Вверх

Посол США в Украине Вильям Тейлор имеет привычку делать дневниковые заметки. Во многом благодаря ей на прошедшей неделе появилось 15-страничное выступление Тейлора перед Конгрессом. Посол выступил как свидетель в рамках расследования предполагаемых попыток президента Дональда Трампа оказывать давление на украинское правительство. Именно подробнейшие свидетельства Тейлора об украинско-американских отношениях с мая по сентябрь этого года дают конгрессменам и публике прочные основания полагать, что такое давление действительно имело место.

Свидетельства Тейлора

Как следует из отчета Вильяма Тейлора о проведенном в Украине лете, после возвращения американской делегации с инаугурации Владимира Зеленского в США стали формироваться “два канала ведения и имплементации” внешней политики в отношении Украины. Один - традиционный официальный канал, состоявший из чиновников Госдепартамента, Пентагона и прочих, специализирующихся на внешней и оборонной политике и Украине. Второй - “сверхнетрадиционный”, как можно перевести обозначение, которое дал ему посол США.

По словам Тейлора, сначала оба работали в унисон на поддержание американско-украинских отношений, но к августу ему стало ясно, что каналы разошлись. В то время как в официальных кабинетах в Киеве и Вашингтоне шли попытки организовать встречу Трампа с Зеленским в Белом доме, представители “сверхнетрадиционного” канала, люди из ближайшего окружения президента США, стали в разговорах и переписке упоминать “расследования” как условие такой встречи.

При этом люди Трампа зачастую даже не посвящали дипломатов в ход переговоров, часть из которых они вели неофициально и без фиксации. В итоге вышло, что Тейлору и другим американским чиновникам стало нечего отвечать на вопросы представителей официального Киева, когда те начали беспокоиться о судьбе назначенной Украине военной помощи, которая все не поступала.

Тейлор о сдерживании помощи Украине, по его словам, услышал 18 июля в ходе видео-конференции с участниками Национального совета безопасности. Представительница административно-бюджетного управления в администрации президента США сказала, что начальник приказал ей до нового распоряжения не согласовывать никаких новых расходов в рамках военной помощи Украине. Участники конференции были ошеломлены, сказал посол: воюющие с Россией украинцы рассчитывали не только на военную подготовку и оружие со стороны Соединенных Штатов, но и на гарантии поддержки с их стороны. Директива пришла через главу администрации от президента, сказала сотрудница бюджетного управления.

На последующих межведомственных встречах в рамках НСБ их участники единогласно соглашались с необходимостью возобновить помощь, рассказал посол. Министерство обороны однажды получило задание проанализировать эффективность помощи и уже через несколько дней также пришло к заключению, что ее следует возобновить. “Я понимал это так, что министры обороны и иностранных дел, глава ЦРУ и советник по делам национальной безопасности добивались совместной встречи с Трампом, чтобы убедить его снять мораторий, но такую встречу было сложно назначить и мораторий продолжал действовать аж до сентября”, - отмечал Вильям Тейлор.

О требовании “расследований” с американской стороны посол знал и до середины июля. Но тогда Тейлор и, вероятно, чиновники из Киева, понимали их только как услугу в обмен на встречу Владимира Зеленского и Дональда Трампа в Белом доме. Трамп через своих посланцев настаивал, что Зеленский должен лично объявить о запуске расследований деятельности в Украине Джозефа Байдена и вмешательства Украины в выборы в Штатах 2016 года, в которое маниакально верит президент США. В начале сентября посол Соединенных Штатов в ЕС Гордон Сондланд сказал Вильяму Тейлору, что на кону - не встреча, а решительно все.

22 августа у Тейлора был телефонный разговор с Тимом Моррисоном, ответственным за вопросы Европы и России в Национальном совете безопасности США, говорилось дальше в его показаниях. На вопрос посла об изменении американской политики поддержки Украины Моррисон ответил “посмотрим”. В ходе разговора он также обронил, по словам посла, что “президент не хочет предоставлять никакой помощи вообще”. 27 августа в Киев прилетел Болтон и Тейлор попросил его о частной встрече. На встрече он снова поднял вопрос о замороженной помощи - даже при том, что его постеснялись коснуться украинские чиновники. Болтон предложил отправить депешу государственному секретарю Майку Помпео.

29 августа Тейлор написал Помпео, что заморозка помощи в условиях, когда Россия продолжает войну и ловит каждый сигнал, который посылает Киеву Вашингтон, - “безумие”. Госдепартамент не ответил, но, по информации посла, Помпео принес депешу на встречу, посвященную военной помощи Украине, в Белый дом. Вильям Тейлор также утверждал, что “во время нашего телефонного разговора 8 сентября посол Сондланд пытался объяснить мне, что президент Трамп - бизнесмен. Когда бизнесмен собирается подписать чек кому-то, кто что-то ему должен, бизнесмен просит этого человека вернуть долг до подписания чека”.

Завершал он свое выступление перед Конгрессом ремаркой, что “Украина важна для безопасности Соединенных Штатов. На нее напала Россия, которая продолжает свою агрессию против Украины. Если мы верим в принцип государственного суверенитета, от которого зависит наша безопасность и безопасность наших союзников, мы должны поддержать Украину в ее борьбе против враждебного соседа. Российскую агрессию нельзя терпеть”.

“Сегодня есть две истории Украины, - говорил Тейлор. - Первая - та, которую мы обсуждаем сегодня и которую вы слышите последние две недели. Это злая история о разоблачителях, Джулиани, обходных путях, обмене услугами, коррупции и вмешательстве в выборы. В этой истории Украина - объект. Но есть другая история Украины, положительная, инклюзивная. В этой второй истории Украина - субъект. Она о молодых людях и молодом государстве, старающемся избавиться от своего прошлого, надеющемся, что его новое правительство станет, наконец, проводником в новую Украину, гордую независимостью от России, стремящуюся присоединиться к западным институтам и наслаждаться более безопасной и благополучной жизнью. Эта история описывает государство, развивающее инклюзивный, демократический национализм, не отличающийся от того, с которым мы, в наши лучшие моменты, относимся к нашей разнообразной стране, менее озабоченные языком, на котором мы говорим, какую религию мы исповедуем - если исповедуем, откуда прибыли наши родители и родители наших родителей; более озабоченные строительством нового государства”.

“Благодаря стратегической важности Украины в наших попытках создать целостную, свободную Европу мы десятилетиями, через республиканские и демократические администрации в равной мере, поддерживали Украину. Конгресс годами проявлял щедрость финансированием помощи, как гражданской, так и военной, и политической поддержкой. Подавляющим двухпартийным большинством Конгресс поддерживал Украину жесткими санкциями в отношении России за вторжение в Украину и оккупацию. Мы можем гордиться этой поддержкой и тем, что мы выступили против агрессии диктатора против демократического соседа”.

“Я хотел бы вас оставить сегодня с этой второй историей”, - подытоживал посол США в Украине.

“В то время как сокрытия Уотергейта и Моники Левински (случаи, после которых раньше поднимались вопросы импичмента президента США. - “ОстроВ”) касались чести американской демократии и системы правосудия, украинский скандал расширяется до вопросов жизни и смерти, а также геополитики в крупном масштабе. Свидетельства Тейлора могут усложнить республиканцам игнорирование действий Трампа как неважных или искаженных противниками из противоположного лагеря. Защита Украины от российского вторжения, во многом как защита курдских союзников Соединенных Штатов против Турции, была приоритетом для многих республиканцев, которые жаловались, что президент Барак Обама противостоял Москве недостаточно агрессивно”, - констатировали после этого выступления в редакции The New York Times.

“Рука Москвы”... и Будапешта?

Нюансов в картину поведения Дональда Трампа относительно Украины внесла на прошедшей неделе также редакция The Washington Post. Как говорилось в одном из текстов этого издания, “попытка Трампа выдавить из Украины информацию, которую он мог бы использовать против политических противников, последовала после того, как его убедили принять враждебный взгляд на эту страну ее региональные противники, включая президента России Владимира Путина, сказали действующие и бывшие американские чиновники. Разговоры Трампа с Путиным, премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном и другими усилили его восприятие Украины как безнадежно коррумпированной страны, которая, как Трамп сейчас, похоже, верит, пыталась навредить ему на выборах 2016 года, рассказали чиновники”.

“По словам чиновников, никто из этих иностранных лидеров не стимулировал Трампа специально смотреть на Украину как на потенциальный источник компрометирующей информации о кандидате в президенты Джо Байдене, они также не описывали Киев как соучастника неподкрепленной теории заговора о выборах 2016 года, сказали чиновники. Однако их уничижительные описания Украины усилили то восприятие этой страны, которое уже сложилось у Трампа, и поддержали малоэффективную динамику, в которой чиновники Белого дома старались убедить Трампа стать на сторону формирующегося в Киеве правительства вместо того, чтобы использовать его в политических целях… В телефонном разговоре в начале мая Путин “сделал то, что он обычно делает”, в попытках подорвать отношения Соединенных Штатов с Украиной, сказал бывший американский чиновник, осведомленный о деталях разговора. “Он всегда говорил, что Украина - это всего лишь пристанище коррупции”.

“Попытким отравить взгляды Трампа на Зеленского предвосхищали официальные лица из сферы национальной безопасности в Белом доме, рассказали чиновники, - говорилось дальше в тексте The Washington Post. - Но голоса Путина и Орбана приобрели дополнительный вес в этом году из-за ухода или ослабления тех, кто пытался ослабить влияние на Трампа Путина и других авторитарных лидеров. Чиновники указали на уход министра обороны Джима Мэттиса и главы администрации Белого дома Джона Келли, которые поддерживали военную помощь США Украине, но больше не могли защитить этот поток финансирования, когда он был остановлен за несколько недель до звонка Трампа 25 июля. Советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон тоже виделся горячим сторонником Украины в ее конфликте с Россией, но его отношения с Трампом стремительно испортились в этом году перед тем, как в прошлом месяце его вытолкнули из Белого дома. “Со временем вы просто видите сломление сопротивления”, - сказал бывший чиновник Белого дома, описывая попытки бороться с влиянием Джулиани, Путина и Орбана”.

В американском издании отмечали, что чиновники Белого дома и Госдепартамента пытались заблокировать визит Виктора Орбана в США, поскольку он мог быть воспринят как поощрение авторитарной политики премьер-министра Венгрии. Встреча состоялась в мае этого года, после того, как этих чиновников оттеснили, а в главой президентской администрации стал Джон Мулвейни, который симпатизирует Орбану и критично настроен по отношению к Украине. О чем на ней говорилось, в подробностях никто не знает.

О роли Байдена в истории

Еще несколько занимательных инсайтов, о которых рассказали в The Washington Post  - о приключениях в Украине представителей прошлой американской администрации. Поскольку вопросы о деятельности в Украине вице-президента США при Бараке Обаме Джозефа Байдена не перестают поднимать сторонники Дональда Трампа, ей интересуются и медиа. Речь идет всегда о том, как в руководство украинской газодобывающей компании, в отношении владельца которой были открыты уголовные дела, вдруг попал сын Байдена, не имевший отношения ни к Украине, ни к газу. Байден-старший в момент принятия его сына на высокооплачиваемую работу в украинскую компанию как раз стал главным представителем администрации Обамы в нашей стране.

Доказательств каких-либо злоупотреблений со стороны Джозефа Байдена до сих пор никто не привел. Сам Байден-старший утверждает, что вопрос об очевидном конфликте интересов перед ним никто не ставил. Хантер Байден - младший и теперь единственный сын бывшего вице-президента США и возможного кандидата в президенты от демократов на выборах-2020. Первая жена и дочь погибли в автокатастрофе в 1972 году. Старший сын умер от рака в 2015. Американские журналисты, ссылаясь на чиновников, утверждают, что никто не касался в разговорах с вице-президентом работы его младшего сына, зная о горе со старшим.

Дональд Трамп и его сторонники настаивают, что Байден сам шантажировал украинских чиновников американской помощью, обещая ее только в том случае, если будет уволен генеральный прокурор Виктор Шокин. Своей жесткой позицией в этом вопросе бравировал сам Байден. Однако с точки зрения Трампа и его людей, Шокин впал в опалу из-за того, что при нем велось расследование в отношении работодателя Хантера Байдена. Защитники отвечают на это, что при Шокине это расследование, как и много других резонансных дел, было, напротив, заморожено. И что скандальная компания наняла Хантера Байдена только ради того, чтобы защититься от преследования, в том числе за пределами Украины, громким именем.

The Washington Post рассказал о работе старшего Байдена в Украине.

“Вице-президент Джо Байден терял терпение, распекая президента Украины на глазах у группы высокопоставленных помощников и чиновников из обеих стран в величественном офисе Организации Объединенных Наций, - говорилось в его тексте. - “Не говори мне этот бред”, - ревел Байден на встрече в сентябре 2016 года, рассказал присутствовавший на ней помощник, обрушившись на Петра Порошенко, который якобы искал оправдания провалу в искоренении коррупции, в том числе, в государственной газовой компании. “В Украине не происходит ничего, о чем ты не знаешь, - продолжал Байден. - Если что-нибудь вроде этого произойдет снова, я с тобой завязываю”.

“Публичное унижение Порошенко свидетельствовало о чрезвычайно агрессивном подходе Байдена, главного представителя администрации Трампа в Украине, по сближению отдаленной, но стратегически важной бывшей советской республики с Западом, - отмечали в американском издании. - Этот подход приносил успехи, однако также заработал Байдену и его помощникам массу врагов и недоброжелателей в Украине и может теперь ударить бумерангом по его президентской кампании-2020”.

“В течение последних трех лет администрации Обамы Байден совершил пять поездок в Украину, - писал дальше The Washington Post. - Он провел как минимум 70 телефонных разговоров с украинскими лидерами, в основном - с Порошенко, и имел встречи в Вашингтоне, Мюнхене и в Соединенных Штатах. Он выступал в украинском парламенте, посещал церемонии и действовал как посредник между Киевом и международным сообществом. Он постоянно убеждал страну провести реформы, предлагая взамен финансовую помощь США”.

“В телефонных разговорах с Порошенко Байден решительно и настойчиво поднимал вопросы о его готовности искоренить коррупцию, сказал Майк Карпентер, бывший советник Байдена по вопросам внешней политики, работавший также заместителем помощника министра обороны по вопросам России, Украины и Евразии. “Были только оправдания, оправдания и оправдания, - сказал он. - И это тянулось больше года. Это просто все больше и больше раздражало. Нам в Вашингтоне стало ясно, что сопротивление происходило в близком кругу Порошенко”. Обе стороны были в смятении, сказал он, но Байден “не отступал, он каждый раз настаивал на проведении этих реформ. Это создавало иллюзию отношений”.

Вильям Тейлор в своем выступлении вспоминал поездку в Станицу Луганскую летом этого года вместе со спецпредставителем США Куртом Волкером и президентом Владимиром Зеленским. “Посол Волкер и я могли видеть возглавляемых Россией бойцов, вооруженных и враждебных, по другую сторону разрушенного моста через линию соприкосновения. Больше 13 тысяч украинцев было убито во время войны, один или двое погибали раз в неделю. Больше украинцев, несомненно, могло бы погибнуть без помощи США”, - говорил он.

На прошедшей неделе в Станице побывал корреспондент Der Spiegel. Затем он перешел мост и пришел в Луганск - редкое событие для последних лет, с тех пор как иностранных журналистов перестали пускать на контролируемую ими территорию самопровозглашенные власти “республик”.

“Луганск никогда не был особо популярным городом, - писали в немецком издании. - В угольном регионе Донбассе он всегда был меньшей, более бедной сестрой Донецка. Но сейчас город выглядит еще и пустым. Железнодорожный вокзал так же тих, как и музей, и с него есть только два направления: одно - дальнее направление на Донецк, второе - региональное. В гостинице “Луганск” в центре города с ее 19 этажами - всего несколько гостей и ни одного кафе, зато есть отверстия от пуль в окнах. Магазины пусты и местный футбольный клуб “Заря” уже некоторое время играет где-то в другом месте. Принимаются только наличные, независимо от размера суммы, и все платежи делаются в российских рублях. Банкоматов нет”.

В Луганске корреспондент Der Spiegel встретился, в частности, с Алексеем Карякиным, бывшим “чиновником” луганской “республики”. С 2016 до конца 2017 года Карякин жил в России, поскольку в Луганске ему грозила расправа со стороны прошлого главы “республики”. “С точки зрения Киева Карякин - ничего больше, чем марионетка Путина, и люди в украинской столице называют Луганск и Донецк “оккупированными территориями”, - отмечал немецкий журналист. - Но у Карякина другая точка зрения. По его словам, его волнует, что люди в Киеве ведут себя так, будто таких, как он, не существует, будто весь контроль - у Путина и никого больше нет. “Они хотят назад территорию, но не людей”, - говорит он”.

“Сложно сказать, что думают жители Луганска на самом деле, - продолжался текст Der Spiegel. - Они осторожны и недоверчивы. Все еще есть те, кто хочет быть частью Украины, или хотя бы считает это более предпочтительным, чем быть гражданами псевдо-страны с 17 министерствами, но без единого банкомата. Места, где нет свободных выборов, работы и понятного будущего. Но они уходят от разговоров об этом. Молодые уезжают из Луганска: некоторые в Россию, другие - в Украину. “В 2014 году мы поссорились со многими друзьями”, - сказала одна супружеская пара, которая не разделяла пророссийского энтузиазма, ощущаемого многими в то время. “Эйфория с тех пор прошла, что облегчает нам жизнь. В общем, мы ждем, но не знаем, чего”. Они говорят, что давно бы уехали, но продать их квартиру в Луганске сложно. В то же время их ранит, что многие в Украине смотрят на них как на предателей только потому, что они остались”.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: