Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Нынешние власти Украины в лице премьера Арсения Яценюка, президента Петра Порошенко и главы Национального банка Валерии Гонтаревой честно "заработали" весь тот негатив со стороны общества, который сегодня грозит выйти из управляемого состояния.

Но при тщательном анализе выясняется, что вешать на них всех собак, как минимум, несправедливо. Да, разочарование общества в итогах Евромайдана велико.

Популярный мем из блогов и соцсетей формулирует это следующим образом: "До Майдана у меня была зарплата штука баксов и я не знал, что у Януковича есть золотой унитаз. Теперь я знаю, что он у него был и у меня зарплата 300 баксов. Где мои 700 баксов, чувак?"

Хотя на самом деле и до свержения В.Януковича не каждый мог похвастать зарплатой $1000 в эквиваленте. Но суть от этого не меняется.

К примеру, из-за трехкратного обвала курса тот, у кого зарплата была в гривне эквивалентна $500, сейчас пытается выживать на $150.

Т.е. фактическое снижение доходов в 3 раза за период двухлетнего премьерства Яценюка коснулось и богатых, и не очень. Одним словом, почти всех.

И к этому надо приплюсовать повышение тарифов ЖКХ в 3-7 раз, рост цен на все товары и услуги в 2-3 раза.

Тогда легко прочувствовать всю бедственность положения, в котором оказалось подавляющее большинство населения, и понять, почему этот мем так популярен в интернете.

Спасибо Майдану за МВФ?

Теперь попробуем понять, а могло ли быть по-другому? Да, история не знает сослагательного наклонения. Но моделирование ситуации "что, если бы не Майдан?", позволяет иначе оценить процессы, происходящие сейчас в экономике Украины.

Действительно, Евромайдан сорвал гривну с привязи и бросил в водоворот рыночной (читай: спекулятивной) стихии. Так же верно, что профессионализм постмайданного руководства НБУ оставляет желать лучшего – и это мягко говоря.

Например, если Гонтарева открытым текстом заявляет, что Нацбанк не отвечает за курс гривны – это "железное" основание для того, чтобы гнать ее в три шеи с занимаемой должности. В тот же день.

Но Гонтарева продолжает, как ни в чем ни бывало, руководить НБУ - попутно рассказывая, что курс гривны обвалили пенсионеры и бюджетники, которые после новогодних праздников активно взялись за скупку валюты.

Кроме того, еще до Евромайдана ни для кого не была секретом прозападная антироссийская позиция Яценюка и его команды, нацеленных на сотрудничество с Международным валютным фондом в противовес Кремлю.

А об условиях кредитной программы МВФ тоже было хорошо известно: это резкое повышение тарифов ЖКХ для населения, сокращение социальных выплат, пособий, расходов на медицину и образование...

В общем, все то, что Яценюк и проделывал в должности премьера последние 2 года. Но ведь еще до него кредиты от МВФ привлекало и правительство во главе с Николаем Азаровым.

В 2010 возобновление кредитной программы с МВФ Николай Янович объявил первоочередной задачей своего правительства, если кто подзабыл.

И даже успел получить от МВФ $3,39 млрд. Поэтому о "драконовских" требованиях Фонда было давно и хорошо известно. Нюанс лишь в том, что режим Януковича-Азарова не решился их выполнить, опасаясь протестов.

И нашел альтернативный вариант – российский кредит на $15 млрд, договоренность о котором была достигнута в 2013 в ходе декабрьских переговоров Януковича с Путиным в Москве.

После их завершения Азаров на заседании Кабмина заявил, что теперь власть обеспечит сохранение курса 8 грн./$ как минимум до 2015 г. включительно – и без выполнения жестких условий МВФ.

Но после Евромайдана, когда к власти пришли Порошенко и Яценюк, они сделали то, что обещали: возобновил программу сотрудничества с МВФ. Со всеми вытекающими последствиями.

Долговая история

Здесь самое время сказать "стоп" и разобраться, почему этот кредит от Путина был так важен для украинской экономики и курса 8 грн./$. Начать придется от прекращения существования УССР в 1991 г.

На момент обретения независимости Украина никому и ничего не была должна. Правопреемницей советских обязательств стала Российская Федерация.

Первые внешние займы стартуют в 1993 г. И вот уже Украина должна $400 млн. Далее в 1994 имеем резкий рост долга, до $3,6 млрд, в 1995 – $4,8 млрд.

В 1995 г. возникает внутренний госдолг: правительство Украины начинает выпускать облигации внутреннего займа.

Тогда же, в 1995 г., получены и первые кредиты от МВФ, Всемирного банка и Европейского банка реконструкции развития. Поэтому в 1996 г. зафиксирован скачкообразный прирост до $13,5 млрд.

В 1997 г. госдолг удалось существенно снизить, до $10,9, но уже в 1998 г. он опять вырос вполовину, до $15 млрд. – вспоминаем азиатский кризис, российский, а потом и украинский дефолт, обвал курса с 2 до 5 грн./$.

А далее долговой уровень оставался стабильным вплоть до 2007 г.

Теперь надо снова вернуться в 1991 г. Тогда, получив независимость, Украина заплатила за нее развалом прежних советских хозяйственно-экономических связей.

Это повлекло падение экономики. Но в социальной сфере были унаследованы традиции советской системы социальной защиты: медицина, субсидирование ЖКХ и т.д. Чего стоит один только пункт из Конституции Украины, запрещающий законодательно ухудшать социальное положение граждан.

Вот только все это было заимствовано из уже исчезнувшего государства и никак не соответствовало новым экономическим реалиям.

В них Украина и Российская Федерация из экономических и торговых партнеров превратились в конкурентов, а украинские предприятия лишились большей части сбыта своей продукции, ориентированной на потребителя в рамках СССР.

Несоответствие взятых обязательств и реальных экономических возможностей государства власти начали покрывать за счет внешних займов.

Правительством в лице министерства финансов брались кредиты, которые шли не на проекты развития, а на финансирование дефицита госбюджета. Таким образом, взятые в долг деньги элементарно "проедались".

При этом социальные обязательства украинского государства из года в год накапливались, долги - тоже, а экономических возможностей больше не становилось.

Украина так и оставалась прежней, советской. В ней преобладали тяжело машиностроение и металлургия, химическая и добывающая промышленность. Точно так же советской оставалась и социальная система.

Да, это было бы жестоко и сурово. Но тогда, раз и навсегда взяв за правило привычку жить по средствам, сегодня Украина не оказалась бы в долговой яме и с петлей на шее.

С грузом долгов, которые непонятно как отдавать еще нескольким поколениям. Безусловно, рассуждать о приведении соцполитики в соответствие с возможностями экономики легко – трудно это сделать.

Тут можно вспомнить и шахтерские марши из Донецка на Киев, которые в итоге привели к досрочному уходу с должности первого президента Леонида Кравчука, и другие мощные протестные движения тех лет.

Но, наверное, в тот период все просто уперлось в отсутствие национального лидера уровня Франклина Рузвельта или Шарля де Голля.

Партноменклатурный приспособленец Леонид Кравчук и южмашевский парторг Леонид Кучма бездарно профукали исторический шанс.

Следующим упущенным глобальным шансом стала приватизация, начатая Кучмой в конце 1990-х.

Продажа части госпредприятий серьезным иностранным компаниям при грамотном подходе (для этого требовалось всего лишь правильно составить инвестиционный договор) могла принести если не структурное преобразование украинской экономики, то хотя бы ее модернизацию – по примеру той же Польши.

Что, в конечном счете, сделало бы Украину сильнее: ее экономика получила бы инвестиционный ресурс, жизненно необходимый для дальнейшего развития и устойчивости к будущим испытаниям, т.е. кризисам.

Но и этого не произошло. Кучма ради сохранения личной власти предпочел раздерибанить госпредприятия и компании между своим зятем и шустрыми "пацанчиками", которые крутились вокруг него.

Сегодня "пацанчики" стали внешне вполне респектабельными людьми – олигархами, крупными бизнесменами.

Но от истоков никуда не денешься – по сути своей олигархи так и остались "пацанчиками". Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть видео общения миллиардера Игоря Коломойского с журналистом возле офиса госкомпании "Укрнефть" 27 марта 2015 г.

Ожидать от таких людей не то что осознания своей социальной ответственности и патриотизма (не пиарного, а искреннего, из глубины души), а хотя бы вменяемого подхода к управлению доставшимися "на шару" активами – глупо.

На это указывают результаты деятельности той же подконтрольной Коломойскому "Укрнефти". Если в 2004 г. компания добыла 3,026 млн т. нефти, то в 2015 – только 1,577 млн т.

Двукратное падение объемов за 10 лет связано с отсутствием инвестиций в разработку новых месторождений, в бурение новых скважин.

Компания просто выкачивает максимум возможного из существующих скважин, после чего бросает их за ненадобностью.

Приверженность принципу "после нас хоть потоп" или "гуляй братва, сегодня живем" – на данном примере прослеживается очень наглядно.

Но тут Украине повезло. С началом 2000-х начался новый ценовой цикл в сырьевом сегменте мировой экономики.

Рост цен на металл и минеральные удобрения, основную экспортную продукцию украинских предприятий, наблюдался из года в год, из месяца в месяц.

Именно благодаря этому, а не перестройке самой экономической модели, Украина в 2000-х начала потихоньку выбираться из ямы.

Начали расти поступления валютной выручки от экспорта, увеличивались показатели промпроизводства и ВВП.

Но промышленность не стала другой, она лишь приспособилась к утрате сбыта в РФ, перенаправив его на внешние рынки.

А они при этом все равно не могли полностью заменить емкость советского объема потребления, под которые проектировались предприятия в Украине.

Поэтому сумма внешнего долга оставалась примерно на одном уровне, не увеличиваясь, и не уменьшаясь. Благоприятная возможность рассчитаться с долгами в тот период была упущена.

И это была стратегическая ошибка №3, после того как в 1990-х не уравняли социалку и экономику и заменили приватизацию дерибаном.

Дело в том, что теперь, с начала 2000-х, ВВП Украины из года в год возрастал, а сумма госдолга нет – т.е. его процентное соотношение к ВВП снижалось.

И эта позитивная тенденция ввергла чиновников и их советников из числа экспертов в состояние обманчивой эйфории.

"Зачем нам сейчас вынимать деньги из бюджета для погашения внешних займов, если мы можем просто заместить их новыми займами? Соотношение долга к ВВП у нас и так ежегодно снижается, эта нагрузка для нас комфортна", - заявил один из заместителей министра финансов в 2006, на конференции с иностранными инвесторами в Киеве.

Расплата за беспечность

Гром грянул в октябре 2008 г., когда мировые цены на металл и минеральные удобрения резко обвалились. Это повлекло такое же резкое сокращение их экспорта и, соответственно, объемов промпроизводства.

Падение ВВП за IV квартал составило 8% - после многолетнего роста. Как ответная защитная реакция последовала девальвация с 5 до 8 грн./$.

Но при этом пересматривать социалку никто не стал. Приводить ее в соответствие с новыми экономическими условиями никто и не подумал. В результате опять начался рост внешнего долга.

В 2008 он поднялся почти вполовину, до $24,6 млрд против $17,6 – и это при том, что кризис начался только в IV кв. А в 2009 г. благодаря тогдашнему премьеру Юлии Тимошенко и президенту Виктору Ющенко Украина получила прирост долга до $39,8 млрд.

По сути, это было преступление против государства и национальных интересов. Именно это стало отправной точкой падения, которое продолжается и по сей день.

Но за это не стоит спешить отправлять Ю.Тимошенко и В.Ющенко на скамью подсудимых.

Как уже отмечалось, их вины не было в том, что систему общественно-государственных отношений не переставили на новые рельсы в 1990-х.

Точно так же они не виноваты в неэффективности первой волны приватизации. Не воспользовались шансом расплатиться с долгами, пока была хорошая возможность в 2005-2008? Так им никто и не советовал это делать. Тогдашняя позиция властей в целом, включая Национальный банк Украины и президентскую администрацию, озвучена выше одним из заместителей министра финансов.

И что очень важно, эту позицию вполне разделяли тогда абсолютно все экспертно-аналитические организации.

Чем руководствовались Ю.Тимошенко и В.Ющенко, загоняя Украину в долговую яму? Несложно предположить, что они (с подачи экспертов) надеялись на быстрое завершение глобального кризиса.

Вспомним, что тот же Международный валютный фонд в 2009 заявлял, что восстановление мировой экономики идет быстрее, чем ожидалось, и уже на 2010 прогнозировал ее прирост на 1,2%.

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings в августе 2009 прогнозировало на 2010 медленное восстановление производства в сталелитейном секторе СНГ.

В частности, аналитики Fitch "предсказывали" увеличение загрузки сталеплавильных мощностей в Украине до 75-80% от проектного значения.

Именно "предсказывали" – потому что на самом деле, как мы теперь знаем, этого не произошло.

Ну а тогда краткосрочный, как им представлялось, период временных трудностей Тимошенко-Ющенко хотели пережить за счет внешней финансовой поддержки.

А дальше, когда опять возобновится экономический рост, можно будет эти долги без проблем вернуть, рассуждали тогдашние премьер и президент.

Это можно сравнить с бытовой ситуацией, когда у работающей семьи по какой-то форс-мажорной причине внезапно закончились деньги в середине месяца.

И глава семейства бежит в банк за кредитом, закладывая квартиру в залог. Нет, а чего – вся семья на заводе работает, не алкоголики, не тунеядцы, все получают зарплату, вот через пару недель будет получка – и все отдадим.

Конечно же, семейство никак не могло предположить, что за эту пару недель завод остановится и зарплату они не получат. Или дадут лишь 50%, а этого не хватит на жизнь и расчет с банком.

Остается бежать в другой банк или в ломбард и перезанимать деньги под более высокие проценты… И так каждый месяц снова и снова, увязая в долгах все глубже и глубже.

Госдолг Украины, млрд $:

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

16,0

17,6

24,6

39,8

54,3

59,2

64,5

73,2

69,8

 

Опять же, в действиях Тимошенко и Ющенко присутствовал и политический аспект: они держали в уме прицел на президентские выборы-2010.

Которые, по их мнению, должны были дать окончательный ответ на вопрос "кто в доме хозяин".

Ставка была слишком высока, чтобы рисковать и идти на такие непопулярные меры, как ревизия социалки.

Стоит уточнить, что ревизия не подразумевает лишение пособий нуждающихся и сокращение выплат на рождение детей – то, что сделало правительство Арсения Яценюка.

Зато давно следовало лишить "царских" льгот судей и прокуроров, госслужащих I-III рангов, а также всевозможных участников Куликовской битвы и взятия Казани.

Потому как действительно очень большое число граждан в свое время оформили удостоверения "чернобыльцев", "афганцев", участников Великой Отечественной войны – не имея к ним никакого отношения.

И та верификация (т.е. проверка законности) соцвыплат, которая началась сейчас – это то, что надо было сделать еще больше 10 лет назад.

При этом еще тогда, в 2006 г., об этой проблеме в министерстве социальной политики говорили – но руки до ее решения так и не дошли.

Потребовалось «всего-навсего» довести страну до полного банкротства, т.е. дефолта, чтобы наконец власти занялись данной проблемой вплотную.

Азаровщина, или последний вздох прошлого

Впервые решить проблему несоответствия социальных обязательств государства и его возможностей попыталось предыдущее правительство во главе с Азаровым.

Тогда впервые был поставлен вопрос о сокращении выплат "чернобыльцам", "афганцам", ряду других категорий. А также об уменьшении других соцрасходов. Но при этом незатронутыми остались льготы судей и прокуроров, высокопоставленных госслужащих, включая депутатов Верховной Рады.

Можно согласиться с доводами тогдашнего правительства, что расходы на них невелики в сравнении с общим объемам выплат – например, пенсий по инвалидности.

Тем не менее, речь шла не просто об арифметике в балансе. Уже тогда в публичных выступлениях руководство страны заговорило о "непопулярных" реформах – о мерах необходимых, которым граждане однозначно не будут аплодировать.

Это требовало если не общественной поддержки, то хотя бы понимания неизбежности подобных решений. Чтобы таким образом избежать массовых протестов и социального взрыва.

И как раз ради этого самого понимания и поддержки следовало полностью лишить льгот депутатов, министров, судей и прокуроров, а также других привилегированных госслужащих – например, работников Национального банка Украины.

Элементарно отказаться от ведомственных спецстоловых и спецбуфетов, цены в которых намертво застыли еще на уровне 1990-го.

Не потому, что это дало бы какую-то большую экономию – просто тогда правительство получило бы от общества карт-бланш на пересмотр соцобязательств государства.

Например, в виде уменьшения объема бесплатных медицинских услуг и бесплатного высшего образования. Но для этого, конечно, требовалось и еще одно не менее важное условие.

Обществу следовало показать, что все другие меры для сохранения советской модели соцзащиты уже исчерпаны.

Да, правительство пыталось это сделать путем введения налогообложения инвестиционных доходов в оффшорных зонах, налога на доходы от операций с ценными бумагами.

Тогда же появился (но так и не заработал) закон о трансфертном образовании, призванный прекратить вывод прибыли в оффшоры через занижение фактической стоимости экспортируемой продукции.

В общем, было стремление что-то поменять в правильном направлении, но опять же сказалось отсутствие сильного общенационального лидера, способного эти реформы проводить.

В итоге - попытка идти путем наименьшего сопротивления, затянуть пояса населению в сочетании с установкой золотых унитазов в Межигорье - просто подготовила почву для Майдана 2.0.

Сегодня вряд ли уже кто-то будет спорить, что отказ подписывать соглашение об ассоциации с ЕС был не причиной, а предлогом для протестов.

Тандем Янукович-Азаров не смог скорректировать политику в сфере государственных финансов, как и их предшественники. И продолжал действовать по уже выработавшейся традиции: закрывал расходную часть госбюджета за счет все новых долгов. На это указывает динамика за 2010-2013 гг. (см. таблицу выше).

Но в период 2010-2012 гг. цены на металл, зерно и минеральные удобрения частично восстановились после обвала в 2008-2009 гг. Именно это в сочетании с займами и позволяло поддерживать курс.

Между тем новое ухудшение торговых и политических отношений с РФ в 2012-2013 гг. ударило по объемам экспорта и доходам предприятий украинского машиностроения и агропромышленного комплекса, а также пищепрома.

Плюс неадекватно высокие цены на российский газ по контракту Тимошенко от 2009 г. По подсчетам экспертов переплата по ним составляет порядка $14-15 млрд за 2010-2013.

Также нельзя обойти такой фактор, как выкачка капиталов в оффшоры олигархами и коррумпированными украинскими политиками.

По оценкам неправительственной организации Global Financial Integrity, за 10 лет из Украины было выведено $116,762 млрд:

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

4,38

5,626

5,381

7,175

16,922

10,574

13,843

17,949

21,001

13,911

Неудивительно, что для покрытия этого колоссального оттока валюты занимать на внешних финансовых рынках приходилось все больше и больше – снова смотрим вверху таблицу роста госдолга.

В то время как промпроизводство, после небольшого восстановления в 2010-2011 гг., с 2012 опять пошло по нисходящей. Причем темпы этого падения из года в год нарастают.

Динамика промышленного производства в Украине, к предыдущему году:

  2009

  2010

  2011

  2012

  2013

  2014

  2015

- 21,9%

  +10,5%

 +3,6%

 - 0,5%

 - 4,7%

- 10,5%

 - 13,4%

В итоге тогдашний режим закономерно пришел к тому, что долговая нагрузка на экономику стала непомерной на падения промпроизводства.

И отдавать старые долги в конце 2013 можно было уже только за счет новых.

А ведь еще и требовалось покрыть расходы по социальным обязательствам, которые традиционно не обеспечивались на 100% доходами бюджета, а также поддержать курс гривны.

И поскольку выручка от экспорта падала, инвестиций в экономику не было, единственным источником валютных поступлений оставались внешние займы.

В то же время, в том же месте

Задачу, где и у кого занять, власть в итоге успешно решила. Путин давал $15 млрд. На тот момент этого действительно хватало для удержания курса в пределах 8 грн./$.

При этом не требовалось повышать в несколько раз тарифы ЖКХ, как настаивал МВФ, сокращать расходы на образование и медицину и т.д. Но это совсем не означает, что не было других условий.

Янукович-Азаров с одной стороны, и Путин-Медведев с другой – уверяли, что займ предоставляется без всяких дополнительных условий.

Но, конечно же, эти условия на самом деле были выдвинуты Кремлем и приняты (а куда было деваться?) тогдашним режимом в Киеве. Все подробности сделки широкой общественности неизвестны.

Однако наверняка как п.1 значился отказ от ассоциации с ЕС, включая создание зоны свободной торговли, а п.2 – вступление в Таможенный союз СНГ и далее в Евразийский экономический союз РФ, Беларуси и Казахстана.

Далее п.3 значилась передача украинской газотранспортной системы и стратегических украинских предприятий в сфере машиностроения и энергетики под контроль российских компаний.

Предположим, что Майдана-2 не было, либо он закончился так же безрезультатно, как и предыдущая протестная акция "Вставай, Украина!", организованная оппозицией весной-летом 2013.

Действительно, благодаря полученным займам курс удалось бы уверенно сохранить в пределах 8,5 грн./$. Не было бы и такого падения экспорта в РФ, которое наблюдалось в 2014-2015, внеся свой вклад в сокращение притока валюты.

Но… это никак не помогло бы предотвратить падение мировых цен на железную руду со $110 до $43/т. в 2014-2015, а ведь это только одна, хотя и очень важная составляющая валютных поступлений от экспорта.

Это никак не помогло бы предотвратить и падение мировых цен на нефть со $100 до $30/барр. в 2014-2015 г. А ведь доход от экспорта нефти и газа – основные источники российской экономической мощи.

В результате на 2016 г. правительство РФ было вынуждено сократить бюджетную поддержку проектов экономического развития в 3,5 раз по сравнению с 2015, с $11 до $3,3 млрд.

И это только один небольшой штрих, наглядно показывающий, как тяжело сейчас приходится российской экономике в условиях девальвации рубля с 30 до 80 руб./$.

В сущности, это вполне сопоставимо с обвалом гривны с 8 грн. до 25 грн./$ к концу 2015 – со всеми вытекающими последствиями в виде роста цен, падения уровня реальных доходов и т.д.

В этих условиях продолжать давать взаймы Украине в соответствии с принятой в декабре 2013 кредитной программой Путин не смог бы уже через год, т.е. в начале 2015.

А без этих стабилизационных кредитов, да еще и в условиях дальнейшего ухудшения внешнеторговой ситуации, гривна (а вместе с ней и национальная экономика) были обречены.

К тому же обвал рубля в любом случае вынудил бы НБУ отреагировать соответствующим понижением курса гривны – иначе накрылся бы медным тазом двусторонний украинско-российский торговый баланс.

Поэтому, как ни странно это выглядит на первый взгляд, сегодня без Евромайдана мы находились бы в той же самой точке падения, в которой сейчас и находимся.

К такому положению украинскую экономики вели более 20 лет, как-никак. Между тем кризис в мировой металлургии только усиливается, ждать быстрого восстановления в обозримом будущем не приходится.

Поэтому ответить на вопрос "где мои 700 баксов чувак?" можно было бы так: "Забудь о них, чувак". Точно так же, как и о курсе 8 грн./$.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВа"   

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

Материалы по теме


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: