Четверг, 13 декабря 2018, 03:331544664791 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

След ксенофобии или "бытовуха"? В Луганске жестоко подрались "местные" и иностранцы

В редакцию «ОстроВ» не так давно обратился руководитель Луганской мусульманской общины Сейфулла Рашидов. Он рассказал, что в Луганской областной клинической больнице находится на лечении иностранный студент  медицинского университета из Пакистана, который пострадал в жестокой драке с поножовщиной. Как сообщал Рашидов, драка произошла прямо на территории студгородка, и участвовали в ней,  якобы, с одной стороны, луганчане, а с другой – студенты-иностранцы. «Да жалко  их очень ... Это уже не первый случай, -  посетовал собеседник. – Хуже всего то, что нападают, как утверждают потерпевшие, одни и те же – их и в лицо уже запомнили…». 

Что это - проявление ксенофобии, или "рядовой"  бытовой конфликт? Чтобы происшествие не обрастало слухами, «ОстроВ» решил провести  собственное расследование.  

 Драка у магазина

С самого начала мы опросили тех, кто участовал в конфликте - студентов-иностранцев.

Итак, фабула случившегося такова: в магазин зашли пакистанцы, русские что-то спросили, пакистанцы не поняли языка, не смогли ответить, местным это не понравилось («русские парни пили пиво»), в итоге -  завязалась драка. 

Так рассказывают о случившемся пострадавшие -  студенты-пакистанцы. Якобы, все произошло очень быстро. Одному из иностранцев удалось позвонить по телефону «вызвать подмогу» из общежития – своих же друзей. Сколько всего человек участвовало в драке, сейчас разбирается следствие, но наиболее пострадавшими являются студент Асиф, которому выбили зубы, и Фазал, который лежит в областной больнице уже месяц. После драки его доставили в больницу на «скорой» в бессознательном состоянии, с колото-резаными ранами.

Фазал,  который сейчас уже идет на поправку и с которым мы теперь беседуем, лежит на больничной койке. Фотографироваться он не желает. Кроме него, в палате проходят лечение еще несколько человек, наших  земляков. Фазал - худенький, миниатюрный молодой человек. Огромные черные глаза, печальный взгляд, тихий и спокойный голос. 

 «Из-за чего началась драка, ты помнишь?», - спрашиваю у Фазала.  Но тот совсем не говорит по-русски, и нам помогает общаться его товарищ Камал. Он переводит: «Драка началась, потому что я не мог ответить на русском. Пьяный парень разозлился на это и полез драться».  

«Денег на лечение хватает?», - уточняю. 

«Хватает, у меня есть медицинская страховка».  

«А как же милиция, нашла ваших обидчиков?», - продолжаю узнавать детали. Ответ переводчика сбивчивый, пытаюсь соединить слова в связное предложение: «Железная штука…мы когда дрались, он получил по голове, у него там шрам…рана…Милиция посмотрела, и поняла, что он дрался»

То есть, как выясняется, несмотря на  травмы, которые  нанесены одной стороне (студентам-иностранцам), понятно, что пострадали и сами обидчики, полезшие в драку. Причем пострадали от «железной штуки» (по объяснениям  и жестам -  железный прут). 

«Часто «местные» пристают, может быть, насмехаются,  обижают?", - спрашиваю. 

«Нет, это первый раз», - отвечает мне  «переводчик» Камал.  И добавляет от себя: «Мы находимся в чужой стране, и здесь нужно вести себя по правилам. Везде, куда приезжаешь, нужно вести себя, как принято в этой стране. У нас, в Пакистане, могут расстрелять иностранца за плохое поведение, за драку. Здесь не расстреляют, здесь законы добрее, поэтому мы сами должны следить за своим поведением».

         

Камал (слева) и преподаватель Луганского национального университета им. Тараса Шевченко Зияутдин Саидов

Камал называет случившуюся драку просто бытовым конфликтом, а не выражением расовой неприязни.  Дескать, молодые люди не поняли друг друга, и, поскольку луганчане были пьяны, возникла агрессия. На месте пакистанцев могли оказаться такие же местные ребята.  А виной всему послужило – "непонимание". То есть, студенты, как утверждает Камал, «не могут адаптироваться нормально к местному быту, не понимают культуру поведения в транспорте, на улице, в магазине». 

«А в университете что же, не учат?» - уточняю я. 

«Нас учат английскому языку, а у вас английский почти никто не знает...». 

Странным и нелогичным кажется, что в университете – чуть ли не единственном месте, которое несет ответственность за иностранных студентов  на чужой, по сути, территории,  «не адаптируют иностранцев» к жизни . Так ли это  на самом деле? 

Кто занимается иностранцами? 

Мнение Камала поддерживают и в среде луганчан. Так, по мнению члена Луганской мусульманской общины, доцента кафедры всемирной истории кафедры международных отношений ЛНУ им. Т. Шевченко Зияутдина Саидова, студенты-иностранцы в Луганске, «по большому счету, предоставлены сами себе».

 «Язык – это очень серьезная преграда в общении, -  говорит Саидов. - В данном случае, говоря об этой драке, можно предположить, что  ребят-иностранцев спросили, те, не зная языка, не смогли  ответить. Кто знает, была бы эта драка, если бы студент знал язык…». 

Как считает мой собеседник, в луганских ВУЗах, которые как раз и являются одним из главных поставщиков в регион иностранцев, пока плохо справляются с обязанностью реально «присматривать» за ними. Вести с ними работу, курировать и во внеучебное время. 

«В последнее время мусульманская община решила на общественных началах отслеживать, как живется здесь студентам-мусульманам, приехавшим из-за границы, - рассказывает Зияутдин Саидов.  - Мы хотим видеть, что они чувствуют себя более-менее адаптированными в новой среде, что не потерялись… Ведь они приехали сюда учиться, и нужно, чтобы ничто не помешало реализовать эту основную задачу. Кроме того, иностранцы должны не только освоиться в нашей культуре, но и свободно презентовать свою».

Между тем, как отмечают представители мусульманской общины, реальная ситуация говорит о том, что многие из них сталкиваются с бытовыми проблемами, которые  «сами решить не могут». 

«Этими студентами принимающая сторона должна заниматься, а она не занимается», - убежден Саидов. 

«Непогружение» в здешнюю культуру, по мнению главы мусульманской общины, Сейфуллы Рашидова, является главной причиной возможных непониманий и стычек между местным населением и иностранцами. А совсем не ксенофобские настроения, - как обычно можно услышать о причинах драк между первыми и вторыми.

                                                                  

Глава мусульманской общины, преподаватель Восточноукраинского национального университета им.В. Даля Сейфулла Рашидов  (слева).

"На сайте Минобразования я недавно видел любопытную информацию, - поделился   информацией Рашидов. - По статистике, из более, чем 43 тысяч иностранных студентов, которые приехали в Украину, наибольшее их количество учится именно в Луганском медуниверситете. О чем это говорит? Думаю, что о весьма благоприятной ситуации здесь. Ведь Луганск -  небольшой город,  это не Львов и не Киев, чтобы сюда так стремились иностранцы. Следовательно, говорить о какой-либо ксенофобии нельзя, здесь совсем другая тема. Скорее всего, бытовая. Вопросы культуры, быта, традиций, правил поведения в здешнем обществе».  

Студент Камал подтверждает: по словам его друзей, которые учатся в других городах Украины (иностранцы активно общаются между собой через Интернет), в Луганске им живется наиболее спокойно. Драки – скорее, нетипичные случаи, а те, которые бывают – происходят на бытовой почве. «Я общался с друзьями, в других городах им сложнее. Здесь, в Луганске, спокойно», - говорит Камал. 

Под контролем 

Услышанное, что студентами «не занимаются», что они изучают английский  «в ущерб» русскому,  потребовало проверки. 

Возможно, такая ситуация характерна для других вузов Луганска? 

Участниками драки стали студенты медуниверситета, поэтому прокомментировать ситуацию мы попросили руководство именно этого вуза.  Так, декан факультета иностранных студентов Луганского государственного медицинского университета Юрий Пустовой рассказал, что у всех студентов-иностранцев есть выбор: либо учиться на английском языке, так как большинство иностранцев владеют им на хорошем уровне, либо можно выбрать обучение на русском. Что касается культуры – здесь иностранцам помогают не только преподаватели и кураторы землячеств, но и более старшие товарищи – такие же иностранные студенты, но уже прожившие некоторое время в Луганске. 

«Иностранные студенты сталкиваются в нашей стране с огромным количеством проблем, которые мы помогаем им решить, - рассказал декан. - Это и другой климат, другая пища, другой язык, все, что осложняет привычный ритм жизни. В конце лета- начале осени к нам приезжают иностранцы – на первый курс, либо на подготовительное отделение. Мы расселяем их в общежития. Далее с нашей же помощью оформляется временная регистрация студентов в Украине». 

По словам Юрия Пустового, в университете на каждом курсе у студентов есть свой заместитель декана, с которым студенты обсуждают возникающие вопросы. 

«В структуре нашего деканата есть заместитель декана по воспитательной работе, есть также структура кураторства. Кураторы берут под контроль землячества, в которые распределены студенты (есть нигерийское, пакистанское, индийское землячества и т.д.). Кроме того, аналогичная кураторская система есть и в общежитиях». 

На уровне «земляк-земляк» студентам помогают адаптироваться их старшие товарищи: например, недавно заехавшую группу иностранцев простому «жизненному и бытовому» опыту обучают студенты, которые уже пожили в Луганске, и узнали многое о жизни здесь. Они лучше всего и подсказывают «новеньким», в какую маршрутку, например, сесть, в каком кафе лучше посидеть, и даже - что лучше отвечать на тот или иной вопрос от местных.

 Самое большое землячество в медуниверситете – индийское, в него входит порядка тысячи студентов. Есть другие, поменьше, но тоже считающиеся довольно многочисленными. Пакистанское, к которому относятся герои этой истории, насчитывает порядка 150 человек. Тот же Камал, проживающий в Луганске уже шестой год, сейчас неплохо владеет русским языком,  - он учил его в университете, да и с некоторыми друзьями постоянно на нем  разговаривает. 

Таким образом, можно сказать, что обучение местному языку в ВУЗах худо-бедно налажено. Но, безусловно, следует выяснить, как сами студенты относятся к изучению русского языка. 

Пару примеров этому мы услышали от преподавателя русского языка студентам-иностранцам. Преподаватель, а по совместительству куратор нигерийского землячества Валентина Звягина, как она рассказала,  своих студентов «обожает». Единственное, что может вывести ее из равновесия в общении с ними, когда они «притворяются, что не понимают сказанного».  Как оказалось, преподаватель  и курирует жизнь землячества, и преподает курс «русский язык как иностранный».   Но, как оказалось, она убеждена, что, когда студентам «выгодно», они запросто «могут притвориться, что не поняли ничего!». И только педагогический опыт помогает такие моменты выявлять.

                                                                   

Валентина Звягина

«Знаете, когда они приезжают, из-за резких, кардинальных перемен им здесь многое не нравится. Воздух плохой, солнце -  «плохое»… Но на шестом курсе, когда они собираются уезжать, им уже все нравится! А почему – да именно потому, что они адаптируются, потому что успели сплотиться», - рассказывает Звягина. 

Валентина Звягина показывает музей иностранной культуры, созданный преподавателями факультета при помощи самих студентов. Чего  здесь только нет – от «фенечек» до национальных костюмов .  

«Вы думаете, мы принудительно сделали такой музей? – спрашивает гордо она. -  Нет, все на абсолютном энтузиазме, а студенты никогда не жалели ничего в подарок». 

Напоследок  Звягина  демонстрирует альбомы с фотографиями студентов разных курсов: «студенты на конференции», «студенты на отдыхе», «студенты отмечают свои национальные праздники»…

 «Делайте вывод сами – предоставлены они сами себе, или же нет», -  предлагает она. 

Тайна следствия 

Однако, пора вернуться к началу этой истории. Студент-пакистанец скоро будет выписан из больницы и продолжит обучение. Как он сам признался в интервью, подобных случаев у него раньше в Луганске не было. Каких-либо других стычек с местным населением – тоже. Претензий у него к «государству», к «системе», или чего-то в этом роде, нет.  Но ему хотелось бы, «чтобы обидчик понес наказание».  

 Досудебное следствие по этому делу сейчас ведется в Ленинском райотделе РО ЛГУ ГУМВД Украины в Луганской области. Мы попросили милицию прокомментировать этот вопрос. 

В милиции нам сразу ответили о том, что к настоящему времени сохраняется тайна следствия. Однако, в интересах «правильной интерпретации» произошедшего инцидента некоторые нюансы нам все-таки пояснили.

 Итак, сейчас в СИЗО находится подозреваемый по этому делу. «Лицо, которое причинило ножевое ранение гражданину Пакистана, установлено, задержано, ему предъявлено обвинение и сейчас этот человек находится в СИЗО», - рассказал начальник милиции Ленинского райотдела РО ЛГУ ГУМВД Украины в Луганской области Геннадий Бахтизин.

 По его словам, это дело не такое простое и однозначное, как может показаться на первый взгляд. И ответственность может понести «не один человек».

 «Однако, нужно понимать, что подобные конфликты между иностранными гражданами и гражданами города Луганска могут происходить на разной почве -  как из хулиганских побуждений, так и бытового характера. Придать им другую, более «глубокую» окраску при желании всегда можно. В данном случае мы имеем дело с бытовым конфликтом», - рассказывает правоохранитель.

 Согласно Уголовному кодексу Украины, преступление в данном случае может быть интерпретировано статьей 121. ч.1 – умышленное тяжкое телесное повреждение (наказание – лишение свободы сроком от 5 до 8 лет). Досудебное следствие продлится до 2 месяцев, в соответствии с законодательно установленными сроками. 

«Совершенно точно могу заверить вас, что дело однозначно не будет закрыто. По закону, если подозреваемый находится в СИЗО, закрытие дела будет означать, что мы держали его в СИЗО незаконно. За это уже сами работники правоохранительных органов понесут ответственность», - объясняет Геннадий Бахтизин.

 Правоохранитель заверяет, что все подробности этого дела, если понадобится, можно будет узнать, когда состоится суд. Но на данном этапе – нельзя. 

Наш разговор переходит в плоскость обсуждения адаптации иностранцев в нашей стране. По мнению милиционера, адаптация проходит «на нормальном уровне». 

«Когда им выгодно, они всегда могут сослаться на то, что недопоняли чего-то. Этим и осложняются наши дела, когда участниками или свидетелями в них проходят иностранцы. Он может разговаривать с тобой, что-то рассказывать, а как только услышит «неудобный» вопрос, - тут же перестанет тебя понимать. Но, поверьте, все что нужно, они понимают », -  уверен Бахтизин.
 

Елена Старых, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: