Вверх

Спецтема: Выборы 2019
Ливадийская экспертиза: конфликтующий мир и что делать с терроризмом? (из Ялты)

В знаменитом Ливадийском дворце-музее в Ялте, где размещалась резиденция последнего российского царя Николая II и где 65-лет назад  после окончания 2-й мировой войны Сталин, Рузвельт и Черчилль определяли   судьбы послевоенного мира, освобожденного от фашизма, как определяли  и миропорядок на ближайшие полстолетия, ведущие ученые стран СНГ пытались объяснить современный миропорядок, а точнее - его отсутствие, и пытались  заглянуть в будущее...

                                       

                                    Ливадийский дворец – «точка» притяжения 

Ялта и Большой Ливадийский дворец – символ мирового взаимодействия, с гордостью говорят крымчане. Шестьдесят пять лет назад здесь зимой 1945г. главы трех великих держав-победительниц во Второй мировой – Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль –     собрались на Крымскую (Ялтинскую) конференцию, чтобы определить   порядок мирового послевоенного устройства. 

                                                                 

Перед входом в Ливадийский дворец гостей встречал кот Василий. "Это - наша звезда", - сказали  экскурсоводы, -  как только кто-то идет, он всегда здесь усаживается и встречает".  

                                                                   

                     Тот самый знаменитый стол,  где подписывался Ялтинский договор

 "Ливадийских дворец все это время остается точкой притяжения видных персон мира ,- говорит бывший министр культуры Автономной Республики Крым, а ныне директор Ливадийского дворца-музея Анатолий Литвиненко. – Например, к нам приезжали экс-президент США Билл Клинтон, наведывалась дочь Уинстона Черчилля   80-летняя мисс Мэри Соумс, бывший канцлер Германии Герхард Шредер, экс-президент Украины Леонид Кучма... А бизнесмен и общественный деятель Виктор Пинчук в Ливадийском дворе уже  четырежды проводил саммит «Ялтинская европейская стратегия» (YES).                                                                          

 С 17 по 21 февраля  ученые, представляющие 25 академических университетов и научных организаций собрались в Ливадийском дворце на V-ю Международную научную конференцию «Ялтинская система» и современный мировой порядок: проблемы глобальной и региональной безопасности». Для участия в конференции также прибыли заместитель директора Федерального Агенства госсотрудничества (г.Москва) Евгений Кожокин, представитель главы клана Макларенов (Шотландия) Дональд Макларен,председатель Совета министров АРК Виктор Плакида, мэр г.Ялты Сергей Брайко, делегации из Краснодарского края, Тамбовской и Курской областей РФ и другие. 

                                                               

                            Знаменитый Большой белый зал. Идет конференция

                                                               

                                                               

                                                                Идет синхронный перевод

Каков он, современный миропорядок? Есть ли он на самом деле? Кто им управляет и кто здесь выступает в качестве главных субъектов взаимодействия? В Вестфальской системе мира таковыми были государства. Но, как оказывается, сегодня в мировом взаимодействии участвуют не только они, но и объединения государств, транснациональные корпорации, международные организации, другие транснациональные организации – легальные и нелегальные. Как построить взаимодействие этих разнородных субъектов, чтобы оно было гармоничным и предсказуемым? Как решать в современном мире глобальные проблемы, которые за последние годы только обострились. С ними, дескать, национальные государства уже не справляются. 

Дворец-символ  

Перед началом конференции гостей провели с экскурсией по знаменитым залам Ливадийского дворца. Самый большой из них – Большой белый – бывшая царская столовая семьи Романовых. Именно здесь в 1945г. подписывался Ялтинский трехсторонний договор. Этот же зал решили отдать сегодня для дискуссии ученым мира. 

 По периметру, большой буквой «п» расставлены столы. Рядом для всеобщего обозрения выставлен то самый, достаточно простой, покрытый белой скатертью, за которым вели переговоры Сталин, Черчилль и Рузвельт.  Их вечное незримое присутствие за этим столом до сих пор подтверждается сувенирными национальными флажками трех держав-победительниц. Сегодня здесь с удовольствием фотографируются участники конференции. 

Ливадийский дворец, построенный по проекту замечательного ялтинского архитектора Николая Краснова, был летней резиденцией царей династии Романовых. Последний из них, Николай II, провел здесь со своей большой семьей – императрицей Александрой Федоровной, тремя взрослыми дочерьми и царевичем Алексеем в общей сложности около четырех месяцев, рассказывает научный сотрудник музея, экскурсовод Людмила Козлова.

                                   

 Растрелянная царская семья. В Ливадийском дворце усилиями работников музея собраны многочисленные  экспонаты -  свидетельства процветания  династии Романовых.         

«Научный коллектив музея провел большую работу и попытался максимально приблизить к оригиналу интерьеры многочисленных царских комнат - гостиных, кабинетов, столовых, будуаров, спален, бильярдной и т.д.», - рассказала Козлова.

                                        

Во внутренней части дворца прячется знаменитый Итальянский дворик,  очень удачно спроектированный архитектором Красновым

 Этот дворец очень любил Николай II и в письмах своих писал, что только здесь по-настоящему отдыхает и «живет». После победы Октября дворец царей превратился  в первый в мире крестьянский санаторий.

В феврале 1945г. в Большом Ливадийском дворце прошли основные переговоры лидеров СССР, США и Великобритании .

 «За короткий срок - менее, чем за два месяца - большая часть построек и зданий, прилегающих к Большому Ливадийскому дворцу, в той или иной мере пострадавших от немецкой оккупации, были восстановлены, - рассказала Людмила Козлова.-. Для этого сюда прибыли около 5 тыс. вольнонаемных и более 5 тыс. военнопленных строителей. В Белом зале был смонтирован круглый стол для переговоров «Большой тройки». Для рабочих нужд членов делегаций подготовили бывшую Биллиардную (именно в этом помещении было подписано большинство документов Конференции), внутренний Итальянский дворик и весь садово-парковый ансамбль. Окрестная территория была буквально «вылизана до последней травинки».

Дворец  постепенно превращался в резиденцию делегации США во главе с Франклином Д. Рузвельтом. С ним прибыло, включая обслугу, около 700 человек. Рузвельт в это время уже не мог передвигаться без посторонней помощи, поэтому в целях создания для него наиболее комфортных   условий советская сторона предложила проводить заседания на «американской территории» - в Ливадийском дворце. ( Черчилль располагался в Воронцовском дворце, Сталин – в Юсуповском). Рузвельт, обычно, куда бы ни ездил, брал кого-либо из членов семьи. Так как в обычной постели он спать не мог, то всегда возил с собой походную кровать, которую взял и на Ялтинскую конференцию. Однако, когда зашел в отведенные ему с дочерью комнаты Ливадийского дворца, «остолбенел в восхищении и тут же предложил сопровождающим его лицам ничего в спальню не вносить». Оказалось, тут все было в его вкусе. Шторы на окнах, драпировки на дверях, покрывала на кроватях его и дочери, и даже телефонные аппараты во всех комнатах – все было, как он любил, голубого цвета. Этот цвет, как выражался Рузвельт, "ласкал его голубые глаза". По предложению Рузвельта, фотограф из свиты сфотографировал комнаты с обстановкой для показа его жене Элеоноре Рузвельт. На самом деле «идеальный дизайн» был что называется выстрадан: по воспоминаниям бригадира сантехников Евгения Сергеева, в Большом дворце «несколько раз пришлось перекрашивать стены ванной комнаты и туалета под цвет моря».

                                       

       Одна из комнат, отданная   для Рузвельта в 1945г.

Как и в любой точке, связанной с событиями конференции, о Ливадии до сих пор сохранились легенды. Например, что американцы не рассчитывали на хорошие условия проживания, и направили к берегам Крыма корабль со стройматериалами для жилья. Или о том, что для Франклина Рузвельта была установлена ванная с откидными бортами. Или, по свидетельству А. Громыко, назначенного в то время послом в США, когда Рузвельт во время первой встречи Большой тройки за круглым столом спросил Сталина: "Кто этот господин, который сидит напротив посла Громыко?", Сталин якобы ответил: "А-а! Это же наш Гиммлер - Берия". Или: в Ливадии, а также в Кореизе и Алупке метростроевцами были специально сооружены бомбоубежища - не исключалась возможность налета вражеской авиации. По распоряжению Берии для Сталина было построено бомбоубежище усиленного типа, с более мощным перекрытием, чем убежища для Рузвельта и Черчилля. Впрочем, сегодня уже документально подтверждается, что американские связисты проложили по суше специальный кабель от Ливадии до Севастополя, где на якоре стояло судно связи ВМФ США "Катоктин". Мощная корабельная радиоустановка мгновенно связывала Президента США с Америкой и Конгрессом, Правительством и руководством армии. Понятно, что все переговоры проходили под грифом сверхзашифрованности.

В Ливадийском дворце официальные встречи проходили семь раз. Во время торжественных приемов хозяйкой во дворце была дочь Ф. Рузвельта Анна Беттигер. Ей   помогала дочь госсекретаря США Кэтлин Гарриман. Рузвельт решил первым дать обед в честь «своих гостей» - И. Сталина и У. Черчилля. Обед готовили филиппинские повара, но продукты были исключительно русские: икра, осетрина, говядина с макаронами, торт, чай, кофе, водка и пять сортов вина. (Сталин был поставлен в известность, что в Белом доме гости должны были бы довольствоваться одним сортом калифорнийского сотерна и решил всех поразить).

                                            

 Мемориальный кабине-библиотека  Рузвельта. Примерно так же выглядит и кабинет Черчилля.

Сегодня в Ливадийском дворце созданы два мемориальных кабинета-библиотеки – Рузвельта и Черчилля. Мемориальный кабинет-библиотека Рузвельта открылся в 1998 г. Американские коллеги прислали в подарок 225 уникальных книг. В 2004г. открылся кабинет-библиотека Черчилля, после чего его дочь 85-летняя мисс Мэри Соумс дважды  наведывалась  сюда.

Упоминание персоны Сталина, чье имя нередко используется как «политическая карта», а не исторический факт,  до сих пор так и не позволило «восстановить историческую правду» и создать третий  мемориальный кабинет. 

«Мы – историки и потому бросили кличь, «отправивлись в люди», собрав почти 100 книг, имеющих отношение к Сталину. Уверена, что в скором времени у нас появится и третий мемориальный кабинет», - рассказала «ОстроВ» заведующая научным отделом «Крымская конференция» Крымского республиканского учреждения «Ливадийский дворец-музей» Елена Дорошенко. 

 «Если в Ливадийском дворце представлены две персоны конференции, то должно найтись место и для третьей, -  подтверждает заместитель директора Крымского республиканского учреждения «Ливадийский дворец-музей» Георгий Гепуладзе.В настоящее время ведутся переговоры с г. Гори ( Грузия), где родился   Сталин.  Этот музей       обещает передать  нам некоторые экспонаты, что позволит открыть мемориальный кабинет третьего участника Ялтинской конференции. И в этом нет никакой политики, одна только «голая» правда».

 Мир разделенный, мир конфликтующий

Собравшись в Ливадийском дворце, современная генерация ученых  и политиков, госчиновников как бы оглядывалась на прошлое   для того, чтобы заглянуть в будущее.  

«Сегодня ученые и политики спорят, правильным ли было разделение сфер влияния в 1945г. Эта система международных отношений просуществовала почти 50 лет, однако сегодня мир сотрясает экстремизм, религиозная нетерпимость, экономические противоречия, что вызывает необходимость серьезного  международного диалога. И  Крым вновь готов выступить территорией мира, центром проведения  таких саммитов», – отметил председатель Совета министров АРК Виктор Плакида. 

По мнению ученых, сегодня в мире сложилось новое качество и новое состояние мирового геополитического порядка: неустойчивость мировой геополитики, мировой экономический кризис привели к переориентации и формированию новых коалиций, претендующих на разработку собственных систем национальной безопасности. 

Выступая на конференции, заведующий отделом трансатлантических исследований Киевского ИМЭМО НАН Украины Евгений Каминский подверг острой критике современный мировой порядок.  

«Сегодня пришло такое время, когда мировое сообщество должно поставить задачу создать нормальные условия проживания для большинства людей на планете. Украинский народ переболел многими иллюзиями: иллюзия номер один - с распадом СССР Украина будет лучше жить. Потом появилась иллюзия, что после присоединения к ЕС мы будем лучше жить, сегодня появилась третья иллюзия, как обещает Виктор Федорович (Янукович-авт.), что если мы улучшим отношения с Россией, то сразу начнем лучше жить, - заявил в своем выступлении Каминский. - Что касается цифр, то украинцам порой кажется, что они - самые бедные, живут хуже всех. Приведу некоторые статистические данные: 1 мрлд. жителей нашей планеты имеет возможность тратить менее 1 $ в сутки, почти половина населения планеты, а это около 3 млрд. чел., имеют месячную зарплату 300 $, а, следовательно, имеют возможность тратить в сутки до 10 $. Сегодня проблема социальной дифференциации приобретает катастрофический характер и в мире, и в Украине. По разным оценкам распределение материальных благ происходит в пропорциях 1:40, 1:60 и 1:120. По последним статистическим данным 2005г., около 20% самого богатого населения потребило 77, 6 % товаров и услуг, средний класс потребил 21, 9% товаров и услуг, остальные - 1,5% услуг и товаров. Самое страшное заключается в том, что 10% самых богатых людей планеты сегодня потребляют 60% всех произведенных благ. Но ведь мир – это система, и, если такой порядок в системе будет сохраняться, то человечество обязательно переживет еще одну мировую войну». 

Ученый предложил отдельно поговорить о пропорциях формирования бюджетов различных стран мира. Обратил внимание на огромные вложения, которые сегодня делают в военную отрасль Россия и Китай. « Что касается РФ, то по одним данным военный бюджет России составляет 40 млрд, по другим – 120 млрд. Я не разведчик, чтобы определять, что есть на самом деле. Но знаю точно, что достаточно много, - отметил Каминский. – С моей точки зрения эти вещи необходимо соизмерять с тем, как живет подавляющее число людей. А пока гонка вооружения происходит и в западных демократиях, и таких сомнительно демократических странах, как Россия, и в таких совсем не демократических, как Китай. .. Сегодня в Европе насчитывается не менее восьми крупных производителей ядерного оружия, но точно мир не знает, где сейчас оно есть… Если Израиль осуществит свою угрозу и предпримет удар по Ираку, мир станет неконтролируемым. Заслуга Ялтинской конференции 1945 г. заключается в том, что   она дала предсказуемость мира. В сформированном биполярном мире возможного агрессора нужно было искать в Вашингтоне или Москве. Сегодня – в 10-20 странах. Мы ученые должны исходить из несправедливости мира, в котором живем. Пока он остается таким, остается и угроза войны». 

Заместитель директора Федерального Агенства госсотрудничества (г.Москва) Евгений Кожокин заметил, что « в этих стенах ( Ливадийского дворца - авт.) заложено столь много, что еще долго будет изучаться и историками, и политиками - ведь здесь столь разные личности и силы сумели прийти ( в 1945г. – авт.) к компромиссу». Между тем, по словам г-на Кожокина,   «сегодня у (российской – авт.) элиты ощущается накопление усталости»,   ее тяготит « идеология вакуума у одной стороны», и идеология «все дозволено» - у другой стороны. « После того, как рухнула тоталитарная держава СССР, все страны СНГ, в том числе очень демократичная Украина, в СССР права личности и свободы оказались гарантированными больше, чем в любой стране СНГ сейчас», - сделал вывод г-н Кожокин. 

«Сегодня мир находится на рубеже, аналогичном 1938-1939гг. И это вызывает немалые опасения,- разделил тревогу профессора Каминского, доктор политических наук, профессор Таврического национального университета им. В. Вернадского и заместитель директора Крымского республиканского учреждения «Ливадийский дворец-музей» Сергей Юрченко. – Можно ли утверждать о неких циклах возникновения войн или же  они возникают хаотично? Я склонен думать, что есть определенная цикличность их возникновения. Это связано с циклами  развития международных отношений». 

По мнению ведущего сотрудника отдела транснациональных исследований Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины Сергея Толстова, сегодня европейская безопасность связана с перспективами многополярного мира.   По его словам, после долгого однополярного мира, сегодня появилось, по меньшей мере, три «больших центр» и много «островов». Имеет место не столько противостояние между ними, сколько конкуренция в использовании ресурсов. «Европейская безопасность сегодня – это вопрос нерешенный, звучит ряд угроз и вызовов - отметил Толстов. - Но не верно, что это традиционные угрозы». Возвращаясь к опыту 1945г., отмечали ученые, на Ялтинской послевоенной  конференции была эффективно решена проблема в силу «крепких позиций политических лидеров и условий военного времени». Хотя, не все было реализовано, часть   осталась на бумаге. 

Профессор Государственной академии руководящих кадров культуры и искусств, доктор политических наук Ирина Онищенко предложила исходить из того, что сегодня « в мире нет авторитетов». «Современный мир не может реагировать из одного центра, никакой национальный опыт, какие бы весомые достижения не были бы достигнуты, не может быть универсальным, - сказала она. - И ни одна страна не сможет самостоятельно справиться с глобальными проблемами. А выход для Украины – найти свое место влиятельного игрока в Европе и в центре славянского мира, иметь статус коммуникационного ядра. Главное же заключается в том, что Украине необходимо стать понятным партнером для мира и максимальным прагматиком». 

По мнению ректора Дипломатической академии Украины при МИД Украины, доктора исторических наук, профессора Бориса Гуменюка, сегодня перед Украиной стоит  важнейшая задача определить свое место и роль в «архитектуре европейской безопасности». « В мире наблюдается тенденция потери национальных суверенитета рядом государств,  нарушение территориальной целостности (Косово, Северная Осетия).  Кроме того, на международной сцене сегодня  появился новый «актор» – терроризм,  произошла трансформация территории СССР, расширился ЕС, Североатлантический блок «НАТО», - заявил он. По мнению Гуменюка, сегодня на карте мира « наглядно прослеживается попытка Российской Федерации вернуть себе статус сверхдержавы», кроме того в мире отчетливо начал  просматриваться  «новый треугольник»: США-ЕС-Россия»  -   притом, что «внешнеполитическая деятельность США зашла в глухой угол».   

По мнению ректора Дипломатической академии Украины,   мировое сообщество поставлено перед необходимостью потребовать от США «деидеологизации политики», возвращения «в прежнее правовое поле отношений с Ираном, Южной Кореей, Кубой», а также усиление роли ООН в регламентировании международных отношений. В этих условиях, по мнению Бориса Гуменюка, для Украины необходимым шагом является «полноправное участие в НАТО и ЕС. 

Динамику отношения населения Украины к вступлению в НАТО и ЕС   представила профессор Таврического национального университета им. Вернадского, доктор наук государственного управления Татьяна Сенюшкина.

 По ее словам, «Оранжевая революция» подтолкнула интерес населения Украины к НАТО, и в 2004г. о своей поддержке вступления Украины в НАТО заявляло до 30% украинцев. Однако за последние годы эта цифра снизилась до 13%. Со ссылкой на данные, полученные в ходе социологических исследований, проведенных  Фондом «Демократические инициативы», на вопрос « даст ли это гарантии для  безопасности Украины?», положительный ответ дали 25% жителей АРК и востока Украины, 46% - жители западных регионов,  а в среднем по Украине за вступление   в НАТО готово оказались  проголосовать 43,3% населения.  

«Исследуя причины низкой заинтересованности населения Украины во вступлении в НАТО, большинство исследователей зацикливаются на том, что мы дескать плохо проинформированы о НАТО, а на самом деле информировать население просто не о чем. Власть бездействует в этом вопросе», - заявил профессор Евгений Каминский. С ним не согласился профессор Луганского национального университета им.Т.Шевченко Илья Кононов, который заявил, что мониторинг Института социологии НАН Украины показывает, что нарастание негативного отношения к перспективе вступления страны в НАТО обратно пропорционален усилиям власти по пропаганде этого блока. Если в 2004 г скорее негативно к этому относились 38,5%, то в 2006 г – уже 64,4%. О «разновекторности» направленности симпатий   разных регионов Укрианы   в отношении перспективы вступления Украины в НАТО   также заявила и Татьяна Сенюшкина. «На юге и юго-востоке Украины вступление в Североатлантический блок не приветствуется населением в целом. В это время Галичина в основном заявляет о своей поддержке», - подтвердила она. 

«Война НАТО с Сербией, современные военные действия в Афганистане  продемонстрировали глубокий кризис, в котором оказалась эта рыхлая организация, созданная по типу «закрытого клуба», который призван защищать интересы стран центра мировой капиталистической системы, - отметил Илья Кононов. -  Так что дело вовсе не в том, что нас не информируют или это связано с бездеятельностью реформаторов…». 

Профессор Дипломатической академии Украины при МИД Сергей Шергин отметил, что Украина находится « в состоянии определенного политического транзита», а также на 82-м месте после Гамбии ,  а на 83-м находится  Алжир -   по конкурентноспособности производимой продукции. «Тем не менее, мы не можем искать свое место рядом с Китаем и  должны осуществлять внеблоковую геополитику». 

«Так куда же Украине двигаться? На запад или восток? – продолжали задаваться вопросом ученые  - Запад сегодня находится в состоянии «усталости».  Восток? Это – кто? Россия? Или Китай? За эти 20-ть лет Украина не отказалась от «синдрома Мазепы», устремляя свой взор то на шведов, то на русских, то на татар. В итоге предложили: Украина, как Китай, должна обратить свой взор вовнутрь себя…». 

Профессор института социальных наук Одесского национального университета им. Мечникова, доктор политических наук Игорь Коваль указал на ошибку национальной политической элиты, которая все это время исходила из « восприятия мира, каким он был до середины 80-х годов»: «Вначале была попытка влиться в однополярную систему, на последнем этапе три-четыре года назад –  переориентировалась на двухполюсную систему координат».  

Участники конференции склонились к выводу, что сегодня мир находится в условиях наличия 38-40 государств, определяющих мировую политику.  

По экспертной оценке, разрыв между странами центра и среднеразвитыми все более увеличивается, приводя к их ко все большей « пролетаризации».  На конференции прозвучали небезынтересные прогнозы, что к 2025 - 2030гг.   около 90% стран уже можно будет отнести к странам третьего мира. «Это будет способствовать активизации радикальных идеологий, хотя возможно они будут рядиться в другие одежды. Но будет, если мировое сообще6ство не постарается что-либо изменить, именно так, - уточнил Коваль.  -  Далее с особой остротой встанет проблема среднего класса, поскольку именно он, как главная привилегия развитых стран, подвергнется эрозии. Это в свою очередь породит усиление центробежных сил в ряде государств, усиление национализма и радикализма». 

Последнее явится прямой угрозой для безопасности и Украины. Как отмечали ученые, дестабилизация привнесет и массовую миграцию. В Европе сложится ситуация «европейского гетто»: этнические объединения окажутся в своеобразной изоляции. Это будут не нацистские  гетто, но представленный  здесь ислам не  будет иметь возможности социального лифтинга, что еще более усложнит ситуацию в зоне.  Выступающие отметили и военно-стратегический момент, поскольку уже сегодня мир   является свидетелями неконтролируемого роста экстремистских организаций типа «Аль-Каиды», распространения ядерных технологий в Иране, Северной Корее.  

«Немалые опасения вызывает и Пакистан,  - отметил Игорь Коваль. – К этому можно добавить и глобальный энергетический дефицит. За сиюминутной шумихой и борьбой за газ мы не замечаем, что происходит формирование глобального энергетического рынка, который будет функционировать по принципу конкуренции потребителей. Это принципиально новая для мира ситуация. А Украина, с ее транзитным потенциалом,  уже оказалась на его обочине. Таким образом, она пока  стала  «слабым звеном» в мировой экономической системе». 

Ученые обсудили и проблему Крымского газового шельфа. На конференции прозвучали   цифры предполагаемых залежей газа на дне Черного моря, которые, по некоторым оценкам могут составить до 70 млрд.м куб . ( Для сравнения – Украина в 2006-2007гг. потребила 55-56 млрд. м куб. газа). 

Черноморский позитив 

Сергей Толстов   дополнил информацию, добавив, что сейчас в Киеве  уже утверждено около пяти проектов с участием «Дженерал Моторлс» и «Энергоатомом» по разработке ветроэлектростанций.  

Однако главный позитив конференции добавил профессор кафедры истории и международных отношений филиала МГУ им. Ломоносова в г.Севастополь, капитан 1-го ранга Сергей Усов, который привел пример созданной и эффективно действующей на Черном море системе европейской безопасности на базе всех существующих структур. «В районе Черного моря сосредоточены государства, которые имеют различные интересы, которые очень трудно совместить, - рассказал капитан первого ранга. - Это - Турция, Болгария, Румыния, являющиеся членами НАТО, а также Россия и Украина, - члены СНГ, имеющие немало противоречий. И вот здесь в Черном море с 1995-1997гг. удалось выстроить беспрецедентный образец эффективной архитектуры безопасности  для абсолютно  разнополярных государств».  

Для этого утверждены две программа «Black Sea Forces». Программы состоят в том, что на специальных командных точках военно-морских сил нескольких государств партнеры несут круглосуточное дежурство, каждое государство раз в год  представляет открытое учение по определенной тематике, страны дают возможность друг другу знакомиться с береговой безопасностью  своих баз, несколько десятков объектов являются объектами совместного использования, совместно используются морские и сухопутные полигоны, стороны договорились и совместно укрепляют гражданское судоходство  и т.д.  

«Военные дипломаты нашли  в сложнейшей точке мира возможность выстроить  систему безопасности, которая удовлетворила всех участников, - уточняет Усов. - Об этом особо никто не кричит, идет нормальная, спокойная, ежедневная  работа. Если на европейском уровне идея  возможной структуры коллективной безопасности только обсуждается, то на Черном море она уже  есть и это беспрецедентный факт».

 По утверждению Сергея Усова, сегодня в Украине готовится к выходу единственная подводная лодка «Запорожье», весь комплекс ремонтных работ которой выполнен российским заводом .

 Глобальный вызов терроризма

 И все же современную мировую систему точнее следует назвать как нестабильную. По мнению профессора Луганского национального университета им. Т.Шевченко Ильи Кононова, нынешний исторический момент является периодом заката американской гегемонии. При этом происходит подъем государств, которые претендуют на роль «великих». К таковым можно отнести государства группы БРИК – Бразилия, Россия, Индия, Китай.  

«Особые геополитические амбиции демонстрирует Иран. Они могут проявиться у ЮАР, Индонезии, Пакистана и др., - уточняет Кононов. - Наблюдается упадок европейского проекта национальных государств. Сама родина этого проекта не случайно усматривает своё будущее в конфедеративном цивилизационном объединении. При этом англосаксонская модель состязательной демократии находится в кризисе, а в мировой политической системе появились нетрадиционные субъекты политического действия - это разного рода транснациональные организации. (Часть из них имеют экономический характер (ТНК), но вынуждены вмешиваться в политический процесс для обеспечения своих интересов. Иные же прямо преследуют политические цели)».  

«Среди последних я хочу выделить международные террористические организации, - отмечает Илья Кононов. - Современный мировой порядок не может способствовать выработке адекватного ответа всего человечества на глобальные проблемы. Это касается в первую очередь экологических проблем. Последнее видно на примере судьбы Киотского протокола, превратившегося в коммерческий проект, и на примере последнего совещания в Копенгагене. Кроме того, в состоянии упадка находится набор великих идеологий, которые были формой осмысления проблем модерна, а также формой мобилизации масс для коллективных действий».

 По мнению луганского ученого, появление глобальных террористических сетей необходимо рассматривать как важный симптом кризисности состояния современной системы международных отношений. Более того, именно данный феномен должен послужить стимулом для выработки новой модели мирового порядка. 

Определенным рубежом в мировой политике стал 1968 г. Это был протест против американской гегемонии и против старых левых. Менялся весь словарь описания мира. На поверхность политической жизни вышли новые игроки – национальные меньшинства, женщины, сексуальные меньшинства и пр. Влияние 1968 г. – это дестабилизация старого мирового порядка, Ялтинского мира. После 1968 г. Ялтинский мир с его биполярностью при общемировой гегемонии США и с его идеологической триадой начал клониться к закату.  

В станах центра мировой капиталистической системы в качестве ответа на деструктивные процессы был предложен рыночный фундаментализм. При Р. Рейгане и М. Тэтчер появились диковинные явления в мировой экономике – оффшоры. Рынок начал выходить из-под контроля национальных государств. Постепенно выкристаллизовались современные формы глобализации. Её развитие вело к тому, что капитал, прежде всего крупный, уходил от социальной ответственности, а национальные государства теряли важные регулятивные функции в экономике и гуманитарной сфере. В дестабилизирующейся мировой системе противники начали сильнее прежнего опасаться друг друга. Опасения провоцировали агрессивные действия. Это период как цезурами отмечен Чехословакией и Афганистаном. 

Структурообразующие силы мирового порядка в этот период не заметили, что участниками мировой игры становятся непривычные субъекты. С одной стороны, начал формироваться социальный слой транснациональной буржуазии, который все больше уходил из-под контроля национальных государств, но влиял на их функционирование. Крупные ТНК приобрели богатство и влияние, превосходящие резервы многих государств. С другой стороны, в мире, где старые средства социального контроля со стороны людей наёмного труда утрачивали свою адекватность, начали появляться организации, искавшие иные пути. Часть из них стала на путь террора. Вспышка терроризма стала побочным следствие 1968 г. с его разочарование в компартиях и профсоюзах. В Западной Германии в среде студенческих организаций, протестовавших против войны во Вьетнаме и против иных форм социальной несправедливости, формируется ультрарадикальное крыло. Здесь зарождается группа Андреаса Баадере, вошедшая в историю как Rote Armee Fraktion (RAF). Это название отсылало не к советской Красной Армии, а к японской террористической организации. Деятельность этой группы началась с поджогов крупных универмагов. После этого последовали ограбления банков, взрывы, убийства, захваты заложников. Организация превратилась в серьезный дестабилизирующий фактор внутренней жизни ФРГ.  К этому времени масштабы терроризма  в Германии приняли грандиозный размах. К концу 1971 года РАФ провела более 550 акций, экспроприировав при этом более 2 миллионов марок. Примеру рафовцев последовали и другие – на территории ФРГ стали появляться новые террористические группы . Популярности РАФ очень поспособствовал тот факт, что в организацию вошла популярная в ФРГ журналистка Ульрика Майнхоф. Она находилась под влиянием идей Г. Маркузе и считала, что нужно искать новые средства для радикального переустройства мира. Такие средства она и усматривала в терроре. Вот её слова: «Наша задача состоит в том, чтобы спровоцировать фашистскую полицию и вытащить на белый свет её настоящее, истинное лицо, тогда массы признают и продержат наши действия». 

Именно в это период начинают формироваться международные сети ультралевых террористических организаций. В 1970 г. рафовцы проходили тренировку в Иордании, на базе одного из учебных центров Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) НФОП ставил своей целью освобождение всей Палестины и создание там демократического социалистического государства. Однако основной деятельностью этой организации был террор против израильских самолетов по всему миру. В 1972 г. по поручению Вади Хаддада международный террорист Ильич Рамирес Санчес (Карлос Шакал) организовывает громкую террористическую акцию в израильском аэропорту Лод. Её осуществляют трое японских террористов из террористической организации «Красная армия». 30 мая 1972 г. они убивают в названном аэропорту 25 человек и ранят 70. В мае 1972 г. по инициативе НФОП в Ливане проводится международный семинар террористических организаций, где принимается решение о международной террористической сети со штаб-квартирой в Париже. Мозговым центром этого террористического интернационала становиться уже упомянутый Ильич Рамирес Санчес. Это была весьма тревожная перспектива для международного сообщества. Стало понятно, что западные демократии не могут эффективно противостоять угрозе организованного терроризма. Терроризм влияет на эволюцию спецслужб, которые усваивают многие методы, выработанные террористами. В условиях отрыва политической подсистемы общества от остального массива жизни, данную тенденцию также следует признать весьма симптоматичной.

 В этот период в лабораторию мирового терроризма превратилась Палестина. Именно здесь можно четко проследить идейную эволюцию террористических организаций от левого ультрарадикализма до мусульманского фундаментализма. Первую мусульманскую террористическую организацию – Палестинский Исламский Джихад - основали в 1979 – 1980 гг. в Египте палестинские студенты. Постепенно в мире начинается закат «левого терроризма». Он сходит с исторической арены вместе с взрослением поколения, чья молодость пришлась на конец 1960-х гг. Ему на смену приходит терроризм под зелеными знаменами. 

«Здесь следует прерваться и сделать небольшое теоретическое отступление. Смерть, шире насилие используется в качестве регулятора общественной жизни с момента выделения человека из животного мира, - уточняет Илья Кононов. -  Насилие предполагает отношение к человеку как к объекту, как к средству. Именно десубъективизацию человека и следует признать основным в насилии. Насилие в политике предполагает не только принуждение конкретного человека к совершению каких-то действий под угрозой смерти или физической боли/морального страдания. Уже в древности правящие круги открыли полезность в управление эффекта массового страха. Поэтому использование террора считалось одним из неотъемлемых черт политического ремесла. Это понимал Писистрат в древних Афинах, организовывая отряды дубинщиков. Понимал это Н. Макиавелли, писавший: «Прибегая в отдельных случаях к жестокостям, государи поступают милосерднее, чем тогда, когда от избытка снисходительности допускают развитие беспорядков, ведущих к грабежу и насилию, потому что беспорядки составляют бедствие целого общества, а казни поражают только отдельных лиц». 

В новое время, наряду с использованием террора правящими группами, он стал регулярным средством тех политических сил, которые представляли народные массы. Карбонарии, народовольцы, эсеры, ОУН, ИРА, баскские сепаратисты – примеры подобного рода. Однако до 1968 г. террористические организации действовали в национальных масштабах. Только упадок гегемонии США и глобализация открыли дорогу для формирования международных террористических сетей. Наиболее успешно эти сети были созданы на основе мусульманского фундаментализма. Результатом стало 11 сентября 2001 года, война американцев и союзников по НАТО с талибами в Афганистане и т.д. Но ответ США и Запада в целом оказался недостаточно эффективным. 

Если раньше терроризм вдохновлялся крайними полюсами политического спектра, то теперь идеология терроризма начала формироваться на основе такой мировой религии как ислам. Последний в условиях краха предшествующего идеологического набора получил второе дыхание как идеология.  

Сети исламистских террористических структур в современном виде сложились в период противостояния СССР и США в Афганистане. Именно здесь как политический борец сформировался наиболее известный террорист нашего времени Бен-Ладен. И.Кононов ссылаясь на А. Брасса обратил внимание на то, что этого деятеля нельзя связывать с ЦРУ: «Похоже на то, что бен-Ладен не использовал в своем противостоянии «американскую помощь». Он финансировал созданные им структуры из собственных средств и щедрых пожертвований арабских «нефтяных шейхов и исламских благотворительных организаций». Фигура бен-Ладена – весьма символична. Саудовский миллионер, ставший лидером мирового джихада против неверных. Это никак не укладывается в концепцию, что террор – орудие бедных. Мы здесь, видимо, имеем дело с особой версией исламского глобализма. Но это глобализм для мусульман, где нет места для иноверцев. Такая версия глобализма будет пока находить все новых сторонников. Ислам пытается ответить на самые важные вопросы выживания человечества и формулирует эти ответы с убедительность религиозной догмы. Ислам сейчас превратился во всемирное явление. Джон Апдайк в романе «Террорист» показал, что третий мир давно уже не вне Америки. Он в настоящий момент пронизал её города и создал сети борцов против ненавистного западного материализма. Здесь в террористы идут не подонки, а часто люди, испытывающие отвращение к разложению общественной жизни. 

Что же в этой ситуации делать?  

«Западный мир перепробовал разные средства, колеблясь между военными средствами и политкорректностью. Военные усилия Дж. Буша мл. только ухудшили положение, - рассуждал луганский ученый. -  Сейчас З. Бжезинский пишет: «Ислам не является врагом, и «глобальная война с терроризмом» не определяет нынешнюю роль США в мире». Поворот правильный. Но это только база для поиска ответа. Вызов исламизма показывает неверность многих прежних геополитических установок. Например, тот же З. Бжезинский писал: «Государства-нации продолжают оставаться основными звеньями мировой системы». Абсолютизация этого положения была основой его разработок укрепления мирового господства США. Из-за этого он недооценил перспективы развития исламистских движений, считая, что вызову со стороны исламского фундаментализма будет не хватать геополитического ядра. В общем виде, но и в очень далекой перспективе, выход из ситуации состоит в создании общемировой политической формы. Проект движения к мировой конфедерации в свое время предложил Богдан Гаврилишин и он своей актуальности не утратил. Но что делать сейчас? Ислам прямо в международные организации невозможно включить. Он раздроблен, но в этой раздробленности един. Он – религия, но и политическая идеология. Политкорректность тоже мало что даст. Можно тысячи раз повторять, что ислам, как и любая мировая религия, ищет высшего и лучшего для человека. Это верно. В «Коране» содержатся не только призывы к борьбе с иноверцами, но и положения, делающие возможным диалог с христианами и иудеями. Например в Суре 2 «Корова» говорится: «Поистине, те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, и сабии, которые уверовали в Аллаха и в последний день и творили благое, - им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны». Но значительно чаще в этой книге можно найти другие призывы: «Поистине, те, которые не уверовали, не избавят их ни от чего пред Аллахом ни их достояния, ни их дети! Эти – растопка для огняПоэтому возможно, целесообразно при ООН создать мировой религиозный форум и вести там дискуссии, которые способствовали бы пониманию между религиями. Ислам нужно втянуть в интеллектуальный диалог, но диалог на равных со всех сторон. Тогда и военные акции против террористов, какими бы идеями они не прикрывались, приобретут необходимую эффективность». 

Остается отметить, что в кулуарах конференции  ученые отмечали, что их очень волнует то, что у властных структур сегодня «отсутствует реальная потребность в объективных знаниях об обществе».  

«Знания об обществе перестали накапливаться. Это происходит не без участия правящей элиты: каждое новое правительство начинает свою деятельность как бы с «чистого листа», превращая ученых в «обслугу»,   заставляя   выполнять «заказы» сомнительного качества», - говорил Евгений Каминский. 

 Говоря о необходимости новых подходов к современному миру, ученые подчеркивали, что часто становятся заложниками старой категориальной системы: мировой порядок сегодня определяют не столько национальные государства, сколько группы государств, мировые банки, транснациональные корпорации, международный рынок, который вырвался из рынка национальных государств. Интеллектуальное движение должно переосмыслить старые понятия. «Почему бы не создать такое движение на базе Ливадии?», - предложили организаторы конференции.

  Наталия Костомарова, специально для «ОстроВ» 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: