Воскресенье, 20 октября 2019, 12:331571563991 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Наступивший год несет Украине гораздо больше вызовов по сравнению с ушедшим: к вооруженному конфликту с Россией на Донбассе добавились серьезные экономические проблемы. Но есть и приятные новости...

Прощание с "трубным" прошлым

Это прежде всего завершение строительства газопровода "Северный поток-2" для транзита российского газа в ЕС мимо Украины – и, как следствие, падение загрузки украинской газотранспортной системы (ГТС).

Транзит за 2017 г. был на уровне 93,5 млрд м3, по итогам ушедшего года будет в пределах 83-85 млрд м3, пропускная способность "Северного потока 2" – 55 млрд м3.

Значит, эту цифру и надо отнять от предыдущих показателей, тогда получим падение загрузки в 2 раза, до 30-35 млрд м3. Правда, на металлолом украинскую "трубу" все равно не порежут, как обещали в Москве.

Есть ощущение, что хитрые и осторожные европейцы все же добьются от российского госконцерна "Газпром" поставок по традиционному маршруту в объемах, позволяющих сохранить рентабельность украинской "трубы".

И нет, это не благотворительность и не солидарность с Украиной в ее борьбе против кремлевского агрессора – всего лишь элементарный прагматизм, желание обеспечить "запасной аэродром" на случай экстренных ситуаций с газопроводом, который пройдет по дну довольно-таки глубокого Балтийского моря.

Украине же следует готовиться к снижению валютных поступлений на $2-3 млрд в год в результате перенаправления основного транзита в обход на север.

В принципе, не проблема: к примеру, в 2012-2013 гг. $2 млрд уже было потеряно от прекращения закупок украинских железнодорожных вагонов российскими компаниями.

Еще порядка $1 млрд пошло в минус в 2017 г. после прекращения экономических связей с предприятиями в ОРДЛО. И ничего, Украина выстояла. То же самое будет и сейчас.

Но, конечно же, это никак не увеличивает экономическую мощь страны и не ускоряет ее выход из кризиса.

Хотя если абстрагироваться от экономических выкладок, то драматизировать последствия запуска "Северного потока-2" явно не стоит. Ведь не далее как 24 августа 2018 г. на торжествах по случаю независимости президент Петр Порошенко заявил о разрыве всех оков, связывающих Украину с Российской империей и с СССР. А газовый транзит – это как раз и есть то самое наследие "преступного прошлого", до сих пор связывающее Украину и Россию в одну экономическую цепочку.

Разорвать эти "щупальца русского мира" путем запрета культовых советских кинокомедий нереально – пусть даже директор Института национальной памяти Владимир Вятрович и убежден в обратном.

Зато прекращение или как минимум резкое сокращение транзита российского газа – вот что действительно избавляет от "оков" былого сотрудничества. Ведь общие интересы сближают и страны, и отдельных людей, а отсутствие таких интересов наоборот, отдаляет.

Итак, если мы действительно взяли курс на евроинтеграцию и попрощались с имперским прошлым – нет повода грустить об исчезающем газовом транзите.

Но при этом надо понимать, что все имеет свою цену и определенного экономического ухудшения не избежать. По крайней мере, на первом этапе.

На грани дефолта

По краю пропасти власти Украины ходят давно, отдавая старые долги за счет новых и тем самым еще глубже погружая страну в финансовый омут. Поскольку процентные выплаты при этом лишь возрастают. А с ними и нагрузка на госбюджет. Именно поэтому ситуация 2019 г. сильно отличается от предыдущих 10 лет.

В 2019 г. выплаты по госдолгу предстоят наибольшие за все годы, их общий объем достиг трети годового госбюджета, 427 млрд грн., или $15,25 млрд по текущему курсу.

Очевидно, что в этот раз уже не удастся, как ранее, сделать "финт ушами" и рассчитаться с долгами за счет новых займов. Да, часть обязательств таким образом будет рефинансирована – но только часть.

Остальное придется покрывать прямыми выплатами. Удастся ли стране в этих условиях избежать дефолта – сложный вопрос.

Если не произойдет ничего экстраординарного и экономическая ситуация будет стабильной – то в принципе можно разойтись с кредиторами в рамках взятых обязательств. Тем более, что есть кредитная программа Международного валютного фонда как некая страховка от форс-мажоров на финансовых рынках – куда властям придется выходить ради новых займов.

Другое дело, что света в конце тоннеля при этом не видно. Чтобы в этом убедиться, надо просто взглянуть на данные Госстата по структуре экспорта.

Итак, по итогам января-сентября экспорт сельхозпродукции из Украины принес $12,9 млрд, или 38,9% от всех зарубежных продаж.

При этом из всего объема сельхозэкспорта 40,4% пришлось на зерно пшеницы, кукурузы, семена рапса, подсолнечника и другое необработанное сырье.

Только 26% принесли продажи подсолнечного, сливочного и рапсового масла – т.е. продукции с более высокой степенью переработки. И лишь 15,4% пришлось на долю готовых пищевых продуктов.

Аналогично и со второй по значимости статьей украинского экспорта – металлом. В январе-сентябре продажи продукции черной металлургии принесли $7,736 млрд, или 22,39% от всей валютной выручки.

Из них $2,102 млрд, или 27%, принесли продажи железной руды. Еще $794 млн добавили продажи чугуна и $756 млн – продажи ферросплавов.

Т.е. снова 47% валютных поступлений в горно-металлургическом секторе дали продажи сырья, по уровню переработки сопоставимого с зерном и мукой для пищевой промышленности.

А на продажи сеток, решеток, резервуаров, строительного крепежа и других изделий, по степени переработки сопоставимой с готовыми пищевыми продуктами – приходится менее 10% стального экспорта.

Не надо быть нобелевским лауреатам по экономике, чтобы понять: экспортируя на внешние рынки сырье и продукцию с низкой степенью обработки, Украина обречена на прозябание.

Конечно, это не отменяет вопросы "операционной эффективности" украинской экономики - прекращение вывода капитала за границу и его возвращение в страну, снижение уровня коррупции до общеевропейского.

И тем не менее: как "жигули" никогда не поедут быстрее "мерседеса", так и Украина, экспортируя сырье и покупая взамен все необходимые потребительские товары, а также энергоносители, никогда не будет в плюсе от внешней торговли.

Ее баланс всегда будет отрицательным и отток валюты придется покрывать за счет внешних займов. Отдавать которые надо с процентами. При этом долги и проценты с каждым годом только растут.

Поэтому если что-то и навевает пессимизм, то это никак не кремлевские планы обходных газопроводов и не пиковые выплаты долгов, которые один раз можно пережить.

По-настоящему грустно становится при взгляде на внешнеторговый баланс Украины. И вот как раз на вопрос, что с ним делать, у правительства "реформаторов" нет ответа.

Приоритеты не спасают

Премьер Владимир Гройсман на заседании Кабинета министров Украины (КМУ) 18 декабря представил правительственный план действий на 2019 г., включающий 5 приоритетов.

Под №1 значится "экономический рост" и это можно только приветствовать. Для его достижения предлагается ряд глобальных мер.

Среди них улучшение бизнес-климата, в т.ч. введение единых счетов для упрощения уплаты налогов, установка таможенных сканеров на границе, запуск веб-портала "Единое окно" для таможенного оформления товаров.

Также предусматривается новое корпоративное управление на стратегических предприятиях, создание сети централизованных закупочных организаций.

О том, что улучшение бизнес-климата само по себе не дает желанный приток инвестиций в Украину, "ОстроВ" уже рассказывал ранее.

Да, вроде как и нельзя упрекнуть нынешнее правительство за то, что оно столь серьезно подходит к вопросам дерегуляции, т.е. упрощения условий ведения бизнеса. Другое дело, что по крайней мере на правительственном уровне пора признать: дерегуляция не принесла ожидаемого результата.

Поэтому продолжать ее надо, но ставить во главу угла точно не стоит. Тем не менее, на мероприятиях в сфере дерегуляции по-прежнему делается главный акцент.

Что же касается реформы корпоративного управления стратегических госкомпаний – речь идет о создании в них независимых наблюдательных советов.

Предполагается, что они смогут контролировать работу менеджмента госкомпаний и не позволят назначенцам от различных политсил (читай: олигархических кланов) паразитировать на государственных активах.

В принципе тоже вполне необходимая вещь, снижающая коррупционную нагрузку на госсектор экономики. Как и создание централизованных закупочных организаций для госпредприятий и учреждений.

Ведь абсолютно логично, что проконтролировать несколько закупочных центров гораздо легче, чем сотни и тысячи отдельных госкомпаний и организаций.

Но, как отмечалось выше, оба пункта из приоритетного плана относятся к улучшению операционной эффективности украинской экономики – но ничего не меняют кардинально в ее структуре.

К тому же есть обоснованные сомнения в том, что все намеченные мероприятия удастся выполнить. Особенно это касается централизованных закупочных организаций.

Подобную инициативу Кабмин В.Гройсмана уже пытался реализовать в госсекторе углепрома путем объединения всех госшахт в Национальную угольную компанию.

Постановление КМУ о создании НУК было принято еще в декабре 2017 г. – но до сих пор так и не опубликовано, т.е. не вступило в силу.

Как пояснял в Верховной Раде глава Минэнергоугля Игорь Насалик, никак не удается согласовать устав компании со всеми заинтересованными ведомствами.

Логично предположить, что и создание централизованной закупочной сети безнадежно упрется в такие же бюрократические преграды.

Хотя, снова-таки, это не решает проблему того, что Украина на внешних рынках продает преимущественно сырьевые товары,словно отсталая "банановая" республика где-то в Африке.

И хуже всего, что у правительства нет ответа на вопрос, что с этим делать. Это очевидно, поскольку механизм того, как "создать сеть центров поддержки инноваций", в плане действий КМУ на 2019 г. слишком расплывчат. Существует большая вероятность, что выделенные по данной программе деньги как всегда успешно "освоят" – и на этом все закончится.

Несколько странно расставлены и приоритеты относительно медицинской реформы на 2019 г. В ее рамках планируется начать программу "Доступная диагностика". Она предусматривает обеспечение за бюджетные деньги 54 видов исследований для пациентов.

С одной стороны, вроде бы все правильно: успешное лечение начинается с правильной постановки диагноза и возразить тут решительно нечего.

С другой стороны – а что дальше делать с этим правильно поставленным доступным диагнозом, если недоступным остается само лечение?

По данным исследования "Индекс здоровья.Украина", основанного международным фондом "Возрождение" и Киевским международным институтом социологии, средний чек личных расходов пациентов на госпитализацию в 2018 г. вырос в 2 раза по сравнению с предыдущим годом: с 2469 грн. до 4813 грн.

Средняя сумма, которую украинцам пришлось занимать для лечения, также удвоилась: с 6760 грн. до 14183 грн. Напомним, что по официальным данным Госстата, сейчас средняя з/п в Украине – 9161 грн.

Поэтому не будет преувеличением сказать, что свыше 50% населения не могут получить необходимую медицинскую помощь. А значит, начать нужно все-таки с доступности лечения как такового. Но правительственная программа уже составлена и утверждена, поэтому в 2019 г. надеяться на позитивные сдвиги в сфере здравоохранения не стоит.

Из бонусов же стоит выделить предстоящую либерализацию рынка труда в Германии. Соответствующий законопроект уже одобрен немецким правительством, дело осталось за его утверждением в бундестаге.

Похоже, что баталий по этому поводу между депутатами не будет: представители правящей коалиции поддерживают инициативы Ангелы Меркель и ее министров.

Главной "фишкой" нового закона является возможность приехать в Германию и в течение полугода искать там работу – тогда как ранее для въезда по рабочей визе требовалось уже иметь на руках контракт с немецким работодателем. Понятно, что возможности для такого "дистанционного" трудоустройство невелики, зато на месте это сделать не так сложно – с учетом того, что в Германии сейчас насчитывается порядка 2 млн вакансий.

Правда, речь идет о неквалифицированных работах и, соответственно, малооплачиваемых – на которые сами немцы идти категорически отказываются.Поэтому еще одним новшеством является отмена положения о приоритете для немцев и граждан ЕС при приеме на работу в Германии.

И хотя, как уже отмечалось, реально устроиться там можно скорее разнорабочим на стройку, чем оператором станков с ЧПУ – в целом зарплаты в Германии на порядок выше польских, где уже находятся на заработках миллионы украинцев.

В свою очередь, украинские работодатели, столкнувшись с жестким кадровым дефицитом, вынуждены повышать зарплаты на своих предприятиях и в компаниях.

Однако в Польше уже наступило определенное насыщение трудовыми ресурсами из Украины – поэтому повышение зарплат у нас в 2019 г. имеет предпосылки к замедлению.

В этой связи открытие немецкого рынка труда послужит ускорителем этого процесса и тогда владельцам украинских предприятий и компаний придется снова поднимать уровень зарплаты – чтобы остановить отъезд своих работников.

Так оно и происходило в 2018 г. и тенденция сохранится и даже усилится в году наступившем: те, кто остался, смогут и здесь зарабатывать больше.

Виталий Крымов, "ОстроВ"     


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: