Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
Сын через 24 года нашел в Афганистане своего отца. Благодаря  Луганской  мечети

В прошлом году во время открытия первой в Луганске  Соборной мечети  в город съехалось около тысячи гостей. Прибыли посол Республики Кувейт , представители Всеукраинской ассоциации мусульманских общественных организаций «Альраид» , мусульманской общины Украины «Умма» , имамы городов Луганской области, Донецка, Харькова, Феодосии, Симферополя, Сум, Киева. В конце праздника , как водися, все угощались праздничным пловом. Среди гостей оказались и мусульмане из Афганистана. Один из луганчан в разговоре упомянул, что у молодого преподавателя Луганского национального университета им.Т.Шевченко Максима Енина много лет назад в Афганистане без вести пропал отец, этнический афганец.


 На первый взгляд, в этой истории не было ничего экстроординарного.- молодой иностранец в 70-е годы приехал из дружественной страны учиться в Луганск в машиностроительный институт. Советский интернационализм, строительство социализма, первая любовь. Потом здесь же, в Луганске, в  интернациональной семье родился  ребенок.


Несколько позднее во время Афганской революции семья находилась на родине мужа, и в скором времени жена, в силу обстоятельств, вернулась в Луганск. А муж остался в горячем Афганистане, воевал против талибов.


Потом связь неожиданно оборвалась, письма перестали приходить до адресата. Жена и маленький сын потеряли из виду своего мужа и отца. Потом решили, что он, скорее всего, погиб. Так прошло почти 25 лет.


- Как звали отца Максима? – поинтересовались гости из Афганистана.


- Наим. Мухаммад Наим Туфан.


- Кажется, знаем такого. Жив… Все выясним и сообщим…


Через некоторое время председателю Луганской областной общественной организации «Салам» Сейфулле Рашидову  действительно из Афганистана сообщили, что Наим жив, здоров, и … счастлив, что  в Украине у него нашелся сын. Через полгода 53-летний Мухаммад Наим Туфан приехал в Луганск.


Не так давно вместе с сыном Максимом он встретился с корреспондентом «ОстроВ» в Луганской Соборной мечети.


« Когда отец получил от меня письмо, он был так рад, что сразу же собрал 250 человек родственников, для всех заказал в Кабуле гостиницу », - улыбается Максим.

                                                      

 


 « У меня есть друг Осман, - подтверждает отец. - Он позвонил мне в 11-ть вечера. Я не знаю, как я пережил ту ночь… А на следующий день начал обзванивать всех своих 250 родственников…».


«Я – этнический таджик, родился на западе Афганистана в небольшом городке Горбанд в провинции Парвен. Когда я закончил школу в 1978 году на отлично, меня послали учиться в СССР, - рассказал Наим. – Сначала в 1979г. я приехал в Волгоград, где на подготовительных курсах при одном из местных ВУЗов изучал русский язык. А потом поступил в Луганский машиностроительный институт на факультет подъемно-транспортного машиностроения. Вот так пять лет и прожил в Луганске, который считаю своей второй родиной».
Со своей женой Галиной, матерью Максима, Наим познакомился на третьем курсе. Это произошло так: Наим с другом пошли гулять в парк им. 1-го Мая. «Там я увидел черноглазую девушку, похожую на наших девушек. Я мимо просто не смог пройти , она «упала» мне на сердце, - смущенно улыбаясь, вспоминает Наим. - «Можно с вами познакомиться?» - спросил я. Она согласилась. Мы купили билеты и пошли на танцплощадку. Девушке тогда было 16 лет, она только заканчивала школу. Почти год мы встречались, потом мой отец прислал разрешение на брак. На наше Посольство. Так мы и поженились, а через год у нас родился Максим. В 10-й больнице», - добавляет он, и все улыбаются – раз отец помнит номер больницы, где почти 30 лет назад родился его сын, значит, сына уже точно, не забыл.

  


После окончания института Наим решил вернуться в революционный Афганистан. « Я был членом Народно-демократической партии (НДПА) , - уточняет он. - Это как у вас коммунистическая, марксистская партия. Она просуществовала в Афганистане с 1965—1992 гг., в последние два года называлась «Ватан» («Отечество»). Небезынтересно, что в 1965 году ее основал журналист Тараки».
«Через полгода ко мне в Кабул приехала и жена с сыном, - продолжает вспоминать Наим 80-е годы. – Но у нее начались проблемы со здоровье , и мы решили, что ей с Максимом лучше вернуться пока домой. А меня в 1988г. призвали в армию, и я пошел служить, воевал против талибов…».


В Кандагаре Наим был тяжело ранен. Потом – гражданская война. «Это было очень страшно, - Наим немногословен. Впрочем, хотя он на удивление быстро вспомнил русский язык, чувствуется, что словарного запаса ему здесь не хватает. И он снова начинает говорит о соей семье: - Я шесть лет ждал от Галины хоть какой-то информации, обращался в посольства. Но связь между странами оборвалась. Потом я женился. У меня родилось пять детей: четыре сына ( младшему Муземелю четыре года) и дочь Зура».


Справка из ВИКИПЕДИИ
: В 1978 офицеры члены НДПА совершили Апрельскую революцию и привели партию, которую возглавил Бабрак Кармаль, к власти. На этот момент партия насчитывала 18 тыс. членов. Ошибки в проведении НДПА социально-экономических реформ вызвали массовое недовольство в стране и рост вооруженного сопротивления. В партии обострилась фракционная борьба, в результате чего 1 июля 1978 лидер парчамистов Б.Кармаль был отстранён от занимаемой должности и отправлен послом в ЧССР. Кроме того, в результате внутрипартийного раскола в сентябре 1979 Н. М. Тараки был отстранён от власти и вскоре убит по распоряжению нового лидера партии Хафизуллы Амина. Ввиду политической нестабильности в государстве НДПА призвала советские войска, что привело к Афганской войне (1979—1989). В ходе операции, проведенной советским спецназом 27 декабря 1979 года, Х.Амин был убит, а к руководству партией приведен Б.Кармаль. Под влиянием Перестройки в СССР партия отказалась от ряда базовых пунктов идеологии и пошла на компромисс с вооруженной оппозицией. В 1990 на Втором съезде партии (18-й пленум) НДПА изменила свою теоретическую базу, приняла новый манифест и сменила название на «Ватан» («Отечество»). Партия «Ватан» являлась правящей в Афганистане до 1992. После распада СССР и утраты советской помощи, партия потеряла власть и самораспустилась. Часть сторонников фракции «Парчам» (главным образом непуштуны) присоединились к отрядам Ахмад Шах Масуда, а бывшие халькисты и пронаджибовские парчамисты пошли на союз с Г. Хекматиаром.


Как оказалось, сегодня Наим - один из учредителей частной строительной фирмы, заместитель директора. Сейчас , говорит, лагерь американский его фирма строят, а вообще занимается строительством школ, больниц.


«Но по убеждению, я все равно коммунист, - уточняет Наим. - Наверное, это лучшее, что было в нашей стране, хотя сейчас экономический уровень в стране выше , растут вклады населения в банки до 10 млн. дол. , а значит растет платежеспособность населения. Но тогда - было справедливее, это был строй, начались создаваться колхозы, а сейчас каждый думает только о себе. Хотя, с другой стороны, сейчас на улице можно собираться на собрания, говорить открыто, если кто-то чем-то недоволен. Не то, что раньше. У нас теперь 50 телеканалов», - в завершение приводит он самый убедительный с его точки зрения аргумент.


- Думаете, строительство социализма для Афганистана было реальной задачей?


- Да. Но для этого потребовалось бы еще лет десять, наверное… И помощь . Чтобы мы достроили сильную армию и сами смогли себя защищать… А страна наша богата полезными ископаемыми – железом, кобальтом, золотом. Газ, нефть есть. Все есть! Экономическое положение в Афганистане сегодня лучше, чем в Таджикистане. Вот я недавно был в Душанбе, посокльку посольства Украины в Кабуле нет , и нужно ехать за визой в другую страну. Сначала я поехал за визой в Таджикистан, а там – Новый год, все отдыхают. Пришлось вернуться обратно. Потом выехал в Пакистан в Исламобад, и через 40 дней наконец получил визу. Максим меня встречал в Одессе».
«Самолет прилетал в два часа ночи. Поэтому я весь день гулял по Одессе, представлял встречу с отцом, - рассказывает Максим. - Правда, до 5 утра отца держали таможенные службы, тщательно проверяли… Афганистан- все-таки…, - поясняет он. - Как только отец появился, мы сразу узнали друг друга. Целых пять минут стояли , прижимая друг друга. Это были самые долгие мужские объятия в моей жизни. Отец даже расплакался. Я привык, что это может делать только мама. Для меня ново это чувство отцовской любви. Потом мы поехали в гостиницу и часа полтора разговаривали. Отец привез в подарок интересные сладости, орешки. И какие-то очень интересные семечки, только коричневого цвета по вкусу напоминающие миндаль…».

   


- Это дялгоза, - поясняет Наим.


Потом Максим показывал отцу Луганск. «Очень изменился город, - говорит Наим. – Но машинститут ( Воточноукраинский национальный университет им.В. Даля – ред.) я сразу узнал. Все-таки, вторая родина», – говорит он, улыбаясь. И добавляет: « Жизнь – сложная штука. Кто его знает, где найдешь, где – потеряешь…».


«Или наоборот», - соглашается Максим.


Не меньше Максима и Наима рад встрече отца и сына председатель Луганской общественной мусульманской организации «Салам» Сейфулла Рашидов. Говорит, что собор регулярно посещает уже человек 10-15 этнических афганцев.

 


Впрочем, каких-либо точных статистических данных по поводу численности мусульман в регионе, как правило, не найти. Известна лишь неофициальная статистика, согласно которой, как уже писал «ОстроВ», сегодня на Луганщине проживает примерно 20-25 тысяч мусульман.


Наталия Сергеева, «ОстроВ»

 

 

 

 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: