Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Что происходит в отношениях между Россией и Украиной, какова ситуация на линии фронта, чего хочет президент РФ и чем отвечает и чем должен ответить ему Запад, обсуждали в течение прошедшей недели западные издания. Голосов “понимающих Путина”, активных в 2014-2016 годах, в крупных мейнстримных изданиях фактически не звучало. Украине сочувствовали. Многие настаивали на твердой позиции в отношении России и превентивных мерах. Заметна была, однако, и другая позиция: не стоит подталкивать Кремль к черте, у которой у него уже не будет пути для отступления. Бытовало, правда, и мнение, что Кремль уже стоит у этой черты.

"Путин готовит Украину к Минску 3"

Западные обозреватели выступили с рядом версий того, чего хочет Путин и как он намерен этого добиваться. Популярно было мнение, что президент РФ стремится попросту заполучить контроль над Украиной. Другие предполагали его желание повысить рейтинг или держать западные правительства и НАТО в состоянии некой постоянной напряженности, которая требовала бы от них осторожности в словах и делах, так или иначе касающихся России.

Так, например, в The Wall Street Journal  отметили, что “его война в 2000 году с Чечней, вторжение в 2008 году в Грузию и захват в 2014 году Крыма все были популярны и поднимали низкие рейтинги президента. В 2021 году популярность Путина стремительно снижалась, прежде всего, в связи с очевидными провалами Москвы в борьбе с пандемией Covid. С примерно 800-тысячной избыточной смертностью с начала пандемии (официально сообщается о 278 тысячах смертей от Covid), Россия получила тяжелый удар от вируса. В то же время чистый доход в России с 2014 по 2020 год сократился на 10 процентов. С убыванием его популярности Путин озаботился сплочением россиян вокруг флага.”

“К несчастью для него, Украина сегодня стала также гораздо более сильным актор, экономически и военно, чем в 2014 году, - говорилось дальше в тексте американского издания. - В отличие от действий перед захватом Крыма и Донбасса, текущее военное наращивание в России происходит в открытую, что дает Украине время на реакцию. Любой прямой военный удар нанесет крупный ущерб России, как тот, который понес СССР в Афганистане... Хотя на прямое вмешательство НАТО надежды мало, угроза партизанской войны и кровавого, затяжного восстания может служить фактором, сдерживающим от каких бы то ни было поспешных движений.”

“Без Украины Россия не может быть империей. Но Россия перестанет быть сверхдержавой, если попытается заполучить остальную Украину. Москва попросту слишком зависима от сырьевых товаров, а Covid ослабил общественную поддержку режима, который может обеспечить “международный престиж”, но мало что другое. Любое вооруженное вторжение в Украину толкнет еще слабую российскую экономику на или, возможно, за грань. Поэтому обязательно, чтобы Запад представил против России единый фронт и продолжал наращивать стоимость какой бы то ни было агрессии. Это означает, вопреки интуиции Байдена и, вероятно, министерства иностранных дел Германии, не вручать Путину легкие трофеи за его воинственность. Перефразируя Уинстона Черчилля, пожертвовать Украиной для сохранения нестабильного равновесия в Европе означает выбрать позор без непременного предотвращения войны,” - заключали в WSJ.

К похожим заключениям приходили также в The Washington Post. “Некоторые лидеры, включая Байдена, считают, что разговаривать с россиянами и, возможно, идти на компромиссы, реагируя на обеспокоенность Путина, - это релевантная цена предотвращению войны в Европе, которая может привести к гораздо большему количеству жертв, чем первая российская операция в Украине в 2014 году, - говорилось в его тексте. - Другие чиновники в частном порядке возражают, что Путин никогда не будет удовлетворен, если не вернет Киев наверняка в орбиту России и что его не стоит вознаграждать за устрашающее поведение какими-либо компромиссами.”

“В дни после звонка Байдена Путину во вторник Москва еще сильнее обострила свою рикторику относительно Украины и продолжила поставки боевой техники в местности возле украинской границы. В четверг Путин возобновил утверждения, которые Москва использовала в начале своего вторжения в Украину в 2014 году, что русским в восточноукраинском регионе Донбасс угрожает “геноцид”. В тот же день Conflict Intelligence Team, организация, которая отслеживает российские военные дела, зафиксировала гаубицы, основные боевые танки и противовоздушную систему “Бук” в российских составах недалеко от Украины.”

“Соединенные Штаты и их союзники теоретически могут заключить соглашение, ограничив определенные учения или вооружения у российских границ, но неясно, удовлетворит ли это Путина, - продолжался текст The Washington Post. - Некоторые аналитики выражали обеспокоенность тем, что российский лидер выдвигает требования, которые, как он знает, Вашингтон отвергнет, возможно, как повод для военных действий, стоит ему только получить отказ. “Я не вижу, чтобы мы дали им что-то, что удовлетворяло бы их требования, и меня беспокоит то, что они это знают, - сказал Майкл Кофман, специализирующийся на России военный аналитик в расположенной в Вирджинии исследовательской организации CNA. - Они также не могут просто пойти на попятный на таком уровне кризиса без ощутимых результатов.”

“Все более агрессивная риторика Путина об Украине в этом году создает впечатление, что в конечном счете он не согласится на меньшее, чем возвращение Киева под влияние России, что означало бы как минимум конец прозападного правительства Зеленского и поддержки Украины Соединенными Штатами,” - предполагали также в американском издании.

В The Guardian  напомнили, что президент Украины Владимир Зеленский пришел к власти, обещая, в частности, налаживание конструктивных отношений с Москвой ради прекращения войны.

Однако, продолжался текст британского издания, “Москва никогда не давала Зеленскому особых возможностей. Свои отношения с новоизбранным президентом Кремль начал с жесткой игры, еще до его инаугурации предложив жителям востока Украины получение российских паспортов по ускоренной процедуре, углубив конфликт, который он создал в 2014 году. Когда переговоры начались, Москва также вела жесткую линию. Первый внутриполитический кризис при Зеленском наступил в октябре 2019 года, когда он объявил, что согласовал с Россией так называемую “формулу Штайнмайера”, которая позволяет проведение выборов в контролируемых Россией районах Украины под наблюдением Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Ветераны и активисты в Киеве протестовали под слоганом “Нет капитуляции!” Попытка запустить минские мирные соглашения в итоге сорвалась."

"Кремль злился все сильнее, когда проваливались также более мелкие попытки, как, например, создание консультационного органа в рамках Минских соглашений. Он начал обнародовать подробности переговоров с командой Зеленского и в конечном счете полностью оборвал большинство политических контактов.”

“Столкнувшись с жесткой тактикой Москвы, Зеленский занял более твердую позицию, - отметили в The Guardian. - В феврале совет национальной безопасности Украины закрыл три телеканала, которые контролировал Виктор Медведчук, влиятельный прокремлевский украинский политик и олигарх. Это был рискованный ход. Путин - крестный дочери Медведчука. Медведчук под домашним арестом и обвиняется в измене. Телеканалы распространяли пророссийский нарратив о конфликте на Донбассе, говорят сторонники Зеленского. Один из членов оппозиционной политической партии Медведчука, однако, считает их запрет “личным оскорблением”. Арестовав Медведчука, Зеленский устранил доверенного представителя, оставив Москве только военный вариант, сказал этот человек.”

“На самом деле поразительно, насколько спокойно реагирует Киев на российские танки у границы, - написали в Der Spiegel . - “Угроза кажется более сильной и реальной, чем весной,” - говорит Виктор Муженко, служивший начальником генерального штаба украинской армии с 2014 по 2019 год. У него нет заблуждений насчет того, что российская армия во многом превосходит украинскую, как минимум за счет ее превосходящих военно-воздушных сил. Но, говорит он, Россия заплатит высокую цену: “Сопротивление будет очень, очень сильным.”

“Конечно, Украине не выстоять одной против России,” - говорит Николай Сунгуровский, военный эксперт в Центре Разумкова, аналитическом центре в Киеве, - процитировали в немецком издании. - И, конечно, НАТО не будет отправлять боевые части, говорит он, поскольку Украина в нее не входит. Сунгуровский опасается, что Россия хочет повторить сценарий 2014 и 2015 года, когда, в результате двух военных поражений, Украина была вынуждена подписать соглашения о перемирии, называемые сейчас “Минском 1” и “Минском 2”. Он утверждает, что Путин хочет навязать стране еще одну капитуляцию. “Он готовит Украину к Минску 3,” - подозревает Сунгуровский. Два первых поражения стоили Украине сотни жертв. На этот раз, опасается Сунгуровский, это могут быть тысячи.”

"Берлин и Париж побуждают Зеленского к уступкам"

“Если и есть урок, который мы должны вынести из последних 20 лет войны, то он в том, что конфликты легче начинаются, чем заканчиваются. Нам нужно остановить эту войну, пока она не началась,” - говорилось в одном из посвященных кризису текстов The Wall Street Journal .

Многие колумнисты призывали правительства США и стран ЕС к более решительным действиям. Чиновники, однако, хоть и готовились к наихудшим из возможных событиям, продолжали уповать на дипломатию.

Как рассказали во Frankfurtel Allgemeine Zeitung, “Германия, Франция и Италия хотят сейчас вести переговоры с Москвой и не “обострять” сильнее, говорят дипломаты. Таково было и послание, которое Шольц и президент Франции Эммануэль Макрон доставили президенту Украины перед началом встречи партнеров. Зеленский должен участвовать в Минском процессе, даже если это будет стоить ему внутриполитического капитала. Другого пути нет: санкции, которые ЕС уже ввел против России, также связаны с этим. Переговоры между Москвой и Киевом в “нормандском формате” уже год полностью заблокированы. Путин хочет, чтобы Киев позволил выборы на сепаратистских территориях на востоке Украины и признал их результаты. Зеленский настаивает, что сначала украинская армия должна получить контроль над всей территорией государства. Берлин и Париж побуждают его к уступкам.”

“От глав государств и правительств не ожидалось подробностей о пакете санкций против России, - говорилось в тексте FAZ. - После саммита партнерства фон дер Ляйен сказала, что Еврокомиссия “выполнила домашнее задание” и разработала варианты на случай дальнейшей агрессии. Для дипломатов, однако, это звучит так, что переговоры о технических вопросах еще ведутся. В частности, государства хотят оценить ущерб, который понесут они сами. В действительности, единство, которое ЕС и НАТО демонстрировали в прошедшие недели, может скоро стать непрочным. Чем более жесткие финансовые и экономические санкции ударят по России, тем выше будет цена также для государств ЕС, и во многих случаях они пострадают в неравной мере.”

“Подготовленные заключения остались предусмотрительно обобщенными. “Любая дальнейшая военная агрессия против Украины будет иметь крупные последствия и существенную цену,” - говорилось в них. Россию призвали “срочно снять напряженность”. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сообщил, между тем, об отсутствии каких-либо признаков прекращения или замедления перемещения войск. Происходило обратное.”

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: