Вверх

Украинские и американские чиновники разделились в оценках российской военной угрозы - или, возможно, правильнее сказать, в способах реакции на нее. И хотя американских союзников Украины некоторые свежие слова и действия членов украинской правительственной команды не могли не разочаровать, многие западные обозреватели отнеслись к Владимиру Зеленскому с пониманием.

"Подготовки преимущественно нет"

Вот уже несколько недель западные издания публикуют репортажи о подготовке простых украинцев к отражению российского нападения - в частях самообороны. Едва ли нашлось одно, не разместившее при этом фото мужчин и женщин с деревянными макетами автоматов вместо настоящего оружия. Тон публикаций был исключительно сочувствующим. Многие при этом отмечали видимое отсутствие подготовки к войне на государственном уровне.

Журналист The New York Times, в частности, констатировал, что “по украинскую сторону границы подготовки к отражению потенциального российского военного вторжения преимущественно нет. Прошлой осенью Украина развернула на северной границе 8,5 тысяч солдат пограничной службы, национальной гвардии и армии, направленных преимущественно на то, чтобы не позволить Беларуси направить через границу ближневосточных мигрантов, как она сделала в отношении Польши и Литвы. Хотя эти силы остаются в пограничном регионе, их состав оставил район Новых Ярыловичей. Сейчас там только горстка пограничников, вооруженных автоматами, на посту - малое препятствие, стоит российской танковой части внезапно двинуться в сторону столицы. Водитель грузовика, который перевозил свечной воск, только пересекший границу в сторону Украины и назвавший лишь свое имя, Евгений, сказал, что видел колонны военных машин, включая бронетранспортеры, с номерными знаками, указывавшими на их постоянную дислокацию в Рязанской области на юго-восток от Москвы. “Там километровые колонны, которые сопровождает полиция,” - сказал он.”

В The Wall Street Journal  обратили внимание, что “страна до сих пор не призвала резервистов для пополнения ее частей и не сделала очевидных оборонительных приготовлений вдоль потенциальных российских путей продвижения с севера. Украинские чиновники переживают, что слишком ранний призыв резервистов может быть конрпродуктивен, поскольку войска нужно размещать и кормить, а россияне могут рассматривать этот шаг как провокацию, сказал человек, ознакомленный с правительственной аргументацией. В прошлом году Украина приняла закон, который позволяет Зеленскому собирать резервистов без согласия парламента, облегчая более быстрое развертывание. В комментариях в пятницу Зеленский сказал, что США и другие западные страны преувеличивают приближение российской угрозы и что раздувание опасности может навредить стране. “Они говорят, что завтра война, - сказал Зеленский. - Это означает панику.”

“В то время как военное планирование продвигается и украинское правительство получает поставки оружия из стран Организации Североатлантического договора, некоторые украинские ветераны и резервисты обеспокоены попытками их правительства умалить угрозу. Они организовывают неофициальные встречи для координации планов в сценариях от полномасштабного российского вторжения до кибератаки, которая оставляет Киев без электричества и связи. Один человек, участвующий в этом планировании, говорит, что он и другие резервисты обращают больше внимания на США и другие западные посольства, которые распорядились об отъезде семей дипломатов, чем на заявления собственного правительства,” - рассказали в американском издании.

Особенности произношения

Итак, США и, несколько меньше, Британия говорят об усиливающейся российской угрозе. Из Киева отвечают, что это пропаганда, и призывают союзников не сеять панику. “Пытаясь ответить на этот вопрос (о вероятности российского вторжения. - “ОстроВ”), и американские, и украинские чиновники взвешивают все свидетельства и приходят к одному ответу: вероятно. Но Вашингтон и Киев решили произносить это “вероятно” по-разному. Для американцев, перспектива возможного конфликта - это шанс сплотить колеблющихся союзников, в частности, Францию и Германию, ради взятия подлинных обязательств по обеспечению безопасности Украины,” - поясняют в The Guardian.

“Команда Зеленского приветствует давно запрошенные поставки оборонительного оружия из Британии, США и других стран, как и многочисленные визиты на высшем уровне в Киев и заявления о поддержке. Но Зеленский опасается, что повторяющиеся разговоры о “надвигающейся” войне могут напугать инвесторов и добавить ощущения паники, которое толкнет бедствующую украинскую экономику на предел прочности. “Оружие очень полезно, но мы не можем скормить оружие нашим пенсионерам. Если все подумают, что завтра здесь будет война, у экономики возникнет настоящая проблема,” - сказал высокопоставленный правительственный чиновник.”

“Фактором, который особенно задел украинцев, было решение Соединенных Штатов и Британии вывезти некоторый необязательный персонал и членов семей дипломатов из своих посольств, а также рекомендовать своим гражданам оставить эту страну, - продолжается текст британского издания. - В умах людей, которые принимают решения, при выводе персонала промелькнули картины хаотичной эвакуации из Кабула, когда город пал перед “Талибаном”, сказал источник из дипломатических кругов. Но Киев - не Кабул, а украинцы почувствовали, что это решение помогло усилить образ Украины как страны на грани краха.”

“Юрий Витренко, глава “Нафтогаза”, украинской государственной газовой компании, сказал в интервью в среду, что хотя риски реальны, делать заявления, которые могут усилить панику, чрезвычайно опасно. “Если мы скажем всем перестать работать и идти копать траншеи, это может помочь в случае вторжения завтра, но это будет иметь разрушительное влияние на экономику, и если вторжения завтра не будет, то и через несколько месяцев мы будем ощущать эти тяжелые последствия для экономики,” - сказал Витренко. Это, по его словам, даст Путину как раз то, что он хочет, чтобы вторгнуться: “Как только у нас появятся некоторые экономические проблемы, это повысит риск общественных беспорядков, а общественные беспорядки - это именно тот повод, который ищет Путин,” - процитировали в The Guardian.

В Der Spiegel, в свою очередь, напомнили, что “Украина находится в состоянии более или менее горячей войны уже почти восемь лет. Несмотря на перемирие, украинских солдат регулярно убивают на линии соприкосновения, как называется граница с сепаратистскими территориями на Донбассе. Во время этих восьми лет многие стали нечувствительны к военным угрозам. В то же время, бедная страна вроде Украины склонна к большей чувствительности к экономическим аргументам. Главная обеспокоенность многих украинцев - как страна переживет зиму. Запасы угля и газа низки и единственное, что до сих пор предотвращает чрезвычайную ситуацию, - это необычайно умеренные для этого времени года температуры.”

“Действительно ли правительство в Киеве не верит в то, что есть угроза, или только преуменьшает опасность, чтобы избежать паники? - Задались вопросом в немецком издании. - “Они просто не знают, что делать, - говорит Климкин (Павел Климкин - министр иностранных дел при Петре Порошенко. - "ОстроВ"). - Конечно, можно купить или произвести больше оружия, но они не знают, что это изменило бы в текущей ситуации. Поэтому они скорее продолжат тратить деньги на программы строительства дорог.” Это любимая тема Зеленского - он только что как раз открыл большой мост через реку Днепр. По словам Климкина, команда Зеленского также в растерянности в том, что касается мировой политики.”

“Один источник, близкий к офису президента, описывает подход его команды как “инфантильный”. По его словам, им попросту не хватает опыта. Большая часть команды Зеленского, как и сам президент, вышли из индустрии развлечений или являются медиаюристами и продюсерами. “Самый важный критерий отбора для Зеленского - лояльность, - сказал он. - Мозги, опыт и профессионализм на втором месте.” Это также объясняет странное спокойствие в центре правительства, которое до сих пор не нашло компромиссной позиции между признанием и игнорированием военной угрозы.”

“Таким образом, украинское правительство выглядит странно отстраненным: неопытный новичок в политике, желавший принести мир на Донбасс, диджитализировать правительственные структуры и переасфальтировать государственные трассы, оказался вместо этого захваченным в водоворот мировой политики, - констатировал корреспондент Der Spiegel. - Сейчас он и его команда не знают, куда он их несет.”

“В то же время, пространство Зеленского для маневров во внешней политике серьезно ограничено: Россия дала ему понять, что больше не рассматривает его как серьезного партнера для переговоров. Москва даже ввела санкции против его министра иностранных дел, так что он больше не может коммуницировать с важнейшим соседом Украины. Глава офиса Зеленского ездил на этой неделе в Париж на встречу с представителями России, Германии и Франции, чтобы возобновить переговоры в “Нормандском формате” для завершения донбасского конфликта и выполнения Минских соглашений. Но с точки зрения Москвы любой прогресс требует уступок со стороны Украины - таких, для которых правительство в Киеве не получит поддержки ни парламента, ни избирателей, даже с российскими войсками у границ Украины,” - заключал немецкий журналист.

"Украинцы верят в страну, которую они строят"

Трения между украинскими и американскими чиновниками, в последние дни сгладившиеся, не привели к замораживанию западной помощи. Напротив, Украина получает от союзников всё большую поддержку. Если к предотвращению или отражению агрессии эти усилия не приведут, условный коллективный Запад готов к поддержке украинского сопротивления.

“И министр обороны Ллойд Остин, и генерал Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, предупредили своих российских коллег в недавних телефонных разговорах, что за любой быстрой российской победой в Украине, вероятно, последует кровавое сопротивление, подобное тому, что выбило Советский Союз из Афганистана, - написали в The New York Times. - В обсуждениях с союзниками высокопоставленные чиновники Байдена также дали понять, что и ЦРУ (скрыто), и Пентагон (открыто) будут пытаться помогать любому украинскому сопротивлению. Чиновники администрации, которых интервьюировали на этой неделе, сказали, что планы помощи украинским повстанцам могут включать учения в ближайших странах, являющихся частью восточного фланга НАТО: Польше, Румынии и Словакии, что дало бы повстанцам возможность проскальзывать в Украину и выскальзывать из нее. Помимо логистической поддержки и оружия, Соединенные Штаты и союзники НАТО могут также предоставлять медицинское оборудование, услуги и даже укрытие во время российских наступлений. Соединенные Штаты будут поставлять оружие почти наверняка, сказал чиновник.”

“Сложно, однако, сказать, захотят ли украинцы начать кампанию сопротивления, которая может затянуться на годы или даже десятилетия, - говорилось дальше в тексте NYT. - Некоторые эксперты по Украине указывают на Крым, где было мало вооруженного сопротивления после вторжения России. Путин мог бы ограничить свою осаду восточными частями Украины, которая сильнее тяготеет в сторону России, чем к западу. Западный военный советник в Украине сказал, что подробности сопротивления там остаются строго охраняемым секретом. Но уже, в частности, на западе, украинцы присоединяются к силам территориальной обороны, которые обучают их партизанской тактике.”

“Финансировать и поддерживать восстание сложно, говорят специалисты по военному планированию и военные эксперты. Это требует развития перспективного образа мышления и поддержки морального состояния бойцов перед лицом провластного врага с тяжелым вооружением. Российские карательные меры против повстанцев будут, вероятно, “быстрыми, прямыми и жестокими”, сказал Сет Джонс, директор программы международной безопасности в Центре стратегических и международных исследований. “Они, вероятно, станут кровавыми.” Джонс предположил, что Россия может начать строить нечто вроде стены вдоль границ Украины со странами НАТО, установив новый “железный занавес”.”

“Но Эвелин Фаркас, бывшая заместительницей помощника министра обороны по вопросам России, Украины и Евразии в администрации Обамы, когда Россия вторглась в Крым, припомнила спор того времени о том, насколько жесткими могут быть Соединенные Штаты с Россией без провоцирования дальнейших действий. Спустя восемь лет она отметила, что Путин до сих пор угрожает суверенитету этой страны. В интервью она сказала, что теперь, “думаю, следует снять перчатки.”

Как считают в The Economist, “украинцы верят в страну, которую они строят с 2014 года. Если Россия вторгнется и установит марионеточный режим, она столкнется не только с сопротивлением, но и - что так же обескураживающе - с несговорчивой бюрократией. Страна очистила свои полицейские силы от пророссийских офицеров, новые кандидаты обязаны объяснить комиссии, как они ответили бы на незаконные приказы. Даже для коррумпированных украинцев на вершине протекционистских сетей российская оккупация не привлекательна. На Донбассе она означала экономический крах. В Крыму местные элиты вынуждены соревноваться с влиятельными чиновниками, присланными из Москвы. Украинские чиновники могут быть порой продажными, но это не означает, что их лояльность продается России, говорит один оборонный подрядчик в Киеве.”

“Но даже если Украина более вынослива, чем думают американцы, Зеленский находится в стесненном положении, - продолжался текст британского издания. - Если полномасштабное вторжение случится, его решение преуменьшить риск будет стоить ему общественного доверия. На переговорах в Мюнхене с Россией, Францией и Германией на следующей неделе он столкнется с давлением относительно выполнения Минских протоколов - соглашения, оружием навязанного Россией в 2015 году и фактически дающего пророссийским регионам Украины возможность ветировать внешнеполитические решения. 31 января глава Совета национальной безопасности Украины сказал, что страна не будет выполнять протоколы и Западу следует прекратить толкать ее к этому. “Оппозиционная платформа - За жизнь”, дружественная России партия, ждет, когда Зеленский оступится. Как и его предшественник, Петр Порошенко, олигарх, которого правительство Зеленского обвинило в измене - еще одна причина досады Запада.”

“Однако украинцы понимают разницу между несовершенным президентом и системой, которую он возглавляет. Заявления Зеленского “раздражают нас, он может раздражать Запад, - говорит Алексей Гарань, политолог в Киево-Могилянской Академии. - Но это все о треклятой демократии.” Если придет война, то именно украинская демократия, хаотичная как она есть, станет на кону,” - заключали в The Economist.

"Мемеорандум безопасности"

Сопротивление России, впрочем, давно идет - там, где это возможно, теми силами, что у Украины есть. Например, на поле информационном, в котором Россия безуспешно пыталась доминировать в 2014 и 2015 годах. В The Washington Post  рассказали о нетипичном содержимом государственного Твиттер-аккаунта Ukraine / Україна: “При примерно ста тысячах российских солдат и военном оборудовании, скапливающихся у украинской границы, Украина задействовала собственную силу: государственный Твиттер-аккаунт, собирающий мемы.”

Так, “7 декабря твит @Ukraine, описывающий типы головной боли (на картинке “жизнь рядом с Россией” была указана как самая тяжелая) был распространен больше 140 тысяч раз, - написали в американском издании. - Социальные сети по всему миру приветствовали, что официальный аккаунт страны имеет лицо, а не состоит из сухих постов от правительственных имиджмейкеров.” По словам авторки статьи, “для @Ukraine, однако, троллинг России - это не только повод посмеяться. Для украинцев это способ противостоять тому, что многие называют кремлевской кампанией дезинформации, и в то же время обращать внимание международной аудитории, когда нужно, чтобы мир смотрел.”

В тексте The Washington Post говорится, что аккаунт был создан тремя сотрудниками пресс-службы президента в 2016 году. Изначальной его целью было простое информирование внешней аудитории об Украине, однако формальностью стиля пожертвовали после того, как неожиданный успех возымел шуточный ответ Україна / Ukraine на пост официального российского аккаунта об Украине. В свою очередь, “мем с видами головной боли достиг 55 миллионов человек, сообщили администраторы аккаунта, “вероятно, больше, чем удалось бы какому-либо медиа, поэтому мы достигли цели.”

Люди, которые администрируют аккаунт сейчас, американскому изданию не представились, но Ярема Дух, который его создал, хоть и не ведет его больше, говорит, что с ним до сих пор советуются. “У нас нет ядерного оружия, но у нас есть мемы. Называйте это мемеорандумом (в английском языке - комбинация слов "meme" и "memorandum". - "ОстроВ") безопасности,” - написали от @Ukraine в частном сообщении. “Правда в том, что юмор имеет огромную силу, особенно перед лицом жестокого, бахвального и чрезвычайно серьезного авторитарного режима вроде российского,” - добавили в аккаунте. - Они настолько серьезны, что на самом деле боятся юмора не меньше, чем ядерного оружия. Мемы как раз для этого,” - процитировали в The Washington Post.

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: