Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Национализация днепропетровского Приватбанка Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова уже не будет иметь катастрофически пагубных последствий для банковской системы Украины. Вопрос заключается только в наличии решимости у президента Петра Порошенко нанести удар по самому серьезному на данный момент оппоненту внутри страны.


Но пока такого желания не просматривается. В итоге к активным действиям против гаранта может перейти сам И.Коломойский и его группа "Приват" – в соответствии с известной футбольной истиной "не забиваешь ты – забивают тебе". Ведь большая политика и большой спорт во многом похожи.

Национализировать нельзя оставить

О возможности национализации Приватбанка в СМИ впервые заговорили еще год назад. С тех пор эта тема периодически продолжает всплывать.

Главным образом в связи с остановкой программы Международного валютного фонда, который на год притормозил выделение властям Украины новых кредитов.

В т.ч. якобы из-за того, что крупнейший по размерам капитала и активам банк страны остается недокапитализированным – и портит показатели финансовой устойчивости всей банковской системы.

Также Приватбанк упоминают из-за задолженности перед государством в лице Национального банка Украины (НБУ) по полученным ранее кредитам рефинансирования.

Иногда тему поднимают сами высокопоставленные чиновники – как, например, министр финансов Александр Данилюк. Он 23 мая т.г. заявил, что в Приватбанке имеется ряд системных проблем, но его владельцам все же придется выполнить нормативные требования НБУ и никуда от этого не деться.

Практически сразу после этих публикаций появляются комментарии НБУ о том, что в Приватбанке все хорошо и никаких вопросов к нему нет.

Осторожность регулятора понятна: по состоянию на 1 августа на банк И.Коломойского приходилось 40% активов банковской системы Украины (БСУ), или 270,249 млрд грн.

Его капитализация на указанную дату – 44,986 млрд грн., или 38,98% всей БСУ. Трогать такого монстра на первый взгляд опасно: завалившись, он может своим огромным весом придавить тех, кто оказался рядом.

Например, на руководящих должностях в НБУ. Или же потянет на дно всю БСУ. "ОстроВ" ранее отмечал наличие вопросов к Приватбанку и его владельцам.

Это и кредитование собственного бизнеса за счет денег вкладчиков, и вывод в оффшоры денег, полученных от НБУ в виде рефинансирования.

Последний пункт является предметом расследования Генеральной прокуратуры Украины. Как стало известно в начале августа т.г., ГПУ еще в ноябре 2014 возбудила уголовное дело по факту хищения 19 млрд грн. рефинансирования.

По версии следствия, служебные лица Приватбанка выдали 42-м подконтрольным предприятиям кредиты на $18-73 млн под залог имущественных прав на товар.

Эти предприятия, в свою очередь, заключили сомнительные сделки, перечислив деньги на счета оффшорных нерезидентов под видом 100% предоплаты.

Однако в итоге поставка товаров так и не состоялась, а уплаченные деньги тоже не были возвращены. ГПУ истолковала эти операции как хищение.

Впрочем, до обвинений конкретным должностным лицам дело до сих пор, 2 года спустя, так и не дошло. Хотя и производство по делу тоже не закрыто.

Поэтому можно предположить, что речь идет об излюбленном приеме ПАПа: подвесить оппонента на крючок, лишить его маневра и свободы передвижений, обложив уголовными делами, как волка флажками.

Таким образом, если в президентской администрации и рассматривают национализацию Приватбанка, то исключительно в рамках противостояния владельцев ФПГ "Укрпроминвест" и "Приват".

С точки зрения финансовой санации банковской системы Украины вопрос не поднимается.

Поскольку помимо состояния украинских банков, у МВФ есть много других условий для возобновления кредитования: приватизация госкомпаний,снятие моратория на продажу сельхозземель, реальные меры по борьбе с коррупцией и т.д.

Если же говорить собственно о состоянии БСУ, то непохоже, что оно как-то беспокоит П.Порошенко и его верную соратницу Валерию Гонтареву.

Напомним, что за период ее руководства НБУ в Украине прекратили работу свыше 70 банков, или 40% от всего количества. При этом все они ранее сумели пережить кризис 2008-2009 гг.

Так что есть основания усомниться в утверждениях В.Гонтаревой, что закрылись исключительно "схемные" и "проблемные" финучреждения.

Часть из них, конечно же, подпадала под эту категорию – но далеко не все. Потери вкладчиков в "лопнувших" банках оцениваются самим НБУ в 111 млрд грн.

Поэтому если к этим 70 банкам прибавится еще один, пусть даже и самый крупный - покойнику, что называется, холоднее уже не станет.

Говорить, что это вызовет панику на рынке и недоверие к банкам просто смешно – опять же с учетом того, сколько банков уже закрылось, включая такие крупные, как Дельта-банк, "Финансы и кредит" и т.д.

Нельзя потерять то, чего нет. А доверия к банкам в Украине нет давно. И это нашло свое закономерное отображение в рейтинге World bank, который по итогам 2015 признал украинские финучреждения самыми ненадежными мире, 140 место из 140 стран.

Опять же, если быть абсолютно точным, то для удара по группе "Приват" не нужна национализация, при которой все обязательства И.Коломойского и его партнеров ложатся на государство.

Достаточно просто ввести туда временную администрацию НБУ за нарушение нормативов, невыполнение графика возврата рефинансирования – да мало ли какие можно найти предлоги.

Вкладчики из числа населения при этом получат свои деньги из Фонда гарантирования вкладов физлиц – схема, уже обкатанная ранее на десятках закрытых банков.

Не сразу, разумеется, но когда-то для них в НБУ напечатают необходимое количество денежных знаков. Ведь уже успели вернуть вкладчикам "сгоревших" банков 55 млрд грн.

Значит, вернут и 144,338 млрд грн., размещенных гражданами на депозитных счетах в Приватбанке. Поэтому говорить о некоем "социальном взрыве" при обвале Приватбанка сегодня уже не стоит.

Точно также не стоит верить напускной браваде И.Коломойского, ранее заявившего по этому поводу: "Так они не меня вышибут, а себя".

Как отмечал "ОстроВ", в Приватбанке находятся расчетные счета подконтрольных компаний и предприятий: "Укрнефть", Запорожский ферросплавный завод, Запорожский масложиркомбинат, ООО "Синтез ойл" и т.д.

И если "Приват" лишится своего банка – это безусловно ослабит группу. Но с другой стороны, смертельным ударом тоже не станет.

В качестве примера можно взять упомянутый выше банк "Финансы и кредит" Константина Жеваго. После его банкротства по решению НБУ одноименная финансово-промышленная группа не прекратила существование.

Входящие в нее предприятия и компании просто перешли на обслуживание в другие финучреждения. Например, Полтавский горно-обогатительный комбинат стал клиентом "Укрсиббанка".

Шаг вперед, два назад

О том, что ПАП по-прежнему не готов к решительной схватке с И.Коломойским, красноречиво говорят и последние события вокруг госкомпании "Укрнефть", фактически подконтрольной "Привату".

Напомним, что компания с августа 2014 перестала платить ренту за недропользование и на 1 июля т.г. ее задолженность достигла 15,3 млрд грн., по данным министерства экономики.

Хотя еще на 1 января т.г. было "всего" 10,2 млрд грн. Безусловно, у государства есть все возможности, чтобы эту сумму взыскать – вместе с внушительными штрафами, чтобы в дальнейшем не возникало подобных ситуаций.

И если уж и вести речь о национализации в контексте противостояния с И.Коломойским, то безусловно говорить надо о национализации "Укрнефти", но никак не Приватбанка.

Но предыдущий премьер Арсений Яценюк и его однопартийцы из "Народного фронта" неоднократно были замечены в необъяснимой лояльности к "Привату".

Поэтому, конечно же, ожидать решительных действий в отношении "Укрнефти" при том правительстве было бы наивно.

Однако вот уже 5 мес. Кабинет министров Украины возглавляет Владимир Гройсман – креатура ПАПа. И логично было ожидать, что ситуация вокруг "Укрнефти" и ее долга начнет разруливаться в пользу государства.

Тем более, что глава Государственной фискальной службы Украины Роман Насиров уже 26 апреля обратился к новому премьеру с письмом, в котором выразил мнение, что деятельность британского менеджера Марка Роллинса в должности главы правления "Укрнефти" – вредит государственным интересам.

Однако реакции со стороны В.Гройсмана в виде расторжения контракта с М.Роллинсом не последовало – глава НАК "Нефтегаз Украины" Андрей Коболев сослался на то, что якобы этот вопрос находится в компетенции набсовета "Укрнефти" и собрания акционеров.

Несостоятельность подобных "отмазок" очевидна: ведь контракт с британцем заключал именно Кабмин Украины, а не набсовет "Укрнефти".

Тем не менее, после депутатских обращений в ГПУ и НАБУ на предмет преступного бездействия А.Коболева последний изобразил бурную деятельность, инициировав в июне созыв набсовета "Укрнефти".

До настоящего времени его заседание так и не состоялось – оно несколько раз переносилось и срывалось из-за неявки его членов со стороны "Привата".

На самом деле это не является таким уж непреодолимым препятствием: законодательством предусмотрены возможности выхода из ситуации, когда миноритарные акционеры пытаются заблокировать принятие важных решений.

Однако ни А.Коболев, ни КМУ во главе с В.Гройсманом не задействовали эти рычаги.

Отдельно надо отметить, что ранее "поставить в стойло" "Укрнефть" по мере сил пытался министр экономики Айварас Абромавичус.

Тогда как его преемник Степан Кубив прогнозируемо устранился от проблемных вопросов по принципу "я не я и хата не моя". Подобной тактики он придерживался еще в период руководства Нацбанком в 2014.

"Остров" ранее прогнозировал, что от бывшего коменданта Евромайдана не стоит ожидать революционных изменений в стенах Минэкономторга – и, к сожалению, не ошибся.

Тем не менее, новая попытка давления КМУ на И.Коломойского и его группу была предпринята в конце августа.

Тогда Государственная служба геологии и недр уведомила "Укрнефть" о планируемой приостановке с 1 сентября лицензий на добычу нефти и газа в связи неуплатой ренты за недропользование.

Лицензии предполагалось для начала забрать на Харьковцевском, Глинско-Разбышевском и Рудовско-Червонозаводском месторождениях в Полтавской обл.

Сделать это еще в июне 2015 предлагал тогдашний министр экологии Игорь Шевченко - который после этого лишился должности по обвинению в коррупции.

Вместе с тем наличие колоссальной налоговой задолженности у лицензиата – железное основание для аннулирования разрешений на недропользование и оспорить такое решение в судах "Укрнефть" никогда бы не смогла.

Однако в итоге группа П.Порошенко "включила заднюю передачу" – лицензии так и не были аннулированы. Соответствующее решение Госгеонедр объяснила обращением Полтавской облгосадминистрации, ПАО "Гадячгаз", "Нефтегаза".

Также было учтено погашение "Укрнефтью" долга 28,62 млн грн. по ренте за данные месторождения. Хотя если принять во внимание, что это 0,19% от всей налоговой задолженности "Укрнефти" – вряд ли можно согласиться с аргументацией Госгеонедр.

Остается лишь констатировать, что П.Порошенко и его команда в очередной раз проявили слабость и нерешительность в противостоянии с "Приватом".

Для Петра Алексеевича это может быть чревато неприятными последствиями – несмотря на некоторое укрепление президентской вертикали власти за последнее время.

Но, пожалуй, не стоит упрекать гаранта в малодушии и отсутствии волевых качеств.

Его поездка в Симферополь 28 февраля 2014 и выступление 1 декабря 2013 перед толпой, готовой штурмовать президентскую администрацию в Киеве – не позволяют усомниться в наличии личной смелости.

Другое дело, что в противостоянии с "Приватом" государственные интересы для ПАПа находятся на вторых-третьих ролях. А превалируют, как и ранее, интересы собственной финансово-промышленной группы "Укрпроминвест".

Поэтому ситуация с "Укрнефтью" будет оставаться в нынешнем неопределенно-подвешенном состоянии. Хотя решение вопроса путем национализации компании, имеющей стратегическое значение для экономики Украины, как раз и могло бы серьезно ослабить позиции "Привата".

Основания, как и для аннулирования лицензий – железные. Наличие такой колоссальной налоговой задолженности перед государством дает для этого необходимое обоснование.

В таком случае группа лишилась бы возможности через схемы поставлять дешевое сырье на подконтрольный Кременчугский нефтеперерабатывающий завод.

А это рушит всю вертикаль нефтяного бизнеса "Привата", который сейчас имеет определенные преимущества перед конкурентами в Украине.

Виталий Крымов, "ОстроВ"



Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: