Вверх

Реакция западных СМИ на санкции США и ЕС в отношении России была почти однозначной: санкции явно недостаточны и нацелены не на тех людей. В целом по содержанию и контексту журналистских материалов складывается впечатление, что выиграв информационную войну в Украине, Россия потерпела полный крах на Западе. Даже по сравнению с позапрошлой неделей это - радикальный перелом в настроениях западной публики.

«Федеральный канцлер Ангела Меркель коротко заметила, что Путин явно потерял связь с реальностью… Однако его действия показывают, что он как раз может слишком хорошо оценить реальность 2014 года: Запад шокирован. Киев парализован. И население Крыма и восточной Украины раздражено экономическим упадком из-за коррупции, жестким политическим противостоянием и недостатком незапятнанных политиков… Украина, какой она представала со времен независимости, не обязательно была страной, которой можно было бы гордиться», - написала немецкая Süddeutsche Zeitung.

«Слабые санкции подтвердили ощущение России, что Запад не имеет желания защищать Украину. Есть много способов сказать по-русски «Прочь!». Дмитрий Киселев, твердолобый телеведущий, выбранный перзидентом Путиным для руководства дружественным Кремлю информационным агентством, высказал одну из версий на этой неделе. «Россия - это единственная в мире страна, способная превратить США в радиоактивный пепел», - сказал он зрителям. Студийный экран показал картину с грибоооразной ядерной тучей. Не удивительно поэтому, что Путин находит время в своем занятом постолимпийском календаре, чтобы совершить военный акт, послав свои специальные войска в суверенное государство, организовав сепаратистское движение и готовясь включить это государство в состав России. Запад тем временем, держа в уме ядерную тучу, реагирует отказом горстке помощников Путина в возможности покупать квартиры в Кенсингтоне для их любовниц», говорится в статье британского The Times.

«Грустный факт заключается в том, что мы готовимся предать Украину, - заявляют также в издании. - Уже сейчас понятно, что некоторые «реалисты» среди лидеров ЕС хотят завершения кризиса: Путину останется Крым, мы и новое правительство в Киеве договоримся, что Украина останется вне НАТО и роль российского меньшинства будет повышена».

The Washington Post написала: «Офицеры спецслужб живут по проверенному временами кредо: когда ты сомневаешься, ни в чем не признавайся, отрицай все, делай контр-обвинения. По такому принципу Владимир Путин, управляющий Россией бывший кгбист, обратился к своей нации и миру во вторник по поводу аннексии Крыма. Речь началась с наглой лжи - «Референдум в Крыму 16 марта прошел при полном соблюдении демократических процедур и международных норм» - и продолжалась в таком же духе более 40 скучных минут».

The New Yorker описывая то же выступление, заметил, что «вызывающую речь Владимира Путина во вторник в Москве, которая последовала за подписанием им проекта договора, делающего Крым частью России, можно интерпретировать двумя способами. Оптимистическое прочтение состоит в том, что реваншизм российского лидера и поношение им Запада является, по сути, признанием слабости его страны и сложных обстоятельств, в которых он оказался через двадцать лет после падения коммунизма. Пессимистический взгляд означает, что легкая аннексия Крыма символизирует начало чего-то нового и зловещего: не новой «Холодной войны», а, скорее, возрождения шовинистического и экспансивного российского национализма, исходящего еще с царских времен».

«Аргументы можно найти для обеих интерпретаций, и какая из них ни была бы правильной, военный демарш Путина требует более сильной реакции, чем жалкий набор санкций, представленных в понедельник Соединенными Штатами и Европейским Союзом, - продолжается его статья. - Неудивительно, что Московская фондовая биржа показала скачок после объявления санкций, и что многие российские чиновники посмеялись над ними. Меры, принятые Белым Домом, касающиеся преимущественно заморозки зарубежных активов одиннадцати российских и украинских чиновников и отказа им в визах, были направлены на людей, которые, насколько мы можем судить, не имеют значительной зарубежной собственности или банковских счетов. Россияне, покупающие дома в Кеннсингтоне и квартиры, выходящие на Центральный парк, не вошли в этот список, как и сам Путин».

В другой статье  этого издания говорится, что «тяжелый украинский кризис - это пример того, как выглядит мир, когда он не разделен на две сферы контроля. Путин противостоит общемировой идеологии; это тип архинационалиста периода перед «Холодной войной», делая мистические ссылки на родину и религию. Он любит бросать вызов предполагаемому запугиванию со стороны Запада, но делает это почти без поддержки вне России и со стороны двадцати миллионов русскоязычных людей, живущих в бывших советских республиках. После аннексии его тепло поздравил его друг Башар аль-Ассад из Сирии, но резолюция ООН, осуждающая действия России, получила поддержку каждого члена Совета безопасности, кроме Китая, который воздержался (возможно, думая о собственных сепаратистах в Тибете) и самой России».

«Для США и Европы важно удержать Путина от дальнейших шагов и сворачивания тяжело полученной независимости бывших советских республик, - считают в The New Yorker. - Москва активно старается дестабилизировать города в восточной Украине, следуя уже известной стратегии раздувания шовинизма среди русскоговорящего населения. Западные страны должны использовать невоенные средства для их обеpвреживания - деньги, дипломатию, политическую поддержку, торговые стимулы, которые содержатся в политическом соглашении, подписанном в прошлую пятницу, наблюдателей на выборах, - чтобы уберечь Украину от впадения в хаос перед президентскими выборами 25 мая, и чтобы убедиться, что голосование честное. Украинские лидеры мудро оставляют пространство для пророссийской политики и обещают некоторую степень федерализации при новом правительстве. Украинцы не должны чувствовать себя принужденными выбирать между Россией и Западом, чего хочет Путин».

«Успешные выборы в стабильной Украине - это половина борьбы против путинской агрессии, - продолжается его статья. - Другая половина - это сдерживание. Было бы наивно верить словам Путина о том, что Россия не претендует на территорию вне Крыма. Ему нужна атмосфера постоянного кризиса и обиды, чтобы сохранять поддержку внутри своей страны, отвлекать народ от коррупции, стагнации и репрессий, ставших реальными результатами его деятельности в качестве лидера. Сдерживание может происходить в форме разоблачения российской слабости: нелетальной военной помощи Киеву, усиления санкций в адрес подельников Путина и крайней финансовой угрозой энергетическому сектору России. Однако ни одна стратегия не будет работать, если США и Европейский Союз не будут действовать вместе, и Америка не должна больше ожидать от Европы, что та просто последует за нею».

Впрочем, нашлись и те, кто верит в действенность уже введенных «сдерживающих мер». «Санкции не сказываются мгновенно, - написали в американском  Fortune. - Подпавшая под санкции страна, особенно страна со значительными финансовыми резервами, как Россия, может на время сдерживать экономическое падение. Совет безопасности ООН ввел первые санкции в отношении Ирана за его ядерную программу в 2006 году. Прошло семь лет до тех пор, когда Тегеран начал серьезные переговоры. Понадобятся месяцы, если не годы, чтоы Москва ощутила последствия своих действий. Обстоятельства осложняет тот факт, что Москва, похоже, готова заплатить весомую цену за исправление того, что она считает исторической несправедливостью… Через время санкции приведут к существенным экономическим потерям России, как это случилось с Ираном. Подпавшая под санкции однажды, Россия ощутит себя скованной ими. И Вашингтону и его союзникам будет политически сложно это отменить - даже если они захотят».

Политическая погода на востоке

Непосредственно в Украине внимание западных наблюдателей было приковано к востоку, где, как опасаются они, может состояться следующий этап российской агрессии. Словам президента РФ Владимира Путина о том, что Россия не будет претендовать на другие украинские территории, они призывают не верить - о Крыме Путин тоже говорил нечто подобное.

«Под предлогом защиты этнических россиян от несуществующей угрозы, Россия перерисовала чужую границу в сердце Восточной Европы, в одностороннем порядке и силой. В этом процессе она нарушила самые основополагающие принципы международного права и собственное обязательство защищать целостность Украины. Теперь она должна увидеть последствия… Референдум был абсурдно поспешным. Он сопровождался российскими специальными войсками, блокирующими украинских солдат в их базах, и регулярными российскими войсками, сосредоточенными на западной границе. Все крымские телестанции были под российским контролем, и возможность сохранить статус-кво региона вообще отсутствовала в бюллетене для голосования», - написала The Times.

Корреспондент британского The Guardian  так;е заметил, что «оккупация Крыма пророссийскими войсками сопровождалась удивительной пропагандой, проводимой Москвой… Давление на СМИ усилилось. Закрыв независимую прессу, Россия контролирует большую часть газетных сообщений; распространяя полуправду и слухи, Кремль не только запутывает оппонентов, но и культивирует слепую поддержку его действий; наконец, переходя границы дозволенного своей версией событий, московское руководство заставляет другие страны играть по его собственным очень гибким правилам. Выиграй «информационную войну», как назвал это один российский депутат, и ты сможешь получить власть, не сделав ни одного выстрела».

А побывавший в Донецке корреспондент The Times  описал такую картину: «В офисе местной телекомпании возле площади Ленина журналист грустно качает головой. «Жестокая информационная война ведется в открытую, - говорит она. - И я думаю, что Украина ее проиграла». В Донецке этнические русские составляют немного менее половины населения. «Люди выросли с российским телевидением, - говорит она. - Они зависимы от него». Украинское телевидение, часто такое же предубежденное, не в состоянии отстаивать противоположное направление. «Похоже, никто в России или в большинстве российских семей здесь не слушает его. Оно не может донести свою точку зрения». Российское телевидение является также самым лучшим индикатором политической погоды на востоке, добавляет она, когда редакционная линия часто указывает на усиление или падение уличной агитации. «Мы смотрим российское телевидение, чтобы узнать, что должно случиться».

При всем этом иностранные журналисты сходятся во мнении и в наблюдениях, что, несмотря на всю свою пророссийскость, восток Украины - это совершенно не то, что Крым, и отделить его от Украины России вряд ли бы удалось. Вот как описывает это The Washington Post:

«Несмотря на то, что они чувствуют себя русскими или говорят по-русски, многие в этих восточных регионах все еще строго придерживаются своей украинской идентичности, поэтому события здесь закончатся совершенно по-другому. «Россия не способна добиться быстрого отделения восточной Украины и мы сосредоточены на долгосрочном сценарии», - говорит Андрей Пургин, чья запрещенная сепаратистская группа «Донецкая республика» участвовала в захвате административных зданий. Однако в то время, как восточные украинцы испытывают мало любви к правительству в Киеве, желая - многие - видеть свою страну в более тесных связях с Россией, растет разочарование от аннексии Россией Крыма. «Я русский, но сейчас я вижу, что действия Кремля ведут к войне. Ни русским, ни украинцам это не нужно», - говорит Виктор Гуров, 38-летний бизнесмен из Донецка. В долгосрочной перспективе вид толпы, спускающей над правительственными зданиями на востоке украинский желто-голубой флаг и заменяющей его российским триколором приведет к уменьшению симпатий к России. «Я надеялась на Россию и верила ей. Но флаг моей страны разорван и истоптан, а Крым оккупирован. Это похоже на страшный сон», - говорит 53-летняя жительница Донецка Людмила Турило».

Обыкновенный фашизм

Еще одно происшествие, имевшее место в Украине на прошедшей неделе, не смогли обойти вниманием западные издания. Речь идет об избиении представителями ВО «Свобода» директора Национальной телерадиокомпании Украины Александра Пантелеймонова, принуждая его написать заявление об отставке. Телеканал работал как ярко провластный в дни Евромайдана и, по мнению свободовцев, поддерживал Россию во время крымской кампании.

«Свобода» - это не свобода слова и СМИ. Во всяком случае, к такому выводу приводит видео. Происшедшее льет воду на мельницы тех, кто считает «Свободу» опасной силой, которую Запад ни в коем случае не должен поддерживать. Российские СМИ неделями гудят о «неонацистах» и «антисемитах» в Киеве. Кремль оправдывал аннексию Крыма заявлениями об угрозе русскому населению со стороны «фашистов»… Если не считать левых, западные политики рассматривали влияние партии «Свобода» как политическую аномалию, как необходимое зло. Теперь эта точка зрения может измениться», - говорится в статье Süddeutsche Zeitung.

«Во вторник несколько депутатов националистической партии «Свобода» пришли в офис главы государственного телеканала в Киеве и заставили его написать заявление об отставке. На видео этой акции, которое политики разместили в YouTube, видно, как депутат Игорь Мирошниченко толкает руководителя телеканала, бьет его в лицо и вдавливает в офисное кресло. Он не применял никакого насилия, утверждал позже Мирошниченко, он только «сказал все, что о нем думаю» журналисту. Мирошниченко уже давно негативно прославился своим способом говорить, что он думает. Он делал антисемитские высказывания в адрес рожденной в Украине голливудской актрисы Милы Кунис. И он оскорблял кассира в супермаркете, когда та на русском языке спросила у него, нужен ли ему пакет для покупок», - рассказала немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung.

В статье The Associated Press, которую цитирует The Washington Post, констатируется, что «националистическое насилие непосредственно идет на пользу российским пропагандистам: контролируемые государством СМИ с удовольствием использовали это происшествие, чтобы изобразить киевские власти как сборише радикальных националистов, терроризирующих русскоговорящих граждан, оправдывая подвижки Кремля защитить их в Украине. Российские СМИ быстро воспользовались этой возможностью. Они всячески демонстрировали видео Мирошниченко на государственных телеканалах, называя активистов «Свободы» «бандитами» и обвиняя их в организации «погрома» в офисе телеканала. Многие в Украине обратили внимание, что, ведя себя столь грубо, «Свобода» делает Кремлю PR-подарок. Социальные медиа в Украине показывали шуточные картинки, высмеивающие Мирошниченко как кремлевского провокатора. На одной из них главный российский пропагандист, телеведущий Дмитрий Киселев, вешает награду на шею Мирошниченко и благодарит его».

Кто-то из западных журналистов в контексте этой же истории даже замечает, что если бы в Украине не было Игоря Мирошниченко, России следовало бы его придумать…

При этом в западных СМИ, несмотря на подобные истории, уже не верят российской пропаганде насчет «украинских фашистов». Автор уже цитировавшейся статьи в Süddeutsche Zeitung отмечает: «Существенная часть «Свободы» безобидна. «Они на самом деле постепенно склоняются в сторону правого центра и не занимают никаких экстремистских позиций. Они прагматики», - говорил, например, украинский писатель Юрий Андрухович Berliner Zeitung. Похожим образом высказывался украинский политолог Владимир Фесенко SZ: «Там многое совершенно преувеличивается. «Свобода» отказалась от своих антисемитских заявлений и сейчас подчеркивает проевропейские». Председатель Мирового еврейского конгресса Иосиф Зисельс сказал в комитете Бундестага по правам человека, что евреи в Украине не подвергаются опасности со стороны фашистских или антисемитских сил».

Но автор уже цитировавшейся статьи FAZ добавляет к этому, что «как в ключевых экономических министерствах, так и в ведомствах, отвечающих за безопасность, у руководства стоят люди, не внушающие подозрения в экстремизме. Многие из них имеют управленческий и даже правительственный опыт. Но если рассматривать биографии некоторых из этих министров, становится понятно, что национализм представителей «Свободы» - не главная проблема этого правительства. Тот, кто поднялся в политической системе Украины, работал в совершенно коррумпированных структурах. Некоторые только приспосабливались, другие целенаправленно использовали эти структуры. Однако почти все оставили пятна в биографии».

Ко всему прочему, еще один корреспондент Frankfurter Allgemeine Zeitung убежден, что Путин сам копирует в России систему не Адольфа Гитлера, с которым его постоянно сравнивают, а Бенито Муссолини - итальянского фашизма, с его культом «мачо»-вождя, ограничением гражданских прав и свобод, духом тотальной обиды на весь мир и жаждой реванша и т.д.

«Все это, как любой фашизм, выражает глубокий кризис, а не силу, - убеждены в FAZ. - Поэтому происходят действия, противоречащие рациональности сытых и консолидированных государств и обществ Запада. Отсюда удивление западных политиков действиям Кремля, которого не пугает «маленькая» угроза войны. Так же было при итальянском фашизме. Свою первую битву Кремль уже выиграл: пропагандистскую. Слишком много россиян верят словам и не понимают, какой модели они на самом деле следуют».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: