Четверг, 13 декабря 2018, 03:351544664951 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Смерть журналиста – всегда оценка эпохи

Сегодня журналисты и представители общественности Луганщины снова собираются на День памяти коллеги – собственного корреспондента газеты «Киевские ведомости» по Луганской области Петра Николаевича Шевченко. В этом году ему могло бы исполниться 54 года, но он остался навсегда 42-летним.

Одиннадцать лет прошло с того момента, когда Петр Шевченко был найден повешенным на окраине Киева. Все эти годы его друзья, близкие, родные не оставляют попыток выяснить как жизнелюбивый человек, полный надежд и планов, отправившись в командировку в столичную редакцию, оказался в заброшенной котельной в районе Жулян? Почему талантливый поэт, безупречный стилист и филолог оставил странную записку, лишенную знаков препинания? Куда подевались его журналистские блокноты с записями?

В самоубийство журналиста, несмотря на грамотно сконструированные декорации, на Луганщине не поверили. И даже представители духовенства с марта 1997 года неизменно проводят молебен в дни памяти Петра Шевченко.

У каждого из людей, которые и сегодня придут на Острую Могилу свои причины не забывать 13 марта (день смерти) и 2 августа (день рождения). Из года в год организационные хлопоты по предоставлению автобусов, позволяющих беспрепятственно приехать на могилу Петра Шевченко-Билыводы, по проведению митинга памяти журналиста и поэта добровольно принимает на себя заместитель председателя Луганского комитета защиты конституционных прав и свобод граждан Валерий Фролов.

- Валерий Степанович, сегодня в 23-й раз луганчане соберутся на день памяти журналиста Петра Шевченко. Вы все эти годы не оставляете попыток выяснить истинную картину того, что произошло в Киеве в трагический день 13 марта 1997 года. Возможно, удалось открыть какие-то новые обстоятельства?

- Нет, наши действия в этом направлении блокируются. А вот новые мысли есть. И чем дальше мы удаляемся от 1997 года, тем четче вырисовывается портрет этого рокового для Луганщины в целом и для областного центра – года. С дистанции времени, с позиции сведений, которые стали доступны только сегодня, уже можно делать определенные обобщения тенденций и явлений. Лучше понять то, что произошло и почему такую дорогую цену заплатил Петр.

До 1997 года президентство Кучмы было невнятным, невыразительным, была утрачена вертикаль власти. Президент решил во что бы то ни стало восстановить управляемость регионов. Идею подхватили силовые структуры.

Цель была поставлена ясно – заменить власть в городе. Говорят, «спасибо» надо сказать тогдашнему депутату Верховной Рады Украины Валерию Коломойцеву. Именно контрабандные товары, которые он завозил по фантастически низким ценам, попали в поле зрения сначала налоговиков, которые трезво мыслили, потом и городской власти, которую в то время представлял бизнесмен Данилов.

Кроме того, не для кого не секрет, что на Луганщине к 1997 году некоторая доля власти отошла к криминальным кругам.

Худо-бедно компания развернулась. Составлен план. Предусмотрены меры, которые без суда и следствия должны были восстановить законность на территории. Другой вопрос: кого эти действия должны были коснуться обязательно, а кого – не коснуться вообще. Хотя теперь уже и это понятно.

В немилость попал тогдашний мэр областного центра Данилов. Вообще надо сказать, что он оказался во власти «преждевременным» человеком. Почему? Он опередил время. Его краткосрочное нахождение на должности до сих пор имеет резонанс, потому что для города за неполные четыре года он успел сделать столько, сколько не удавалось после этого ни одному мэру. Инициативный, находивший выход из любой тупиковой ситуации, мэр слишком сильно контрастировал с безликим, бездеятельным губернатором. Это раздражало старую номенклатуру. И воспользовавшись тем, что команда была дана, начали действовать.

Если почитать те публикации Петра, которые в конце концов привели к его гибели, то сами заголовки статей говорят о том, что Луганщина была выбрана в качестве полигона для того, чтобы восстановить управляемость в государстве в целом. При этом не брезговали никакими методами. Неважно – законными или незаконными.

Петр, будучи человеком искренним, честным, порядочным не мог равнодушно воспринимать то, что происходило. Мэр, лишенный поддержки во властной вертикали, тем не менее, находил поддержку у журналиста Шевченко. К тому времени Петр сблизился с мэром, потому что он почувствовал – в этом человеке есть нечто рациональное, что дает надежду городу Луганску. Петр Шевченко взялся за перо, чтобы описать события этой эпохи, тот полигон, который на Луганщине был устроен совершенно продуманно.

- Вы уже тогда были знакомы?

- Да, к этому времени достаточно хорошо знал Петра Шевченко. Еще в 1994-1995 годах имел возможность убедиться насколько основательно этот публицист подходит к проблеме, особенно к проблеме, которую ему, как журналисту предстояло освещать. Никакие деньги при этом не могли ему вскружить голову. Ему важно было самому дойти до сути событий. Я представлял в то время Луганское региональное отделение союза промышленников и предпринимателей, хотя не являлся человеком бизнеса. Знал процессы, которые происходили, какая шла борьба.

Петр с февраля 1997 года, когда на Данилова предпринимался нешуточный натиск со стороны местного СБУ, занял четкую и однозначную позицию – защищать мэра. Как он считал – от произвола государственной власти. Его статьи читали, затаив дыхание. Я сам ждал очередного номера газеты – думал, что же дальше. И, казалось, как только будет высветлена теневая сторона событий, которые на Луганщине происходят, враги вынуждены будут отступить от мэра. Может быть, так думал и сам Петр Николаевич.

Но события развивались, как в пословице – «лес рубят, щепки летят». Для тех, кто запустил машину уничтожения на Луганщине не только криминала, но и прочих деятелей, как им казалось, несоответствующих требованиям жизни, – было все равно, кто там защищает мэра, на сколько глубоко порядочным и талантливым является этот человек, на сколько чисты его руки и высоки помыслы.

И вот при до сих пор невыясненных обстоятельствах, Петр сложил свою голову.

Президент Леонид Кучма, хотя и заявил, что берет под личный контроль убийство луганского журналиста, тем не менее, ничего не предпринял. По крайней мере, до сих пор неизвестно, чего он своим личным контролем добился.

Сегодня дело пылится в архивах Киевской городской прокуратуры. Все попытки луганской общественности, помощь киевских коллег и друзей Петра, российского журналиста-правозащитника Юрия Щекочихина, не принесла удачи.

Поначалу в ответ на запрос, что же удалось выяснить следствию, прятались за отписки, дескать, обращаться должны родственники, вдова. Как известно, жена Галина с сыном Юрием эмигрировала в Канаду. В Украине у жен убитых журналистов шансов жить было немного – это подтвердил впоследствии и пример жены Гонгадзе. Но даже, когда мы дождались ее приезда, предоставили все затребованные документы – и это не помогло. Не помогли выяснить обстоятельства гибели луганского журналиста даже избрание президентом Ющенко, назначение губернатором – Данилова.

Времена меняются. В силовых структурах всегда были и порядочные люди. Я знаю, что многие думающие офицеры всегда имеют, пусть даже - в личном архиве, факты, которые берегут для себя. Уверен, есть люди, которые знают, как погиб Петр. Знают, но молчат. И даже если сегодня нет таких сил, которые позволили бы заполучить эти факты, я думаю, пройдет время, эти факты станут известны. Для этого должно произойти в целом оздоровление обстановки в стране. Все-таки, как пел Высоцкий, «правда должна называться правдой».

- Как получилось, что Вы стали главным «хранителем памяти» ?

- Сам не понимаю. Я не стремился к этому. У меня остались свои счеты с той системой.

Петра Шевченко я всегда воспринимал, прежде всего, как политика. Пусть он был журналистом и талантливым поэтом (о чем я, кстати, не знал при его жизни). Но я видел, как он грамотно оценивал события. Еще до знакомства с ним, от других, я знал какую роль Петр сыграл в избирательной компании Щекочихина, когда тот баллотировался в Верховный Совет СССР от Луганской области. И уже тогда этого было достаточно, чтобы оценить, какие у Петра были способности к политике.

Он хорошо разбирался в людях, имел чутье на хороших людей. В 1995 году, когда мы ездили на СП «Интерсплав», я его спросил, про кого из молодых журналистов, он может сказать, что они способны быть смелыми в публикациях, обладают острым пером. Он задумался и назвал Ольгу Мохову и Вячеслава Гусакова. С моей точки зрения, эти годы показали, что Петр Шевченко оказался абсолютно прав.
 

Елена Особова, специально для Острова.

 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: