Вверх

Западные обозреватели, как и украинские, в напряжении ожидали 9 мая. Предполагалось, в частности, что в своей торжественной речи по поводу Дня Победы президент Российской Федерации Владимир Путин объявит войну и всеобщую мобилизацию в России.

В The Washington Post поясняли, что "даже для страны, которая сделала память о Второй мировой войне оружием до такой степени, что появилось слово для гиперболичных празднований Дня Победы - победобесие, - в этом году был достигнут новый пик. При погрязшей в Украине армии, внутренняя пропагандистская машина ухватилась за прошлые успехи, возбудившись перед Днем Победы. Лихорадочная агитация, в свою очередь, усиливала ожидания за рубежом, что президент Владимир Путин использует этот момент, чтобы объявить новый драматический этап его двухмесячной войны. То, что он этого не сделал - вместо этого он использовал краткую речь на Красной площади для напоминания о советском героизме и повторения утверждений, что действия Москвы спровоцировали, ни разу не упомянув Украину, - говорит многое о его завышенных, не совпадающих с реальностью, ожиданиях иностранных обозревателей относительно конфликта, который будет некоторое время развиваться замедленно. Это было также напоминанием о пределах власти Путина. Даже автократы не могут мобилизовать народ на войну, называя ее “специальной военной операцией”, без нежелательных последствий. Не могут они также легко выдать поражение за государственный успех."

"С давних пор популярный праздник, поскольку подавляющее большинство россиян имеют ветеранов Второй мировой войны в своих семьях, 9 Мая (день, когда Союзники приняли безусловное поражение Германии) стал еще более важным при Путине в рамках его попыток реабилитировать Советской Союз и упрочить национальную гордость, - говорилось также в тексте WP. - Он взращивал культ Великой Отечественной войны и приспособил советскую победу над нацистской Германией до такой степени, что использовал язык нацизма и фашизма для оправдания вторжения в Украину. Неважно, что президент Украины еврей или что война опустошила ее территорию и от пяти до семи миллионов ее жителей были убиты. Эта мифология настолько мощная и настолько оторванная от фактов, что в начале этого месяца министр иностранных дел Сергей Лавров предположил, что Адольф Гитлер “имел еврейскую кровь”, разозлив Израиль и вынудив Кремль на редкое извинение."

"Никто не хотел разрушений, но еще меньше мы хотели россиян"

Смелость и стойкость украинцев на передовой и оккупированных территорией остается одной из популярных тем в западных медиа. В центре внимания по- прежнему Мариуполь, "Азовсталь". В публичную кампанию по освобождению осажденных там украинских героев включились их жены. В Die Zeit написали, что "на эту территорию больше нельзя переправить продукты питания, воду и медикаменты; припасы быстро иссякают. В основном они пьют техническую воду, рассказывает Анна Науменко из разговоров с ее мужем. Из еды у них до сих пор есть заплесневелый хлеб и рис, который они перемалывают в кофемолке и пускают на оладьи. Нет ничего, чтобы лечить раненых, в том числе обезболивающего. Поэтому они умирают медленно и мучительно."

"Несколько дней назад Арсений Федосюк написал своей жене Юлии из одного из бункеров "Азовстали". Он попросил ее поискать информацию, как можно прожить подольше без воды," - сообшили также в немецком издании.

The Wall Street Journal  опубликовал историю о сопротивлении оккупантам мирных жителей Киевщины на первом этапе войны. "Пока украинские вооруженные силы выбивали российские войска из Киевской области, украинские селяне вдоль Трассы 7 воевали по-своему: вызывая украинские артиллерийские удары по жизненно важным коммуникациям, которые Россия распределила для своей атаки на столицу, - рассказали в американском издании. - С огромным риском для себя селяне передавали местным властям рекомендации и места на Google-картах, превратив трассу между российской границей и Киевом в крупное логистическое поражение Москвы."

"Разведывательные данные, которые они собирали, помогали привлекать украинский огонь на многочисленные российские части. Эта стратегия подчеркнула яростное сопротивление украинцев, когда селяне ставили и себя и свои дома на передовую, превращая тихую сельскую жизнь в трудное и порой смертельное сосуществование с российскими войсками, - отметили в WSJ. - “Каждый здесь делал все, что мог, чтобы сообщить о передвижениях российских войск нашим мальчикам,” - сказала Наталья Могильная, домохозяйка в Новом Быкове, которая передавала места размещения солдат в и вокруг села, где, по словам местных, россияне разместили мобильный крематорий, чтобы избавляться от мертвых. Двухэтажный дом самой Могильной пострадал во время перестрелок, огневой бой с украинскими солдатами в конечном счете сравнял с землей главную больницу села, где российские солдаты хранили боеприпасы и бронетранспортеры. “Никто не хотел разрушений, но еще меньше мы хотели россиян, - сказала она. - Отсутствие дымохода означает, что нам придется подождать с использованием дровяной печи, но это ничего”."

"Удары по поступающим российским соединениям не позволили важнейшим пополнениям и снабжению достичь Киева с востока, оставив российские войска недовооруженными и недообеспеченными, говорят украинские чиновники и специалисты в сфере обороны. К концу марта Россия решила, что ее попытка захватить Киев провалилась, и переместила свои войска на восток страны. Наиболее концентрированный рывок России к Киеву исходил с севера, где колонны техники одна за другой пытались захватить столицу. Но россияне сильно зависели от более протяжного пути снабжения по Трассе 7, 230-мильному маршруту от украинского города Сумы до подходов к Киеву. Именно там украинское сопротивление усилило организационные проблемы, с которыми столкнулись россияне."

За сопротивление селяне Киевщины заплатили не только поврежденным имуществом. "В середине марта 15 российских военнослужащих ворвались в ближайший дом, к Виктории Андруше, которая сообщала о типах и номерах российской техники офицеру украинской полиции, сказал ее отец, - продолжали в The Wall Street Journal. - Ее взяли под стражу 24 марта и с тех пор о ней ничего не слышно, сказал он. К тому времени, как россияне оставили свои попытки захватить Киев, они уже были убеждены, что окружены врагами. Галина, пенсионерка из села Припутные на пути наступления и отступления российских войск, сказала, что, отступая, россияне экспроприировали ее дом, где десятки их ночевали на кроватях, на полу и во дворе. “Когда они ушли, они подожгли его и оставили пожар,” - сказала она."

"В захваченных россиянами областях, между тем, вырисовывается другая форма сопротивления: 28 апреля был взорван железнодорожный мост между захваченным городом Мелитополем и российскими позициями на фронте, чтобы саботировать военное снабжение российской армии, - рассказали в Die Zeit . - За восемь дней до этого в Херсоне в своем авто был застрелен пророссийский блогер Валерий Кулешов. Это тактика партизанской войны, которая возникает снова сейчас, через 70 лет после завершения Второй мировой войны. Возможно, успешная. И возможно, она дорого обойдется для мирного населения. Потому как в истории за партизанскими налетами почти всегда следовали карательные акции против гражданских."

Наконец, еще одну форму сопротивления, в городах освобожденных, подметил The Washington Post: "Президент Владимир Зеленский говорит, что восстановление того, что было разрушено в Буче и по всей стране во время российского вторжения, будет стоить Украине по меньшей мере $600 миллиардов. Но местные чиновники и простые граждане не ждут некоего нового Плана Маршалла. Они прибирают и восстанавливают свои города, хотя вопрос о том, когда закончится война, остается неотвечаемым. Попытки восстановления вдохновляет вера, что Украина переживет российское нападение. Осуществляют их преимущественно добровольцы, позволяя государственным средствам оставаться сосредоточенными на войне."

"В местах, где шрамы еще свежи, как Буча, или которые все еще под ударом, как Харьков и другие города на востоке Украины, движущая сила восстановления - решимость украинцев доказать России - и себе, - что Украина далеко не побеждена, - говорилось в тексте WP. - В Харькове Стас Бочарников, менеджер в дистрибьюторской компании, стремился вернуться к нормальной жизни настолько нетерпеливо, что смог выдержать в бомбоубежище только неделю в начале войны. С тех пор он проводит почти каждый день, организовывая добровольцев на расчистку обломков в местах ударов: эта работа позволяет более профессиональным командам продвигаться в выполнении задач по разбору либо восстановлению поврежденных строений."

"Около 16 тысяч человек вернулись в Ирпень в последние дни, сказал мэр, Александр Маркушин. Если продвижение в восстановлении социальной сферы будет продолжаться стремительно, сказал он, он официально пригласит всех жителей назад 15 мая. На прошлой неделе снова открылся банк, как и многочисленные детские сады. Полностью разрушенный дорожный мост между Ирпенем и Киевом, печально известный как место, где многие были убиты снайперами, пытаясь бежать в период оккупации, уже снова позволяет прохождение машин."

"Восстановление совпало с приходом весны на север Украины и окраины Киева покрыты одеялом одуванчиков и свежей травы. Яркое стиранное белье колышется на легком, теплом ветру. Два мальчика со скейтбордами в руках встречают подругу с насвежо покрашенными розовыми волосами в одном из многочисленных парков Ирпеня. Маркушин, который не оставлял Ирпень во время оккупации, недавно обратился с открытым призывом к архитекторам, дизайнерам и инженерам, готовым бесплатно предложить услуги в помощь в восстановлении Ирпеня. Он рассчитывал на примерно десяток ответов, а был завален предложениями. “Мы думали, придут всего несколько человек, но сегодня пришел 121 специалист. Только вообразите! 121! Мы были шокированы, - сказал он. - Сегодня мы обошли несколько мест и через несколько недель они дадут свои первые планы”."

"Заявления о “денацификации” носят все признаки геноцидального плана"

В защиту Украины включаются те, от кого этого меньше всего ждали в России. "Ольга Твердохлебова из тех украинцев, на которых Владимир Путин рассчитывал как на сторонников России. Орденоносная ветеранка Красной армии, воевавшая против нацистов во Второй мировой войне, она была равнодушна к украинской независимости, когда в 1991 году распался Советский Союз. Но когда россияне вторглись в феврале, она позвонила в украинский призывной пункт и предложила свои навыки снайперши. Кадровик отвечал с энтузиазмом, вспоминает Твердохлебова, пока она не назвала свой возраст: 98," - рассказали в The Wall Street Journal.

"Долгое время Твердохлебова была известна на местном уровне и на национальном телевидении благодаря ее рассказам о военных подвигах, когда она, по ее словам, служила лазутчицей в нацистском немецком тылу и пробивала путь к Берлину. Сейчас у нее есть новое послание для публичных выступлений: что война Украины против россиян за выживание выглядит как та, в которой страны воевали бок-о-бок против нацистов."

По словам корреспондента WSJ, "укорененная и в российскую, и в украинскую культуру, Твердохлебова была потрясена текущим конфликтом. “Я не знаю, кто я,” - сказала она. Но ее верность Украине никогда не была под вопросом. Чиновники пренебрежительно отклонили ее несерьезное предложение поступить на службу, вместо этого она использовала свою личную историю для мобилизации украинцев, сказала она. Она пыталась также убедить россиян изменить курс - безрезультатно, сказала она. Дочь старого товарища по оружию в России спросила, правда ли, что украинские националисты будут вешать бывших коммунистов у торгового центра в Виннице. “Да, меня повесят завтра,” - ответила она, по ее словам. Недавно утром она вспоминала сквозь слезы, как видела по телевизору двухлетнего ребенка без ног после бомбардировки, а затем слышала перехваченные телефонные разговоры россиянок, просивших своих мужей в российской армии красть у украинцев бытовую технику. “Если они зомбированы так же, как тот идиот, - сказала она, имея в виду Путина, - как я могу к ним обращаться?”".

К разрушению российских мифов о "нацистах" на прошедшей неделе присоединился  известный историк украинского еврейского происхождения, профессор Университета Брауна в США Омер Бартов.

"Это правда, что после достижения Украиной независимости в 1991 году украинцы стремились прославлять исторические фигуры, запрещенные коммунистическими властями, включая Бандеру и других националистических лидеров и антисоветских повстанцев, - написал он в статье для The Wall Street Journal. - Эти факты дают топливо пропагандистской машине Путина. Но этнонационализм никогда не был ведущим историческим нарративом в современной Украине. Избрание Зеленского подавляющим большинством голосов в 2019 году продемонстрировало, что украинцы преимущественно отвергают его. Сегодня в России слово “нацист” означает попросту любого, что стоит на пути российского величия и правления Путина. Вторгнувшись в Украину 24 февраля, Путин объявил, что “специальная военная операция” России будет “направлена на демилитаризацию и денацификацию Украины”, чтобы “защитить людей” от “геноцида, совершаемого киевским режимом.” Но это именно российские заявления о “денацификации” носят все признаки геноцидального плана."

"И у России, и у Украины есть долгая история антисемитизма и преследования евреев, - напомнил Бартов. - Но евреи также столетиями жили в Украине вместе с многочисленными другими этническими и религиозными группами. В 1920-е годы, когда, как сетует Путин, возникла украинская республика, евреи и украинцы переживали культурный ренессанс, зачастую работая вместе и прославляя каждые свое наследие, пока Сталин не положил конец всему этому, убив большое количество писателей и художников. Гитлер и Сталин могут оба оказаться моделями для спланированного путинского истребления украинской нации и культуры."

"Старики порой неделями просят о помощи"

The Wall Street Journal  рассказал о текущей эвакуации украинских евреев, которые пережили Холокост. Эвакуируют в Германию, которая создала для этого наилучшие условия. Многие еще не перестали удивляться иронии истории. Часть стариков, тем не менее, помня ужасы немецкой оккупации, отказывается от пусть даже временного переселения в эту страну.

Но прежде всего, как говорилось в статье WSJ, "многие евреи не решаются бежать во второй раз, зная, что могут никогда не вернуться в дома, в которых они жили большую часть своей жизни. “Они понимают последствия, лишения… Вся эта ситуация - как спусковой сигнал, вынуждающий их снова пережить ужасы оставленности всем миром времен их детства, - сказал Шнайдер. - Мы решили, что не позволим этому случиться под конец их жизней. Их не оставят умирать в одиночестве.” Один мужчина за 80, отказавшийся уезжать, попросил и получил автомат Калашникова от украинской территориальной обороны. Он сказал тем, кто пришли его выручать, что использует его для защиты своего дома, если за ним придут россияне."

"94-летняя (Фрида) Хенкина была вывезена во время сильного обстрела из города Харькова на востоке, где у нее остались два сына, пятеро внуков и девять правнуков. У нее было время, чтобы только схватить пластиковый пакет с необходимой одеждой. Преподавательница физики и астрономии на пенсии, она была 12-летней, когда ее семья бежала на Урал в России от армии Гитлера, которая убила ее дядей. (Татьяна) Стакеева, бывшая инженером, взяла с собой маленький мобильный телефон Nokia, чтобы звонить своей дочери и внучке, которые остались в родном городе Днепре. “Я очень по ним скучаю и боюсь, что с ними может что-то случиться,” - сказала она."

"Недавно на прогулке в саду на их новом месте двух женщин, до сих пор в теплых зимних пальто, несмотря на сравнительно более мягкий баварский климат, провезли в инвалидных креслах мимо маленькой украшенной часовни со статуей Девы Марии. Сиделка сорвала Хенкиной весенний цветок. Она понюхала его, вспомнив слово на идише для цветка: блум. Рожденная в 1928 году, Хенкина - одна из последних людей, кто помнит колоритную культуру еврейских штетлов - маленьких городов или сел с крупной долей еврейского населения, - процветавших некогда на территории современной Украины. Хенкина помнила идиш, германский язык, на котором тогда говорили евреи, и некоторые давно забытые слова сейчас снова выплывают из ее детских воспоминаний, когда она слышит людей, говорящих вокруг нее на немецком. “Кто бы мог подумать, что я снова услышу эти слова в Германии,” - сказала она."

Об эвакуации стариков говорилось также в одном из текстов The Washington Post. Дело происходило в Донецкой области, которую сейчас пытаются захватить российские войска. "В отличие от более молодых граждан, люди, которые имеют проблемы с мобильностью, не могут спешно спускаться в подвалы, когда рядом падают артиллерийские снаряды или ракеты, - отметили в WP. - В высотных зданиях самые слабые иногда остаются в своих креслах, будучи неспособными передвигаться, наблюдая из выбитых окон, как землю сотрясают взрывы. В отдаленных селах вроде Владимировки старики порой неделями просят о помощи, даже оставляя широко открытыми входные двери, чтобы кто-нибудь их заметил."

Один из эпизодов статьи: "Въехав во Владимировку на прошлой неделе, Саша замедлил свою скорую помощь, пытаясь соотнести грунтовую дорогу с указателем GPS в его смартфоне. Тогда он увидел ее: стоящей у ворот со скрещенными руками и выражением беспокойства на лице. 41-летняя Оксана Судавцова жестом позвала его в дом, где на диване сидела, сгорбившись, ее 72-летняя мать, неспособная ходить после недавнего инсульта, который оставил ее парализованной от талии. Когда Саша схватил носилки, прогудела ракета и Оксана в испуге вбежала в дом. Любовь была почти что в состоянии ребенка, с широко раскрытыми глазами и дрожащими губами. Пока Саша помогал ей переместиться на носилки, она едва проронила слово. “Ей было так страшно здесь,” - сказала Оксана. По щекам ее матери текли слезы."

"В кузове скорой помощи к Любови присоединилась 80-летняя Валентина Лушенко, вытащенная из дома после недель ожидания. Миниатюрная, укутанная в зимнее пальто. Она сказала, что у нее нет родственников, которые ей помогли бы: ее муж умер, а единственный живой сын - в тюрьме. Единственным, кто заботился о ней после начала войны, был местный водитель автобуса, который приносил ей продукты. Скорая помощь дрожала и подпрыгивала, разгоняясь на дороге в Покровск. Save Ukraine забронировала 40 мест в ежедневном эвакуационном поезде, время поджимало. Любовь содрогалась от боли. Валентина была испугана и взволнована. Она также выглядела очень печальной. Она все время говорила о своих родителях и один раз открыла кошелек, чтобы взглянуть на их черно-белые фотографии. “Они умерли,” - сказала она и начала плакать."

"Один из самых актуальных дипломатических и гуманитарных кризисов"

Нападение России на Украину создает все больше очевидных проблем для всего мира. Одна из них - острый дефицит продовольствия. Как написали в The Economist, "на удивление, около 80 процентов обычного урожая попали в грунт, посаженные порой смелыми фермерами в бронежилетах. Но что с ними делать? Сбор урожая не должен быть большой проблемой, поскольку линии фронта отодвинули и Россия, похоже, вряд ли продвинется. Сложность заключается в вывозе этого добра из страны. Присутствие в Черном море российского флота, а также оборонительное применение мин украинским флотом означает, что Одесса, главный порт Украины, закрыт полностью. Это же касается второго и третьего портов, расположенных рядом. Бердянск и Мариуполь, четвертый и пятый, - под контролем России. Много пшеницы также не разместить на складах: украинские зерновые элеваторы преимущественно полны недавно собранным зимним урожаем, который обычно к этому времени уже отправлен за рубеж."

The Guardian  сообщил, что "срочные меры по прорыву российской блокады зернового экспорта из украинских портов, включая попытки открыть маршруты через порты Румынии и стран Балтии, обсудят министры иностранных дел и инфраструктуры G7 на встречах в Германии. Блокада зернового экспорта быстро становится одним из самых актуальных дипломатических и гуманитарных кризисов в Украине. Во вторник Джо Байден сказал, что США работает над решением "дать этим продуктам питания выход во внешний мир, так что это могло бы помочь снизить цены". Джем Оздемир, министр сельского хозяйства Германии и член партии Зеленых, уже несколько месяцев ищет с ЕС альтернативные железнодорожные маршруты через Польшу и Беларусь в балтийские порты, но разные поездные колеи между Украиной и Польшей, заведомая перегруженность трафика и недостаток подходящих железнодорожных вагонов говорят против этого варианта."

"По одной из украинских оценок, только 20 процентов экспорта, который Украина обычно отправляет судами через черноморские порты, можно отправить железной дорогой в балтийские порты, - написали в британском издании. - Стоимость дорожного транспорта выросла за последний год впятеро. До войны больше всего продуктов питания, произведенных Украиной, - достаточно, чтобы прокормить 400 миллионов человек - транспортировались через семь черноморских портов страны."

В тексте The Guardian также отмечалось, что "по оценкам, примерно пятая часть украинских сельскохозяйственных земель сейчас в руках России."

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: