Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

"Радикалы", "экстремисты", "боевики", "хулиганы", "захватчики", "агрессивная толпа", "националисты", "погромщики". Только так в своих новостных выпусках называют участников протестов в Украине на телеканале "Россия". В этот богатый синонимический ряд ни разу не закралось нейтральное "протестующие" или "участники акций протеста". Но и либеральные российские, а также западные СМИ стали с опаской отзываться о радикализирующемся Майдане.

Особенности национального экстремизма

"Карнавальный интеллигентный Майдан и европейская Украина на неопределенный исторический срок убиты. Второй мирной "оранжевой революции" в стране не получилось. Начались беспорядки с применением насилия, за которыми маячат жесткий разгон манифестантов, гражданская война, диктатура или даже распад страны… 22 января Украина отмечает установленный президентом Виктором Януковичем День соборности и свободы. Раньше День свободы отмечался 22 ноября как годовщина начала "оранжевой революции". Но, придя к власти, Янукович, естественно, захотел стереть из национального календаря позорную лично для себя страницу истории. В сегодняшней Украине нет ни соборности, ни свободы", - написала "Газета.ru".

"На большом (и мирном) протесте 19 января лидеры всех трех украинских партий парламентской оппозиции были освистаны, - говорится в статье The Economist. - Они явно исчерпали терпение значительной части участников протестного движения (большинство из которых изначально не особенно им доверяли), когда не смогли представить единого лидера и связной стратегии в противовес драконовским новым законам, подписанным президентом Виктором Януковичем 17 января. Это было незадолго после того, как молодые люди, связанные с "Правым сектором" - разношерстной конфедерацией футбольных хулиганов и националистических групп, участвующих в проевропейских протестах, - взяли инициативу в свои руки. Позже к ним присоединились менее радикальные, но точно так же растерянные элементы".

"Самой поразительной вещью было как преимущественно либеральные украинцы из среднего класса, которые до сих пор настойчиво требовали, чтобы протесты оставались мирными, обратились к насилию… Мужчины, которые не хотят идти на фронт, готовят булыжники для других. Некоторые стоят у подобия средневековой катапульты… Бабушки приносят чай и бутерброды, а также молоко для противодействия последствиям слезоточивого газа. Противники правительства считают, что новые законы представляют авторитаризм в российском стиле, и видят их как часть плана президента России Владимира Путина ввести Украину в российскую орбиту… "Российские защитники прав человека называют парламент их страны "сумасшедшим принтером", штампующим репрессивные законы, говорит Александра Матвийчук из Центра гражданских свобод в Киеве. - А у нас - сумасшедший ксерокс", - цитирует британское издание.

"Кровавые бои демонстрантов с ОМОНом, стрельба на поражение, пожары, баррикады, пытки, охота на евреев – таких дел в Европе не видели уже лет двадцать, со времен гражданской войны в Югославии… Объяснить этот взрыв насилия, вдруг случившийся на совершенно пустом месте, пытаются по-разному. И особенно беспокойным менталитетом украинцев, и национальным консенсусом вокруг курса на евроинтеграцию, и невиданной тупостью лично Януковича, без которого на Украине сейчас все бы было замечательно. И все эти объяснения вроде бы верные, но какие-то слишком легковесные, чтобы снять удивление, возникающее, когда видишь то безумие, которое прямо сейчас творится не где-нибудь в Центральной Африке, а в одной из европейских столиц", - продолжает тему Slon.ru.

Объяснение происходящему автор статьи находит не в политике, а в экономике Украины, реалии которой, по его мнению, близки не Европе, даже не самым бедным ее государствам, а странам третьего мира, и притом одним из самых отсталых.

"Взять такой базовый экономический показатель, как реальный ВВП в постоянных ценах, - продолжает он. - В России в 2013 году он составлял 145% от уровня 1992 года, первого года после распада СССР. То есть вырос чуть меньше, чем в полтора раза. Украинский реальный ВВП в 2013 году составлял 84% от уровня 1992 года. То есть экономика Украины до сих пор остается на 16% меньше, чем была сразу после распада СССР. Это настоящий ад. Некоторые, конечно, скажут, что России было легко расти на нефти и газе, поэтому не считается. Но тогда можно сравнить с какой-нибудь другой страной. Даже с любой другой страной. Если не считать failed states типа Сомали и Центральной Африки, в мире нет государств, чья экономика сейчас была бы меньше, чем 20 лет назад… У Молдавии – и той 108%. Среди хоть как-то функционирующих государств в мире есть всего две страны, для которых последние 20 лет, возможно, оказались еще более тяжелыми, чем для Украины. Это Куба и Северная Корея. Но по ним не существует достоверной статистики, поэтому точно утверждать невозможно".

"Привыкшая базироваться на советской тяжелой промышленности, украинская экономика за 22 года независимости так и не смогла перестроиться на производство чего-нибудь востребованного на мировом рынке. Украина с населением 45 млн человек сейчас экспортирует товаров на $70 млрд в год. Соседняя 5-миллионная Словакия экспортирует на $80 млрд. Хотя Словакия в Евросоюзе, куда Украину не пускает Янукович, поэтому можно сравнить с Белоруссией. Там $46 млрд экспорта при пятикратном отставании от Украины по численности населения. Мало того, из этих скромных $70 млрд 35% приходится всего на две области: Донецкую и Днепропетровскую. В семи западных областях, которые считаются наиболее открытыми в сторону Европы в политике, в экономике царит что-то очень близкое к натуральному хозяйству. 9,5 млн живущих там украинцев продают во внешний мир товаров всего на $5 млрд в год – в три раза меньше, чем Эстония, где жителей чуть больше миллиона".

Автор другой статьи "Слона"  недоумевает как раз по поводу востока Украины, отмечая парадоксальный факт: ни один из так называемых демократических политиков за 20 с лишним лет независимости Украины не взялся сформулировать позитивную политическую повестку для доминирующего и демографически, и экономически региона. Вместо этого берется неприемлемая для этой части страны повестка значительно более слабого по этим показателям запада.

"Мы следили за Евромайданом завороженно – как за пролетающей мимо кометой, траектория которой, кажется, ясна, - начинается его статья. - В своем зените протест собирал до полумиллиона воодушевленных, по-хорошему злых и уверенных в победе людей. Это было грандиозное зрелище, заставлявшее верить, что жители постсоветских стран не обречены до конца дней гнить в евразийском отстойнике, отрабатывая чужие шубохранилища и апартаменты в Майами. Но прошло два месяца, и гора не родила даже мыши. Все это время участники протеста очень красиво пели национальный гимн – грустную песню о смерти, жертвенности и кровавых боях. Они отлично скандировали лозунги УПА и задорно прыгали под антимоскальскую кричалку. Они разбили фотогеничный лагерь с большими военными палатками, дымящимися полевыми кухнями и аккуратными штабелями дров. К восторгу мировой телеаудитории они снесли памятник Ленину, хотя на роль идола режима больше подходил магазин Louis Vuitton или шоу-рум Bentley. Они с упоением самоутверждались за счет восточных украинцев и россиян, высмеивая их как Homo Soveticus, не способных понять величавого украинского свободолюбия".

"Собственно, этой феерией театрального нарциссизма и националистического жлобства все началось и закончилось. Последний митинг собрал сотню тысяч разочарованных своими лидерами и собственным бессилием демонстрантов. Часть из них ринулась в бессмысленный и заведомо провальный штурм административных зданий. К удовольствию Януковича и российских телепропагандистов инициативу перехватили боевики "Правого сектора", которые базируются на пятом этаже штаб-квартиры оппозиции в Доме профсоюзов под патронажем коменданта Евромайдана социал-националиста Андрея Парубия. Милицейские автобусы на Грушевского полыхали, как закат прекрасного летнего дня. Утром в среду появились сообщения о первых жертвах. Тотальный разгон может начаться в любую минуту. Вне зависимости от того, случится он или нет, мы близки к концу первого действия, за которым неизбежно последует второе. Такой гигантский ресурс ненависти к власти не может просто уйти в песок, а политический труп Виктора Федоровича Януковича не в состоянии долго руководить страной. В антракте будет работа над ошибками, появятся новые идеи и новые герои. Если удастся решить главную проблему протеста – его неспособность поднять большую часть страны, то второе действие будет фантастически интересным и перевернет нашу с вами жизнь, не говоря о жизни самих украинцев".

Как убеждены в Slon.ru, "национальное мифотворчество в XXI веке – это ловушка для тех, кто сбился с прямого пути к большей свободе и более качественной жизни. Особенно в/на Украине. Cтроительство нации неизбежно уводит вовлеченных в него людей в маразматическую черную дыру споров о политкорректном употреблении предлогов, сравнительной кровожадности прапрадедушек, эксклюзивных правах ассоциироваться с давно исчезнувшими народами и неизбежно – к расовой чистоте. Никто так не заинтересован в этнополитических спорах, как интернациональная мафия, распоряжающаяся ресурсами стран со слабыми государственными институтами и гражданским обществом – такими как Россия и Украина".

"Как-то само собой получается, что на роль единого лидера протеста выдвигается политик, который своим происхождением, биографией и профессией сам больше всего напоминает "титушку", - отмечает также корреспондент российского издания. - Это боксер Виталий Кличко, которого как могла взрастила советская армия в военных городках в Киргизии и Чехословакии, где служил его отец, а вывел в люди спорт серьезных и авторитетных, так сказать, мужчин. Почему Кличко не пытается стать вождем "титушек" и всея юго-восточной Украины – это загадка. Он имеет гигантский потенциал на востоке, однако вместо того чтобы его использовать, по-ученически копирует национал-либеральный мейнстрим тимошенковского розлива и боится выйти на поле, занятое Партией регионов. Если у него хватит интеллекта, видения и словарного запаса, чтобы стать объединяющей страну альтернативой правящему режиму, то не нужно будет боевиков Правого сектора, "коктейлей Молотова" и средневековых катапульт: бойцы "Беркута" сами проведут его в Раду и на Банковую".

"Драка ради драки"

Между тем, даже в это страшное и интригующее время не прекращается "майданный туризм": иностранные корреспонденты стекаются поработать в очередную "горячую точку". Один раз решилась на это и корреспондент немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung, шокированная впоследствии даже одной ночью, проведенной у линии огня и за баррикадами.

После этой ночи в одном из киевских кафе, рассказывает она, "двое мужчин рядом спрашивают, можно ли им сесть рядом со мной. Их зовут Иван и Дима, и они обсуждают активистов, которые как раз сейчас вооружаются для большой борьбы. "Вы идете сегодня вечером на Майдан?", - спрашиваю я их. "Мы там уже два месяца. Туда не нужно идти. Майдан тут везде", - говорит белокурый Дима. Я не понимаю этого, но тут, кажется, никто ничего не боится. "Страшнее сидеть дома и ничего не делать. У нас нет другого выбора! Нам, украинцам, нечего терять", - говорит Иван. "Янукович потерял уже много. Кровь пяти убитых навсегда прилипла к его рукам. Дороги назад больше нет!" "Украина прежде всего!", - говорит его друг. "Куда ведет это помешательство?", - истерично спрашиваю я. "В Украине все заканчивается так, как никто не ждал", - говорит Иван. "Поэтому скоро, возможно, высадится НЛО с внеземными посланцами", - отвечает Дима. Мужчины снова надевают свои плотные куртки и спрашивают, присоединюсь ли я к ним. Эта ночь будет напряженной. Ни в коем случае, думаю я, качаю головой и вспоминаю о прошлой ночи, о моем страхе. Украинкой в этой жизни я больше не буду".

А корреспондент российской "Новой газеты"  наблюдает за происходящим в Киеве давно и пристально. "К пятому дню столкновений число раненых приближается к полутора тысячам человек, такую цифру мне называют в медицинской службе Майдана, - рассказывает он. - Тяжелораненых уже около 140 человек. На четвертом и третьем этажах Дома профсоюзов — здесь организован главный медцентр революционных сил — раненые люди лежат в коридорах на полу, заняты кабинеты и залы, кто-то под капельницей, красными от крови перевязками заполнены мусорные пакеты. Мужчина лет 45 с пробитой головой мычит в потолок: "Только не отдавайте в больницу! Только не отдавайте, хлопцы!"

Государственным медикам никто не верит, говорят, принимая раненых на покой, врачи тут же вызывают милицию".

"Беркут" внезапно начинает штурм баррикад: сначала манифестантов накрывают градом светошумовых гранат, не прекращающимся несколько минут. После чего — примерно 30 секунд спецназ просто гонит оглушенную дезориентированную толпу вниз по улице. Санчасть, находящаяся в 30 метрах от первоначальной линии боя, оказывается в глубоком "милицейском тылу". Разбив стекла, бойцы МВД забрасывают помещение светошумовыми гранатами. После чего врываются внутрь и избивают нескольких врачей — жестокость эта, конечно, не поддается осмыслению: врачи и без того лежали контуженные на полу, из ушей и носов текла кровь. Работавшие при этом в санчасти милиционеры и эксперты-криминалисты, бросив осмотр, выбегают из здания через задний вход за несколько минут до штурма. Как расскажут потом врачи Красного Креста, спецназ вынес из санчасти всех раненых — в основном это были люди с тяжелыми травмами ног, они не в состоянии передвигаться самостоятельно. А также забрал тела двух убитых. Где раненые и убитые — сведений нет до сих пор".

"Забрав тела, спецназ отошел на прежние позиции, - продолжается статья "Новой". - Но в районе полудня войска МВД идут в очередную атаку — сразу после того, как заступает дневная смена "Беркута". Наступление проходит по утренней схеме — после подготовки гранатами и "резиной". Так манифестантов удается скинуть с баррикад практически без контактного боя и погнать по улице. По отступающим в последних рядах ментовские стрелки хладнокровно лупят резиновыми пулями, целясь в голову. На упавших накидываются сразу три-четыре беркутовца и в несколько дубинок метелят по голове и туловищу. Мужчина лет 55, убегающий среди последних, поскальзывается на бордюре. И тут же сверху на него обрушиваются пять бойцов. Самого мужика я уже не вижу — только взмахи дубинок. "На, сука!" — орет в ярости беркутовец. "Убивай его…!" "Революции захотел, сука, на?!" "Мужики, сюда!" Поработавшая дубинками пятерка бросает человека и идет дальше. Но к нему уже спешат другие беркутовцы и тоже прикладываются раз или два. Наконец кто-то берет мужичка за шкирку и волочит в милицейский автозак. Несколько журналистов в жилетах "Преса" (на укр.) пытаются заснять этот момент. Но спецназ бросается теперь в нашу сторону. Оператору "Интера" разбивают камеру. Девушка, снимавшая на телефон, схватывает локтем по лицу, она падает. Еще в кого-то стреляют "резиной" в упор по ногам".

"Отогнав людей практически к границам Майдана, спецназовцы еще минут 15 демонстративно прохаживались взад-вперед по улице. Протестующие что-то кричали им издалека. Беркутовцы в ответ показывали факи. Один даже покрутил задом — просил поцеловать. Другой как на утренней зарядке вскинул вверх руки, затем согнулся пополам и дотронулся до носков своих ботинок. Вообще, атака эта и правда напоминала то ли тренировку, то ли разминку. Эти выспавшиеся бойцы только заступили — почему бы не размяться".

"Поговорить с бойцами "Беркута" невозможно, они стреляют во все, что движется в их сторону, но по видеороликам, по фактам избиений и издевательств над людьми, по тому как они ведут себя и что говорят, когда удается подойти к ним на небольшое расстояние, я вижу, что эти люди не просто выполняют приказ - они ненавидят протестующих, - отмечает корреспондент российского The New Times. - За что? Не знаю. Но один из стрелков кричал пытавшемуся не дать ему выстрелить человеку: "Отойди! Кого ты защищаешь?" . То есть для них протестующие - враги. Фашисты, бандеровцы, агенты Госдепа, предатели Родины... Плюс ко всему раненные камнями и коктейлями "Молотова" сослуживцы дружелюбия тоже не прибавляют".

"Использование каждого спецсредства силами правопорядка жестко регламентируется, - подчеркивает он. - Каждое спецсредство должно применяться в каждом конкретном случае и по каждой конкретной категории лиц. Здесь мы видим, как "Беркут" к светошумовым гранатам скочем приматывает камни для причинения больщего ущерба, закидывает протестующих камнями и все теми же коктейлями Молотова. Про избиения и раздевания догола уже молчу. Какими положениями регламентируется использование милицией коктейля Молотова? То есть, это не беспристрастное выполнение долга. Это - драка ради драки".

Что дальше?

Между тем, и поведение протестующих, и поведение властей потеряло уже и последнюю логику, и какую-либо четкую цель, пишут иностранные журналисты. Так, "мнения насчет того, что можно считать победой, расходятся, - рассказывает корреспондент "Огонька". - Кто-то уверен, что цель — подписать соглашение с Евросоюзом. Кто-то настаивает, что надо "посадить всех беркутят", которые избили студентов. Многие говорят, что главное требование майдана — убрать Януковича. За что? Да за все! Но вообще список требований большой, на одной из палаток он представлен в виде красочных наклеек: "За дороги без ям!", "За честную милицию", "Против взяток в детсаду!", "За бесплатное медицинское обслуживание!", "За достойную жизнь". Николай кивает: "Правильно. Когда все это нам исполнят, тогда и разъедемся по домам. А пока будем стоять и терпеть сколько надо".

"Да, бывают здесь и хипстеры в забавных шапочках, и очень респектабельные люди, настоящие буржуа, которые говорили мне: "У нас одна проблема: где парковать машины перед началом митинга", - продолжается статья в "Огоньке". - Но в целом майдан — это не хипстерская и не буржуазная история. Майдан — это электрик Николай, который не смог ничего заработать для детей, но теперь стоит с восьми до восьми "за их будущее" и чувствует себя настоящим родителем. Это Михаил, которому здесь весело и радостно, потому что "это служба, а мы, казаки, для этого рождены". Это Алексей, который в разговоре произносит по-русски одну-единственную фразу: "Что же будет с Родиной и с нами?", но покидать лагерь все равно не намерен. Это гастарбайтер Васыль, который задолбался уже ездить на заработки в Россию. И пусть никто из них так и не смог четко сформулировать, чего конкретно и как намерен добиваться, — это вообще забота лидера, которого нет. Главное они знают. "Мы хотим, чтоб жизнь была лучше",— Васыль впервые поднимает на меня глаза от кастрюльки со своим шиповником. Они хотят — чтоб лучше. Чтоб работа, зарплата большая, а милиционеры и врачи не просили взяток. Чтоб садик вишневый, дом, а к дому — ровная дорога. Чтоб жена рядом, не ставшая чужой из-за вахтовой разлуки. Чтоб дети — со всем уважением к отцу, как сейчас вся страна. Чтобы как-нибудь это исполнилось. И если надо для этого снова сменить власть — пусть так и будет. Должно же когда-то получиться. Мужики. Хлопцы. Там, за баррикадами, они считаются не очень успешными. Но здесь все — герои. Здесь они чувствуют свою значимость, свою силу. И пока другой возможности это почувствовать у них не появится — наверное, будут стоять. Охранять свою гордость, свой майдан".

Что же касается власть имущих, то, как считают в The Washington Post, "возможно, Янукович не ощущает украинской политики, несмотря на руководство одной из самых крупных ее партий на протяжении более, чем десяти лет. Или, возможно, он исполняет не свой сценарий, а сценарий Путина. Новые репрессивные законы, которые криминализируют такую деятельность, как ношение шлемов и установку палаток в публичных местах, очень похоже на стратегию российского руководителя, привыкшего подавлять массовые демонстрации против его режима на протяжении 2011 и 2012 годов. Янукович принял даже российское законодательство в отношении неправительственных организаций, получающих иностранное финансирование, - продукт параноидальной убежденности Путина, будто продемократические движения в его стране и где-либо являются результатом интриг западноевропейских правительств".

"Западные правительства не могут контролировать события в Украине, как может считать Путин. Но они могли бы сделать намного больше, чем сделали, чтобы предотвратить превращение нации, стремившейся к интеграции с демократическим западом, в автократическую кремлевскую колонию, подобно соседней Беларуси. Деморализованные лидеры Европейского Союза, похоже, готовы оставить Украину как раз в тот момент, когда должны действовать, чтобы остановить репрессии Януковича. Они могли бы сделать это, подготовив санкции против президента и его окружения, которые ввели бы в случае применения насилия в отношении протестующих… Администрация Обамы была немного более активной, призывая Януковича отозвать антидемократическое законодательство и намекая на возможность санкций. Но Вашингтон должен также признать роль Путина в попытках установить его автократическую модель в стране, борющейся за то, чтобы быть полноценной демократией, - и сделать его ответственным за это".

"За последние несколько лет Янукович окружил себя лояльными силовиками, которые не могут его удержать, - отмечает брюссельский The EUobserver. - Одна группа связана с его родным регионом, Донецком, на русскоязычном востоке Украины, где многие не испытывают особой любви к ЕС или украиноязычным согражданам с запада страны. Она включает министра внутренних дел Виталия Захарченко, главу Совета национальной безопасности Андрея Клюева и главу личной охраны Януковича Владимира Радченко. Вторая группа имеет прямые связи с Россией и включает нового главу СБУ, Александра Якименко, который служил в российской армии. Захарченко и Клюев контролируют спецподразделения полиции и внутренние войска, которые имеют доступ к армейскому оружию и бронетанковой технике. В худшем случае, говорят аналитики, Янукович даст приказ открыть огонь по толпам, который, очевидно, исполнит "Беркут" из восточной Украины, потому что другие офицеры могут отказаться это делать".

"Никто не знает, что случится, до того, как такой приказ действительно будет отдан, - говорит Марк Галеотти, американский эксперт по службам безопасности в бывших советских странах. - Но если режим хочет быть жестоким, он обычно побеждает: это психология общественного порядка. Большинство людей - не герои". Вдобавок к "Беркуту" и ВВ, есть СБУ, главная роль которой - шпионить за оппозицией и советовать Януковичу, как вести себя в этой ситуации. Если иметь в виду, что дальнейшее кровопролитие, скорее всего, отрежет Украину от ЕС, послужив российским интересам, такая советническая роль может быть определяющей. Галеотти описывает СБУ как "российского троянского коня в Украине". В свою очередь, Эрик Кросс, бывший директор разведывательной службы Эстонии, сказал EUobserver: "Я не думаю, что Янукович получает приказы из Москвы, но Москва имеет множество каналов влияния в Киеве".

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ" 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: