Вверх

Российско-украинский конфликт в центре Нью-Йорка. Что особенно показательно - ведущийся силами непосредственно дипломатов из РФ. В полушутливой статье французской Le Monde  рассказывается о том, как российская миссия ООН выкуривает украинскую из общего здания в деловой столице США.

«У фасада три столба, на которых развиваются белорусский флаг, слева, и российский флаг, справа. В центре пустота. Украинский флаг был снят с нагнетанием революции на Майдане в Киеве. Официально Россия и Украина сократили свои контакты до срочно необходимых», - говорится в ней.

«Но есть дипломатические развлечения, которые нарочно не придумаешь, - продолжает Le Monde. - В Нью-Йорке административный персонал и некоторые дипломаты украинской миссии ООН на самом деле оказались живущими в посольстве России. Верный Киеву анклав укрепился на пятом этаже, в то время как все оставшееся 12-этажное здание, приютившее российскую и белорусскую миссии ООН, преданы Путину».

«Эта дипломатическая странность - наследие создания Объединенных Наций. В 1945 Сталин вел переговоры для представления обеих стран, наиболее пострадавших от второй мировой войны, Украины и Беларуси. Три социалистических республики разделяли тогда общее посольство под эгидой Советского Союза. Здание было сконструировано в разобранном виде из сборных строительных элементов в СССР и собрано в Нью-Йорке в разгар Холодной войны, чтобы избежать установки американцами систем прослушивания».

«Аннексия Крыма стала точкой невозврата в двусторонних отношениях между дипломатами и началом проблем для «непокорных» украинцев на 136 East 67th Street, - отмечает французское издание. - Согласно некоторым дипломатическим источникам, охрана здания, очевидно, российская, развлекается тем, что оставляет их терпеливо ждать под дождем в и холоде, топтаться у входа, чтобы активировать дверь. Электричество отключается, когда украинцы занимают лифт. Аварийный сигнал звенит в пустоте…»

«Это не мелкая повседневная скаредность. Когда украинское представительство захотело провести небольшой ремонт, оно обнаружило в стенах десятки скрытых микрофонов. «Каждый второй дипломат - член ФСБ (бывшая КГБ)», - уверяет украинский атташе», - цитирует Le Monde.

В конце концов, говорится в статье, украинская сторона захотела продать свой 5 этаж, запросив за него рыночную цену в 19 млн долларов. Российская сторона предложила 9 млн, которые Украина сочла слишком ничтожной суммой, решив продолжать содержание своего персонала в нью-йоркской штаб-квартире ООН в состоянии «замороженного конфликта» с российской миссией.

«История умалчивает (пока), может ли этот соседский конфликт быть разрешен путем диалога, или россияне силой аннексируют 5 этаж, и будет ли отключен украинцам газ», - иронизирует напоследок ее автор.

Агрессия о хаос

На Западе продолжают вяло обсуждать вопрос о поставках Украине «летального» оружия, хотя уже совершенно очевидно, что поставок не будет, и все последующие меры по «защите европейских ценностей» сведутся в лучшем случае к санкциям.

«Хотя пророссийские повстанцы захватили город Дебальцево после Минского соглашения-2, западные лидеры предпочитают игнорировать нарушение в надежде, что восточная Украина теперь, наконец, успокоится, - отмечают в информационном агентствеReuters. - Команда Меркель настаивает на «стратегическом терпении» в Украине - в конце концов, Германия должна была ждать 45 лет, чтобы достичь мирного воссоединения в 1990. «Наверное, пройдет поколение, прежде чем будут созданы условия, в которых мы могли бы обсуждать разрешение конфликта», - сказал Штайнмаер (министр иностранных дел Германии. - «ОстроВ») на прошедшей неделе».

«Белый Дом на данный момент тянет время, откладывая запланированную отправку военных инструкторов на запад Украины и оставляя подвешенным в воздухе вопрос о поставках оружия, - говорится в этой статье. - «Мы работали над осуществлением дипломатии, которая остается единственным разумным ответом на конфликт в Украине», - сказал Блинкен (заместитель госсекретаря США. - «ОстроВ») в Берлине. «Что бы мы ни сделали в плане военной поддержки Украины, это будет с большой вероятностью скопировано и затем повторено в двукратном, трехкратном и четырехкратном размере Россией, - сказал он. - Потом вам придется вступать в цикл эскалации, который сложно контролировать и сложно предсказать».

«Сила Кремля лежит в его способности поставлять теоретически неограниченное количество оружия с тех пор, как Украина утратила контроль над сотнями миль границы, - поясняет автор статьи. - Запад должен использовать собственную силу, сказал Блинкен, имея в виду экономические санкции, которые можно ужесточить или смягчить в зависимости от поведения Путина».

«Самая большая проблема Минска-2 в том, что это последнее средство, - констатирует также он. - Если будет повторение Дебальцева, например, весеннее наступление повстанцев на порт Мариуполь, нет механизма принуждения, не говоря уже об адекватном мониторинге внешними наблюдателями. Путин остается в состоянии усилить давление на Украину, если сочтет нужным».

«Запад хочет верить, что санкции заставят Путина сломаться первым. Путин ставит на то, что война погубит Порошенко быстрее. Это гонка ко дну без какой-либо видимой стратегии».

В другой статье Reuters  говорится еще только о том, что «европейские лидеры на следующей неделе попросят своих глав дипломатии составить план противостояния российским «кампаниям дезинформации» относительно конфликта в Украине, как следует из предварительных заключений саммита ЕС».

«Лидеры ЕС, встречаясь 19-20 марта, дадут высокому представителю по иностранным делам Фредерике Могерини три месяца - до следующего саммита в июне - на разработку способов поддержки свободы СМИ и европейских ценностей в России, - сообщает информагентство. - «Европейский Совет подчеркивает необходимость противодействовать текущим российским дезинформационным кампаниям и приглашает высокого представителя… подготовить к июньскому Европейскому Совету план действий по стратегическим коммуникациям в поддержку свободы СМИ и европейских ценностей», - говорится в проекте. «Он приветствует создание коммуникационной команды как первого шага в этом направлении», - говорится в проекте, полученном Reuters».

«Российские правительственные компании вроде RT, вещающей на английском, испанском, арабском, немецком и французском, постоянно расширяли свои операции. Многие западные вещатели сократили свои русскоязычные службы после Холодной войны», - отмечается в сообщении.

О том, что происходит сейчас в европейских медиа из-за российской пропаганды, подробно рассказывает польская Gazeta Wyborcza.

«Я боюсь ездить по восточной Украине. Но еще больше боюсь, когда вижу, как меняют нас страх, сомнения и угрозы», - сказала на прошедшей неделе Голине Атаи, корреспондент немецкого общественного телевидения ARD в России, получая немецкое звание «Журналист года 2014». Уроженку Ирана Атаи оценили за материалы о войне в Украине. Журналистка не боялась работать на линии фронта, в том числе под обстрелом. Почему же все-таки среди самых важных персон немецких СМИ она говорила о журналистском страхе? Ведь Германия - не Мексика, казалось бы, никто тут не решится поднять руку на журналиста. Атаи не истерит. Один из немецких экспертов по России несколько месяцев ходил с политической охраной. Спецслужбы всерьез опасались, что за критические публикации о Путине с ним случится что-то плохое. Мой знакомый журналист написал только один текст о том, как распространяется в Германии российская пропаганда. Электронные письма с угрозами он получал в течение добрых трех недель. их приходило по несколько десятков штук, приблизительно в одно и то же время, написанных по единому образцу. Российские тролли хотели его запугать. Для немецких журналистов, занимающихся Россией, это норма».

«На Атаи в блогах и Твиттере ежедневно выливают ведра желчи, - отмечает польское издание. - «Меня засыпает лавина, созданная кремлевской пропагандистской машиной, которая имеет такую фантастическую мощь влияния, что мои немецкие коллеги уже сами не знают, что на самом деле происходит в Украине и в России. Уставшие, они соглашаются, что все возможно», - пояснила она на банкете, сетуя, что ее коллеги в редакциях все чаще избегают щекотливых формулировок. Боятся, потому что впоследствии их редакции засыпают жалобами. С тех пор, как началась война в Украине, после каждого недоброжелательного в отношении к России материале электронные ящики в редакциях наполняются протестами. СМИ считаются с мнением аудитории. Если репортаж из Украины вызвал острую реакцию сотен человек, то, по мнению телевизионных менеджеров, что-то с ним было не так. Потому что жалобы и угрозы пишут не только оплаченные Кремлем тролли, но и обычные немцы, свято убежденные, что киевский Майдан - дело рук ЦРУ, а Россия борется с американским империализмом».

«Другой коллега, работающий в крупной немецкой газете, рассказал, что не пустил бы в печать оборота вроде «новая холодная война с Россией», - продолжается статья. - Читатели его разорвали бы. Он уже читает в электронных письмах, что он разжигатель войны и агент янки. С него достаточно. Поэтому он прикусывает себе язык. Есть еще худший пример. Немецкий медиахолдинг международного уровня уволил своего московского корреспондента, известного противника Путина, который, между прочим, дружил с убитым на прошедшей неделе Борисом Немцовым. А потом этот же концерн, вместе с другими крупными игроками из Германии, попросил российского президента отложить вступление в силу положений, усложняющих заграничным компаниям инвестирование в СМИ в России. Потому что новый закон разрушит его российский бизнес».

«Голине Атаи призвала коллег не давать себя запугать, «разоблачать пропагандистов и государство, которое за ними стоит». Это беспрецедентный призыв. Я верю, что немецким журналистам хватит смелости. Ведущие СМИ, атакуемые так сторонниками Кремля с начала войны, стали на сторону Украины. Если бы они сидели тихо, политики и пальцем не пошевелили бы в этом деле», - заключает корреспондент Gazety Wyborczej.

Война ушла, но бедствия остаются

Но еще страшнее то, что происходит сейчас в Украине. В репортаже из Владимира-Волынского Gazeta Wyborcza описывает состояние семей, потерявших в текущей войне своих мужчин, или дожидающихся повестки. Город дал стране рекордное количество солдат. И получил рекордное количество погибших.

«За микрорайонами при ул. Академика Глушкова заканчивается Владимир-Волынский, - рассказывает польское издание. - Дальше только казармы и возделанные поля. На воротах бригады номер 51 герб части и список ее прославленных предшественников - советских гвардейских дивизий, в победном марше бравших Прагу, Будапешт и Берлин, а на штандартах носили ордена Ленина, славы, победы и все возможные красные звезды героев. Но это уже не 51-я механизированная. Не 51-я механизированная со времен боя под Саур-Могилой. Саур-Могила. «Теперь тут будет 14 механизированная бригада. Потому что 51-я не выдерживает стандартов новой украинской армии», - объявил президент Порошенко. Министр Аваков на украинском информационном «5 канале» заявил: «В 14 бригаду попадут только достойные сыновья украинской земли. Никаких трусов, дезертиров, пораженцев и предателей». Во Владимире-Волынском это как плюнуть людям в лицо».

«Под ворота части А2331 в течение многих недель приходили рыдающие матери и жены. Пикетировали, Спрашивали о своих. Свыше 120 солдат признаны были пропавшими без вести. Не известно было, сколько погибло… Когда их мужчины шли на Донбасс, был июнь 2014 года… Женщины экономили на обуви и красках для детей, сами покупали бронежилеты и шлемы, потому что армия ведь не даст, а этот шлем, может быть, его спасет».

«А под Саур-Могилой было так: это самый высокий, 250-метровый, пик среди плоской, как стол, донбасской степи. Он выступает как раз у российской границы. Место стратегического значения, идеальное для наблюдений и артиллерии. Сауром назвали его татары, а Могилой является потому, что каждая армия испокон веков считает необходимым его взять. Последней была Красная Армия. В 1943 году там погибло более 50 тысяч человек.

Прошлым летом Саур-Могилу должен был взять один из батальонов 51 бригады, парни из Владимира. Командование послало их на штурм, как советских пехотинцев в 1943 году. На вершине никого не было. Но повстанцы и российская артиллерия, стоящая за ближней границей были отлично достижимы для стрельбы. На кургане стоял большой бетонный памятник, попал бы и ребенок».

«Руководство торопило ежечасно: брать вершину любой ценой. Наконец, взяли. Украинское телевидение в тот же вечер объявило: Саур-Могила наша. Опоздало - под артиллерийским огнем парни из 51 механизированной продержались шесть часов. Так, как им говорили, любой ценой. Когда на оставленную гору зашли повстанцы, они показывали пик, покрытый человеческим мясом. Говорили: «Гуляш». Осколки их собственных снарядов хрустели под ногами. Нельзя было сделать и шага, чтобы не ступить на сталь. Те из 51-й, кто уцелел, около полусотни человек, перешли российскую границу и сложили оружие. Когда россияне их пустили, их обозвали трусами и предателями. На 47 заведены уголовные дела, им угрожает от пяти до десяти лет тюрьмы. Один из младших офицеров, раненый на кургане, не вынес унижения и застрелился в госпитале в Харькове».

В то же время в другой части Украины «слезы наворачивались на глаза Веры Павлий, когда она стояла около банка, выглядя так, будто потерялась. 76-летняя женщина оказалась в восточноукраинском городе Курахово за линией фронта без денег и возможности добраться домой, - рассказывала The New York Times. - Война, которая принесла региону смерть и разрушения, преимущественно утихла, но бедствия остаются. По сути действующая правительственная блокада удерживаемых сепаратистами территорий только усиливается. Ее цель - якобы задушить повстанческую экономику и вынудить сепаратистов на уступки, но сейчас действия Киева способствуют только негодованию».

«Месяцы назад банковские услуги были прекращены по приказу государства. Гражданское передвижение ограничено неповоротливой пропускной системой. Грузовики, наполненные продовольствием, стоят заблокированными на армейских блок-постах и в соседних городах. Приостановка банковских услуг вынуждает сотни тысяч на повстанческих территориях пускаться в путешествия через линии фронта, чтобы снимать пенсии или денежную помощь друзей и родственников. На этой неделе Павлий отправилась в удерживаемое правительством Курахово из повстанческой цитадели Донецка, чтобы только выяснить, что перевод 4 500 гривен, который она надеялась найти на своем счету, не пришел. Сейчас, говорит она, у нее нет денег на автобус, чтобы вернуться домой. «Я чувствую себя здесь иностранкой… потому что никому нет дела до меня», - всхлипывает Павлий, стоя перед отделением «Ощадбанка» в сильно поношенной дубленке».

Пропусков люди дожидаются месяцами. Часто поданные на получение пропуска документы теряются, и их приходится подавать заново, и ждать еще неизвестно как долго. Герои немецкой Süddeutsche Zeitung  - дончанин Олег Селезнев, ухаживающий в Донецке за престарелой матерью и ранее регулярно выезжавший на свободную территорию Украины, чтобы снимать деньги с банковской карты, и девочка Алина, вместе со многими детьми в период боевых действий вывезенная из Дебальцева в украинский пансионат и не имеющая возможности вернуться, потому что ее родители не могут получить пропуск, чтобы ее забрать.

«Один стол, два стула - а на земле четыре переполненных ящика с сотнями, может быть, тысячами новых заявлений на пропуск только за прошедшие два дня, - рассказывает корреспондент немецкого издания. - Солдат раскрывает ноутбук и вводит данные Селезнева. «Нет, к сожалению, Ваш пропуск еще не утвержден», - говорит он. «Когда же он будет оформлен?», - спрашивает Селезнев. «Без понятия», - говорит солдат. Селезнев подавал документы 4 февраля. Более чем месяц назад. Когда Селезнев едет назад в Донецк, он проезжает мимо более чем 50 ожидающих грузовиков. Их водителям также нужны пропуска - один для себя, другой для фуры, а также правильные документы для украинских налоговиков, которые также стоят в контейнерах на блок-постах, чтобы, кроме прочего, собирать деньги с фирм, находящихся вне их контроля. «Я ожидаю уже 30 часов, - говорит водитель первого грузовика, загруженного подсолнечными семечками. - Хорошо, что у меня есть время».

«У родителей из Дебальцева его нет, - подчеркивают в Süddeutsche Zeitung. - Несколько дней назад взволнованные дети из санатория позвонили родителям. «Мама, если вы не заберете нас до 16 марта, нас должны перевести в интернаты», - сказала Алина своей матери».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: