Пятница, 19 октября 2018, 06:211539919309 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Борьба за контроль над ресурсами украинской экономики обостряется по мере их истощения. По одну сторону баррикад оказалось государство в лице президента Петра Порошенко и его представителей в исполнительной власти, по другую – совладелец бизнес-группы "Приват" Игорь Коломойский.

Площадкой для выяснения отношений стал центральный офис ПАО "Укртранснефть" (УТН) – государственной компании-оператора магистральных нефтепроводов Украины. Свидетелями ночного появления там Коломойского стала вся страна, когда олигарх матом разговаривал с журналистами.

Следов не оставлять

100% акций ПАО находятся в управлении НАК "Нефтегаз Украины". Но это не помешало УТН на протяжении последних лет стать одним из краеугольных камней вертикально-интегрированного бизнеса группы "Приват" в сфере нефтепереработки.

Контроль над компанией осуществлялся неформальными методами – через лояльный топ-менеджмент. Так, с 2009 г. ее возглавлял Александр Лазорко, который до этого почти 7 лет руководил Надворнянским нефтеперерабатывающим заводом (ЧАО "Нефтехимик Прикарпатья"), входящим в орбиту "Привата".

Ему помогала первый заместитель главы правления – главный бухгалтер Наталья Парахоняк, предыдущими местами работы которой в должности главного бухгалтера также значится "Нефтехимик Прикарпатья" и ЧАО "НПК "Галичина" (Дрогобычский НПЗ), еще один "приватовский" актив.

Третьим был заместитель главы правления по финансово-экономическим вопросам Владимир Овод, бывший финансовый директор Надворнянского НПЗ. Все они единой командой пришли к руководству УТН в 2009 г., когда правительство возглавляла лояльная к "Привату" Юлия Тимошенко.

Сразу надо отметить, что подобным образом действовали и другие олигархи. Они просто ставили на ключевые должности государственных предприятий своих людей, и эти предприятия начинали работать не на государство, а на олигархов. Такая себе неформальная приватизация без ответственности и затрат.

Данная схема позволяет олигархам управлять финансовыми потоками государственных предприятий в условиях, когда высшие должности в исполнительной власти и силовых органах также занимают лояльные им люди.

В качестве примера может служить та же "Укртранснефть", где из магистральных трубопроводов в 2014 г. была выкачана т.н. технологическая нефть. Сколько именно – вопрос для следствия.

Но, по крайней мере, в письме А.Лазорко к тогдашнему министру энергетики и угольной промышленности Украины Юрию Продану речь шла о 675 тыс. т. нефти на I этапе и на II – еще 700 тыс. т.

Сам И.Коломойский позднее в комментарии СМИ пояснил инициативу следующим образом: предотвратить хищение нефти из магистральных трубопроводов на территории, захваченной боевиками ДНР-ЛНР.

Очевидно, что такая угроза действительно существовала и на нее властям и госкомпании надо было отреагировать.

Другое дело, что, по мнению участников рынка, де-факто нефть из труб была выкачана гораздо раньше самими работниками "Укртранснефти".

И обращение в министерство было призвано всего лишь узаконить создавшееся положение. Кроме того, по данным СМИ, в письме содержалось любопытное предложение: переработать извлеченную из труб нефть в бензин и дизтопливо на Кременчугском НПЗ (ПАО "Укртатнефть"), опять же подконтрольном группе "Приват".

Дескать, это позволит госбюджету дополнительно получить поступления от акцизного сбора.

Учитывая, что Кременчугский НПЗ – единственное действующее в Украине предприятие (те же Надворнянский и Дрогобычский НПЗ уже несколько лет как простаивают и используются только как нефтебазы) – идея логичная.

Другое дело, что А.Лазорко предложил продать ресурс "Укртатнефти" по балансовой стоимости, т.е. по той цене, по которой когда-то сама "Укртранснефть" закупала его для заполнения трубопроводов.

А это было очень давно, по 50-100 грн./тонн. Хотя на момент обращения главы УТН в Минэнергоугля она стоила порядка 1080 грн./т.

Т.е. если брать во внимание весь объем нефти, о котором шла речь в письме, 1,35 млн т., выходим на примерную цену вопроса: 1,35 млрд грн.

Столько теряла госкомпания "Укртранснефть" и столько дополнительной чистой прибыли получала "Укртатнефть" в результате операции, которую предложил А.Лазорко. При желании ее можно назвать и воровством.

Во всяком случае, Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту незаконной выкачки нефти из магистральных трубопроводов и отправки ее на принадлежащие "Привату" НПЗ.

Тем более, что опять же по утверждениям участников рынка, определенный объем этой нефти в Кременчуге переработали, не дожидаясь разрешения из министерства.

Которое в итоге так и не было получено. Впрочем, никого при этом так и не посадили, обвинений против конкретных руководителей госкомпании до сих пор не выдвинуто.

С другой стороны, материалы уголовного дела никуда не делись из сейфов ГПУ и в любой момент могут получить ход по указанию сверху.

Вот и первое объяснение того, почему вечером 19 марта И.Коломойский появился в офисе УТН в сопровождении боевиков, чтобы помешать вступить в должность Юрию Мирошнику, назначенному исполнять обязанности главы компании вместо А.Лазорко.

Отсюда становится понятно, что имел в виду министр энергетики Владимир Демчишин, ответив на вопрос журналистов, почему после конфликта в офисе УТН остались представители "Привата": "Сжигать финансовые документы".

Ставка больше, чем транзит

Второй мотив совладельцев "Привата" сохранить контроль над УТН во чтобы то ни стало, лежит в чисто экономической плоскости.

Как уже отмечалось, Кременчугский НПЗ – единственное в стране предприятие, которое сейчас занимается производством бензина и дизтоплива.

Контроль над ним в 2008-2010 гг. перешел к "Привату" в результате долгого корпоративного конфликта с татарскими совладельцами предприятия.

Сейчас от них осталось одно упоминание в названии компании, а доля в уставном фонде перешла к оффшорам, связанным с совладельцами "Привата".

После этого российская сторона прекратила поставку нефти в Кременчуг по магистральному трубопроводу "Самара-Лисичанск-Кременчуг-Херсон-Одесса".

Предприятие оказалось в сложном положении, поскольку возить туда нефть цистернами из черноморских портов оказалось экономически невыгодно.

Но выход в итоге был найден. Опять благодаря тому, что УТН на тот момент уже возглавлял А.Лазорко. При нем компания в 2010 г. изменила направление прокачки нефти по Приднепровскому магистральному трубопроводу на Кременчуг.

В результате отрезанным от поставок сырья оказался Одесский НПЗ, на тот момент принадлежавший российскому холдингу "Лукойл". Сейчас его перекупила госкомпания "Роснефть".

С учетом текущей политической ситуации возобновление работы Одесского НПЗ в интересах "Роснефти" не представляется возможным в любом случае.

Но ведь и в 2005 г. мало кто мог предположить, что сбежавший в Москву экс-премьер В.Янукович триумфально вернется: сначала в премьерское кресло в 2006 г., а потом, еще раз, уже в качестве главы государства.

Так что, как советуют умные люди, никогда не говори "никогда". И.Коломойский не говорит.

Поэтому пытается застраховаться от неожиданностей в вопросе сохранения нынешнего направления поставок по Приднепровскому трубопроводу.

А для этого необходимо удерживать в кресле руководителя УТН своего бывшего подчиненного. В противном случае ему будет просто негде перерабатывать ресурс подконтрольного ПАО "Укрнефть", крупнейшей нефтедобывающей компании страны.

Дело в том, что заполучив ранее в свое распоряжение Дрогобычский и Надворнянский НПЗ, "Приват" ничего не вкладывал в их развитие.

Оборудование этих предприятий все больше устаревало, качество получаемых нефтепродуктов не соответствовало евростандартам, которые повышались по мере технического перевооружения заводов в ЕС.

Между тем украинская сторона обязалась на них перейти – хотя границы переходного периода постоянно сдвигались. И, наконец, глубина переработки нефтяного сырья безнадежно отстала.

Причем не только от НПЗ в соседних Литве, Польше, Румынии и Беларуси, но даже от Лисичанского и Одесского НПЗ, где владельцы провели модернизацию – пусть и не такую масштабную, как на Мажейкяйском НПЗ в Литве или Мозырском НПЗ в Беларуси.

По экспертным данным, глубина переработки на Мозырском НПЗ – 90%, Мажейкяйском – 83-85%, Кременчугском – 73-74%, Лисичанском – 67%. На Дрогобычском и Надворнянском НПЗ – 43-45%.

Иными словами, в Мозыре из 1 т. нефти можно получить в 2 раза больше бензина и солярки, чем на западноукраинских предприятиях "Привата".

Вот почему их работа в любом случае не возобновится. Да, если вложить в эти активы по-настоящему большие деньги, завести туда новое оборудование, - они смогут успешно конкурировать на рынке.

Вот только когда "Приват" проводил масштабную модернизацию на подконтрольных активах в любой сфере – не только в нефтепереработке, но и в металлургии, например?

Правильный ответ – никогда! Бизнес-стратегия группы всегда заключалась в том, чтобы по максимуму выжать из доставшихся предприятий производственный ресурс. И все.

Кстати, на Кременчугском НПЗ модернизация также проводилась в период, когда там присутствовали татарские акционеры.

Кроме того, имея своих людей в руководстве УТН, группа И.Коломойского всегда может рассчитывать на "щадящие" тарифы на прокачку ресурса в Кременчуг.

А это играет важную роль для снижения себестоимости производства готовых нефтепродуктов и, в конечном итоге, для размеров прибыли владельцев финансово-промышленной группы "Приват".

Война началась

В СМИ неоднократно сообщалось о схемах "Привата" по уходу от налогообложения в нефтяной сфере. Это, прежде всего, продажа добытого "Укрнефтью" ресурса на Кременчугский НПЗ по заниженным ценам.

В результате компания только в 2008-2009 гг. недополучила 8 млрд грн., по оценкам директора консалтинговой компании "А-95" Сергея Куюна. В 2010 г. – 660 млн грн.

Указанная схема продолжает работать до сих пор. Таким образом, недопоступления налога на прибыль в госбюджет составляют в общей сложности миллиарды гривен.

А ведь есть еще и искусственная убыточность самой "Укртатнефти" за счет продажи уже готового бензина и дизтоплива связанным с "Приватом" фирмам по заниженным ценам.

Не говоря уже о проблемах с уплатой "Укрнефтью" дивидендов государству и рентных платежей в бюджет за недропользование, которые должны делаться ежемесячно, но не проводятся с августа 2014 г.

Таким образом, целая отрасль национальной экономики оказывается замкнутой исключительно на увеличение состояния И.Коломойского и его партнеров по "Привату".

В условиях роста экономики в 2000-х гг. власти делали вид, что не замечают этого – возможно, имея собственный коррупционный интерес в такой "близорукости".

Другое дело, что ситуация изменилась: ВВП Украины снижается третий год подряд. При этом страна по большому счету так и не оправилась от кризиса 2008 г.

Только за последний год почти в 2 раза вырос ее валовой внешний долг по отношению к ВВП: с 40% до 71%. Плюс появились военные расходы, которых не было в прежние годы.

Страна, по сути, в состоянии дефолта и вынуждена соглашаться на все антисоциальные требования Международного валютного фонда ради новых кредитов.

А это в свою очередь угрожает не просто масштабными протестами против власти, а и дальнейшему существованию Украины как государства.

И все больше политиков и граждан задаются вопросом: почему для получения дополнительной экономии расходов Пенсионного фонда Украины на 1,5 млрд грн. в год власти пошли на сокращение пенсий на 15% для работающих пенсионеров – при том, что только несделанные "Укрнефтью" платежи в госбюджет составляют не менее 2 млрд грн.?

Вот и мотивация со стороны президента Петра Порошенко для того, чтобы заставить изменить положение вещей в нефтяной сфере. Но премьер Арсений Яценюк в данном случае не является его союзником.

Поскольку именно фракция А.Яценюка "Народный фронт" в Верховной Раде при первом рассмотрении не поддержала внесение изменений в закон об акционерных обществах, позволяющих вернуть контроль над "Укрнефтью" в которой государству принадлежит 50%+1 акция.

Более того, конфликт между премьером и президентом возник ранее, когда решался вопрос, кто и на каких условиях будет поставщиком угля  для украинских теплоэлектростанций в отопительный сезон 2014-2015.

Как известно, назначенный по президентской квоте министр В.Демчишин неоднократно подвергался атакам премьера – например, за контракт по импорту электроэнергии из РФ.

Не исключено, что это связано с попытками В.Демчишина ограничить действия группы И.Коломойского какими-то рамками.

Например, Миненергоугля инициировало проведение 19 февраля т.г. собрания акционеров "Укртатнефти", в которой у государства в лице "Нефтегаза" также есть доля - с целью смены правления компании, лояльного к "Привату".

Однако эта инициатива была заблокирована структурами И.Коломойского и его партнеров, у которых в уставном фонде примерно 56% акций. Безуспешными оказались и попытки заставить "Укрнефть" продавать ресурс по реальной цене.

С этой целью Минэнергоугля при П.Порошенко пыталось поменять биржу, на которой проводятся торги, изменить состав аукционного комитета, а также сам порядок определения стоимости нефти.

Снова безуспешно: в марте ресурс, добытый "Укрнефтью" за январь-февраль т.г., более 300 тыс. т., поступил в Кременчуг вообще без всяких аукционов, по договору купли-продажи с ООО "Торговый дом Прикарпатьенефтетрейд", структурой "Привата".

По данным отраслевых СМИ, которые ссылаются на источник на НПЗ, нефть была продана заводу по 6808,5 грн./тонн, c НДС - 8170,2 грн./тонн.

В то время как на несостоявшийся аукцион 16 февраля комитет определил стартовую цену нефти в 11299,63 грн./тонн. Т.е. на продаже этого ресурса "Укрнефть" снова недополучила около 1 млрд грн.

Таким образом, "Приват" стал действовать гораздо более жестко, чем раньше, когда его структуры в судебном порядке оспаривали действия правительства – а такое бывало и в 2008-2009 гг., например, при попытке перенести торги по продаже нефти на другую биржу.

Поэтому Минэнергоугля попыталось зайти с другой стороны и разрушить нефтяную вертикаль группы И.Коломойского, лишив его контроля над "Укртранснефтью".

Третий по счету раунд противостояния очевидно выиграл "Приват": назначенный временным руководителем УТН Ю.Мирошник был вынужден покинуть офис компании.

На следующий день, 20 марта, стало известно, что его рабочее место будет находиться в офисе НАК "Нефтегаз Украины", который расположен в другом районе Киева.

Очевидно, что специфика работы генерального директора любой крупной производственной компании такова, что он должен непосредственно находиться в ее стенах – иначе просто не сможет управлять операционными процессами.

Поэтому офис Ю.Мирошника в "Нефтегазе" выглядит как капитуляция. Либо попытка взять паузу перед следующим раундом противостояния с И.Коломойским.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: