Чего боится Донбасс или Почему нельзя поджигать свой дом

Сегодня мне, наконец, удалось ощутить атмосферу, царящую у Луганского СБУ. Атмосфера, так сказать, общая эмоция, движущая людьми, собирающимися вместе ради какой-то цели, есть у любой тусовки.

Майдан в Киеве в 2004-м был восторженным, энергичным и позитивным. Там хотелось находиться и быть его частью, чувствовать единение с людьми, высказывающими свою гражданскую позицию. Думаю, что таким же был и Евромайдан в Майдан ноябре-декабре прошлого года. Эта энергетика ощущалась даже по телевизору.

Весной я увидела совсем другой киевский Майдан. Была я там уже после гибели Небесной сотни, и в центре столицы царила гнетущая атмосфера – атмосфера скорби, как на кладбище. Сотни цветов, лампадок и свечей. Казалось, что сама земля надела траур. Очень тяжело было находиться там.

И вот собрался Луганский «майдан» (именно так местные жители уже называют лагерь у СБУ). Там строили баррикады, жгут костры, кормят горячей пищей и поят чаем, молятся, каждый день сочиняют новые плакаты, в которых заверяют всех в своей силе. К примеру, «хунта потеряла Донбасс» или «мы будем решать». Но в толпе господствует одна основная эмоция – и эта эмоция – страх. Страх, граничащий с отчаянием. Словно, люди вышли на улицы и сами испугались происходящего. Отсюда и ненависть к людям с камерами, напускная загадочность, и все эти устрашающие видео, на которых парни с автоматами рассказывают о своей «крутизне» и о том, что «Донбасс уже победил».

Сегодня прошел слух о том, что будет захват Луганской ОГА. А вслед за ним другой – что в здании ОГА находятся два автобуса с сотрудниками подразделения «Ягуар».

И вот они пришли – колонной, впереди парни в зеленом камуфляже и рюкзачками за спинами, сзади мужчины в черных и серых формах и с нашивками «Россия». Становятся у ОГА – начинается молебен: священник, старушки с иконами.

Вышел глава делегация из здания. Произносит бравурный текст, в котором преобладают глаголы: «не допустим», «требуем», «хотим».

Люди в толпе под камерами российских журналистов говорят: «Нам не нужно чужого. Мы свою землю хотим отстоять!». Там же стоят два парня: один – с иконой, а второй – с портретом Николая второго.

Первый всех крестит иконой. Прокричавши «Любо!» колонна идет «на базу» - к зданию СБУ.

У здания СБУ каждый день появляются новые плакаты. Сегодня из нового – много лозунгов против Тимошенко и Тягнибока. Но это неинтересно. То ли дело – вот этот риторический вопрос.

Блокпост у входа в сквер – серьезный. Проверяют сумку. На вопрос «Зачем?» отвечают, а вдруг у вас там оружие! Оружия – нет, только – фотоаппарат. Парень говорит: «Смотрите, снимать можно только на митинге». Но митинга нет. От ступенек здания звучит музыка – песня Бутусова про гороховые зерна, один из гимнов перестройки, между прочим.

Здание луганского Горгаза стало штабом, там записывают в ряды самообороны.

У входа – маленькая баррикады. Там сидят мальчишки и пьют чай. Если в первые дни в толпе было много пьяных – то теперь их не видно. Зато появились бедные люди, которые ходят к СБУ бесплатно поесть.

Посреди мужчины с георгиевскими ленточками площади мастерят большой крест.

Православный уклон луганского «Майдана» - очень важная деталь. Вообще-то здесь нет такой набожности, как на Западе страны. В Западных областях, кресты на въезде в города, заброшенная могила на кладбище там – нонсенс, а здесь не принято креститься, проходя мимо церквей. Обращение к Богу здесь – последняя инстанция, крик отчаяния.

Это очень тяжелое зрелище. Люди, которые боятся, не могут победить, они уже готовы принести себя в жертву. Но зачем? Чего же так боятся эти люди? Кровавого разгона? Снайперов? Или самих себя, своих действий, того, что сами разрушают свой дом?

Журналистов часто обвиняют в том, что они в последнее время очень четко обозначают свою позицию и пропускают все освещаемые события сквозь ее призму. Но сегодня я хочу обратиться к своим землякам.

Я уже почти 20 лет работаю журналистам в местных СМИ. За это время мне приходилось писать совершенно разные материалы: о шахтерах, о рабочих, о коммунальных проблемах, о взрывах и происшествиях, о беспределе в милиции, о незаконных стройках, о виновниках ДТП, не понесших наказания, о плохих дорогах и холоде в домах.

На публикации была различная реакция: часто удавалось сдвинуть проблему с мертвой точки. Были маленькие победы, и я всегда радовалась за людей, которые не молчали и обращались за помощью в СМИ, как в последнюю инстанцию. Мы с вами добивались светлых подъездов, закрытия экологически вредных предприятий, посыпанных песком тротуаров, ремонта школ и строительства детских площадок. Это были мелочи, но мы с вами делали их.

А сегодня в наш дом, в наш мирный город пришла беда. И самое страшное, что некоторые из моих земляков сами призывают эту беду, не понимая, что даже если в твой дом залез вор и ты не можешь его выгнать, а милиция на помощь не спешит, это не значит, что дом нужно поджигать.

Я прекрасно знаю, как тяжело живет моя родина, мой Донбасс. Я видела, как плачут шахтерские вдовы, я помню, как у здания ОГА бастовали горняки шахты имени «Баракова», и как их разгонял «Беркут». Я много раз была в городах и районах области и прекрасно знаю во что превратили наши предприятия, и шахтерские поселки.

Я благодарю вас, дорогие земляки, за то, что вы в 1991-м поверили в Украину. За то, что вы, проголосовав на референдуме, дали всем нам шанс построить свою страну, нашу общую Родину. Однако в переменах всегда нужно идти до конца. К сожалению, на Луганщине не произошло обновления власти. 20 лет ее грабили и уничтожали.

Мне было не понятно, почему люди молчали все это время. Почему они не бунтовали против закрытия шахт и уничтожения заводов, молчали, когда их лишали куска хлеба и уничтожали их города.

Более того, жители Луганщины постоянно голосовали за тех, кто дерибанил их добро. Народные депутаты, депутаты всех уровней выбирались, не взирая на личности, только потому что они являлись членами Партии Регионов, которую назвали партией Донбасса. Избранники решали во власти свои проблемы, а нам с вами вкладывали в мозги темы для отвлечения.

Говорили, что, нам, русскоязычным, не дадут говорить на родном языке, говорили об угрозе фашизма, загоняли в прошлое, чтобы даже не могли представить себе будущее. Нас затюкали, и мы разучились мечтать и верить. В себя.

Сегодня Луганщина разочаровалась, наконец, в своих «вожаках», но подняла на знамена их идеи, чужие идеи, не имеющие не малейшего отношения к нашему региону, и его кричащим проблемам. Низвергнув, наокнец, кровопийцев, мы можем выбрать во власть людей, которые будут отстаивать наши интересы. Я уверена, что такие в нашем регионе есть, только им никто никогда не давал высовываться.

Самоуправление должно строится снизу - начиная от ОСМД и заканчивая облсоветом. Только нам решать - как нам жить на нашей улице, в нашем городе, в нашей области. Контролировать власть должны мы, а не наоборот.

Но, увы наш регион, наша родина опять проигрывает. Очень обидно, что из-за действий отдельных людей, клеймо «сепаратистов» и «террористов» легло на весь наш славный край, тружеников и патриотов.

Вы сегодня боитесь, что вступление Украины в ЕС приведет к потере экономических связей с Россией. Боитесь, что у вас вообще не будет работы и как следствие денег, чтобы кормить семьи. Вы говорите, что ненавидите таких же украинцев, как вы, но живущих в другой части страны. И готовы снова стать «младшим братом», пойти под патронат соседа, забывая о том, что только в своей хате своя правда, и сила, и воля.

Позволю себе напомнить, что движение Украины в ЕС определил именно Виктор Янукович, и Донбасс не взбунтовался, когда он этот вектор озвучил. Потом Президент от своих слов отказался – из-за этого на улицу вышли сторонники евроинтеграции. Они стояли на улице очень долго. Это был мирный Майдан, это было волеизъявление людей, на которое имеет право каждый. Вступление в ЕС для участников акции было не самоцелью, это была вера в Украину – в то, что мы сможем сделать свою жизнь другой. Убрать проджаных судей и злобных ментов, отстранить казнокрадов и начать жить и работать по новому – модернизировать производство и получить больше возможностей для сбыта продукции.

Майдан изменился после разгона «Беркутом». Проевропейская риторика исчезла из уст многих активистов. Люди повернули свой гнев на тех, кто применяет силу, не слышит народ, погряз в коррупции и взяточничестве. Майдан в Киеве показал, что историю можно менять. И делать это могут только сами люди. Не Европа, и не Россия, а именно мы.

Важно понять одно – жесткая реакция многих украинцев на политику Путина - это не камень в огород ваших родственников, живущих в Российской Федерации. Власть приходит и уходит, империи разрушаются, а народ остается. Отношения с Северным соседом войдут в нормальное деловое русло, если, конечно, мы продемонстрируем твердость, свой легендарный донбасский характер, и не будем унижаться.

Если Луганск станет Россией – мы навсегда потеряем свой регион. И у нас больше не будет шансов. Единственное на что мы сможем рассчитывать – это на нищенские зарплаты в больших российских холдингах. Добиваясь независимости, мы можем попасть в рабство. А у рабов прав не бывает.

Вспомните, что «Россводоканал» сделал с компанией «Лугансквода»? Нам обещали инвестиции, а вместо этого подняли цену на воду и не выполнили ни пункта инвестиционного договора. Облсовет расторг договор с «Россводроканлом», когда убедился, что дела не будет. Расторгнуть «договор» с Путиным будет не так просто. И за «спасение» нужно будет платить большую цену.

Вы говорите, что сейчас Киев вас не слышит, но почему вы решили, что вас будет слышать Москва? Что у вас там будет право отстоять свои права?

Вспомните, что случилось с нефтяным гигантом «ЛИНОСом», когда им занялась российская ТНК? Наши нефтепродукты оказались никому не нужны. Завод закрылся. Лисичанск оказался без работы – поскольку там не осталось ни одного работающего предприятия.

Никто и никогда не сможет запретить свободному человеку говорить и думать на родном языке. Не верьте чужим посылам, верьте себе.

Многие из вас с ностальгией вспоминают об СССР, Родине наших родителей. Помните о том, что распад страны – это всегда очень болезненный процесс, влекущий за собой разрыв экономических связей. Что будет с теми предприятиями, которые сейчас ориентированы на внутренний рынок?

Подумайте о том, что скажут вам ваши дети, которые родились в независимой Украине. Не лишайте их Родины. Родина – это не там «где больше пенсия», Родина у человека одна.

Не верьте, что Украина вас ненавидит. Не идентифицируйте ее с нынешней «властью», которой нет доверия во всей стране. Не обвиняйте в своих бедах свою страну и ее символы. Дальнейшее раскачивание ситуации может привести к необратимым последствиям.

Я все еще верю, что мы вместе сможем не допустить братоубийственной войны. Мы, украинцы, должны быть мудрее политиков и испытываемых на нас технологий.

Мира нам всем. Храни, Господь, Украину. Храни, Господь, Луганск. 

Яна Осадчая, CityNews

Статьи

Страна
23.02.2024
13:25

За что воюет россия или «Крестовый поход» владимира путина

Как известно: империя либо расширяется, либо погибает. Отсюда и идея «мировой революции» и герб СССР, наложенный на всю планету, без очерченных границ советского государства; и «Интернационал» как гимн страны, желающей захватить весь мир.
Донецк
22.02.2024
11:48

Коммунальный коллапс. Донецкий дневник

Им объяснили, что коммунальные службы не завозят достаточное количество воды в котельные для заполнения системы из-за аварийного состояния труб центрального отопления.
Страна
20.02.2024
15:30

Сопротивление системы, пробы и ошибки: Несколько актов украинской антикоррупционной драмы

Успехи действий власти труднее доносить до общества, чем негатив, – тем более, когда власть теряет популярность, а ее отдельные представители продолжают попадать в коррупционные скандалы.
Все статьи