Понедельник, 23 апреля 2018, 12:451524476711 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В период новогодних и рождественских праздников главной "украинской" темой западных СМИ оставалась ставшая уже легендарной украинская коррупция. Украина, к сожалению, давала тому новые поводы, одним из которых стало убийство адвоката Ирины Ноздровской.

"Хотя у нее было много клиентов как у защитницы прав человека и активистки-антикоррупционерки, Ирина Ноздровская стала известна в борьбе за правосудие для собственной сестры, убитой два года назад, когда ее сбила машина, за рулем которой был племянник влиятельного судьи, — писал об этом деле The New York Times. — В итоге Ноздровская смогла посадить водителя за решетку, завоевав одобрение в украинских СМИ и одержав важную победу во имя верховенства закона. Однако это дело приняло мрачный оборот в канун Нового года, когда ее тело всплыло в мелкой ледяной реке за Киевом. Ее зарезали".

"Это убийство произошло в важный момент, когда Украина колеблется между давно обещанной перестройкой администрации по западному демократическому образцу и возвращением к привычной постсоветской политике, — отмечал его корреспондент. — Это перетягивание каната имеет последствия далеко за пределами Украины, так как эта страна стала важным трофеем в возобновившемся противостоянии между Россией и Западом. Судебная реформа является сегодня первостепенной в повестке дня западных доноров в Украине. В прошлом году Европейский Союз удержал 718 миллионов долларов помощи в связи с тем, что ее правительство не создало систему проверки чиновничьего имущества на признаки коррупции. Международный валютный фонд уже остановил транши, поскольку правительство президента Петр Порошенко, обеспокоенное утратой контроля над судебной системой, не создало независимого антикоррупционного суда".

"Борьба Ноздровской за правосудие для ее сестры стала символом борьбы против глубоко укорененной в Украине коррупции и была показана в телевизионных документальных фильмах и статьях в местных СМИ, — рассказывали в американском издании. — Она началась, когда ее сестра, Светлана Сапатинская, идя на работу в ее селе Демидове недалеко от Киева, была сбита сзади машиной, за рулем которой был Дмитрий Россошанский. Его ранее арестовывали по обвинениям в краже машины, грабеже и вождении под воздействием наркотиков, но каждый раз отпускали. 38-летняя Ноздровская в своих обращениях в суд настаивала, что полиция, зная, что арестовала родственника главы районного суда Сергея Куприенко, на восемь часов отложила проверку Россошанского на потребление наркотиков или алкоголя, позволив ему протрезветь. Судья, работающий под началом дяди Россошанского, не обратил никакого внимания на небрежное полицейское расследование и освободил молодого человека под залог".

Как подчеркивал журналист NYT, "то, как правительство справится с этим убийством, будет рассматриваться как пробное дело в его борьбе с коррупцией. "Это почти типичный случай, когда родственник судьи избегает наказания, а человек, которые пытается с этим бороться, сам оказывается наказанным самым ужасным образом", — сказал Михаил Жернаков, бывший судья и директор организации Dejure, выступающей за судебную реформу".

"В прошлогоднем опросе почти невероятно малое количество — 0,5 процентов — украинцев сказали, что доверяют украинским судьям, — отмечал также он. — Своими недавними решениями судьи помогли выйти на свободу ряду чиновников, обвиненных в коррупции на основании довольно веских доказательств, например, прокурору, которого поймали дома с кладом бриллиантов и наличных. Ноздровская в своей работе расследовала коррупцию в государственных закупках и выступала свидетелем против члена парламента, зарабатывая себе множество врагов и выявляя разложение, все еще сохраняющееся в судебной системе спустя несколько лет после проевропейского поворота Украины".

Борьба с антикоррупцией

Помимо этого, западные СМИ продолжали освещать события, связанные с Национальным антикоррупционным бюро — созданным при поддержке США независимым агентством, которое, показав эффективную работу, подверглось недавно нападкам со стороны представителей власти. В статье Foreign Policy речь шла, в частности, о расследовании Национальным антикоррупционным бюро одной схемы УкрОборонПрома с кражей денег с контракта на поставку в Ирак деталей для самолетов Ан-32. В самом консорциуме и в администрации президента в комментарии американскому изданию обвинения чиновников УкрОборонПрома в коррупции предсказуемо объявили частью "гибридной/информационной войны против Украины". При этом АП выдала такого рода заявление, оставив без ответа все вопросы, которые направил туда FP.

"Это не первый случай, когда антикоррупционное бюро нацеливается на пронизанную коррупцией оборонную промышленность, — рассказывали в Foreign Policy. — В начале этого года глава бюро Артем Сытник объявил, что его агентство расследует ряд коррупционных дел в государственном предприятии. В июле следователи выявили аферу на танкоремонтном заводе в западноукраинском городе Львове, где в 40 модернизируемых танков поставили отремонтированные двигатели вместо новых. Директор завода и двое высокопоставленных военных офицеров были арестованы. Это задевает за живое администрацию президента, потому что Петр Порошенко назначил на ключевые позиции в УкрОборонПроме двоих бывших партнеров по бизнесу".

"На данный момент правительство отказалось от своих попыток подорвать антикоррупционное бюро, однако пресс-секретарь агентства Дарья Манжура думает, что это может быть только отсрочкой, — писал дальше FP. — Манжура говорит, что антикоррупционное бюро может выполнять свою работу эффективно только если правительство выполнит свое обещание создать специализированный антикоррупционный суд, состоящий из уважаемых судей, способных противостоять политическому давлению, взяткам и угрозам. Порошенко до сих пор тормозит создание таких судов. "Важность антикоррупционного суда в том, чтобы показать людям, что дело может включать расследование в отношении подозреваемых, представление их перед судом, обеспечение обвинения и наказание", — сказала Манжура".

"Дарья Каленюк, исполнительный директор украинской неправительственной организации Центр противодействия коррупции, отметила, что крайне важно иметь независимый орган правопорядка вроде Национального антикоррупционного бюро, которое имеет полномочия расследовать деятельность государственных компаний "как, например, этот монстр, которого мы называем УкрОборонПромом". Однако в настоящее время будущее украинских антикоррупционных следователей остается неопределенным. Попытки демонтировать Национальное антикоррупционное бюро призваны "дать обратный ход некоторым положительным реформам в сфере борьбы с коррупцией, — сказала Каленюк. — Мы выиграли бой в этом месяце, но это не значит, что мы выиграли войну"", — процитировали в американском издании.

В другой статье на сайте Foreign Policy отмечалось, что "мрачная реальность сегодня в том, что Украина ведет войну на два фронта. Защищаясь от российских танков, ракет и артиллерии на востоке, украинское государство борется также с коррупционерами внутри. Когда в феврале 2014 года клептократический режим Виктора Януковича лишился власти, главной угрозой суверенитету и территориальной целостности этой страны стали российские "зеленые человечки" и их тайные марионетки. Сейчас, когда украинская армия сильнее и может держать оборону против российских сил, пожалуй, самой серьезной угрозой украинскому суверенитету и евро-атлантическим амбициям стала коррупция".

Не сумев добиться победы над Украиной военным путем, Кремль может достичь ее путем политическим, делая ставку на коррупционеров, которые подрывают ее силы и разъедают внутреннее единство, предполагал корреспондент FP. Западные лидеры поглощены собственными проблемами, как то выборы или выход Великобритании из ЕС, и обращают мало внимания на Украину. Это дало свободу заинтересованным силам в Украине начать наступление на антикоррупционное бюро, пытаясь либо нейтрализовать его, либо подчинить правительству.

Тем не менее, по мнению автора статьи, Вашингтону стоит не отказаться от поддержки Украины, а, напротив, усилить ее, в частности, убедив другие страны НАТО последовать его примеру и предоставить Украине оружие. К тому же, как считает он, странам Запада следует создать управляемый ими специальный инвестиционный фонд, сделав его стимулом для дальнейшей борьбы с коррупцией. "Поскольку членство Украины в НАТО и ЕС нереально в ближайшем будущем, у украинских партийных лидеров в настоящее время нет сильных побудительных причин поддерживать сложные реформы и отмежевываться от привилегированных лиц, которые финансируют их избирательные кампании. Управляемый Западом инвестиционный фонд служил бы механизмом поощрения реформ и эффективного управления до появления реалистичной евро-атлантической перспективы", — предположили в Foreign Policy.

"Заполнение провала"?

Решение США продать или предоставить Украине оружие также активно обсуждалось в западных СМИ в последние дни декабря и первые недели нового года. Обозреватели из Штатов и стран ЕС отреагировали на него положительно либо нейтрально. The Washington Post  в своей статье отметил, что "Украина получает скромное количество американского оружия. Но чиновники называют его "заполняющим провал", поскольку оно устраняет основные слабые места в обороне. На восточном фронте снайперы являются главной угрозой для украинских солдат, которые смогут использовать снайперские системы модели M107A1, которые им продают, чтобы уравнять правила игры. Точно так же "Джавелины" могут отразить российские танки в случае нового наступления — и заставить Кремль подумать о потенциальной цене в виде жизней российских солдат, присутствие которых в Украине он до сих пор отрицает".

Его корреспондент предполагал, что "как только завершится потемкинское шоу с мартовскими выборами 2018 года, Путин может иметь причину рассмотреть сокращение потерь в Донецке и Луганске. Администрация Трампа, надо отдать ей должное, дала понять, самое недавнее — в статье Тиллерсона в The New York Times, что нормализации отношений между США и Россией не произойдет "в отсутствие мирного разрешения украинской ситуации". Отреагировав на заявление Путина, администрация Трампа и европейские союзники предлагают переговоры о плане для международных миротворцев, которые будут задействованы после отхода россиян. Если Путин действительно хочет перезагрузки отношений с Западом, у него будет такая возможность. Если нет, то хорошо, что у Украины появится больше возможностей защищаться".

Военный урожай

Между тем, The New York Times  коснулся темы оружия в Украине в менее благоприятном контексте. "Дело об убийстве в Никополе, городе на востоке Украины, запуталось в бюрократических отсрочках, что явно раздражало отца одной из жертв, — начиналась его статья. — К тому времени, как 30 ноября начались слушания, судья переносила их уже 20 раз за полтора года. Двумя неделями ранее отец, Руслан Тапаев, написал в Facebook, что "преступники должны быть наказаны. Иначе общество погрузится в хаос". Когда 21 слушание привело к очередному переносу, удрученный мужчина решил взять справедливость в свои руки. Он оторвал чеки у двух ручных гранат, бросил одну из них в троих обвиняемых, и придержал вторую, убив себя… Один из обвиняемых был убит, десяток человек получили ранения".

"За почти четыре года войны с поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины распространение оружия, украденного у армии, привело к росту вооруженных преступлений, несвойственных европейским странам, — писал The New York Times. — Это привело также к чему-то новому и более настораживающему: ручные гранаты используются в самых разнообразных преступлениях, включая домашнее насилие и ограбления банков. Украинская полиция сообщила об изъятии около 2,5 тысяч ручных гранат в этом году, в сравнении с 100 в 2013-м".

"По словам экспертов по вооружениям, это неудивительно, что с зоны боевых действий проникает все больше ручных гранат. Их просто спрятать, а их расход сложно полностью контролировать в боевых ситуациях. "Граната одноразова. Это значит, что солдат может заявить, будто она взорвалась, но вместо этого легко ее спрятать", — сказал Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследований экстремизма в Киеве. Солдат может затем продать ее на черном рынке примерно за 15 долларов — приличная сумма в стране, где доход на душу населения в 2016 году составлял 1135 долларов. Как результат, ручные гранаты стали все более обыденной частью украинской жизни. В одной из самых ранних и самых смертоносных атак в 2015 году ручная граната, брошенная в толпу протестующих в Киеве, убила четверых полицейских и ранила 141 человека. Недавно украинский солдат убил себя, взорвав гранату, после ссоры со своей девушкой. Безработный угрожал ручной гранатой работнику заправки, а затем уехал, не оплатив счет".

Обзор подготовила Юлия Абибок, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: