Понедельник, 10 декабря 2018, 21:571544471857 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Грузинская война и скрытые «пружины» современного мирового устройства

Начало августа 2008 года принесло в Украину жару. Население мигрировало к морям и готовилось смотреть пекинскую Олимпиаду. Но события на Кавказе, начавшиеся одновременно с мировым праздником спорта, затмили драматизм соревнований атлетов.

Для рядового потребителя прежде всего российских телевизионных каналов телекартинка выглядела так. Где-то в течении недели до начала Грузией масштабных боевых действий, корреспонденты рассказывали о регулярных перестрелках между грузинской и югоосетинской сторонами. Такое бывало не раз. За несколько часов до вторжения Михаил Саакашвили заявляет о своих мирных планах. Ночью Цхинвали подвергается разрушительному воздействию систем залпового огня «Град». Массово гибнут мирные жители. Грузинские танки украинского производства входят в город, стреляют прямой наводкой в окна домов. Грузины открыто провоцируют российских военных на столкновение. Город горит, жители бегут. Югоосетинские ополченцы жгут грузинские танки. Грузинский президент определяет все это как операцию по восстановлению конституционного порядка. Но эта операция скорее похожа на ставшую реальностью компьютерную игру «Counter strike». Так ее и определил в интервью телеканалу «Интер» раненный югоосетинский ополченец. В ситуациях этой игры нет места реминисценциям, связанным, например, с реалиями, подобными тем, которые описал А. Бек в своем ныне подзабытом романе «Волоколамское шоссе». В момент, когда шли ожесточенные бои за Москву, один советский офицер спрашивает другого:

- Скажите, Вы не опустились до ненависти к немцам как народу?

Собеседник твердо отвечает:

- Нет.

«Counter strike»

Грузинские военные вели себя в Цхинвали, который они, судя по заявлениям высших должностных лиц этой страны, рассматривают как свой город, так, как считается позорным вести себя даже на оккупированной территории.

Все ждали ответа России. Он последовал. Как и следовало ожидать, грузинские части были выбиты из Цхинвали и окрестных сел. Начались бомбардировки военных объектов на территории Грузии. Бомбометание не было точным. Бомбы падали на жилые дома. Горели пятиэтажки, до боли знакомые всем бывшим гражданам СССР. Из-под развалин теперь уже грузинских домов виднелись руки и ноги убитых. Кровь, смешавшись с пылью, запекалась на жарком южном солнце. В Тбилиси грузинский президент заявлял в стиле героев американских боевиков о готовности сражаться до последней капли крови за свободу и независимость родины. Но город Гори, как, впрочем, и другие населенные пункты, был сдан без боя. Он стал городом мести. Телевизионщики показывали мародеров, которые тащили все ценное из домов горожан. Получалось по принципу око за око, Гори за Цхинвали. Принцип, скажу, не самый современный.

Запад начал демонстрировать консолидированную позицию. Россия на международной арене оказалась в положении, подобном ситуации времен Крымской войны. Требовали вернуться на исходные позиции, соблюдать территориальную целостность Грузии.

В свою очередь, западные зрители и читатели получали другую картину происходящего. Согласно ей авторитарная имперская Россия напала на маленькую, свободолюбивую, демократическую Грузию. Русский медведь терзает нежную грузинскую лань. Начинаются митинги в поддержку демократии во всем мире.

Наконец подписано соглашение о прекращении огня. Военные объекты Грузии в своем большинстве разбиты. Грузинская армия показала свою неспособность к серьезным боестолкновениям, не то, что к длительной войне. Треть страны контролируется российскими военными. Но в Тбилиси проходят митинги, по городу ездят машины с грузинскими флагами. Крики «Победа!». Позор и никчемность по меркам позапрошлого и прошлого веков в XXI веке воспринимается как некое достижение, торжество национального духа, если хотите.

Одновременно с этими телевизионными картинками до простого украинца доходит понимание, что его страна тоже причастна к этим событиям. С 2005 года Украина поставила в Грузию 31 танк Т-72, 20 БТРов, 40 БМП, а также самоходные гаубицы, самолеты, вертолеты, стрелковое оружие и пр. Конечно, прав Ю. Ехануров, заявивший, что это не противоречит принципам международного права. Но есть и иные ориентиры, на которые следует обращать внимание в военном сотрудничестве. Против кого вооружалась Грузия? Прежде всего, против своих восставших автономий, а косвенно против России. Вмешиваться в этот кавказский конфликт в наших национальных интересах? На этот вопрос Ю. Ехануров не ответил.

Корабли Черноморского флота РФ вышли из Севастопольской базы к берегам Грузии. Президент Украины начал угрожать запретом на их возвращение. Жар кавказского костра дохнул в лица тех граждан Украины, кто соотносит свою судьбу с судьбой своей страны. Но вновь это соотношение воспринималось несколько по-разному на Западе и на Востоке Украины. Вот, пожалуй, и вся внешняя фабула.

После затянувшегося молчания высшее руководство Украины заняло прогрузинскую позицию. Надо защищать маленькую прекрасную страну, совершившую «революцию роз». Принято решение об оказании гуманитарной помощи. Вполне правильное и гуманное решение. Оно было бы еще разумнее, если бы такая помощь оказывалась и населению Южной Осетии.

Грузинская война начинает использоваться во внутриполитической борьбе. Администрация Президента передает в СБУ документы о якобы антиукраинской деятельности Кабинета Министров. Поводом стало предположение, что Ю. Тимошенко в предстоящей президентской гонке заручилась поддержкой Кремля. Да-с, война способствует выбросу адреналина и делает риторику жесткой.

Приподнимая занавес

Грузинская война заслуживает серьезного анализа. Подобные события приоткрывают завесу над скрытыми пружинами современного мирового устройства. Вот об этом и нужно поговорить.

Во-первых, она свидетельствует о перманентной неустойчивости однополюсного мира. Таким мир стал в результате торжества в глобальном масштабе мировой капиталистической системы. Согласно теории И. Валлерстайна пространство этой системы делится на центр, полупериферию и периферию. В настоящий момент страны центра выработали механизмы согласования своих интересов. Поэтому в отличие от ХХ века маловероятно возникновение войн в этой части мировой капиталистической системы. Скорее, она противопоставляет себя всем странам полупериферии и периферии. Военные конфликты перемещаются на полупериферию и периферию. Последняя становится ареной политической нестабильности еще и по причине того, что глобализация особенно сильно бьет по возможностям государств в этой зоне.

Во-вторых, тревогу стран центра вызывают попытки стран полупериферии войти в их число. Это означало бы перераспределение потоков мировых ресурсов, возникновение новых конкурентных центров накопления капитала, а, следовательно, уменьшение возможностей старых стран центра получать геоэкономическую ренту с мира. Прежде всего, сказанное касается России и Китая. Руководители России и Китая, видимо, понимают общность своего положения в современном мире. Во всяком случае, Шанхайский договор свидетельствует в пользу этого. Если воспользоваться терминологией З. Бжезинского, то можно сказать, что западные игроки на великой шахматной доске Евразии особенно опасаются России. Она ассоциируется с призраком Советского Союза как главного соперника Западного мира, претендента на создание автономного мирового центра. Россию хотят видеть рядовым демократическим государством, оттесненным в северные широты и не претендующим на особое место в мире.

В-третьих, борьба осуществляется не просто между центром и полупериферией. Эта борьба переводится в борьбу полупериферии с периферией. Страны периферии теряют свою политическую субъектность. Их руководство рассчитывает на решение своих проблем исключительно при помощи стран центра мировой капиталистической системы. Понятие национальных интересов для них утрачивает свой классический смысл. Это делает их пешками в геополитической игре.

В-четвертых, современная мировая политика базируется на двойных стандартах. Страны центра присвоили себе право определять, что является правильным и допустимым в современном мире, а что не имеет права на существование. При этом уже не используются идеологические критерии. Поддерживаются не капиталистические страны в противовес странам социалистической ориентации, а страны-союзницы. Международная политика приобретает, в сущности, беспринципный характер. Если бы Грузия, скажем, была надежным союзником России, то Запад, вероятно, выступал бы за независимость Абхазии и Южной Осетии.

Эти четыре пункта дают объяснительную социологическую схему войн, подобных нынешней Грузинской войне.

Грузия как инструмент

После «революции роз» Грузия превратилась в мирового лидера по военным расходам. Если в 2003 г. расходы Грузии на армию равнялись $30 млн., то в 2007 г. - $1 млрд. По плану на 2008 г. на военные цели должно быть израсходовано $1,5млрд. В нынешней мировой ситуации страна, претендующая быть витриной либеральной демократии на Кавказе, не могла бы это делать, не заручившись поддержкой стран мирового центра, прежде всего, США. М. Саакашвили настойчиво стремится ввести свою страну в НАТО. Американские инструкторы помогали в строительстве грузинской армии. Поэтому милитаризация этой страны ни для США, ни для НАТО секретом не являлась.

Не секрет для стран Запада и то, что режим М. Саакашвили является авторитарным. Даже то, за что в последние годы грузины хвалили М. Саакашвили, было совершено им авторитарными методами. Например, разгон ГАИ и набор туда новых сотрудников по принципу отсутствия предшествующего опыта работы в данном учреждении вряд ли вписывается в демократические процедуры. Не отрицаю благотворного влияния данных решений на коррумпированное грузинское общество. Но до модели устойчивой демократии ему очень далеко. В таких государствах важные политические решения принимаются тайно, их мотивация для внешнего наблюдателя остается мало понятной.

Прямой очевидной целью милитаризации Грузии было восстановление контроля над отделившимися Абхазией и Южной Осетией. Для М. Саакашвили – это важнейшая часть политической программы, которую он предложил грузинам после прихода к власти. Грузинское общество с готовностью откликается на подобные призывы. Грузинская интеллигенция с XIX в. предлагала имперский вариант решения абхазской и осетинской проблем. Эти рецепты вошли в массовое сознание грузин. Западным лидерам сложно будет ответить на вопрос, чем Грузия как империя лучше России, которую они априорно рассматривают в качестве таковой. Только фактом малой площади? Думаю, этот вопрос будет оставлен без ответа, как и вопрос о том, чем абхазы и осетины хуже косоваров.

Грузия, как глубокая периферия мировой капиталистической системы в последние годы претерпевала серьезные изменения только в результате импульсов со стороны развитых стран. Она стала одним из геополитических инструментов США в деле сдерживания России. И начало войны против Южной Осетии очень похоже на американо-гузинскую спецоперацию, в подготовке которой, к сожалению, участвовала и Украина. Не знаю, существовал ли план этой спецоперации. Но в целом она стала логическим продолжением взаимодействия названных стран. К тому же, каким бы авантюристом ни был М. Саакашвили, вряд ли он решился бы на прямую войну с Россией, если бы не имел надежд на помощь со стороны США.

Какие же цели могла преследовать данная спецоперация, кроме «восстановления конституционного порядка» в Южной Осетии? Основные цели были связаны с Россией. Во-первых, в результате дестабилизации ситуации в Южной Осетии и Абхазии можно поставить вопрос о замене российских миротворцев международным контингентом. Для Грузии это благоприятно, так как такие миротворцы реального отпора её карательным операциям давать не будут. Россия же будет отброшена из этого региона. Во-вторых, проверяется боеспособность Черноморского флота РФ. Четко обозначаются все его слабые стороны. В этом случае инструментом проверки выступает украинское руководство. У него возникают все новые поводы требовать вывода флота из Севастополя. России же по объективным причинам выводить свой флот еще долгое время будет просто некуда. В-третьих, появляются веские аргументы для принятия Украины и Грузии в НАТО. Практически вся южная граница РФ оказывается огражденной НАТОвским санитарным кордоном, что ведет к резкому уменьшению военных возможностей этой страны. Способом достижения этих целей должна стать моральная дискредитация России. В силу этого в данном конфликте особо значимым стала информационная составляющая. Если бы РФ не ответила на действия Грузии, то это привело бы к дискредитации Д. Медведева в глазах собственных граждан. Ответ России был представлен практически как немотивированная агрессия. Мародеры в Гори этому серьезно поспособствовали.

Игры на великой шахматной доске

Окончанием боевых действий игра на великой шахматной доске Евразии не закончится. Правила в этой игре будут, к сожалению, устанавливаться по факту силы. Конечно, в определенной мере разрядило бы ситуацию включение в мировой порядок всех существующих, но непризнанных государств. Это ликвидировало бы «черные дыры» современного мирового устройства. Но в целом радикально это не повлияет на мировую динамику. Страны полупериферии будут искать ответы на вызовы со стороны стран центра, развиваясь по умеренно авторитарному сценарию. Россия будет искать союзников в этой среде. Без новой модели общественного развития и соответствующей идеологии это вряд ли приведет к формированию второго полюса в мировом политическом поле. Но вопрос об этом будет постоянно насущным. Такое развитие событий может превратить Украину в постоянный объект спора между Россией и консолидированным Западом. Учитывая характер украинских элитных групп, они разделятся по принципу лояльности тому или иному внешнему центру силы. Сбалансировать ситуацию могло бы настоящее мощное националистическое движение, которое бы отстаивало реальные национальные интересы Украины, а не амбиции отдельных украинских элитный групп. Но это наименее вероятный вариант развития событий.
 

Илья Кононов, доктор социологических наук, специально для «Острова»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: