не с каким-то мифическим фашизмом надо бороться, а с собственной властью, которая держит вас за быдло. Разуйте глаза! Вы же верите в самую примитивную, самую глупую, самую бессовестную демагогию. Вы же попадаетесь на такие дешёвые трюки, на такие жалкие пропагандистские приёмы. Будьте же хотя бы чуть умнее!

Об агрессивности хотел бы сказать особо. Оборонительная стойка по отношению ко всему миру, в которой застыл лнр-овский активист, просто нелепа. «Фашистско-геевская (sic!) Европа нам угрожает. Они хотят нас завоевать, навязать свои фальшивые ценности». «Завоевать». Господи, да кому вы нужны!

Хорошо, ответьте мне уважаемые донбасские антифашисты, почему вы считаете современную Европу фашистской? Что вы знаете о реалиях современной Европы? Ваши представления о мире законсервировались и отстают от жизни эдак на полвека.

Смотрите: немцы очень много воевали с поляками, не меньше, чем с русскими (и не меньше, чем поляки с русскими). Но сейчас они не воюют между собой. Франция в течение своей истории постоянно воевала то с Британией, то с германскими государствами. А сейчас эти страны не воюют, а дружат и торгуют. Во Второй мировой войне Великобритания воевала с Германией дольше, чем Советский Союз. А сейчас дружит и торгует. Европа стала более дружелюбной, более толерантной, более открытой. Европа, наконец, поумнела. И весь мир стал дружелюбнее и открытее.

Властные элиты Донбасса с самого начала вели фальшивую игру краплёными картами псевдофашизма. И тёмное, неграмотное население Донбасса, пропитанное дурманом ещё советской пропаганды, умело разворошенной путинскими прихвостнями, с радостью поддалось на их шулерство. Однако его радость иссушается теперь горьким похмельем.

Андрей Корниенко, специально для ОстроВа



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: