Четверг, 16 августа 2018, 17:201534429200 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Ты общаешься с человеком, а он все время говорит с кем-то по телефону и решает какие-то проблемы. Отвечая на твой вопрос, он может тут же позвонить кому-то и переадресовать его. Это сбивает с мысли и потом такое интервью трудно шифровать. Но эффективность советника министра МВД Антона Геращенко трудно оспорить. В 10 утра мы обсуждали российский сюжет с «распятием» в Славянске ребенка, а уже в 15.00 он дает журналистам раскладку по женщине, выпустившей в мир такую чудовищную ложь. Это его стиль работы - он всегда на связи и ему не нужно долго объяснять. Но в этом и опасность - может возникнуть иллюзия, что Геращенко, - это всё МВД. А всё МВД - очень разное и неоднозначное. Об этом мы и спорили в сквере напротив министерства.

- На минувшей неделе депутат Фирсов опубликовал открытое обращение  к министру внутренних дел с вопросом о люстрации в донецкой милиции и смене ее начальника…

- По поводу Пожидаева (начальник ГУВД Донецкой области – ред.). Когда назначаешь какого-то руководителя, всегда стоит вопрос компетентности, определенного опыта. Товарищ Ленин в свое время дал миру фразу, что государством может управлять любая кухарка. Но история показывает, что кухаркины решения всегда приводили к ужасным последствиям для народа. Поэтому Пожидаев был назначен, поскольку он имел опыт и был компромиссной фигурой для Донбасса.

- Компромиссной между кем и кем?

- Той фигурой, которая была бы воспринята в Донбассе.

- Воспринята кем?

- Губернатором Тарутой в том числе. И нужно учитывать, что Донбасс изначально, после революции находился в возбужденном состоянии, поэтому там нужен был человек, который мог бы дипломатично договариваться с местными элитами, чтоб те или иные вопросы были сняты. Но никто из нас не знает будущего, никто не мог представить себе в марте, до чего дорастет угроза терроризма. А Пожидаев человек интеллектуально развитый, эрудированный и в своем деле он очень хорошо разбирается...

Давайте прямо говорить: донецкая милиция была разложена, демотивирована, она привыкла работать на разрыв кого-то или на прикрытие бизнес-схем, но не была настроена защищать народ от угрозы терроризма. Поэтому она достаточно легко сдавалась, за исключением редких случаев. И сейчас министр как раз поставил задачу назначать новых начальников милиции исключительно из тех, кто себя проявил в борьбе с терроризмом. То есть, например, если сопротивлялся Андрущак, начальник мариупольской милиции, если его чуть ли не инвалидом сделали, то он должен дальше работать в милиции и на высоких должностях. Если Крищенко Андрей не сдавался в Горловке и пытался защищать горотдел, то он сейчас временно назначен и.о. Славянской райгосадминистрации, а после наведения порядка будет занимать достаточно высокий пост в системе милиции. То есть, негодяев брать не будем. Кстати, говоря, сами милиционеры нам здорово помогают, в том смысле, что в тех же Славянске и Краматорске на работу, в первые дни после освобождения, вышло не больше 20% личного состава. Министр четко заявил, что никто из тех, кто совершал преступления, переходил на сторону террористов - работать не будет. Если они совершали преступления – они получат наказание.

И последнее по Пожидаеву. У нас есть батальон «Азов», лидер которого Андрей Белецкий. Он отсидел по надуманным обвинениями СБУ и той же милиции 2,5 года. Белецкий работал сейчас в Мариуполе и познакомился с Пожидаевым. Так вот его слова дословно: «я не ожидал, что Пожидаев – это настолько профессиональный человек, который действительно хочет бороться с террористами и бандитами».

- У Белецкого такое субъективное мнение, а у Фирсова другое…

- Фирсов ловил с Пожидаевым преступников?

- Фирсов был на площади 13 марта, когда убили человека и милиция, по общему мнению, не помешала этому.

- Не Пожидаев лично руководил тогда на площади. И еще нужно понимать, что есть работающая система и есть неработающая система. Милиция разложена была тогда. После событий на Майдане, милиционеры в Киеве до сих пор боятся ударить преступника! Это итог, в том числе того, что средства массовой информации насадили обществу норму, что человек, вышедший протестовать, - его бить нельзя…

- В Харькове бьют протестующих, причем патриотов, и там милиция не боится…

- В Харькове - да, ситуация другая, но если мы говорим «бьют», то надо понять за что бьют и как бьют. Когда толпа сторонников одной идеи приходит за полтора километров к сторонникам другой идеи – надо было задержать их, предотвратить массовую драку.

Но, возвращаясь к событиям 13 марта в Донецке. Я видел видеозаписи, знаю обстановку тогда и хочу сказать следующее: даже если бы Вы, Сергей, или Фирсов были командирами милиции на тот момент, она бы не выполнила тот приказ, который бы Вы ей дали. Это надо понимать и принять.

- Даже если Пожидаев супер-профессионален, но, как минимум, у половины населения к нему есть вопросы (как и ко всей команде Таруты-Ахметова) - то этот кризис доверия нужно как-то разрешать. Нелогично, если в Новом Донбассе будет руководить старая команда.

- А у Вас есть кандидатуры на начальника милиции областной? Предлагайте. Мы рассмотрим все кандидатуры, предложенные общественностью. Давайте кадры на начальников гор, - райотделов. Дефицит честных и профессиональных кадров действительно есть, так что в этом плане мы открыты. Давайте информацию о милиционерах-предателях. Вашему изданию верят люди, верим мы, - предлагайте кадры, давайте информацию. Посмотрим, как на это будет реагировать Пожидаев, тогда и будем его судить. Но когда говорят, что Пожидаев допустил то, что происходит сегодня в Донецкой области, то нужно, прежде всего, говорить о том, что была разрушена управляемость системы. Система была разрушена изнутри.

- Следующий вопрос. Осажденный Краматорск. Условно осажденный. Казначейство заморозило выплаты пенсий, бюджетникам не выплачивались зарплаты, но краматорская милиция, несмотря на то, что она сотрудничала с террористами, заработную плату из украинского бюджета исправно получала. За что?

- Милиция получала зарплату по карточной системе. Другое дело, что терминалы в Краматорске и Славянске не пополнялись наличностью…

- Пенсии людям не платило Госказначейство, банки здесь не причем…

- Насколько я знаю, оплата велась или всем, или никому.

- У меня другая информация…

- Давайте проверим у начальника финуправления (звонит по телефону). - Начальник говорит, что все были под одной гребенкой и никто ничего не получал в Краматорске и Славянске, потому что там само казначейство не работало.

Но, что касается вообще ситуации с оплатой милиционеров. Вам известна история, как террористы собрали «Беркут» в Донецке и предложили ему перейти к ним на работу? Это в апреле, кажется, было. А те говорят: «а вы нам зарплату платить будете?» Те отвечают – «нет, мы ж патриоты тут все». – «Ну, тогда не будем переходить к вам». - Это реальный факт. Я Вам скажу следующее: если бы мы перестали платить вообще всем, то количество работников милиции, переметнувшихся на ту сторону просто потому, что ему семью кормить надо, - было бы больше. Лиши его денег и где гарантия, что и этот конкретный работник милиции не перейдет на ту сторону. - Это аргумент?

- А что мы потеряли от этого, если он, может и не перешел формально, но и ничего не сделал, чтоб пресечь терроризм? Мне не жаль зарплаты, я просто не понимаю, за что гаишник с флагом ДНР в машине, ее там получал?

- Ну, так или иначе, милиция продолжала осуществлять функции по фиксации преступлений. К тому же, есть, допустим, следователь, который расследует уголовные дела. Ему нужно платить зарплату? Есть криминалисты, - они выезжали на место преступления, снимали отпечатки пальцев… Давайте конкретно, не надо обобщать. У нас правовое государство, поэтому, если кто-то совершил преступление, пусть конкретно он за него и отвечает, не надо всю милицию под одну гребенку и всех лишать зарплаты.

- А по каким критериям сейчас будет определяться, кто сотрудничал с сепаратистами, а кто нет?

- Служба внутренней безопасности будет проводить расследования. Готовится приказ министра с методологией, как это будет делаться. Поднимаются все видеозаписи. Поднимаются все данные из социальных сетей. Будет проведена огромная работа. У нас есть четкое желание навести порядок на Донбассе. И если у вас есть информация о конкретных милиционерах, то, пожалуйста, помогите нам.

- Министр заявлял, что 80% кадров нужно будет менять. На кого? Откуда эти люди? Какая у них мотивация?

- Мы для этого и создаем батальоны милиции особого назначения – батальоны Нацгвардии. Именно они станут кадровой основой новой милиции. Например, сегодня батальон «Донбасс» почти в полном составе находится в городе Артемовске. Соответственно те из ребят, которые местные жители, могут остаться и работать там.

Кстати, вернемся к разговору о продажной милиции. Вот в Артемовске есть брат Андрея Крищенко (начальник ГОВД Горловки, защищавший горотдел от сепаратистов – ред.). Так вот, из 7 сотрудников местного ОБОПа, который он возглавляет, шестеро продолжают работать, и вы в новостях видите их результаты: то они находят склад оружия, то задерживают террориста. Сам Крищенко два месяца работал в подполье, информировал МВД о том, что там происходит.

Плюс, мы ждем, что в милицию пойдут работать патриоты, вот, через ваше издание, обращаемся к ним – пусть приходят работать в милиции донецкой.

Хотя есть и обратная сторона вопроса. Например, в Великоновоселковском районе, после назначения рекомендованных местным жителями главы администрации и начальника районной милиции, проблемы не прекратились, а только увеличились. Но мы с этим вопросом в ближайшее время разберемся.

- А как решается кадровый вопрос в уже освобожденных городах?

- Там сейчас находятся подразделения Нацгвардии, туда направлены сводные отряды из других областей и мы предлагаем молодым милиционерам из других регионов, у которых есть возможность переехать в Донбасс, если есть такое желание, то можно остаться там и работать.

- В последнее время много жалоб на самоуправство со стороны наших батальонов, или других организаций, которые пытаются подменять собой милицию, похищают людей, допрашивают их, некоторые потом требуют деньги за эти услуги…

- Мы действуем исключительно в рамках закона. В рамках закона о милиции созданы спецбатальоны милиции, типа «Азов» или «Днепр-1». В рамках закона о Нацгвардии созданы добровольческие батальоны, в том числе «Донбасс». Они действуют в правовом поле. Но есть еще группы граждан, которые присвоили право быть судьями и оценивать кто сепаратист, кто террорист и вершить, как они думают, правосудие. В частности, мне позвонил губернатор Тарута и сказал, что бойцы батальона «Днепр-1» похитили мэра и зама мэра Курахово. Я сразу связался с командиром этого батальона Юрием Березой и, естественно, он сказал, что не имеет никакого отношения к этому, но думает, что к этому могут быть причастны люди из окружения Яроша. Я позвонил человеку, которого мне представляли как начальника штаба Яроша, его зовут Андрей Денисенко, и попросил, чтобы в течение часа эти люди были отпущены. На это я услышал в свой адрес ряд нелестных эпитетов. Мне было сказано, что господин Денисенко сотоварищи считают данного мэра сепаратистом, и они будут с ним поступать так, как они считают нужным.

То, что такие действия находятся за рамками закона – бесспорно. Это похищение людей. И за это нужно нести уголовную ответственность. Поэтому наша позиция по отношению к таким вооруженным квази-формированиям такая: вы или идите на передний край, записывайтесь в Нацгвардию и воюйте, или не надо по тылам шастать, и похищать руководителей, с которыми, (у нас есть информация) потом ведутся переговоры о материальном вознаграждении. 

- В одном из интервью Вы высказали идею о законе по десепаратизации. Это только идея, или она уже прорабатывается как нормативный акт?

- Она уже прорабатывается. У нас готовится проект изменения в 110 статью уголовного кодекса, которая будет дополнена тем, что кроме уголовного наказания за действия угрожающие территориальной целостности Украины, будет предусмотрено и лишение права избираться и быть избранным в органы власти и местного самоуправления. 20 июля заработает Верховная Рада и мы туда внесем такой законопроект для рассмотрения депутатами. Естественно, нужна широкая общественная поддержка.

Кроме того, хочу сказать, что Донбасс нуждается не только в десепаратизации, но и в дезомбировании. Должен быть разработан план по дезомбированию Донбасса, в который должно входить полное отключение всех российских телеканалов, вещающих ложь. Если это необходимо, давайте принимать законы, которые будут прямо запрещать трансляцию телеканалов, отравляющих сознание людей. Второе - необходим целый спектр теле-радио материалов, которые бы показывали людям правду о событиях на Донбассе.

- А что с идеей возведения стены на границе с Россией? Она как-то реализуется?

- Для того, чтобы возводить стену на границе надо эту границу сначала полностью контролировать. Потому что, даже если будут деньги, строить ее под установками «Град» – не реально. Ни один строитель этого делать не захочет. Ну и, как таковая, бетонная стена не нужна. Нужна современно оборудованная различными системами предупреждения, разведки, граница с контрольно следовыми полосами, колючей проволокой и, главное, оборудованная приборами, позволяющими видеть в любую погоду и время суток передвижения объектов. Такие приборы существуют. И, соответственно, граница должна быть прикрыта мобильными маневренными группами с бронетехникой, которые могут доехать до любой точки за 10 минут и уничтожить группы противника.

А то, что происходит на границе сейчас – это уже задача армии. Там идет война, а не антитеррористическая операция.

Ну и, конечно, в идеале, сейчас нужно держать в воздухе, в постоянной боевой готовности, пару самолетов для контроля восточной границы. Но это стоит очень больших денег. У нас проблема-то с чем? Самолет не успевает долететь с момента пока бронетехника переходит границу - до момента пока она входит в населенный пункт, где ее уже нельзя бомбить. Например, от Изварино до Луганска – максимум час езды бронетехники. И пока доходит информация, до момента взлета самолета, плюс самолеты у нас летят туда за 300-400 км, - за это время бронетехника успевает раствориться в Луганске. Поэтому, чтоб иметь возможность все это уничтожать, нужно постоянно иметь самолеты в воздухе.

- Сейчас все больше свидетелей отмечают, что на стороне террористов воюют, по всем признакам, регулярные части российской армии…

- Проблема Гиркина и его кукловодов в том, что они пытались воевать с нами силами наемников. Но наемники разобщены, у них нет идеологической мотивации. Они говорят: «Мы пришли, думали, что будет по-другому, а здесь все не так, - мы уходим». И у них постоянно шла текучка, то есть, Гиркину невозможно было выстроить нормальную систему обороны. В том числе и в Славянске такая проблема была, поэтому они его и покинули. То есть, они видят, что силы наемников, даже укрепленные танками и «Градами» не в состоянии противостоять нашей кадровой армии и Нацгвардии. Поэтому у них встал вопрос об участии все-таки регулярных войск, но без опознавательных знаков. Под видом добровольцев.

- А как Вы относитесь к информации, что у сепаратистов появились свои самолеты? Она правдоподобна?

- Дело в том, что для базирования самолетов нужны аэродромы. Луганский аэродром занят. Донецкий – тоже. Самолеты с вертикальным взлетом - их и в России единицы. Поэтому применение самолетов наемниками и террористами – это не реально.

- Насколько обоснованна классификация наших добровольческих батальонов, как «частные армии Коломойского»? Почему их так называют?

- Коломойский один из первых в этой стране осознал угрозу и масштаб угрозы терроризма со стороны России. И он, как только в начале марта начали формироваться первые батальоны территориальной обороны, создал все условия, чтоб в Днепропетровской области было создано три таких батальона. При том, что в остальных областях таких батальонов создавалось по одному. Он действительно организовал финансирование за счет благотворительных средств, причем не только его, а обращаясь к здравой части предпринимателей Днепропетровской области. Они экипировали и снабдили всем, что необходимо данные батальоны. Но они не управляются Коломойским. Ими управляют генералы Министерства обороны, которым они подчинены. То же самое, когда в апреле было принято решение создавать батальоны милиции из добровольцев, то Днепропетровск первым откликнулся, и создали специальный батальон «Днепр-1». Этот батальон управляется министром, через областное управление милиции. Поэтому это расхожее мнение, возбужденное журналистами, - оно не соответствует реальности.

- Как Вы оцениваете заявление Таруты, что нужно выводить «Днепр-1» с территории Донецкой области?

- Это заявление было эмоциональным, и оно, видимо, связано с тем, что есть определенная конкуренция между Донецкой и Днепропетровской областными администрациями. Есть определенное недоверие, которое, на мой взгляд, не служит пользе общего дела. И, кроме того, губернатор Донецкой области, на мой взгляд, был введен в заблуждение тем, что похищения людей как то связаны с батальоном «Днепр-1». Хотя, я уже говорил, что этим занимались люди Яроша.

- А кстати, к этим людям будет применяться какая-то юридическая ответственность?

- Естественно. Возбуждены уголовные дела и идут расследования. И мы не позволим никому просто так похищать людей. Мы строим правовое государство.

Беседовал Сергей Гармаш, «ОстроВ»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: