Воскресенье, 20 октября 2019, 16:461571579197 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В Соединенных Штатах продолжает драматически развиваться история с попытками президента Дональда Трампа добиться от украинских властей расследований относительно бывшего вице-президента Джозефа Байдена и вмешательства Украины в американские выборы 2016 года, в которое верит президент США. После обнародования записи телефонного разговора между Трампом и президентом Украины Владимиром Зеленским в США запущена процедура импичмента.

Впрочем, в последние дни внимание западной публики частично отвлечено еще одним экстравагантным решением Трампа: вывести войска из Сирии, открыв Турции путь для атаки на курдов, которые долгое время пользовались поддержкой Штатов как союзники в борьбе с Исламским государством. Вчера Турция начала наступление, есть как минимум 16 убитых.

Дипломаты пишут послание Зеленского

На прошедшей неделе в США обнародовали переписку между специальным представителем Соединенных Штатов в Украине Куртом Волкером, послом в Европейском Союзе Гордоном Сондландом, помощником Владимира Зеленского Андреем Ермаком и Вильямом Тейлором, который руководит посольством США в Украине после скандального отзыва Мари Йованович. Переписку передал Конгрессу Волкер перед дачей свидетельских показаний в рамках процедуры импичмента.

Согласно переписке, Волкер и Сондланд убеждали Зеленского провести расследование того, что Трамп и его сторонники называют вмешательством Украины в выборы 2016 года, в обмен на приглашение в Белый дом на встречу с Трампом, которой добивался новый президент Украины. При этом Волкер, по его словам, не знал, что в телефонном разговоре с Зеленским, который последовал сразу после переписки с советником Зеленского Андреем Ермаком, где было указано это условие, Трамп поднимал также тему расследования Байденов. О замораживании Трампом военной помощи Украине Волкер, по его словам, узнал за неделю до звонка Трампа Зеленскому, но не связывал это решение Белого дома с попытками президента США продвинуть его политические интересы.

Как отмечали в The New York Times, “когда в июле 2017 года Волкер присоединился к администрации, он взял на себя и при нормальных условиях сложную задачу: поддержать демократию и реформы в Украине, отражая в то же время российскую агрессию. Дополнительным бременем стало, по словам его друзей, выполнение этой задачи при Трампе, президенте, который ведет отдельно неофициальную внешнюю политику через Джулиани и который хотел поддерживать близкие отношения с Путиным”.

“В своих показаниях перед Конгрессом Волкер сказал, что Трамп смотрит на Украину как на коррумпированную страну, полную “ужасных людей”, которые “пытались меня (Трампа. - “ОстроВ”) уничтожить”, - говорилось дальше в тексте NYT. - Этот взгляд, по его словам, поддерживал “негативный нарратив”, который мешал строить двусторонние отношения с новым украинским правительством. Волкер, чья внештатная и неоплачиваемая работа специального представителя означала, что он действовал вне официального процесса Государственного департамента, пытался объяснить свою логику присоединения к продвижению со стороны Джулиани расследования Байдена, который ведет кампанию за участие в президентских выборах 2020 года от демократов. Перед ним стоял выбор, сказал Волкер в своих показаниях: “Не делать ничего и позволить этой ситуации усугубиться, или попытаться ее исправить. Я попытался ее исправить”.”

В рамках этих попыток Волкер, в частности, написал Ермаку, что встреча в Белом доме состоится, если Зеленский сделает заявление о расследовании интересующих Трампа дел. Затем он предложил советнику украинского президента написать и выслать ему текст соответствующего заявления.

Как отмечалось в другом тексте The New York Times, “первая версия заявления от Ермака была обобщенным обещанием бороться с коррупцией и не упоминала Burisma, компанию, в которой за $50 тысяч в месяц работал Байден, или выборы 2016 года. Джулиани сказал, что, по его мнению, заявление должно включать ссылку на Burisma и 2016, сказал Волкер следователям в Палате представителей, иначе в нем не было смысла. “Вице-президента Байдена не упоминали в разговорах”, - добавил Волкер, но украинцы четко поняли, что интерес Джулиани к Burisma был нацелен на поиск дискредитирующей информации о вице-президенте, который руководил отношениями администрации с Украиной”.

“Рассчитывая удовлетворить Джулиани, Волкер выбрал более конкретные слова для предложенного украинского заявления и отправил его Ермаку: “Мы намерены инициировать и провести прозрачное и незаангажированное расследование всех доступных фактов и эпизодов, включая те, которые касаются Burisma и выборов 2016 года, что, в свою очередь, предотвратит повторение этой проблемы в будущем”. Но Ермак возразил против конкретного упоминания Burisma или 2016 года в заявлении. “Я согласился, - свидетельствовал Волкер. - и потом сказал, что важно, чтобы Украина не делала ничего такого, что могло выглядеть как вмешательство в выборы 2020 года”. Заявление отложили. Затем, 28 августа, Politico сообщил о замораживании помощи Украине. Тейлор, дипломат в Киеве, увидел в этом связь. “Теперь мы говорим, что военная помощь и встреча в БД зависят от расследований?” - спросил он Сондланда в текстовом сообщении 1 сентября. “Позвони мне”, - ответил Сондланд”.

“Тейлор был явно не убежден, - констатировали в американском издании. - Через неделю он выразил опасение, что украинцы сделают заявление, которого хотел Джулиани, но Трамп не разморозит помощь… На следующий день Тейлор снова дал понять, что считает, что заморозка помощи и расследования связаны. “Как я сказал по телефону, я считаю, что это сумасшедшая идея, задерживать военную помощь ради содействия в политической кампании”, - написал он Сондланду. “Билл, я считаю, что ты неправ относительно намерений президента Трампа, - ответил Сондланд. - Президент был предельно четок: никаких обменов услугами какого бы то ни было рода. Президент пытается оценить, на самом ли деле Украина собирается принять прозрачность и реформы, которые обещал президент Зеленский в ходе его кампании”. Если Тейлор еще сомневается, добавил Сондланд, ему стоит позвонить государственному секретарю, Майку Помпео, “чтобы обсудить это с ним непосредственно”.”

“Непонятно, было ли заявление доставлено Зеленскому, но от его имени никаких публичных заявлений сделано не было, - говорилось в еще одном тексте NYT. - Примерно в то же время украинские чиновники дали понять американцам, что хотели бы избежать более глубокой вовлеченности в американскую политику. Написание этого заявления через несколько недель после телефонного разговора 25 июля между Трампом и Зеленским было попыткой успокоить Трампа и Джулиани и нормализовать отношения между двумя странами, когда в Украине продолжался конфликт с Россией. Сондланд и Волкер считали, что Джулиани “отравлял” мнение Трампа об Украине и что вытягивая из Зеленского публичное обязательство продвинуть расследования склонит Трампа к более полной поддержке нового украинского правительства, сказали люди, посвященные в эту историю”.

В американском издании также отмечали, что “Сондланд вызвал ярость в Государственном департаменте и Совете национальной безопасности, когда попросил включить его в делегацию Соединенных Штатов, которая присутствовала на инаугурации Зеленского, рассказали люди, осведомленные об этих событиях. После этого Сондланд посетил встречу в Белом доме с другими членами делегации, в которую были включены также Волкер, министр энергетики Рик Перри и сенатор Рон Джонсон, республиканец из Висконсина, чтобы рассказать Трампу о впечатлениях делегации от Зеленского”. Именно на этой встрече прозвучало знаменитое заявление Дональда Трампа о коррумпированности “всех” украинских чиновников и их попытках его “уничтожить”.

Курт Волкер подал в отставку через два дня после обнародования записи разговора Трампа с Зеленским. Гордону Сондланду, связанному должностными обязанностями и правительственной иерархией, администрация президента США запретила свидетельствовать перед Конгрессом.

Неприличные предложения

О событиях, которые сопровождали поездку американских чиновников на инаугурацию Владимира Зеленского, подробно рассказало агентство The Associated Press.

“В то время как Руди Джулиани прошлой весной подталкивал украинских чиновников расследовать одного из главных политических противников Дональда Трампа, в бывшей советской республике была также активна группа людей, имеющих связи с президентом и его личным адвокатом, - писали в АР. - Их целью была прибыль, а не политика. Группа бизнесменов и доноров республиканцев спекулировала связями с Джулиани и Трампом, пытаясь установить новое руководство в крупной государственной газовой компании Украины. Их план заключался в заведении впоследствии выгодных газовых контрактов с компаниями, контролируемыми союзниками Трампа, сообщили люди, посвященные в их планы”.

Бизнесмены, о которых идет речь, это проживающие во Флориде уроженцы СССР Лев Парнас и Игорь Фруман, а также нефтяной магнат Гарри Сарджент. Все трое были крупными донорами республиканцев. Парнас и Фурман, которые мало кому известны в США и чьи компании имеют проблемы с инвесторами из-за просроченных долгов, смогли за счет этого получить доступ к руководству Республиканской партии и к самому Трампу. Вместе с попытками добиться сделки с “Нафтогазом”, они также участвовали в миссии Джулиани, связанной с расследованием Байденов. Сарджент был связан с республиканцами давнее и гораздо теснее. Он также давал деньги на президентскую кампанию Джулиани в 2008 году.

Вопрос о новом руководстве “Нафтогаза” поднял министр энергетики США Рик Перри, но нельзя сказать наверняка, что он координировал свою повестку с товарищами Джулиани, отметили в АР. Невозможно также утверждать, что сам Джулиани играл какую-то роль в этих попытках. “Однако это дело показывает, как те, кто имеет связи с Трампом и его администрацией, продвигают бизнес-сделки в Украине, выходящие далеко за пределы личных политических интересов президента, - говорилось дальше в тексте агентства. - Это также вызывает вопрос о том, не смешивали ли союзники Трампа бизнес с политикой, точно так же, как республиканцы, которые призывали расследовать Байдена и его сына Хантера, который пять лет работал в управлении украинской энергетической компании Burisma”.

“В начале марта Фруман, Парнас и Сарджент агитировали за план по замене главы “Нафтогаза” Андрея Коболева на другого топ-менеджера компании Андрея Фаворова, согласно двум информаторам АР и меморандуму о встрече, который был впоследствии подан в посольство США в Киеве. Еще при администрации Обамы Департамент энергетики США и Государственный департамент поддерживали инициативу по импорту в Украину американского природного газа для сокращения зависимости этой страны от России. Тройка обратилась с этой идеей к Фаворову, когда украинский менеджер был на конференции по нефтяной промышленности в Техасе. Парнас и Фруман сказали ему, что прибыли из Флориды на частном самолете, чтобы предложить ему стать их партнером в новом предприятии по экспорту до сотни танкерных партий сжиженного газа в год из США в Украину, где “Нафтогаз” является крупнейшим дистрибьютором, сообщили два человека, посвященных в детали. Согласно двум людям, которым Фаворов, по их словам, пересказал этот разговор, Сарджен сказал Фаворову, что регулярно встречается с Трампом в Мар-а-Лаго и что план по продажам газа полностью поддерживается президентом”.

Перри же на частной встрече со вступающим в полномочия Зеленским, по информации The Associated Press, “убеждал президента Украины уволить членов консультативного совета “Нафтогаза”. Участники ушли со встречи с впечатлением, что Перри хотел заменить американского представителя Амоса Хохштайна, бывшего дипломата и энертетического представителя, служившего в администрации Обамы, на кого-то “признанного в республиканских кругах”, рассказал человек, присутствовавший в комнате”.

“Вторая встреча во время поездки, в киевской гостинице, включала украинских чиновников и представителей энергетического сектора, - продолжался текст. - На ней Перри дал понять, что администрация Трампа хотела бы замены всего наблюдательного совета “Нафтогаза”, сообщил человек, присутствовавший на обеих встречах. Перри снова сослался на список советников, который он дал Зеленскому, что было понято как его желание включить в новосформированный совет Майкла Блейзера, украинско-американского бизнесмена из Техаса, сказал информатор. В списке был также Роберт Бенш, еще один техасец, который часто работает в Украине, подтвердил Департамент энергетики”.

Просмотрев фотографии со встречи, в АР констатировали, что Гордон Сондланд и Курт Волкер также присутствовали на ней. “Человек, говоривший на условиях анонимности, опасаясь мести, отметил, что был поражен запросами американцев, потому что всегда считал американское правительство “имеющим более высокие этические стандарты”.

Последний “подвиг” генпрокурора Луценко

Еще один примечательный текст касался истории смещения посла США в Украине Мари Йованович. The New York Times описал ее, встретившись, в частности, с бывшим генеральным прокурором Украины Юрием Луценко - не самым позитивным, надо сказать, персонажем.

Как говорилось в тексте NYT, “вскоре после занятия своего поста в 2016 году американский посол в Украине Мари Йованович отправилась на встречу к новому генеральному прокурору, Луценко, в его офисе - и пожаловалась, что его заместители запятнаны коррупцией, рассказали два украинских чиновника, посвященных в события этой встречи. По словам чиновников, посол продолжала давить на Зеленского, попросив его прекратить расследование антикоррупционных активистов, которые пользовались поддержкой американского посольства и критиковали его работу. Луценко сказал, что огрызнулся на Йованович, что “никто не может диктовать мне”, кого расследовать, вынудив посла покинуть встречу, хлопнув дверью”.

“В дальнейшем, поскольку посол ужесточила свою критику относительно слабых попыток страны по искоренению коррупции, личная неприязнь Луценко к Йованович росла. Он решил, как рассказывают он и его бывшие коллеги, что ему нужно обойти ее и найти прямой путь к более восприимчивой аудитории: близкому окружению Трампа. Когда Джулиани узнал, что Луценко и другие раздраженные украинские чиновники пытаются выйти на связь с американцами, он приветствовал такую возможность”.

Как отметили в американском издании, “после встреч с Джулиани Луценко дал зерна для ряда статей в The Hill, вашингтонского новостного сайта. Его замечания были абсолютно точны в своей нацеленности на Трампа и его сторонников. Трамп твитнул заголовок одной из статей: “Когда российский сговор теряет актуальность, всплывает украинская интрига по содействию Клинтон”. В другой статье Луценко транслирует свою вражду с Йованович, американским послом, утверждая, что она дала ему список неприкосновенных для преследования. Это заявление вызвало бурю обвинений, что посол принадлежит к клике интриганов, работающих на нанесение вреда Трампу и защиту Байденов”.

“Государственный департамент опроверг заявление Луценко как “откровенный вымысел”, а позже он сам признал, что “список ненаказуемых” никогда не существовал. В интервью он связал эту оплошность с плохим переводом и настаивал, что Йованович на самом деле требовала от него не преследовать антикоррупционных активистов. Но вред был уже нанесен. Уже под огнем критики со стороны некоторых республиканцев, которые утверждали, что она унижала Трампа на частных встречах, в мае Йованович получила приказ покинуть пост в Киеве и вернуться в Вашингтон”.

В тексте The New York Times также говорилось, что “еще до того как он нашел союзника в Джулиани, Луценко, разрушивший отношения с американскими дипломатами в Киеве, попытался снискать расположение администрации Трампа напрямую. Эти попытки стали серьезными в начале 2018 года, когда он решил заморозить уголовные дела в Украине против бывшего руководителя штаба Трампа Манафорта, который заработал в Киеве миллионы долларов в качестве консультанта. Его решение положить под стекло дела Манафорта последовало в период, когда администрация Трампа выполняла планы по продаже Украине современных противотанковых ракет “Джавелин”. Этот маневр намекал на динамику, которая является сейчас краеугольным камнем разбирательства в рамках процедура импичмента: обменивала ли администрация Трампа, или сам президент, военную помощь на политические услуги”.

“Позже в 2018 году чиновник из офиса Луценко, Константин Кулик, один из заместителей, которого на их первой встрече с Луценко Йованович просила уволить, предложил другую идею, рассказал высокопоставленный украинский чиновник из правоохранительных органов. Кулик составил семистраничное досье на Хантера Байдена-потенциальный способ добиться доступа к чиновникам из Вашингтона, заблокированный испорченными отношениями Луценко с американским посольством в Киеве, сказал чиновник. В марте Кулик перешел к возобновлению уголовного дела против владельца газовой компании, которая наняла Байдена в свое управление. Но Кулик сам был среди подозреваемых: антикоррупционное бюро расследовало его по подозрению в незаконном обогащении”.

Что вы сделали для Украины?

Хотя главными героями огромного количества публикаций о похождениях товарищей президента США и американских чиновников в Украине были все же Дональд Трамп, Курт Волкер и Гордон Сондланд, доля критики досталась и Джозефу Байдену, и Владимиру Зеленскому. Последнего не раз упрекнули в сервильности и неблагодарности: обвиняя в разговоре с Трампом лидеров Евросоюза в неоказании помощи Украине, Зеленский не учел огромные финансовые вливания в Украину со стороны ЕС.

Что касается Байдена, то у западных обозревателей остаются вопросы относительно попадания Хантера Байдена в руководство украинской газодобывающей компании, когда его отец как раз стал своеобразным куратором украинского направления политики в администрации президента Барака Обамы. В одной из публикаций на прошедшей неделе также отмечалось, что Байден упрекал Трампа в замораживании военной помощи Украине, тогда как при Обаме - и Байдене - Украина не получала ее вообще.

С этим утверждением решили поспорить в Foreign Policy. Трамп одобрил продажу Украине американских ракет “Джавелин”, но, как отмечали там, “хотя есть свидетельства того, что продажа “Джавелинов” была мощным жестом поддержки Киева, военное использование ракет является куда более ограниченным. Согласно условиям военных продаж за рубеж, администрация Трампа оговаривает, что “Джавелины” должны храниться на западе Украины, за сотни миль от мест ведения боев… Эксперты говорят, что условия продажи делают это оружие бесполезным в случае долгосрочного вялотекущего наступления, то есть, наиболее вероятной атаки на Украину со стороны России”.

“Заявление Трампа о поставке более критичной военной помощи Украине, чем при Обаме, не более чем преувеличение и в других отношениях. Администрация Обамы вызывала критику за отказ одобрить летальную помощь Украине, включая продажу ракет “Джавелин”, на которую ссылался Трамп. Но она передала Киеву помощи в сфере безопасности на более чем $600 миллионов, включая бронированные автомобили Humvee, беспилотники, радиолокационные станции обнаружения минометов, оборудование ночного видения и медикаменты”, - писали также в FP.

При Обаме, в начале войны, летальная помощь не поставлялась из опасений, что она попадет в руки россиян или толкнет Москву на эскалацию, объясняли в американском издании. Были также сомнения в способности украинских военных пользоваться сложным современным оборудованием. Сейчас, когда они набрались военного опыта, таких сомнений стало меньше. Но, как говорилось дальше в тексте Foreign Policy, “пока генералы и политики в Киеве рекламировали “Джавелины”, по моему личному опыту, солдаты на фронте больше говорили о недостатке нелетальной помощи, в которой они на самом деле нуждались, - средствах безопасной коммуникации, бронированных машинах, радиолокационных станциях обнаружения артиллерии”, - сказала Ольга Оликер, директор по Европе и Центральной Азии в International Crisis Group”.

“Придержите the”

Самый же, пожалуй, примечательный информационный итог прошедшей недели - в том, что в США обратили, наконец, внимание собственно на страну, из-за которой разгорелся скандал и была запущена четвертая в истории США процедура импичмента президента.

Несколько обозревателей написали о том, что ряд американских чиновников и журналистов упоминали Украину как “the Ukraine”. Украинский МИД уже продолжительное время ведет кампанию по смене написания в англоязычных текстах названия украинской столицы с пока общепринятого “Kiev” на “Kyiv”, как положено по транскрипции с украинского. Кампания относительно успешна: Совет США по географическим названиям, ряд аэропортов и несколько крупных медиа, в том числе The Associated Press, приняли “Kyiv” как новую норму. Употребление неправильного названия страны, с которым, казалось, все давно уже ясно, было поэтому для многих украинцев особенно оскорбительно.

“На пресс-конференции в Белом доме в среду журналист спросил президента США Дональда Трампа, что должен был найти, по его мнению, президент Украины Владимир Зеленский о Джо Байдене, предполагаемом противнике Трампа на президентских выборах 2020 года, и сыне Байдена Хантере, когда он давил на Зеленского относительно Байденов по телефону в июле… Уклонившись от ответа, Трамп парировал: “Почему мы единственные, кто дает большие деньги Украине (в исполнении Трампа - “the Ukraine”. - “ОстроВ”)?” Это было неправильно, и не по одной причине”, - начинался текст Foreign Policy.

“Во-первых, это было неправильно по существу: Европейский Союз дал Украине больше $16 миллиардов с 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и вторглась на восток Украины после революции Евромайдана, которую украинцы называют “Революцией Достоинства”. Но это было неправильно также лингвистически, или, скорее, геополитически-лексикографически. Уже почти 30 лет официально неверно называть страну Зеленского “the Ukraine”. 24 августа 1991 года, за четыре месяца до краха Советского Союза, Украина объявила независимость и выпустила свою конституцию. С тех пор официальное название страны - просто Ukraine, придержите “the”.”

“Многие - вероятно, большинство - носители английского языка этого не уловили, - констатировали в американском издании. - “После провозглашения независимости прошло столько лет, что, казалось бы, люди должны быть более информированы”, - сказал Марк Андрейчик, который руководит Программой изучения Украины в Институте Гарримана Колумбийского университета. Но старые привычки отмирают медленно. Как сказал Адриан Ивахив, профессор экологии в Вермонтском университете и специалист по Украине, “я бы сказал, что в США всегда была привычка говорить “the Ukraine” в связи с ментально упрощенным восприятием России как Советского Союза, когда Украина была только одной из федеральных социалистических республик”. В Соединенных Штатах и Канаде, по его словам, “эмигрантское сообщество обращало на это внимание, потому что для него было важно, будет ли Украина признана сама по себе или будет рассматриваться как территория, принадлежавшая Российской империи, Советскому Союзу или Польше”. Андрейчик говорит об этом более резко: добавление “the” к названию оскорбительно для украинцев, объясняет он, “потому что это колониальное наследие и это заставляет его звучать как регион”.”

“Это не что-то, что мы просто выдумали и решили, что будем навязывать миру”, - сказал украинско-американский географ Роман Адриан Цибривский, который в 2014 году написал книгу о столице Украины, название которой по настоянию издателя должно было произноситься, как до 1991 года: “Kiev”, поскольку читатели не смогут найти книгу, если она будет называться “Kyiv”. Компромисс был найден: “Kyiv, Ukraine”. “Так было долгое время, поколениями, столетиями”, - процитировали Цибривского в FP.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”  


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: