Вверх

«Бог нас просто поменял местами». Как кубинский украинец помог украинской кубинке

20 лет украинка из Гаваны искала семью, а помог ей кубинец из Луганска

 

В судьбе украинки Надежды Колино из Кубы зеркально отразилась судьбы кубинца из луганского села Белое Антонио Переса.  Они стали друг для друга связующими звеньями с их далекой исторической родиной.

 

Антонио

 

Так случилось, что этнический кубинец из Гаваны Антонио Перес 20 лет назад поселился в с. Белое Луганской области. А украинка Надежда Улько (Колино) – в г. Гавана на Кубе.

 

Однажды, когда Антонио приехал в Гавану навестить  родственников, он познакомился с Надей.

 

«С 1982 по 1987 гг. я учился  в Баку  в политехническом институте на отделении автомобильного транспорта, - рассказывает Антонио, разговаривающий на русском бегло, правда с заметным  акцентом. - Нас тогда в Союзе было около десяти тысяч молодых кубинцев, которые по  программе  обмена приехали в СССР.  Сегодня, по моей информации,  в Луганске проживает около 50 этнических кубинцев, а в Лутугинском районе – триМоя история – самая обыкновенная. Таких – тысячи.  Ничего  удивительного!  Дело в том, что у людей на  лбу не написано, что  это – иностранец,  и многие  интересные истории  проходят мимо.  И все же история, которую я хочу рассказать,  напоминает бразильский сериал. Она началась в 2005-м году».

 

«С будущей  женой  Мариной мы познакомились в Баку на секции фехтования, - продолжает он. – Я всегда был очень активным: староста группы, отличник... Вместо одной дипломной работы написал три, разработал проект автомойки с пропускной способностью – 60 автомобилей в сутки, что в те годы было очень круто… Одним словом, я считал себя  одним из тех, кто «пробивает лед».

 

Уже тогда Антонио учился и подрабатывал, купил себе, как он с гордостью вспоминает, журнальный столик, магнитофон, а мама ему писала: «Приезжай домой… Здесь, в центре  Гаваны, тебя ждет квартира…».

 

В 23 года Антонио жил с ощущением, что все в жизни великолепно, весь мир у ног, как карта, которую можно изучить не теоретически, а наяву.

 

В Баку Антонио с Мариной прожили четыре года. Но случилась беда в Нагорном Карабахе.

 

«Вы помните, что такое Нагорный Карабах? – спрашивает он, и его темные глаза  темнеют еще больше. - Вы должны это помнить. Это была большая трагедия. Родители Марины выехали  в Луганскую область и поселились в маленьком селе Белое. Им было трудно, они писали нам письма, и вскоре мы переехали к ним».

 

Надя

 

В 2005 г. Антонио приехал на побывку домой в Гавану. «Когда-то, до распада Союза, моя мама  преподавала английский язык в институте туризма, мой отец по профессии – строитель, - рассказывает он. - У нас  основа экономики это – туризм. Пляжи. В начале 90-х моя мама, выйдя на пенсию, занялась частным бизнесом и открыла маленькое кафе. Там – корни и моего сегодняшнего бизнеса.  Я  побывал в кафе у мамы, мне очень понравились кексы, которые она выпекает по-особому рецепту. Такую же выпечку я  теперь делаю  в Луганской области».

 

 Как-то в гости  к семье Перес заглянул их знакомый, налоговый инспектор Луис.

 

«Луисито, вот мой сын Антонио, - сказала мама, – он уже 15 лет живёт в Украине».

 

И Луис рассказал  Антонио о своей знакомой, Наде из Украины, которая живёт  на Кубе уже больше  двадцати лет.

 

Антонио тут же  пошёл знакомиться с Надеждой.

 

«Когда  я её увидел,  и мы поговорили, я сразу понял, что Бог нас просто поменял местами» - говорит Антонио.  - Она  рассказала мне очень грустную историю».

 

Надежда рассказала, что родом из села Новоеленовка  Константиновского района Донецкой области. В молодости, в 70-е годы, после окончания школы поступила в Одессе в кулинарный техникум, влюбилась в молодого моряка-кубинца, родила ему сына и, не раздумывая, уехала с ним на Кубу.

 

«Через два дня после приезда муж ушёл в дальнее плавание на полгода, а потом её бросил, - возмущается Антонио. – А Надя осталась в чужом городе без работы, не зная испанского языка, с маленьким сыном Давидом на руках и младшим братом мужа Эрнесто в маленькой однокомнатной квартирке».

 

Надежда говорила, чтобы выжить, она постаралась забыть всё. Дескать, чтобы не страдать и ничего не вспоминать,  она полностью сосредоточилась на ребёнке. Первое, что сделала, -  пошла работать в монастырь, ухаживать за стариками. Там познакомилась с будущим мужем, художником-реставратором Мигелем Колино.

 

«Удалось всё забыть?», - спросил  ее Антонио. Да, сказала Надя, до такой степени, что когда потом меня расспрашивали об этом на русском, я начинала отвечать на испанском.  «Это как машина, которая стояла много лет и совершенно заржавела. Её нужно было завести, чтоб она заработала», - передает Антонио ощущения  украинки.

 

«Мой сын Александр родился в Гаване, но живёт в Луганской области и не говорит по-испански, - как бы подводит итог Антонио. - А её сын Давид родился в Одессе, но не знает русского. У наших детей тоже  оказались зеркально перевёрнутые судьбы».

                         

«Просто Санта-Барбара…»

 

Как оказалось, знакомство с Антонио оживило воспоминания, «заржавевшая машина» Надиной души заработала, и женщина вдруг поняла, что должна отыскать своих родных в Украине. Однако где их искать, она  не знала…

 

«У меня была очень большая семья, - рассказывает Надя, которой Антонио наконец помог добраться в Луганск. - Сначала Антонио убедил меня написать в передачу «Жди меня», но там ответили, что я должна буду оплатить два билета в Москву, все поисковые работы, а денег таких у меня не было. Зато помощь предложил Антонио».

 

«Я – технарь, у меня в селе Белое есть маленький кондитерский цех, и к литературе я почти не имею отношения, - вступает в разговор Антонио. – Но тут началась настоящая «Санта –Барбара»  в пяти частях !».

 

Как оказалось, целых три года Антонио, стремясь помочь Наде, разыскивал маленькое село Новоеленовка в Донецкой области, которое, как оказалось, даже уже исчезло с карты.

 

Чтоб иметь хоть какие-нибудь ориентиры, Надежда, когда Антонио как-то приехал в Гавану,  нарисовала ему на листе бумаги приблизительное расположение бывшего хутора Новоеленовка, находившегося когда-то  в Донецкой области между Константиновкой и Красноармейском.

 

Первый год Антонио искал родственников Нади Улько через  милицию, городские и поселковые советы, пытался выйти на архивы, отыскать домовые книги. А Надя в это время навещала и ухаживала за родителями Антонио в Гаване. И – ждала. В 2006 году Антонио в очередной раз отправился навестить родных на Кубу, но снова ничего утешительного  не привез. Вернувшись в Луганскую область, он купил карту Донецкой области, взял камеру и отправился на поиски снова.

 

В тот день в 11 часов утра на трассе Красноармейск-Константиновка его машина остановилась возле молоковоза.

 

 – Ребята помогите найти село Новоеленовка. Было ведь когда-то такое?

 

- Кажется было... Вот через три километра будет трансформаторная будка. Там когда-то хутор  начинался, может от него что и осталось…

 

За будкой ничего не оказалось, зато по дороге шла пожилая женщина.

 

- 20 лет назад тут было село Новеленовка, - снова  сказал Антонио. - В нём жила многодетная семья Улько. Не знаете такую, бабушка?

 

- Как же, как же … - неожиданно согласилась старушка. – Знаю, только нет уже здесь никого, и дома никакого нету.

 

 «Совсем мне тоскливо стало», -  вспоминает Антонио.

 

Не для того я 180 км проехал,чтобы ни с чем уехать, -  решил Антонио. -  Ну, думаю, пойду хоть на камеру сниму речку, дорогу… Но тут женщина вдруг вспомнила, что неподалеку вроде как живёт медсестра, которая семью Улько когда-то лечила. Сходи, говорит, узнай». От неё Антонио наконец узнал, что сёстры Улько уже давно разъехались по разным городам СНГ. Одна – в  Мурманске теперь живет, вторая - в  Тольятти, третья - где-то рядом, в Димитрове Донецкой области.

 

«Ни адреса, ни телефона донецкой сестры узнать не удалось, женщина давно вышла замуж и фамилию поменяла.  На тут начинается 3-я серия – знакомство с Тоней», - говорит улыбаясь Антонио.

 

 Подъехали к дому Тони.  Постучали в дверь.

 

 - Вы -  Тоня? – спросил Антонио.

 

- Да, - удивилась та.

 

- Дело в том , что мне сказали вы готовите очень вкусный борщ. Не могли бы угостить?

 

 - Молодой человек, да  что вы хотите?!  Кто вас прислал?! – почти рассердилась Тоня.

 

 - Надя!  Твоя сестра  и моя соседка на Кубе. 

 

«Тоня понятно – в слезы. «Вы меня разыгрываете?!», -  кричит. А я достаю бумагу, где Надя мне написала имена своих сестер, их год рождения и т.д. Почерк, спрашиваю, узнаете?  Поговорили, начались  слезы, упреки…  Чтобы остановить все это, говорю: я знаю одно – настолько убедительно ваша сестра меня просила вас найти, что я преодолел 160 км».

 

В конце концом Тоня написала Наде письмо. Коротко сообщила о себе и родственниках. Антонио все это записывал на камеру мобильного телефона.

 

«Минут сорок она не могла связать слов, - рассказывает Антонио. - Все плакала. Надя – у-у-у – и начинает плакать. Потом пехали дальше знакомиться  с родственниками».

 

«А через день возвращался в Гавану, -  продолжает свой рассказа Антонио. - Разница во времени между Украиной и Гаваной  -  восемь часов. По кубинскому времени прилетел в три часа ночи, но спать не мог и пошёл к Наде. Выходит Мигель. «Надя! - кричит,- вставай!». А у неё температура, заболела малярией. Но Надя спустилась со второго этажа, потому что понимала, что просто так среди ночи я бы не пришёл. С 3 до 8 утра я снова и снова крутил ей видео.

 

Мигель в знак благодарности потом мне подарил фигуру Христа из красного дерева.  Так мы стали  почти родственниками. Мы рассудили так: Бог, видно, поменял  нас судьбами. Я тут живу, а она  - там. У нас  так много общего».

 

Послесловие.

 

Два года  Антонио и Надя переписывались по электронной почти. Надя постоянно навещала родных Антонио.

Кубинская украинска и украинский кубинец

 

А в прошлом году Надя приезжала в гости к Антонио в Луганскую область. Сюда же приехали и её сёстры -  Галина, Лида, Валентина, Лена и Тоня. Все звали в гости,  предлагали  переезжать к ним навсегда.

 

Надя на испанском читала  свои стихи, а Антонио - переводил на русский:

 

«Мне нравится подниматься на корабль мечты,

И я не умираю от несбывшегося,

Потому что я не сплю,

А живу с открытыми глазами…».

 

Сегодня Надя  мечтает о том, чтобы  получить возможность пожить в Украине.  А ее муж Мигель – организовать выставку своих работ.

 

Наталия Кононова, «ОстроВ»



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: