Вверх

Беларусь в своей геополитике идет украинским путем, просто медленнее. И это неудивительно: судьбы Украины и Беларуси во многом определяет общая география, благодаря одинаковому "буферному" расположению между Востоком и Западом.

Никуда не денешь и общее историческое прошлое в составе Российской империи и СССР. Поэтому в Беларуси тоже есть условное деление на западную часть, тяготеющую к Европе, и восточную – ориентированную на Россию.

В связи с этим интересно наблюдать за нынешним обострением отношений Москвы и Минска.

Ведь если политический вектор Украины определили "оранжевая революция" 2005 г. и Евромайдан 2013-2014 гг., то Беларусь во главе с многолетним лидером Александром Лукашенко изначально пошла иным путем – в направлении политического и экономического союза с "братской" Российской Федерацией.

И вообще до последнего времени Беларусь и Украина были словно пресловутые китайские Инь и Ян – две противоположности. Так, в Украине за 27 лет независимости успели побыть президентами 6 чел., включая одного с приставкой "и.о.", в Беларуси – только 2.

Причем нынешний лидер бессменно правит вот уже 24 года, являясь олицетворением той самой политической стабильности, о которой у нас многие тоже с завистью вздыхают.

В Украине слабость государственного механизма определяется экономическим господством олигархов, которым сильная государственная власть не нужна в принципе – отсюда, кстати, и такой бурный "плюрализм" на политической арене.

Наоборот, в Беларуси А.Лукашенко сумел сохранить доминирующее положение госсектора в экономике. И тем самым не только выбил экономическую основу из-под ног у потенциальных политических конкурентов, но и обеспечил социальную ориентацию своего государства: бесплатное лечение в больницах, бесплатное высшее образование, гарантии трудоустройства, оплачиваемые отпуска и больничные.

Словом, сберег для сограждан те самые "фишки" "преступного советского режима", о которых в Украине уже успели подзабыть за годы движения по пути "рыночных" "реформ".

Тем любопытнее сейчас посмотреть на итоги альтернативного геополитического выбора и на то, как они сказываются на "белорусском социализме".

Тяжкое бремя "братства"

Недовольство А.Лукашенко нынешними отношениями с Кремлем наглядно показывает его заявление, сделанное 24 декабря на совещании по вопросам белорусско-российского сотрудничества в Минске.

Глава Беларуси отметил, что больше не будет называть Россию братским государством – потому что, по его словам, это вызывает раздражение у руководства РФ.

"Я уже не говорю "братским государством" - потому что, как меня информируют, в России это не воспринимается. Якобы пришли новые люди, которым это понятие неприемлемо. Что же, будем партнерами", – сказал он.

Разумеется, никаких новых людей в кремлевской верхушке нет: с 2000 г. страной "рулит" Владимир Путин, правительством продолжает руководить многолетний премьер Дмитрий Медведев и т.д. Но похоже, что повестка дня действительно изменилась, и дело не в словах и выражениях, употребляемых в официальных протокольных речах.

Хотя споры Минска с Москвой продолжаются много лет и найти равных А.Лукашенко по части ораторского красноречия среди лидеров стран не так уж легко.

К примеру, можно вспомнить летний газовый конфликт 2010 г., когда госконцерн "Газпром" прикрутил вентиль на трубе до 15% от суточной нормы использования Беларусью, требуя оплаты долга за газ. В свою очередь, А.Лукашенко грозил остановить прокачку газа в ЕС через Беларусь из-за неплатежей "Газпрома" за транзит.

Тогда из Кремля тоже звучали обвинения в адрес "младших родственников", якобы отбирающих недостающие объемы из экспортного ресурса, идущего в Европу.

Такие же заявления о воровстве газа до и после этого делались и в отношении Украины. В общем, отношения "братьев" никогда не были безоблачными.

Другое дело, что сейчас конфликт идет по нарастающей и под занавес 2018 г. впервые дело дошло до публичных препирательств между первыми лицами - ранее предпочитавшими не выносить сор из избы.

Так, 6 декабря в Санкт-Петербурге на саммите Евразийского экономического союза А.Лукашенко перед телекамерами внезапно отклонился от темы выступления и напомнил В.Путину о Великой Отечественной войне, в которую, по его словам, русские и белорусы стояли плечом к плечу против общего врага. Белорусский президент в этой связи выразил недоумение: почему в таком случае газ для его страны стоит $130/1000 м3, а не $70, как в соседней Смоленской обл.?

В умении торговаться с ним так же сложно соперничать, как и в красноречии - но только не в случае с В.Путиным. Который ответил, что если бы Беларусь покупала газ по рыночной цене, то она была бы под $200.

И в данном случае не соврал: средняя экспортная цена "Газпрома" на 2018 г. составила $197,1, в т.ч. для европейцев - $220-230.

Поэтому А.Лукашенко вроде как и грех жаловаться на скупость "старшего брата". Другое дело, что как хороший базарный торговец, он прекрасно знает, что покупатель должен называть продавцу самую низкую цену – чтобы потом сойтись на каком-то компромиссе. Правда, в этот раз номер не прошел. Позднее по итогам закрытых переговоров стало известно, что окончательная цена для Беларуси составит $127/1000 м3.

Т.е. В.Путин уступил всего 2,3%. Конечно, все равно можно сказать "какой замечательный президент Лукашенко, до последнего торгуется за национальный интерес" – и пусть $3/1000 м3, но все же выбил.

За год это десятки миллионов долларов, за счет которых, например, можно сдерживать рост тарифов ЖКХ в стране.

Однако на самом деле это путь по тонкому льду и есть риск провалиться, т.е. все испортить нерасчетливым стремлением выбить максимальную скидку. Поскольку совершенно очевидно, что В.Путин устал от постоянных просьб "младшей сестры" по-родственному дать денег. И потому заявил: для другого уровня газовых цен и уровень интеграции между странами тоже должен быть другим.

Чуть позже на совещании в Бресте Д.Медведев озвучил некоторые подробности: оказывается, надо вернуться к выполнению союзного договора от 1999 г. и вводить общую валюту, создавать общую таможню (читай: делиться бюджетными поступлениями со "старшим братом"), суд и Счетную палату – т.е. контролировать расход денег тоже надо из Кремля.

Одним словом, хотите цены на газ как в Смоленской обл. – становитесь этой самой "Смоленской обл.".

Естественно, соглашаться на такие условия интеграции для "последнего диктатора Европы", как его называют в западных СМИ, - вещь совершенно невозможная.

В этой связи интересно сопоставить цену газа для Беларуси и ближних и дальних клиентов "Газпрома" в 2010 г., когда возник упомянутый выше российско-белорусский газовый конфликт.

Тогда контрактная цена для Минска была $169/1000м3, а белорусские газовики платили из расчета $150 – отсюда и возник долг. При этом цена для ближнего зарубежья составляла $233, для дальнего - $287.

Т.е. "младшая сестра" должна была платить 72,5% от того, что выставлялось для стран СНГ – но посчитала, что это многовато.

Напомним, на 2019 г. цена для Беларуси предлагалась в пределах 66% от среднеэкспортного значения, что примерно соответствует 70-72% к цене для СНГ.

Очевидно, что в такой ситуации заявление А.Лукашенко от 14 декабря о том, что "Беларусь не сидит на шее у России, как некоторые говорят" – не могло вызвать в Кремле ничего, кроме растущего раздражения. Отсюда и ультимативный характер ответных заявлений "старшего брата".

Осколок империи

Парадоксально, но именно при В.Путине, который в сознании россиян воспринимается не иначе как сильный лидер, Россия как глобальный игрок потеряла все, что только можно было потерять.

Она утратила влияние на Среднюю Азию, перешедшую "под крыло" Китая, на Прибалтику – наконец-то осуществившую вековую мечту о "возвращении в европейскую семью", на Закавказье и на Украину.

Беларусь оставалась единственным сателлитом, сохранившим полную и безоговорочную лояльность к Москве как "третьему Риму" – центру геополитического образования, возникшему в период династического царствования Романовых и просуществовавшему еще 74 года после их свержения в новой конфигурации как СССР.

Однако проблема в том, что плата за верность вассала с каждым годом становится все более непосильной для сюзерена.

Это связано с тем, что проблемы российской экономики те же самые, что и у украинской. А именно: экспортно-сырьевая ориентация.

Разница лишь в том, что Россия в основном экспортирует нефть и газ, а Украина – зерно и железную руду. Но, как ранее отмечал "ОстроВ" , "жигули" никогда не поедут быстрее "мерседеса".

Поэтому в новых условиях (переход от плановой экономики к рыночной) у России стремительно сокращаются возможности спонсирования союзников. Тем более, что ей приходится покупать лояльность регионов и внутри страны, - вспомним ту же Чечню…

Такова причина и белорусско-российской "нефтяной войны", призванной окончательно похоронить былое "братство народов".

Она началась после того, как правительство РФ в 2015 г. решило провести так называемый "налоговый маневр": сократить пошлину на экспорт сырой нефти с нынешних 30% до 0%, но при этом поднять ренту на нефтедобычу – чтобы сохранить поступления в свой бюджет.

Таким образом от "шары" отсекается "младшая сестра". До настоящего времени Беларусь получала российскую нефть фактически беспошлинно, т.е. экономила 30% по сравнению с зарубежными покупателями.

В Беларуси есть развитая нефтеперерабатывающая промышленность, представленная заводами в Новополоцке и Мозыре. Оба предприятия принадлежат государству и обеспечивают порядка 5% валового внутреннего продукта национальной экономики.

Получая сырье от доброго "старшего брата" на 30% дешевле, чем конкуренты, "хитрые" белорусы перерабатывают его в бензин, дизельное топливо и мазут – а затем экспортируют, в т.ч. и в Украину.

Хотя если точнее, то экспортная пошлина при поставках нефти в Беларусь все же взимается – но эти платежи идут не в российский, а в белорусский бюджет.

Поэтому при обнулении экспортной пошлины Минск теряет порядка $2,5 млрд в год, по данным СМИ. Сам А.Лукашенко озвучивал цифру $15 млрд до 2024 г. – и это, кстати, к вопросу о том, что "Беларусь не сидит на шее у России".

Данную политику белорусские оппозиционеры называли "нефть в обмен на поцелуи" – но теперь "конфетно-букетный" период отношений с Кремлем заканчивается.

Надо отдать должное А.Лукашенко: он все это прекрасно понимает и заранее предвидел. И неоднократно пытался найти замену российской нефти.

Одна из последних серьезных попыток была предпринята в 2010 г. в ходе визита в Киев и Минск тогдашнего лидера Венесуэлы Уго Чавеса.

Речь шла о налаживании поставок из Венесуэлы на белорусские заводы по нефтепроводу "Одесса-Броды". Для Украины это тоже был выгодный проект: она могла зарабатывать на транзите, а сейчас этот нефтепровод пустует.

Но в силу каких-то причин не сложилось. Уже в 2017 г. А.Лукашенко хотел задействовать "Одесса-Броды" под иранскую нефть – но из этой затеи тоже ничего не вышло.

Хотя белорусский президент тогда и заявлял, что его страна не настолько зависит от российской нефти, как это себе представляют в Москве.

Что дальше?

Предлагая Беларуси перейти на новый уровень интеграции, В.Путин прекрасно понимал, что А.Лукашенко на это никогда не пойдет – даже если на словах и будет поддерживать инициативу.

Поэтому и в дальнейшем субсидирование белорусской экономики из РФ продолжит снижаться: можно со 100%-й уверенностью утверждать, что вслед за "налоговым маневром" в нефтяной отрасли последуют новые аналогичные меры.Ведь и самой России с ее экспортно-сырьевой экономикой приходится нелегко: отсюда и увеличение налоговой нагрузки на граждан за счет НДС, и повышение пенсионного возраста и другие непопулярные меры.

В этой ситуации в Минске будут до последнего цепляться за "братство" по одной простой причине: современная экономика Беларуси осталась постсоветской и "заточена" на российский рынок и СНГ.

Проще говоря, МАЗы и БелАЗы в ЕС никто покупать не станет. Точно так же, как и холодильники "Атлант" минского производства не выдержат конкуренции в ЕС.

Да их там, в общем-то, и не особо хотят видеть – хотя на словах в Брюсселе не устают декларировать приверженность принципам свободной торговли.

Поэтому в итоге Беларусь придет к тому же, что и Украина: деиндустриализации экономики, доставшейся в наследство от советского прошлого.

И это повлечет крах хваленой белорусской "социалки": для нее не останется базы, уцелевшие предприятия перейдут в частную собственность.

Поскольку на самом деле не совсем нормально, когда президент лично ездит по предприятиям с проверкой и грозит нерадивым директорам то увольнениями, то уголовными делами.

На таких стимулах какое-то время можно продержаться, но не очень долго. Поэтому либерализация, приватизация, тарифные шоки и политическая неразбериха – все это у белорусов еще впереди.

Виталий Крымов, "ОстроВ"



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: