Воскресенье, 24 марта 2019, 23:251553462759 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

История Луганской элиты:  дружба и ненависть

Часть четвертая. Читайте также:

 «ОстроВ» продолжает серию материалов о биографиях наиболее известных в Луганской области политиков. Герои четвертой части материала «История Луганской элиты» – руководитель областной организации партии «ВО «Батьківщина», главный луганский БЮТовец, нардеп (№8 в списке БЮТ) Виталий Курило и его коллега по парламенту, нардеп от БЮТ(№175 в списке), руководитель областной организации партии «Реформы и порядок» Анатолий Ягоферов.
У каждого из них – богатая и политическая, и профессиональная биография. Кроме нынешнего политического пристанища их объединяет еще то, что оба – и 52-летний Курило, и 60-летний Ягоферов - с нескрываемым сарказмом отзываются о комсомоле и отдельных экс-комсомольцах, которые c 1998 по 2005 гг. практически монопольно контролировали региональную власть.
Анатолий Ягоферов в публичной политике давно – он был депутатом парламента первого и второго созывов, мэром областного центра, которого под давлением областной власти, с привлечением прокуратуры и милиции, горсовет отстранил от должности в 2001 году. После этого Ягоферов взял тайм-аут – по крайней мере, речь идет о публичной политике, но стал принципиальным оппонентом Леонида Кучмы.
Ягоферов давно знает многих из нынешней политической элиты региона, он достаточно резок в своих оценках некоторых ее представителей.
Так, он не скрывает своего резко негативного отношения к нардепу от ПР, еще недавно считавшемуся самым влиятельным в регионе человеком, Виктору Тихонову. Хотя, они росли в одном дворе и являются кумовьями. Ягоферов винит Тихонова как управленца во многих региональных проблемах.
Виталий Курило более осторожен, более лоялен к местным властям. Он подчеркивает, что старается не переносить политические дрязги на личные отношения. Говорит, что сохраняет ровные отношения даже с председателем Луганского областного совета Валерием Голенко, подчиненные которого при помощи подконтрольных медиа и «молодой депутатской поросли» в 2007 году устроили травлю университета, которым тогда еще кандидат в депутаты от БЮТ, Курило руководил уже больше 10 лет.
Курило: с Тимошенко познакомился… в 17 лет
Виталий Курило говорит, что первым, с кем он познакомился из тех, кого сегодня причисляют к луганским политикам, был Николай Гапочка, семья которого перебралась в Белокуракино, когда Курило учился во втором классе местной школы. История «знакомства» – классика для дворовой компании: семиклассник Гапочка «изъял» у второклассника Курило велосипед, и, чтобы вернуть его, Виталию пришлось прибегнуть к помощи «старших товарищей».
«Так и познакомились», – говорит Виталий Курило. Спустя много лет он вспоминает эту историю со смехом: «А вот сейчас у нас нормальные отношения, Николай Михайлович поддерживает нашу волейбольную команду»…
Сразу после школы Виталий Курило в институт не поступил – пробовал свои силы в Харькове. Однако, потерпев неудачу в вузе, сразу получил работу. «Тогда такой предмет как пение можно было преподавать и без педагогического образования. Я ведь много лет занимался музыкой. А во вторую Белокуракинскую школу не приехал учитель, которого ждали по распределению, и меня пригласили работать и туда». Таким образом, Виталий Курило начал свою трудовую деятельность в 17 лет. Говорит, что график работы был «серьезным» и уже тогда у него была нагрузка в 40 часов в неделю (нормой была нагрузка в 18 академчасов). «Уроки начинались в 8 утра и заканчивались в 7 вечера, потом я вел кружки и ансамбль. Я работал каждый день, без выходных, расстояние между двумя школами было больше 3-х км, и, бывало, что первую смену я был в одной школе, вторую – в другой. Тогда же в нашей школе работал парень, закончивший Винницкий пединститут, преподавал физику. Мы подружились. Сейчас он – доктор юридических наук, генерал-лейтенант СБУ, работал первым заместителем руководителя Службы. Мы до сих пор поддерживаем отношения, хотя встретились в простой сельской школе. Его фамилия – Тимошенко».
Спустя год Курило таки поступил в Луганский пединститут (сейчас – Луганский Национальный университет имени Тараса Шевченко) на истфак (заочное отделение). Спустя 2,5 года перевелся на дневную форму обучения, хотя обычно все поступали наоборот. «У меня появилось желание учиться. Я выбирал специальность и учился осознанно. И что на заочном, что на стационаре я учился одинаково – исключительно на «отлично». Я когда пришел на стационар, вначале думал, что там мне будет сложно, и там все очень умные, а оказалось, что я, прейдя с заочного отделения, знаю даже больше.
– Виталий Семенович, истфак тогда был кузницей кадров для партийных структур. У Вас, наверняка, была такая перспектива?
– Я работал в сельской школе и очень рано вступил в партию, комсомол вообще, как говорится, не проходил. К комсомольцам я всегда относился довольно скептически – как до вступления в партию, так и после этого.  Пионерские костры и «Зарница» меня не прельщали. Я с 17 лет зарабатывал деньги, работая в две смены; получал даже больше, чем мои родители, поэтому игры эти я не воспринимал всерьез, а комсомольцев считал бездельниками.
Закончив институт, Курило начал работать учителем в сельскохозяйственном райцентре Луганской области – Старобельске. За год дослужился до должности завуча и поступил в аспирантуру. С тех пор вся его карьера связана с педагогическим институтом, не так давно переименованным в Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко, лишь с небольшим перерывом –в 1996-1997 гг. Курило возглавлял управление образования и науки Луганской областной государственной администрации.
После аспирантуры Виталий Курило работал на кафедре истории КПСС, которую позже переименовали в кафедру политической истории.
«Я в свое время прочел все сочинения Ленина, все 55 томов. Я учился на истфаке, мы два года учили историю КПСС в деталях. Я знал знаковые работы Маркса, Энгельса. Меня всегда умиляло то, что в обкоме и горкоме партии у всех секретарей в шкафах стояли собрания работ Ленина и они цитировали их, но при этом никто никогда ничего не читал. Те, кто знают Ленина, могут понимать, где он прав, а где – нет, они имеют право на критику. И это, в общем, касается не только Ленина. Мои взаимоотношения с КПСС прошли все стадии от принятия до неприятия, это была естественная трансформация, я слишком хорошо знал историю этой партии, чтобы в ней не разочароваться. Поэтому я был одним из первых здесь, в институте, основателей демократической платформы в конце 80-х годов. Наша кафедра одной из первых вышла из Коммунистической партии», – вспоминает Виталий Курило.
В 1994 году Виталий Курило при поддержке УРП принимает участие в выборах депутатов парламента, но проигрывает Анатолию Ягоферову.
Ягоферов: 44 года стажа работы
«На тепловозостроительном заводе (сейчас – ХК «Лугансктепловоз») я начал работать, когда мне еще не исполнилось 16 лет. После школы поступил в Машинститут (сейчас – Восточноукраинский национальный университет имени Владимира Даля)… Кем я только не работал. Начинал рабочим, затем был бригадиром, мастером, старшим мастером, начальником участка, заместителем и начальником цеха, директором тепловозного производства», – говорит Анатолий Ягоферов.
В 1982 году директор завода отправляет Ягоферова на учебу в Московский институт управлением им. Орджоникидзе. Нардеп до сих пор с восхищением вспоминает время своего пребывания там и подчеркивает, что это обучение дало ему очень много. «Тогда впервые заговорили о хозяйственном механизме управления, экономику изучать было очень интересно. Сейчас даже смешно рассказывать – объясняли, что такое аренда. Это же сейчас у нас везде экономисты и юристы, а тогда такого не было»…
По окончании учебы Анатолий Ягоферов стал директором тепловозного производства. Там столкнулся с несправедливостью, которую не стал терпеть.
«Снабжение завода постепенно ухудшалось: то не было дизелей, то тягловых двигателей, то еще чего-то. Я работал в сборочном цехе, хорошо ориентировался, что и куда в первую очередь нужно поставить, чтобы сократить цикл сборки тепловоза и обеспечить выполнение плана», – рассказывает Ягоферов.
«Короче говоря, в скором времени начались приписки – то есть тепловоз еще в сборке, а о его готовности уже отчитываются. Я тогда эти отчеты подписывать отказался. И однажды кто-то написал жалобу в «Народный контроль Украины», приехала проверка и все эти приписки обнаружила. Разбирали ситуацию на парткоме, всем причастным объявили строгие выговоры с занесением в учетную карточку, а мне, хотя к припискам я отношения не имел, и подписи моей под документами не было – объявили выговор «за плохую организацию производства». Я возмутился – мне-то за что? В чем заключается «плохая организация»? В том, что я не обеспечил сборку тепловоза без двигателя? Мне ответили: так положено, такова система – всем так всем. После этого я сказал, что работать больше не буду – или ухожу, или переводите на другую работу. И мне предложили должность главного инженера спецпроизводства (тогда на тепловозостротельном заводе был отдельный, режимный участок работы, где производили технику для «оборонки» – авт.)».
В 1987 году Ягоферов совершает первый политический шаг – выдвигает свою кандидатуру на пост генерального директора завода. Тогда, во времена перестройки, практиковались такие «игры в демократию», и первых руководителей избирали демократическим способом. Правда, под непосредственным контролем партийных органов.
«Меня пригласили в райком партии и стали агитировать принять участие в выборах, и я дал согласие. В принципе, дело я знал, работал на всех должностях, сам собирал тепловозы… Руководителем я всегда был достаточно жестким. Всем нужен был результат – должен был появиться тепловоз, завод должен был выполнить план. Дефицит ресурсов был всегда, и, честно говоря, собирать их часто было просто не из чего, снабжение завода ухудшалось с каждым годом. Время было интересное, и несмотря ни на что, мы выпускали по 6 тепловозов в сутки, и от работы нашего цеха зависели, в конце концов, показатели работы всего завода, города, области, министерства», – рассказывает Анатолий Ягоферов.
Он говорит, что никогда политической работой не интересовался, хотя и работал на градообразующем предприятии, которому в партийных комитетах всех уровней всегда уделяли особое внимание.
Тихонов против Ягоферова
… Выборы генерального директора состоялись 22 апреля 1987 года, и победил в них Владимир Квасов. Последний успел поработать председателем парткома тепловозостроительного завода, в райкоме, в парткомиссии (своеобразное «КГБ обкома партии»– авт.).
Ягоферов считает, что у него были вполне реальные шансы на победу – он был далеким от политической работы, но имел большой производственный опыт, руководил ключевым производственным звеном, и его знали практически все заводчане. Ягоферов подчеркивает – когда парткомовские работники агитировали народ против него, то одним из ключевых аргументов было то, что он «заставит всех пахать», если победит.
Он убежден, что именно в силу политических причин все партийные боссы завода агитировали народ голосовать за Владимира Квасова. В том числе и Виктор Тихонов.
Ягоферов говорит, что они с Виктором Тихоновым росли в одном дворе – жили в доме в центре Луганска, где сейчас расположен магазин «Кохана»(этот дом расположен на главной площади областного центра – авт.). Тогда это была коммуналка. Тихонов перебрался туда к родственникам, когда им было примерно лет по 15-16. У них произошла обычная мальчишеская дворовая стычка – так и познакомились.
«Потом мы начали работать вместе, на одном участке. Какое-то время я работал электромонтажником, а Тихонов – повременщиком и на аккумуляторах. Работа там была тяжелой, но хорошо оплачиваемой. Тихонов тогда жил в коммуналке по соседству с Николаем Ивановичем Кравцовым – начальником управления труда и зарплаты завода, который по-соседски и подтянул Тихонова к себе», – вспоминает Анатолий Ягоферов.
На выборах генерального директора завода друг и кум кандидата Ягоферова Тихонов возглавлял счетную комиссию. «Пока шла предвыборная кампания, он ни разу мне не позвонил, а после сказал: ты же понимаешь, я не мог пойти против них».
После победы Квасова Ягоферов планировал продолжать работу на заводе в качестве главного инженера спецпроизводства.
Но в декабре 1987 года ему предлагают должность директора Машиностроительного завода им.А. Пархоменко (Луганск), и он соглашается. 
Ягоферов говорит, что когда пришел на завод им.Пархоменко, был просто шокирован тем, что там происходило. Ему в конце декабря никто не мог внятно ответить, какой у предприятия план и на какой стадии выполнения он находится.
«Сломать ситуацию было крайне сложно. Здесь был партком с особым мнением, и я не мог принять никакого решения без согласования с ними, – со смехом вспоминает нардеп. – Секретаря парткома мне пришлось «купить» – он получил машину, «Волгу». Тогда это было все равно, что сейчас получить «Боинг». Потом его коллеги стали на него рычать, а я его защищал – мне нужен был человек, которые не мешал бы мне работать. Мне удалось переломить партком… Я когда пришел на завод, здесь не было ни одного экономиста – все с «корочками» специалистов по обработке металлов давлением или резанием. А тут, к примеру, партком принимает решение – всем руководителям уйти в отпуска, всем заместителям – приступить к исполнению обязанностей.
– Зачем?!?
– А чтобы «кадры учить»! Я скептически отношусь к людям, которые воспитаны в таких традициях. Вы знаете, что такое «подснежник»?
– В переносном смысле – разве что по милицейской терминологии…
– «Подснежниками» называли партийных работников. К примеру, секретарь парткома цеха числился на заводе слесарем 6-го разряда, но слесарем никогда не работал. Чем слесарь может помочь руководителю? Просто не мешать. Помню, когда работал замначальника тепловозосборочного цеха, меня едва не исключили из партии. Партком дал команду отправить людей на сбор огурцов. А я не отправил – план «горит», надо тепловозами заниматься, а не огурцами. Они на заседание парткома потом принесли полуметровые пожелтевшие огурцы и стали причитать – мол, это из-за него в магазинах нет овощей (Смеется). Вот чем они занимались вместо того, чтобы заниматься экономикой. 
Когда к власти пришел Горбачев, ЦК КПСС издал постановление, запрещавшее заниматься «общественной деятельностью» в рабочее время. Я это одобрил, и сразу поставил «подснежников» к станкам. Помню, завод не справлялся с планом, и Квасов собрал партком – «мобилизующий», как его называли. Вызвали начальников цехов, отделов, других руководителей и стали «воспитывать», требовали гарантий выполнения плана, щупали партбилеты. Когда Квасов спросил мое мнение, я ответил, что вышло постановление ЦК, которое запрещает заниматься общественными делами в рабочее время, но нашего завода оно, видимо, не касается. Квасов тогда сказал: «Объективно», и заседание было закрыто (Смеется).
Квасов часто интересовался моим мнением. Я знал, какому тепловозу каких деталей и узлов не хватает, и что надо делать, мог ночью позвонить секретарю райкома и сказать, что инспектор МПС (Министерство путей сообщения СССР– авт.) не хочет принимать тепловоз. Один из них однажды возмутился, мол, чего ты мне ночью звонишь. Я ему ответил: потому что ты спишь, а я – работаю, приезжай, разбирайся, а потом будешь меня на парткоме воспитывать!»
В 1990 году Анатолий Ягоферов становится народным депутатом – его в Верховный Совет делегирует Артемовский район Луганска. Получают мандаты и Виктор Тихонов с Владимиром Квасовым – они избираются в Жовтневом районе областного центра. Они были и делегатами на последний – 28-й съезд КПСС.
А к Квасову у Ягоферова отношение осталось уважительное: «Как человек, как руководитель, Квасов много отдал заводу ОР, он любил свою работу, честно и добросовестно ее делал, но он оставался под большим влиянием партийных органов. В конце концов, между нами сложились добрые отношения».
Выборы Кучмы
Когда Леонид Кучма стал премьер-министром Украины, Анатолий Ягоферов был назначен первым заместителем министра экономики. «Я пришел на свое рабочее место, посмотрел на ситуацию и понял, что сейчас никому ничего не нужно, три дня походил на работу и отказался от должности. Это сейчас никого не выгонишь из кабинетов… В мае 1993 года Леонид Кучма ушел с должности премьера, и программу выхода из тогдашнего кризиса презентовал в парламенте и.о. премьера Ефим Звягильский. Я тогда выступал с альтернативной правительству программой и сказал, что поддержу его программу, если Звягильский пообещает застрелиться в случае ее невыполнения. (Смеется). Потому что уже было много программ, но ни одна не выполнялась. Хотя у нас со Звягильским вполне нормальные, дружеские отношения», – подчеркивает Ягоферов.
На президентских выборах 1994 года Ягоферов Кучму не поддерживал. «Я помню его премьер-министром, им все время кто-то руководил. Он сам, в общем-то, когда стал премьером, растерялся, не знал, что делать. Одно дело быть секретарем парткома на «Южмаше», потом директором, когда есть все ресурсы, когда фактически всем руководит министр и генеральный конструктор, а другое дело – руководить страной. Хотя, признаю, потом он «раскрутился», стал более активным. В 1994 году в стране была очень сложная ситуация, практически неуправляемая, мы тогда проголосовали за самороспуск парламента, пошли на внеочередные выборы Президента… Я был против того, чтобы Кучма стал Президентом».
Ягоферов считает, что в серьезных показателях электоральной поддержки Кучмы нет особой заслуги тех, кто здесь руководил избирательной кампанией.
«Народ на Луганщине был настроен против Кравчука, против Плюща, была сильна коммунистическая идея, а они взяли еще и вдвоем на выборы пошли, «растянули» голоса, и таким образом открыли дорогу Кучме. Кучма был в образе «красного директора», которого «съели» – народ и тогда не смотрел, кто и как работал на своей должности. Тогда за него здесь голосовали по той же причине, что и за Януковича в 2004-м», – убежден Ягоферов.
У Виталия Курило – другое мнение на этот счет. Он, наоборот, обращает внимание на то, что уже тогда власти в регионе очень эффективно использовали административный ресурс. «В первом туре Кравчук в Луганской области набрал 10% голосов, а Кучма –40%, ряд других кандидатов набрали по чуть-чуть, в том числе ряд кандидатов национально-патриотического толка – Черновол и другие. Казалось бы, голоса Черновола должны были бы во втором туре отойти Кравчуку, ведь те, кто голосовал за правых, за Кучму не проголосовали бы, потому что он выступал с традиционными лозунгами про русский язык, союз с Россией и так далее. Но во втором туре Кравчук набрал ровно столько же, сколько и в первом –10%. Так не бывает. Я уже тогда понял, что тут работает отлаженный механизм, и кампанию можно особо не проводить – достаточно контроля за избирательными комиссиями. До 2002 года они формировались органами местной власти, – акцентирует Курило, и свои аргументы подкрепляет результатами парламентских выборов 2002 года. –Когда партии получили право иметь представительства в избирательных комиссиях, фальсифицировать результаты стало намного сложнее и тогда проправительственный блок «За ЕдУ» провалился, набрал здесь лишь 15% голосов. Это был протест против той власти. Протест против Кучмы и тех людей, кто его тут представлял», – считает Виталий Курило.
Курило: путь в ректоры
В 1996 году Виталий Курило, дослужившись до должности проректора Луганского пединститута по учебной работе, занимает должность начальника управления образования Луганской областной государственной администрации. «Там шли какие-то аппаратные игры. В первый раз конкурс был признан несостоявшимся. Перед его повторным проведением я встречался с Тихоновым (на тот момент – первым заместителем председателя областной государственной администрации – авт.). Он мне тогда сказал, что ему известно что я, якобы, «отрицаю победу советского народа во Второй мировой войне». Ему ответил: «как я, как историк, могу это отрицать?!» В общем, на меня тогда много разного наговаривали, и, конечно же, не случайно». Курило говорит, что он чуть ли не единственный, кто попал в когорту областной власти, при этом не являясь выходцем из партийной и комсомольской номенклатуры. «Ко мне всегда относились с настороженностью – я выступал против КПСС, был симпатиком Народного Руха. В нашей же области у власти тогда оставались бывшие комсомольские и партийные работники, та же бригада. Одни уходили на пенсию, на эти места приходили их ученики».
Когда Курило получил должность начальника областного управления образования, губернатором был Геннадий Фоменко. «Фоменко был неплохим губернатором – просто время было сложное, – рассуждает Виталий Курило. – Тогда заместителем главы ОГА, который курировал гуманитарный блок, был Владимир Иванов (нардеп 5 созыва, сейчас – советник председателя ЛОГА – авт.) Работать тогда было очень нелегко – бюджетники несколько месяцев не получали зарплаты, бастовали угольные регионы… А что такое, когда не работает школа? Чем в это время занимаются дети? Учителя все это понимали, но понимал их и я– зарплаты ведь не было… Приходилось как-то убеждать. Тогда как раз начались конфликты в Луганске, с должности начали снимать Алексея Данилова (мэр 1994-97гг., в 2005-м – губернатор области – авт.), но это было дело рук не Фоменко, а Тихонова, он занимался этими вопросам. Я в эту кухню не влезал… Хотя городом тогда руководили неопытные ребята. Ну, во-первых, если бы они были опытными, никто их бы должностей не лишил. А во-вторых, они зарплату учителям водкой давали, и даже на какой-то коллегии с радостью об этом говорили. Я первым их остановил – мол, чем же вы хвастаетесь... Да, времена были тяжелыми…».
В 1996-1997 гг. в Луганском педагогическом университете назрел конфликт – часть профессорско-преподавательского состава ушла в оппозицию к тогдашнему ректору университета Анатолию Климову. Сначала было два штаба критиков ректора, но затем они объединились, выступали за его увольнение. «Я не хочу вдаваться в подробности этой истории, – говорит Курило. – Тогда прошло две педконференции, ситуация была скандальной. Министерство дважды ставило вопрос о доверии ректору – и на обеих конференциях 75% коллектива высказались за Климова, но спокойствия все равно не было. Против него все равно продолжали выступать ряд ведущих профессоров. Чтобы разрулить ситуацию, Министерство предложило ему самому написать заявление о сложении полномочий. Он написал. Был объявлен конкурс, я подал документы. От оппозиции кандидатом была профессор Галина Шевченко. Я победил с большим отрывом», – рассказал Виталий Курило.
Тихонов против Ягоферова: дубль 2
В 1994 году Анатолий Ягоферов участвовал в выборах председателя областного совета – это был единственный раз, когда спикера избирал народ, а не депутаты самого совета. Он вышел во второй тур, его соперником был коммунист Купин. Ягоферов считает, что его проигрыш на тех выборах – подарок судьбы. И уверен, Купин победил потому, что «его купили».
Анатолий Ягоферов был народным депутатом Украины и в 1998 году решил баллотироваться в мэры областного центра. «Ситуация складывалась так, что моя кандидатура была всем выгодна, особенно – Тихонову, – продолжает рассказывать Ягоферов. – Тихонов и его «группа товарищей» почему-то считали, что у меня с Фоменко отношения испорчены. Но это не так – да, у меня всегда было свое мнение, но я никогда ничего плохого никому не делал. В общем, тогда они меня негласно поддержали, и я стал мэром областного центра. Уже после избрания мне позвонил премьер-министр Валерий Пустовойтенко, и сказал, что Фоменко будут снимать с должности «по моей просьбе», и «потому что у нас никакие с ним отношения». Я спросил – а кто вам такое сказал? Он ответил: Тихонов. Я объяснил, что у меня нормальные отношения с Фоменко. Тем не менее, Фоменко сняли и назначили Александра Ефремова, который был зампредом ЛОГА по вопросам промышленности. Так они реализовали заранее задуманный план, обманули Фоменко, и образовалась та самая «комсомольская команда», о которой они рассказывали уже в своих интервью вам.
Но я бы не хотел, чтобы у вас сложилось впечатление, что я против всех бывших «комсомольцев». Были те, кто платил взносы, и те, кто их собирал – и ничего больше в жизни делать так и не научился. И когда такой пустой, не подготовленный человек приходит во власть, он начинает заниматься не делом, а интригами, склоками. Как тот же Тихонов, который всегда «высасывал» из человека все, что можно, а затем или предавал его, или, в лучшем случае, забывал. Так было с Квасовым, на похороны которого он так и не пришел, так было с Кучмой, которого он предал сражу же, как тот перестал быть президентом. Могу с вами поспорить, следующим, кого предаст Тихонов, станет Янукович».
Ягоферов говорит, что в самом начале «мэрского пути» областные власти обещали ему поддержку.
– Анатолий Николаевич, до Вас городским головой областного центра был Алексей Данилов, и его также после конфликта с руководством областной государственной администрации сняли с должности. Этот пример вас не нервировал?
– Пример Данилова? Нет… Мне оставили дефицит в половину городского бюджета. Я за первый год рассчитался с долгами, мы начали платить зарплату врачам и учителям. Я был уверен в том, что ее можно было платить без задержек. И пресловутый кризис 1998 года этому не мешал. Я сконцентрировал бюджет у себя в руках, и любой платеж осуществлялся распоряжением городского головы. То есть если раньше начальник финуправления решал этот вопрос самостоятельно, то теперь мэр все контролировал лично. Многим это страшно не понравилось. Я посмотрел, к примеру, распределение денег по больницами. Почему 12-я поликлиника получала в 10-12 раз больше денег, чем любая другая? Кто распределял? Не буду сейчас уже вдаваться в детали, люди дома на этом себе построили. А когда я бюджет взял под контроль, многим было сложно с этим бороться. Возникали вопросы и тарифной политики – вопросы, которые были тогда отнесены к компетенции областной государственной администрации. Они тогда не хотели их решать – мол, непопулярные решения. Я вообще не понимаю, что такое «непопулярные решения». 2+2 будет 4, а не 3 и не 5, причем тут популярность? Конкретные решения приводят к конкретному результату. Мы в городе тогда более-менее сбалансировали экономику, а они начали давить на меня, чтобы забрать у Луганска «Горводоканал». Водные ресурсы в области распределены очень неравномерно, но в Луганске вода есть, на юге области, в промышленных городах – нет. Облсовет хотел сделать единый тариф, как сейчас. Проблема в том, что для того чтобы в области была вода – именно на юге области, нужно было проводить технические перевооружения и реформировать структуру, а они этим не занимались. Да и сейчас КПД использования областного бюджета – не более 40%, остальные деньги идут то на женсовет, то на общественные организации, то газеты, то журналы, то еще что-нибудь...
Власти уже тогда хотели забрать Луганский горводоканал из городской собственности в областную, чтобы потом объединить все водоканалы области в одну структуру – то, что сделали в 2006 году при мэре Бурлаченко. Я был против, поэтому начали «тренировать», отключать тепло городу, газ, электроэнергию, хотя исполком за них исправно платил. Я им за неуплату отключил отопление зданий областной администрации – так что автономная котельная там появилась благодаря мне (Смеется).
К тому же, облсовет и администрация постоянно пытались переложить свои обязанности, свои полномочия на местные советы, на мэров городов. Но какие бы письма не приходили – директивы, жалобы – я всегда отвечал: это относится к вашей компетенции, передайте денег, мы выполним. Им это не нравилось… Николай Гапочка однажды, будучи первым заместителем губернатора, прислал мне очередное письмо с какими-то указаниями. А я ему ответил: «Уважаемый Николай Михайлович! Вы моим начальником не являетесь, никогда им не были и не будете. Поэтому, если у вас есть проблемы, обратитесь с просьбой, мы ее рассмотрим…». У них такие ответы вызывали негодование, работали же по принципу «я начальник – ты дурак». Я такого не приемлю, и тогда Тихонов впервые сказал мне, что «Киев против меня». На одной из встреч с Кучмой я сказал, что Луганску трудно решать проблемы, поскольку деньги у города необоснованно забирает облсовет. Кучма залился краской, и после этого началось давление… Депутатов горсовета собирали по ночам, они пытались проголосовать против меня – три дня голосовали… Я, кстати, все суды по этому делу выиграл – для меня это было дело принципа. Почему я не прощу Тихонову этой эпопеи с отстранением меня с должности мэра? Потому что моя мать считала его вторым сыном, и после этого получила инфаркт. Этого я не прощу ему никогда. Но своим личным врагом я его не считаю, первопричина глубже, в нем – корень всех бед нашей области».
После отставки с должности мэра Анатолий Ягоферов долго оспаривал в судах свое отстранение, и, спустя уже несколько лет, таки доказал свою правоту. После того, как депутаты горсовета выразили ему недоверие (2001год), обязанности мэра исполнял Владимир Пристюк. В 2002 году мэром был избран полковник СБУ Евгений Бурлаченко, который шел на выборы под брендом «Луганску нужен свой Путин». Его технологи использовали имидж только появившегося тогда «преемника» и репутацию спецслужбы. Владимир Пристюк после избрания Бурлаченко стал заместителем губернатора Александра Ефремова по гуманитарным вопросам, сейчас он – первый заместитель председателя Луганского областного совета, курирует экономические вопросы, коммунальную собственность и назначен несущим персональную ответственность за концессию «Луганскводы» – предприятия, в которое таки объединили большую часть городских водоканалов области.
Курило: «да, я претендовал тогда на губернаторское кресло»
– Виталий Семенович, как Вы считаете, удалось ли Данилову, ставшему председателем ОГА в 2005 году, демонтировать прежнюю местную властную номенклатуру? Ведь после 2004 года в политике появилось много новых людей.
– Это была инициатива не Данилова, а Президента – Ющенко лично был сторонником того, чтобы убрать с должностей всех прежних чиновников. Но оторвать чиновника от корыта очень сложно, и все они уже после «отката» в 2006 году вернулись на свои места, а тот, кто к корыту не вернулся, можно сказать, неудачник и случайный человек. Мне кажется, что Данилову этого сделать не удалось – как не удастся никому. Да этого, собственно, делать и не нужно было. Это было грубейшей ошибкой той власти. Вместо старых чиновников на их места привели случайных людей, которые работу сразу завалили. И люди увидели – если раньше чиновник был проходимец и бюрократ, но теперь – просто дурак. В 2006 году после выборов в местные советы все эти председатели администраций были уволены – ведь после проведения политреформы серьезная часть власти отошла именно в советы. До 2006 года в районе первым человеком был председатель райадминистрации, вторым – председатель райсовета, а теперь – наоборот. В нескольких районах области по несколько лет нет председателей администраций, чего, в общем-то, раньше никогда не бывало. В общем, попытка была неудачной и закончилась провалом. Хотя Данилову просто не позволили кого-либо оставить в должности – я сам лично ходил к нему и ходатайствовал за нескольких глав администраций; ходил даже к Бессмертному, но мне ответили – нет, это общая установка: всех увольнять. Можно устроить позже, но не на первые роли. Если бы тогда оставили людей на местах, то ПР в 2006 году не получила бы такого уровня поддержки на выборах в советы – админресурс сработал бы на новую власть. Они чиновники и работали бы на тех, кто им платит. Да, кого-то нужно было увольнять – к примеру, губернатора как символа прежней власти, но ряд его заместителей можно было оставлять – они были профессионалами. Многие из тех чиновников, кто пришел в 2005-м, после 2006 года просто потерялись – они не стали и не могли стать новым поколением госслужаших. Но зато мы узнали, что есть и другие люди.
Виталий Курило признается, что претендовал на должность губернатора всего раз – в 2005 году, после отставки Данилова, и «даже проходил собеседование с Бессмертным». Хотя Курило говорит будто рад тому, что тогда главой Луганской областной государственной администрации тогда назначили Геннадия Москаля – Алчевская техногенная катастрофа, выборы… «Меня здесь разорвали бы – не было ведь ни команды, ни политической силы за спиной – здесь мы были и остаемся оппозицией. А после того, как я ушел в БЮТ, моей фамилии в указе, который подписывает Президент, быть просто не может. Вот когда в марте встал вопрос о том, что Александру Антипову исполнилось 60лет и нужно было решать вопрос с продлением или непродлением срока госслужбы, на его пост было 6 претендентов. И 4 из них были членами ПР», – говорит Курило.
Путь в БЮТ
Ягоферов после отставки с должности мэра ушел из публичной политики. Хотя он всегда был близок к партии «Реформы и порядок», которая после 2006 года сделала однозначную ставку на БЮТ. После внеочередных выборов в парламент, летом 2008 года он получил мандат депутата парламента.
Виталий Курило говорит, что не знает как его нашла «Батьківщина», но при этом напоминает, –мол, взглядов своих никогда не скрывал. «Ющенко у нас в университете была еще в 2001 году, когда его только сняли с должности премьера. В 2005 году встал вопрос о формировании списка БЮТа на выборы-2006. И нужен был человек из Донбасса, который олицетворял бы восток Украины в первой десятке. Меня порекомендовал Алексей Данилов – я тогда был беспартийным, мне однажды вечером позвонила Тимошенко и предложила встретиться. Она женщина очаровательная и умеет убеждать. А потом, через время, я вступил в партию. Когда ушел Борзых (Александр Борзых – депутат-мажоритарщик, заседавший в парламенте первые 5 созывов, после «помаранчевой революции» переметнулся к победителям и на этой волне получил должность руководителя Луганской областной организации «Батьківащини»; провел там зачистку всех идейных сторонников Юлии Тимошенко, и привел туда бизнесменов и номенклатуру. После формирования «Антикризисной коалиции» и назначения спикером Александра Мороза был первым из тех, кто пополнил ряды большинства, как говорили, не бесплатно – авт.), Тимошенко попросила возглавить организацию – я отказывался, не хотел заниматься оргпартработой. Тем, кто раньше сидел в обкомах и парткомах такая работа привычна, но если ты занимался чем-то другим, то понимаешь, что это – скучно. Но меня убедили».
Курило говорит, что старается не переносить политические конфликты на сферу личных отношений – по его словам, к примеру, с Валерием Голенко, председателем Луганского облсовета, у него нормальные отношения. «Ни он обо мне, ни я о нем плохого слова не сказал. Это была больше политика, ведь он представляет одну политическую силу, я– другую, – говорит Курило, комментируя «наезды» облсовета на Луганский национальный университет.
Напомним, три года назад молодой депутат облсовета, выпускник Луганского национального университета имени Тараса Шевченко Олег Акимов, ссылаясь на какие-то исследования, назвал ЛНУ самым коррумпированным вузом в Луганской области. Избирательная кампания была на пике, но тем не менее подконтрольные облсовету медиа постоянно тиражировали сообщения по этой теме. Университет подал в суд…
 – Я вообще ничего на личности не переношу, за исключением нескольких моральных уродов, у меня со всеми нормальные, ровные отношения – с мэрами, с депутатами. Каждый занимается своим делом и у каждого своя правда. Я не являюсь бунтарем или крайним радикалом, у меня отношения всегда с властями были ровными. В отличии от многих коллаборационистов местного разлива, я всегда был государственником. Поэтому считаю, что власть должна работать, и ставить палки в колеса губернатору в работе, за которую он несет ответственность, нельзя. Вот в областном совете в статусе оппозиции мы должны протестовать против неправильных решений, это наша позиция, но постоянно дискредитировать власти и не давать им работать – это неправильно.
– Как вы оцениваете сплоченность Луганской организации «Батьківщини»?
– Слово «сплоченность» для меня не совсем приемлемо – это термин из времен КПСС: «сплоченные ряды коммунистов» … В партийную организацию, тем более большую, приходят разные люди, которых в эту партию в Луганской области приводят разные причины. Кто-то пришел по идейным соображениям, кто-то просто обижен, кому-то нравится лично Тимошенко, кто-то пришел в надежде на то, что мы приведем его к власти или решить проблемы в бизнесе. Сплоченности и абсолютного единства быть не может. Этот конгломерат в соответствии с уставом нужно привести в порядок, распределить по разным направлениям, чтобы их интересы не пресекались и не сталкивались, не разрушали партию. Если говорить о народных депутатах, то в областное бюро входят Курило, Королевская, Шаманов, и сейчас Борис Пудов – он закреплен за Северодонецком, Лисичанском и городом Рубежное. Каждый отвечает за свою направление: я – за все, Королевская – за города Ровеньки, Свердловск, Антрацит, плюс она – руководитель комитета по промышленной и регуляторной политике, соответственно курирует все профильные темы. Депутат Валерий Шаманов отвечает за Стаханов, Первомайск, Кировск и некоторые сельские районы.
– Вы помните, как состоялось ваше знакомство с нынешними коллегами?
– С Анатолием Ягоферовым мы знакомы еще с 1994 года – мы в свое время сражались за один мандат, и он выиграл. С Валерием Шамановым мы познакомились уже в парламенте. С Наталией Королевской – будучи депутатами областного совета прошлого созыва.
– Во время кампании 2004 года она выступала в поддержку Виктора Януковича. Этот вопрос в партии как-то обсуждался?
– Нет, этот вопрос в партии не обсуждался. Я не знаю, насколько ярым сторонником Януковича она была. Сейчас она – ярый сторонник БЮТ. (Смеется)
Анатолий Ягоферов говорит, что отношения с коллегами по депутатскому корпусу БЮТа у него складываются нормально.
Что же до отношений внутри местных структур БЮТ, то у Ягоферова весьма спокойное мнение: «Я не являюсь политическим конкурентом Курило, он – руководитель областной организации базовой партии Блока, я стараюсь его поддерживать. А с Королевской и Шамановым я познакомился уже будучи депутатом парламента. Это вполне самодостаточные политики.
Марина Дарницкая, Луганск, специально для  «ОстроВ»

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: