Пятница, 14 декабря 2018, 03:101544749814 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Можно ли  на Луганщине легализовать копанки ?

В августе 2010 года начальник областного управления экологии Александр Арапов сообщил журналистам ошеломляющую цифру, дающую реальное представление о количестве копанок в Луганской области. По его словам, представители Евросоюза, облетая на вертолёте территорию Антрацитовского района, насчитали там 3 тысячи карьеров различной протяженности…  

Год спустя первый заместитель председателя Луганского облсовета Евгений Харин сообщает не менее сенсационную новость: оказывается, за столь короткий срок нелегальную добычу угля в регионе «удалось победить». И немаловажную роль в этом процессе сыграло создание так называемых "мини-шахт". А спустя ещё некоторое время "обнажились" проблемы, связанные уже с этими малыми угольными предприятиями: на днях, 16 декабря, в ЛОГА с участием  представителей Минуглепрома  и Госгорпромнадзора обсуждался вопрос о том, что значительное количесвто "мини-шахт" так и не заключили и не желают заключать необходимые договоры с горно-спасательной службой  - то бишь, техника безопасности их " не интересует"...

"Место копанок займут мини-шахты "

По версии Евгения Харина, победить копанки областной власти удалось с помощью их легализации. Вернее, от такой формулировки зампред как раз отказался, предпочитая называть этот процесс "созданием легальных мини-шахт».  

«Я так думаю, что часть из тех, кто раньше занимался копанками, сейчас перешла именно на сторону официальных, законных отношений», - заявил он.

Информацию Евгения Николаевича поспешили подтвердить контролирующие организации. В сентябре начальник государственной экологической инспекции в Луганской области Анатолий Гацко заверил журналистов, что в регионе фиксируются лишь «единичные случаи» незаконной добычи угля.

«Я утверждаю, что копанки нам удалось победить. Незаконная добыча угля карьерным способом на Луганщине не ведётся. Единственный случай, зафиксированный нами с начала года, имел место в Перевальском районе. Но правоохранительные органы моментально изъяли технику, возбудили уголовное дело - и организатор оказался в камере», - сообщил он тогда.

 При этом, отметил А. Гацко, экологи всё ещё обнаруживают случаи незаконной добычи угля так называемым «норным способом»:

«Делается углубление, туда опускается лебёдка. Глубина таких нор от 10 до 60 метров. Да, такие копанки мы ещё находим, но их единицы. Мы их обнаруживаем, когда проводим осмотр территорий, по следам угольной пыли или протекторов большегрузных машин. С начала года нами было передано в правоохранительные органы 24 материала по таким копанкам, по 12-ти из них уже заведены уголовные дела», - рассказал Анатолий Гацко.

Уголь норным способом, добавил он, всё ещё добывают в Антраците, Брянке, Перевальском районе. Но масштабы этой добычи, видимо, уже не слишком смущают экологов, поэтому А. Гацко говорил об окончании войны с нелегальными копателями с полной уверенностью. Мол, луганские правоохранители достигли должного уровня оперативности, а идея легализация копанок хороша, как на неё ни посмотри:

«Потому что не будь этого, справиться с копанками было бы гораздо труднее. То, что мы пошли по пути легализации, привело к тому, что 99% добычи ушло в правовое русло. Второе – это социальный аспект. Открытие мини-шахт привело к созданию новых рабочих мест, и те люди, которые работали на копанках, перешли сюда. И третье: субъект, который получает лицензию, уже не позволит, чтобы на его запасах кто-то копал. Это большая помощь правоохранителям».

Мини-шахта – удовольствие не для бедных

Большинство разрешений на добычу полезных ископаемых, выданных областным советом с 2010 года,– разрешения на разработку угля на отвалах закрытых шахт. По официальным данным, в одном таком месторождении может храниться от 500 тыс. до 10 млн. тонн. угля. Для крупного капитала эти объёмы не заманчивы. Для предпринимателей средней руки  – в самый раз. На это и делает ставку областная власть, подсчитывая перспективные суммы инвестиций.

Суммы эти исчисляются сотнями миллионов гривен. Но прежде чем предприниматели, получившие разрешение от облсовета, смогут начать добывать уголь, проходит немало времени. Получение разрешения от областного совета – только начало пути для желающих открыть небольшую легальную шахту.

«Начинается всё с согласований на местном уровне. Это то, что доходит до областного совета. Облсовет собирает пакет документов, в который входит разрешение местных советов и экологическая карточка, которую выдаёт управление окружающей среды. После этого на сессии областного совета мы принимаем решение, что тот или иной может заниматься разработкой недр, затем этот пакет документов, после согласования с Минприроды, отдаётся в Госгеослужбу. И она принимает решение, чтобы выдать спецразрешение на разработку недр. Но и эта лицензия не даёт права на разработку недр», - рассказывает начальник управления окружающей природной среды Александр Арапов.

Следующий этап - создание проекта разработки месторождения и проекта горного отвода и их экспертиза:

«После этого идёт согласование с собственником земли. Обычно собственники у нас – местные советы. Потом нужно получить горный отвод в Госгорпромнадзоре. Дальше нужно согласовать проект на разработку месторождения. Это самое главное. Здесь нужно указать технологию разработки недр, способы доставки и хранения угля. После этого план утверждается в Гортехнадзоре, чтобы исключить несчастные случаи, потом необходимо получить разрешение на ведение опасных видов работ. И после этого делается отвод земельного участка».

 Весь этот процесс занимает около 3-х лет. Ещё 2 года предпринимателю даётся на то, чтобы он начал работу.

«Если работы так и не начаты или допущены нарушения, мы имеем право отобрать разрешение или отдать её другому предпринимателю. Но за 5 лет, что я возглавляю управление, такое случалось 2 или 3 раза», - говорит А. Арапов.

Он уверен, что допускать нарушения не выгодно самим бизнесменам, потому что только в то, чтобы получить документы, они отдают миллионы гривен:

«Самый большой платеж - за недра, он идет в государственный бюджет. Его размер устанавливается в зависимости от количества запасов. Не могу точно назвать цифры, но некоторые платят и по 8, и по 10 млн. грн. Кроме того, если в месторождении запасов свыше 5 миллионов тонн, то они должны продаваться с аукциона».

Естественно, что люди, которые хотят заниматься разработкой недр на Луганщине, должны быть очень состоятельными.  Но Александр Арапов предполагает, что те бизнесмены, которые сегодня добиваются получения спецразрешений, в будущем всё равно объединятся:

«Да, они сейчас активно начали заниматься получением спецразрешений. Но я думаю, что это делается для того, чтобы просто «застолбить территорию». Они все равно будут объединяться в холдинги. Потому что здесь по-другому будет очень трудно заниматься разработкой. Это все дорого, в том числе и оборудование».

 Спасение "идеи"...

Однако не всё оказалось таким радужным, как представлялось руководством области всего несколько месяцев назад.

В октябре 2011 г. в Луганске состоялось совместное совещание Минэнергоугля, облгосадминистрации и Госгорпромнадзора, на котором к собственникам частных угледобывающих предприятиях власть выдвинула ряд требований, сводящийся к трём основным – обеспечение безопасности труда на шахтах, своевременная выплата заработной платы работникам и отчисление в полном объёме всех налогов.

Спустя два месяца, 16 декабря, было экстренно собрано повторное совещание. Как заявил губернатор Луганщины Владимир Пристюк – в связи с необходимостью «спасать идею малых шахт». Если выразиться словами губернатора, то не все предприятия до конца поняли, чего от них требуют: 

«Буквально год назад тема копанок у нас в регионе была катастрофическая. У нас была всеукраинская копальня и бардак по всей территории. Мы занялись поиском путей решения этой проблемы и нашли их. Мы вышли в Кабмин с идеей создания малых шахт и нас поддержали, и на сегодня это самое верное решение. Но что имеется? В октябре почти таким же составом мы договорились о выполнении определённых обязанностей. Но, к сожалению, не все это поняли, и некоторые считают, что это временное явление»,- сказал В. Пристюк. 

По его мнению, если "в договорённостях не будет наведён порядок», то «идея ни к чему не приведёт и область вернется к тому, с чего начинала».

Слова первого руководителя области в более резком смысле растолковали представители профильного министерства. Как сообщил начальник управления промбезопасности и охраны труда в угольной промышленности Минэнергоугля Игорь Ященко, особое беспокойство за судьбу малых шахт вызвало состояние безопасности труда на них. Если выразить эту мысль в цифрах, то она будет более красноречивой: 90% несчастных случаев со смертельным исходом, произошедших на угольных предприятиях Украины, приходятся на частников, 70% из них – на малые шахты.

«Есть большое подозрение, что те предприятия, которые имеют всю необходимую документацию, но не оформили отношения с ВГСЧ, работы выполняют, но о безопасности труда там речь не идёт», - заявил И. Ященко.

В Луганской области, по данным министерства, 104-м частным предприятиям выделено 133 горных отвода. 62 предприятия обслуживаются в ВГСЧ, 42 – ещё не заключили договоры.

«С начала года нашими специалистами проверено 137 горных выработок, выявлено около 900 нарушений. 30% нарушений – нарушения пожарной защиты, 8% - нарушения пылегазового режима. На 37 предприятиях запрещалось ведение горных работ. На 12 предприятиях не прошли экспертизу проекты аварийно-спасательных работ. 2 из них – в Луганской области. На 8 предприятиях такие проекты вообще отсутствуют», - сказал И. Ященко.

Он пояснил, что сомнения проекты вызывают потому, что за их разработкой частные предприятия зачастую обращаются в проектные конторы, которые состоят из одного-двух человек, не имеют архивной базы и научного потенциала. Что на выходе даёт существенные недоработки.

Слова чиновника подтвердил директор Донецкого научно-исследовательского угольного института Борис Грядущий. Как сообщил ученый, никто из владельцев мини-шахт не обращался за консультациями в его учреждение.

«Именно нашему институту, как одному из ведущих научных учреждений в угледобывающей отрасли Украины, Министерство угольной промышленности в свое время передало всю документацию о разведанных и разрабатываемых месторождениях. Мы имеем богатейшую базу данных, наши специалисты могли бы консультировать предпринимателей, начинающих работать в угледобыче, о том, какова специфика того или иного пласта, с какими опасностями и неожиданностями им предстоит столкнуться. Но никто к нам не обращается. И – зря. Скажем, если б обратились руководители ЧП «Рудник», полагаю, удалось бы избежать затопления шахты и гибели людей», - сказал Б. Грядущий.

Кроме того, как выяснилось, практически никто из предпринимателей не пользуется услугами специализированных центров для обучения персонала аварийно-спасательным работам. Этот факт вызвал особое негодование у первого заместителя министра энергетики и угольной промышленности Игоря Поповича:

«За этот период времени ни одно предприятие не заключило договор с Киевским институтом или с центрами на базе ВГСЧ, и ни одно предприятие, практически, не выполнило обучение людей. Неужели все такие опытные, понимающие и знающие?». 

Здесь же, на совещании, Игорь Попович договорился с губернатором Владимиром         Пристюком о «конечной дате, на которой закончится лояльное отношение ко всем этим вопросам».

«Я предлагаю, Владимир Николаевич, пусть это будет 15 января, мы по этой дате определились в Донецкой администрации. Вот после этого времени я хочу, чтобы каждый сейчас понял, будут приниматься конкретные жесткие меры к тем, кто не услышал и не понял, что безопасность людей, работающих на предприятии, является первостепенной. Мы отслеживаем все направления и дойдём до каждого. Никому не удастся спрятаться. Либо вы работаете в утверждённом формате, либо нам не по пути», - заявил И. Попович.

«У каждого предприятия есть своя история и свои проблемы, которые сразу не решить. Я понимаю это. Но есть вещи, которые должны быть понятны всем: техника безопасности должна соответствовать нормам законодательства. Рождать новых инвалидов и в семьи возвращать трупы не надо. Давайте поступим следующим образом. У каждого города и района есть координационный совет. То ли изменяйте, то ли расширяйте их. Туда включайте силовиков. Давайте в рабочем ритме хотя бы раз в неделю занимайтесь этим вопросом. Мы эту тему продолжим 15 января. Мы или частные шахты оставляем, или я говорю, что этот вопрос мы не в состоянии решить, и всё будет по-другому», - заявил В. Пристюк, добавив, что, скорее всего, с предприятиями, которые не выполняют обязательств, администрации придётся попрощаться.

«Если нарушения не прекратятся, то позиция по отношению к малым шахтам будет пересмотрена: останутся работать только те, кто могут обеспечить людям безопасный труд и достойную оплату», – подвел итог губернатор.

Дошел ли до частных угледобытчиков посыл на созидательную работу, мы узнаем через месяц. Руководство области понимает, что отбирать повально лицензии у нарушителей – не выход. Лишить предпринимателя лицензии – значит увеличить шанс того, что он обратится к варианту «чёрной» угледобычи, и лишить область внушительных инвестиций. Поэтому так легко от идеи создания легальных мини-шахт губернатор не откажется.

Светлана Золотарёва, «ОстроВ» 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: