Вверх

Первый командир легендарного батальона "Донбасс" и экс-нардеп от "Самопомощи" Семен Семенченко признается, что для борьбы за Украину депутатский статус будет ему только мешать, поэтому возвращаться в украинскую политику он пока не планирует.

"Для меня сейчас приятнее заниматься военными вопросами", - говорит он сегодня.

С начала российской агрессии Семен Семенченко сформировал добровольческий батальон "Донбасс", который активно воевал на фронте. В 2014-15 годах он был одной из самых медийных фигур в Украине, но заняв оппозиционную к Петру Порошенко позицию, испытал на себе и другую сторону воздействия тех же СМИ: из героя, его пытались превратить в анти-героя.

В 2016 году Семенченко совместно с другими народными депутатами и активистами организовали блокаду оккупированного Донбасса, выступая против торговли с оккупантом. В результате СНБО принял решение о временной полной остановке транспортного сообщения с ОРДЛО и прекращении перемещения грузов через линию соприкосновения.

В 2019 году Семенченко стал участником блокады поставок российского угля на Львовщине. Ветераны АТО и шахтеры заблокировали движение 113 вагонов "Российских железных дорог", доставивших российский уголь на обогатительную фабрику в Червоноград Львовской области.

В интервью "ОстроВу" Семен Семенченко рассказал о своем отношении к разведению войск на Донбассе, возможной отмене торгово-экономической "блокады" ОРДЛО и чем он занимается после ухода из большой политики.

- Как вы прокомментируете недавний визит президента Владимира Зеленского в Золотое?

- Я все это сравниваю с тем, как было во время блокады торговли с оккупантами в 2016-17 году. К нам никакой президент не приезжал, максимум – губернатор. Но те люди, которые сейчас возмущаются, что Зеленский тыкает ветерану (хотя в первой части видео Зеленский предлагал обращаться к нему на ты), почему-то не реагировали, когда во время блокады в 2016 году избивали людей, а ветераны "Донбасса" были минимум "суками" и "титушками", - максимум – "лицами, которые называют себя ветеранами АТО". Тогда были избиения, аресты, конфискация имущества, уголовные дела, которые до сих пор не закрыты. Сейчас же все происходит более цивилизованно, никто никого не бьет, никто никого никуда не тащит.

Что касается общения президента с ветеранами, то в любом случае с ними нужно общаться уважительно.

Я также абсолютно согласен с тем, что власть нужно критиковать и люди имеют на это право. Но 90% критиков в моей ленте Фейсбука – это действующие или бывшие депутаты от "Блока Петра Порошенко", либо "пригретые" прежней властью добровольцы и волонтеры, которые не замечали репрессий и тюремных сроков для добровольцев предыдущие пять лет. Они не замечали, что именно Порошенко является автором минских договорняков, а сейчас неожиданно для себя открыли, что это капитуляция. Поэтому, я могу сказать одно: если в будущем народ будет решать вопрос о том, чтобы менять это "шило", мы его точно не будем менять на старое "мыло".

- Вы выступаете против разведения войск?

- Я однозначно выступаю против разведения войск, потому что идет война. Давайте сначала победим, а потом будем разводить. А у всех уставших от войны хочется спросить: "А где ж вы так успели устать от нее?".

- В последнее время вы занимаетесь общественной деятельностью – блокадой российского угля на Западной Украине. Почему вы не присоединились к штабу "Нет капитуляции" на Донбассе?

- Штаб "Нет капитуляции" создался месяц назад, и там слишком много бывших и нынешних членов команды Петра Порошенко. Очень странно бороться против капитуляции с агентом Путина, коим я считаю Порошенко. Борьбу с капитуляцией нужно начинать с посадок тех, кто эту капитуляцию привел в нашу страну. Иначе вся эта борьба превращается в борьбу за возвращение к власти Порошенко. У нас были все возможности в 2014-2015 гг отбиться, но Порошенко разложил нацию и добровольческое движение… К тому же, мы были заняты блокадой российского угля в Сосновке. Там были разгоны, избиения, один человек погиб. И ни один деятель от "Свободы" или "БПП" не приехал и не поддержал людей. Поэтому мы будем сами определять те точки, по которым мы эту капитуляцию будем бить и точно будем внимательно смотреть, кто нас окружает.

- У вас будет какая-то публичная реакция на отвод украинских войск?

- Любая ситуация имеет свою уникальную конфигурацию. Было бы глупо заранее сообщать о своих планах, чтобы оппоненты могли подготовиться. Я прекрасно знаю, что МВД будет реагировать на нас достаточно нервно, поэтому я бы не стал озвучить наши планы. Мы примем решение быть там, где мы будем наиболее полезны для Украины. Но я думаю, что сейчас важно доносить информацию до окружения президента, ведь Зеленский избрал неправильных советчиков. Они не были на Донбассе в 2014, не воевали, они не понимают природу и суть этого конфликта… К тому же, нужно четко определяться, какая есть альтернатива, потому что все эти разведения в Золотом, Петровском и Станице Луганской предусмотрены меморандумом, который заключил Петр Порошенко в 2016 году.

- Судя по разговору Зеленского с добровольцами в Золотом, президент хочет прекратить экономическую блокаду Донбасса и начать покупать уголь с оккупированной территории. В свое время именно вы инициировали прекращение "торговли на крови", заблокировав все экономические связи с предприятиями в ОРДЛО. Как сейчас будете реагировать на возобновление такой торговли, если оно произойдет?

- Во-первых, нет никакой экономической блокады Донбасса. Существует блокада торговли с оккупантами. Во-вторых, нет никаких украинских предприятий на оккупированной территории. Если мы внимательно разберем, чьи там сейчас предприятия, то они либо захвачены оккупантами, либо принадлежат российским компаниям и гражданам. Поэтому, нужно внимательно смотреть и разбираться, что мы блокируем не наших людей, а пути финансирования российских оккупантов, коррупционные пути для украинских чиновников и пути совместного обогащения украинских и российских олигархов. Не бывает украинских предприятий на оккупированной территории. Если оккупирована территория, то и предприятия тоже оккупированы.

Блокада дала колоссальный экономический эффект. За это время ряд тепловых электростанций Украины были переведены с антрацитового угля (добывается только на оккупированной территории Донбасса) на уголь марки Г, который добывается на подконтрольной территории Украины. Зеленского дезинформировали, что мы покупаем антрацитовый уголь из Донбасса только у посредников, это фэйк. Мы покупаем уголь в США, ЮАР и только отдельные дельцы, типа Ахметова, завозят уголь в Украину через территорию Беларуси и РФ. И Зеленский рассматривает сегодня два варианта: либо торговать напрямую с ОРДЛО, и таким образом напрямую финансировать оккупантов, либо торговать через посредников. Но он не рассматривает вариант не торговать с ними вообще.

- А мы можем не торговать?

- Конечно, можем. У нас есть все возможности полностью заместить (антрацитовый уголь, добываемый на Донбассе, - "ОстроВ") и быть независимым от агрессора. Поэтому, я за то, чтобы не торговать. И на Западной Украине мы как раз блокируем тот уголь, который идет в обход, и в процессе выясняется, что без него можно прекрасно обойтись. Можно увеличить количество добываемого угля в Украине, профинансировав угольную отрасль, и найти замещение. Мы можем заменять одну товарную группу за другой и даже заместить атомное топливо. Я хочу, чтобы Украины была энергетически независимой от агрессора. Я рекомендую Владимиру Зеленскому забыть о существовании России в экономическом плане.

Нельзя рассматривать ситуацию только в плоскости выгодно – не выгодно, мифические "наши люди" – "не наши люди". А война? Если ты зависишь от врага, то зачем ему в тебя стрелять? Он может просто прекратить поставки угля в отопительный сезон и всё. Мы будем обращаться к Зеленскому, переубеждать его, поднимать людей.

- Во время своего пресс-марафона Зеленский с прозрачным намеком обратил внимание на то, что Вы занялись блокадой российского угля в Львовской области, не имея к этому региону никакого отношения. Так почему вас заинтересовала судьба львовских угольщиков в Сосновке?

- В сентябре мне прислали видео сосновских шахтеров, которые увидели у себя российские вагоны с углем и вышли на протест. К тому же у моей жены родственники в Сосновке, у которых мы также узнавали о сложившейся ситуации. И все просили помочь. Мы туда поехали уже после двух недель блокады, которую, кстати, одобрила Львовская облрада.

- Какой результат вашей деятельности?

- Мы заключили меморандум с представителями правительства, согласно которому Кабмин и Верховная Рада взяли на себя определенные обязательства. Во-первых, профинансировать государственную угольную отрасль, чтобы недостающий уголь мы могли добывать из наших недр, а не ввозить откуда-то. Во-вторых, это целый комплекс мер, выполнив который нам не будет нужен российский уголь. В-третьих, это привлечение к ответственности тех, кто отдавал приказы и избивал людей, которые блокировали российский уголь. И мы сейчас будем выходить на соблюдение этого меморандума, чтобы поэтапно заставлять правительство слышать людей.

- Поставки российского угля прекратились?

- В Сосновку российский уголь больше не ввозится. Но он продолжает ввозиться в остальные 99 точек Украины, где проживают люди, которые не способны подняться и перекрыть поставки, лишающие их работы.

- Да, но в правительстве говорят, что без российского угля мы не пройдем отопительный сезон.

- Отопительный сезон – не чрезвычайная ситуация, к нему нужно было готовиться. Но, хорошо, это можно сделать после отопительного сезона. Например, к лету у них есть все возможности закрыть поставки. Уже ввезенный уголь они могут использовать, как это прописано в меморандуме, только для смешивания с украинским углем, а после отопительного сезона отказаться от российского. Если сократить количество шахт, но при этом в другие вложить деньги на модернизацию оборудования, они смогут удвоить добычу угля. Эта программа существует уже давно, но она не финансируется, потому что гораздо проще выбивать деньги на зарплаты и закрытие шахт, завозя при этом российский уголь, чем вкладывать деньги в модернизацию украинского производства.

Мы как государство не должны зависеть от поставок из страны-агрессора и обязаны искать возможности полного замещения. Пока Россия воюет с нами, мы должны забыть о существовании такого торгово-экономического партнера, как Россия. Мы не должны допускать зависимости от агрессора, поэтому нельзя опираться только на экономические выгоды.

- Судя по вашему Фэйсбуку, Вы позитивно относитесь к Владимиру Зеленскому. Но судя по его высказываниям во время пресс-марафона, президент относится к Вам скорее негативно, или с опаской. Как вы себя чувствуете из-за такого диссонанса?

- Не могу сказать, что он негативно ко мне относится. Думаю, что он вообще никак ко мне не относится. В конце концов, я не доллар, чтобы всем нравится. Я думаю, что негативнее всего ко мне относится "новый молодой" министр внутренних дел Арсен Аваков. А к Зеленскому я отношусь позитивно, потому что в 2014 году "Квартал 95" помогал нашему батальону, в том числе и финансово. И за несколько дней до Иловайска был большой концерт "Квартала" в Мариуполе, они приезжали туда помочь нашим солдатам. Поэтому у меня о нем есть только приятные воспоминания.

- А как к президенту у Вас нет к нему претензий?

- У меня есть ощущение, что он очень странно реагирует на сложившуюся ситуацию. С другой стороны, уместить всю страну в голове невозможно, особенно если у тебя нет опыта в государственном управлении и в войне. Поэтому, миллион процентов, что его решения формируются его окружением, - по-другому и быть не может.

Но Зеленскому стоит прислушиваться к разным людям, а не только к тем, кто имеет какие-то интересы и "дует в уши". Его поездки в Золотое, попытки искать какие-то варианты общения с людьми я воспринимаю позитивно, потому что для меня это признак того, что он хочет сделать что-то хорошее. Но пока у него не особо получается.

Например, сегодня премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что он приехал в Черновцы, где ему устроили показуху на таможне, но на самом деле борьбы с контрабандой нет. А где посадки? Они сейчас уволят людей, те перейдут на другое место и так по кругу. Им нужно "выключать дурака" и начать делать то, за что голосовали люди, иначе это долго не продлится.

- Кого из окружения Зеленского вы считаете наиболее опасным?

- Я думаю, что наиболее опасными являются те, кто убеждают президента, что люди - идиоты, что не нужно сажать "дворян" (правящий класс), потому что так не принято, и те, которые убеждают, что у него есть какие-то другие союзники, кроме народа, доверишего ему эту должность. Ему нужно попытаться разрушить свои привычки и перестать опираться только на людей, которые входят в его ближайшее окружение. Нужно выстраивать систему менеджмента с конкурсами, социальными лифтами и четкими KPI (ключевые показатели эффективности, - "ОстроВ"). И самое главное – посадки, без них ничего не будет. Как только пойдет страх, что за воровство тебя посадят, система сразу же посыплется.

- Вы считаете Зеленского самостоятельной фигурой или на него кто-то влияет?

- На любого человека кто-то и что-то влияет. Я думаю, что на него влияет масса знакомых которым он доверяет, друзъя по "Кварталу", крупный бизнес, в том числе и Коломойский, с каналом которого "Квартал" работает долгое время. Дело не во влиянии, а в его осознании и способности адекватно на него реагировать.

Так получилось, что Зеленский не воевал и у него нет опыта государственного управления. Его президентство - это интересный эксперимент всего нашего народа, но и это лучше, чем Петр Порошенко. В любом случае, это был лучший выбор в той ситуации. Но сейчас нам нужно всем ковать это железо, чтобы оно стало сталью, а не ушло в шлак.

- Как вы относитесь к идее отгородить оккупированный Донбасс, построить стену?

- Эту идею предложила партия "Самопомощь" еще в 2015 году, и я был соавтором этого законопроекта. Это идея не отгородиться от Донбасса, а идея максимально вложиться в обустройство переселенцев, которые выбрали свободную Украину, максимально вытащить оттуда "мозги", создав им нормальные условия, и максимально отгородиться от тех людей, которые хотят грабить, отжимать и убивать.

- Чем Вы зарабатываете себе на жизнь после того, как перестали быть народным депутатом?

- Мы с побратимами из батальона "Донбасс" создали компанию международной безопасности, которая сейчас зарегистрирована в США и некоторых других странах мира. В Украине также есть свое представительство.

- Чем занимается эта организация? Это ЧВК (частная военная компания – ред.)?

- Это именно компания международной безопасности. Мы не воюем. Мы занимаемся, например, обеспечением безопасности для неправительственных и международных организаций в зонах повышенного риска. В том числе, и обучением местных правоохранительных органов, представителей власти.

Для нас это прежде всего социальный проект. Вы видите, что постоянно идут сообщения о том, что один атошник подорвался, второй - застрелился, третий - спился, четвертый - уехал куда-то на заработки, пятый – мост перекрыл. А мы хотим, чтобы люди понимали, что единственная успешная терапия от ПТСР (посттравматический синдром – ред.) может быть только если человека не бросают в общество, условно говоря, прямо из боя, а оставляют его в среде, близкой к привычной ему.

БОльшую часть людей туда невозможно вернуть, они все равно будут ностальгировать за тем временем - не за убийствами, а за коллективом, за риском, за своей ролью защитника. Им нужно дать возможность находиться в этой зоне риска.

С другой стороны, это должно быть контролируемо обществом, полезно для страны, он должен быть материально обеспечен, и он для государства должен быть всегда резервом – в форме, обученным, не спившимся.

Я надеюсь, что рано или поздно компании типа нашей станут геополитическим рычагом для Украины, потому что в США или Великобритании организации по международной безопасности являются рычагом наравне с армией и спецслужбами. Но для этого у нас их нужно легализировать.

Наша международная компания по безопасности собирается работать по контрактам за рубежом. Например, с неправительственными организациями в странах Ближнего Востока. И мы серьезно ведем переговоры с афганскими структурами, потому что, если сейчас там наступит мир и туда зайдет серьезный бизнес, мы бы хотели, чтобы туда зашел также украинский бизнес. Там есть серьезные моменты по добыче полезных ископаемых – они самые неразработанные в мире; по прокладке трубопровода; постройке дорог; цементных заводов. И мы хотим, чтобы украинский бизнес туда зашел, и чтобы наши украинские парни его охраняли. Тем более, что уже сейчас многие иностранные структуры, в том числе и российские, уже вербуют наших атошников. Мы бы хотели, чтоб они находились под украинским влиянием, а не российским или другим иностранным.

- Можно ли ожидать, что вы вернетесь в украинскую политику?

- Не планирую. Для меня сейчас приятнее заниматься военными вопросами. Для борьбы за Украину мне лучше оставаться гражданским лицом, а депутатский статус будет мне только мешать. Статус простого человека дает больше свободы, чем мандат политика.

Беседовали Сергей Гармаш и Владислав Булатчик, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: