Вверх

Рождественские каникулы для Украины закончились лихо – еще одним, после скандала в США, попаданием в заголовки мировых медиа. И снова внимание к себе страна привлекла не по своей воле, а с болью и вопреки: 176 человек погибли от попадания иранских ракет в самолет “Международных авиалиний Украины”, вылетавший из аэропорта в Тегеране.

“В Украине эту трагедию восприняли с шокирующим ощущением двойного дежавю, - говорилось в тексте британского The Guardian. - Во-первых, возникли неизбежные сопоставления с MH17, сбитым на востоке страны российской ракетой пять лет назад. Но появилось также общее ощущение замешательства от того, что страна оказалась в очередной раз втянутой в чужой конфликт”.

Иранские власти изначально отрицали вину своих военных в крушении самолета и даже пытались уничтожить свидетельства. Несколько изданий, включая The Guardian, обратили внимание, что западные правительства, сделав заявления о вине Ирана, не спешили делиться информацией с Киевом, так что президенту Владимиру Зеленскому пришлось самому, публично, их об этом попросить.

В Der Spiegel  также отметили, что “гражданами Украины были только два пассажира на борту. Зато украинцами были все члены экипажа. Летчики были квалифицированными и хорошо знавшими тегеранский аэропорт – поскольку заход в него считался сложным, он использовался “Международными авиалиниями Украины” в симуляции полетов для обучения пилотов Боинга-737”.

“Но быть готовыми к военному нападению они не могли, - продолжали в немецком издании. - Игорь Матков, стюард на борту этого самолета, опасался напряженной обстановки в Иране. Об этом рассказала его подруга на телеканале “1+1”. За три дня до полета он сказал ей, что вместо запланированного вылета в Барселону должен лететь в Тегеран – и добавил: “Что там сейчас происходит! Там уже привели в боевую готовность ракеты”.

“На Украине можно делать, что угодно, имея деньги”

Большинство пассажиров сбитого украинского самолета были иранцами по происхождению, многие из них имели гражданство западных государств, в первую очередь – Канады. Это были в основном ученые, университетские преподаватели и блестящие студенты-инженеры. Трагедия вызвала всплеск уличных протестов среди молодежи в Иране и вынудило многих известных иранцев – спортсменок, актрис и даже журналистов правительственных СМИ - выступить с антиправительственными заявлениями. Джастин Трюдо, премьер-министр Канады, в свою очередь, заявил, что в крушении украинского самолета есть также вина Соединенных Штатов: причиной активизации вооруженных сил Ирана стала атака американского беспилотника, убившая самого влиятельного иранского генерала.

Между тем, в США, где приближается к завершению процедура импичмента президента Дональда Трампа, были официально обнародованы новые материалы относительно украинской авантюры его адвоката Рудольфа Джулиани. Как отметили в The Washington Post, они “демонстрируют, как можно судить, предложение украинским генеральным прокурором помощнику личного адвоката президента Трампа Рудольфа Джулиани компрометирующей информации, связанной с бывшим вице-президентом Джо Байденом, на условии, что администрация Трампа отзовет посла США в Украине”.

“Луценко хотел избавиться от Йованович, посла США, отчасти поскольку она критиковала его офис и поддерживала независимое антикоррупционное бюро, которого он не выносил, - поясняли в американском издании. - Написанные на русском сообщения показывают, как Луценко убеждал Парнаса вытеснить Йованович в обмен на сотрудничество в отношении Байдена. В один момент Луценко дал понять, что не будет делать никаких публичных заявлений до тех пор, пока не будет смещена “мадам”. “Просто если вы не принимаете решение по мадам – вы ставите под сомнение все мои заявления. В том числе по Б”, - написал Луценко Парнасу в сообщении в WhatsApp 22 марта. Относилось ли “Б” к Байдену или Burisma, украинской газовой компании, в правлении которой Хантер Байден работал с 2014 по 2019, непонятно”.

“Через четыре дня Луценко сообщил Парнасу, что работа над делом против владельца газовой компании продвигается успешно и получены свидетельства денежных переводов “Б”, - говорилось дальше в тексте The Washington Post. - “И только вы не можете снять одну дуру L”, - сетует Луценко, как видно, снова добиваясь отставки Йованович. “Она непростая дура, поверь мне, - ответил Парнас. – Но никуда она не денется”. Через несколько дней Парнас сказал Луценко, что “это скоро все обернеся и будет в правильных руслах”. Луценко ответил, что у него есть копии платежей Burisma инвестиционной компании, сооснователем которой является сын Байдена Хантер. В следующем месяце Йованович была смещена с поста по настоянию Джулиани. Луценко позже публично заявил, что не нашел свидетельств нарушения украинского законодательства со стороны Хантера или Джо Байдена”.

“Новые документы представляют также свежий персонаж в драме об отставке посла: кандидата в члены Конгресса от республиканцев из Коннектикута, который в сообщениях утверждал Парнасу, что Йованович у него под физическим и электронным наблюдением. “Ух ты. Не могу поверить, что Трамо не уволил эту с…, - написал Роберт Хайд в сообщении Парнасу 23 марта. – Я позабочусь об этом”. Хайд рассказал о связи с “частной секретной” командой, располагавшейся недалеко от посольства, которая, по всей видимости, отслеживала передвижения посла. “Она говорила с тремя людьми. Ее телефон выключен. Компьютер выключен”, - написал он в одном из сообщений. “Они дадут мне знать, когда она будет перемещаться”, - говорилось в другом. Позже он предупредил Парнаса, что ему сказали, будто Йованович будет переведена в “специальное подразделение службы безопасности”. “Они хотят помочь, если нам/вам подойдет цена, - отметил он в одном сообщении. – Знаешь, на Украине (в оригинале неписано “in the Ukraine”. - “ОстроВ”) можно делать, что угодно, имея деньги… так мне сказали”.

“Обнародованные недавно документы к тому же детализируют участие Джулиани в попытках добиться американской визы для предшественника Луценко Виктора Шокина, который утверждал, что Байден просил Порошенко уволить его, поскольку в то время он расследовал владельца Burisma, - продолжали в американском издании. - Байден отрицал это обвинение, настаивая, что добивался увольнения Шокина в рамках антикоррупционной политики США в отношении Украины в соответствии с широким согласием среди чиновников США и ЕС в то время в том, что он не мог реформировать коррумпированную судебную систему страны. Шокин был уволен по настоянию Байдена в марте 2016 года. Парнас рассчитывал привезти Шокина в Соединенные Штаты на встречу с Джулиани и записать его заявления против Байдена, но посольство США, которым руководила тогда Йованович, заблокировало визу Шокина. В январе прошлого года Парнас написал Джулиани, чтобы сообщить, что посольство отказало в визе. “Я могу вернуться к этому”, - ответил Джулиани. На следующий день, когда виза так и не была получена, Джулиани заверил Парнаса: “Это сработает, я посвятил в это № 1”. Шокин не получил визу. Вместо этого, он дал Джулиани комментарий по телефону”.

Внимание конвертируется в сочувствие

Стоит, однако, отметить, что скандалы, в которые втянули Украину геополитические тяжеловесы, все же привлекают к стране не только критику, но и сочувствующее внимание. В этом, правда, есть и заслуга самой Украины – или конкретных украинцев.

В The Washington Post, например, еще в первых числах января отмечали, что “сменявшие друг дружку американские администрации годами пытались уговорить украинских президентов на такого рода деятельность, преимущественно без особых успехов. И вот сейчас, когда Зеленский делает фактически все, о чем когда-то мечтал Государственный департамент, в Киеве недостает США. Временный посол Вильям Тейлор уехал на прошедшей неделе, после того, как он свидетельствовал о давлении Трампа на Зеленского, и никто не был представлен ему на замену. Не нашлось замены также Курту Волкеру, специальному представителю в Украине, который подал в отставку и дал показания. Помпео за два месяца отменил два визита”.

“Пожалуй, самый влиятельный американец, обращающий внимание на Украину, - это личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани, и он связан с действующими против Зеленского, пропутинскими украинскими силами, включая самых коррумпированных олигархов и политиков этой страны. Он все еще пытается собрать компромат на Джо Байдена. Сам Трамп до сих пор разносит российскую пропаганду о мнимом вмешательстве Украины в выборы 2016 года”.

“В то же время Зеленский, который все еще хочет официального назначения встречи в Белом доме, не имеет такой даты. Сложно не прийти к заключению, что администрация Трампа не рада тому, что у Украины есть, наконец, компетентный президент”, - заключал автор этой колонки в американском издании.

А польская Gazeta Wyborcza  высказалась в рамках дискуссии о предлогах. Спровоцировала ее украинка Юлия Кривич, которая в конце 2019 года провела в Варшаве небольшой перформанс. “Юлия Кривич, которая махала перед Западным вокзалом флагом с надписью “В Украине” (поляки, как и большинство россиян, говорят и пишут “на Украине”. – “ОстроВ”), получила много сообщений с призывами покинуть Польшу. Появился даже комментарий просто националистический: “Мало, что они оккупируют наш Львов, они еще хотят изменить наш язык”, - начиналась статья в “Выборчей”.

Ее автор отмечал, что “профессор филологии Ежи Бралчик не видит ошибки в том, чтобы говорить “в Украине” или “в Украину” вместо “на Украине”, но настаивает, что такая перемена должна произойти естественным путем. “Я за то, чтобы использовались обе формы”, - говорит нам профессор и авторитет в сфере польского языка”.

“Читатели в этом вопросе разделились, - говорилось дальше в тексте польского издания. - Из примерно 8 тысяч голосов в нашем опроснике 49 процентов читателей и читательниц отметили, что им было бы сложно изменить языковую привычку, а 44 процента могли бы начать говорить иначе, раз уж это так важно для наших соседей. Семь процентов затруднились ответить. Одни писали в комментариях, что мы ведь говорим “на Венгрии”, хотя родина Виктора Орбана никогда не была колонизирована Польшей, как и Чехия, хотя тут можно иметь некоторые исторические сомнения. Другие отвечали, что польский язык не является логичным, ведь никто не говорит, что едет на Ирландию, хотя речь идет об острове”.

“Спор о предлогах показал, что государственным институтам и неправительственным организациям предстоит еще много работы над собой. Мне тоже, раз уж я пропускал мимо ушей, когда многие мои друзья с востока говорили “в Беларуси” и “в Украине”. Уже несколько дней я говорю так, как они”, - заключал корреспондент Gazety Wyborczej.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: