Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Последствия удара по национальной экономике от введенного карантина могут оказаться куда тяжелее, чем официально ожидает Кабинет министров Украины (КМУ).

В дополнение к внутренним факторам добавились внешние: возвращение сотен тысяч трудовых мигрантов, потерявших работу в соседних странах. Плюс угроза падения мировых цен на сырьевые товары - основную статью украинского экспорта.

В таком случае падение валового внутреннего продукта (ВВП) на 4,8% - еще не самый худший сценарий. Правда, до вспышки эпидемии коронавируса ожидалось, что по итогам 2020 г. прирост ВВП составит 3,7%.

Это означает, что в действительности украинская экономика потеряет 8,5% - примерно, как в 2014 г.

Калькуляция потерь

Настроения руководителей крупных компаний и предприятий еще пессимистичнее: проводившая опрос Европейская бизнес-ассоциация ожидает падения ВВП Украины на 9% по итогам 2020 г. в случае затягивания с карантином.

КМУ оценивает потери от карантина и кризиса в 510 млрд грн. – на такую сумму уменьшен прогноз номинального ВВП в 2020 г.: с 4,51 до 4,0 трлн грн.

Это комплексная, но не полная оценка. Поскольку по итогам IV кв. 2019 г. украинская экономика получила $16,668 млрд доходов.

Из них на сферу услуг пришлось $3,777 млрд, или 22,7% общего объема. А как раз она больше всего пострадала: закрыты рестораны, кафе, отели, санатории, кинотеатры, торговые центры и т.д.

Транспортная отрасль в IV кв. 2019 г. принесла $1,85 млрд, или 11%. Она тоже среди наиболее пострадавших от карантина: прекращены автобусные и пассажирские железнодорожные и авиаперевозки.

Т.е. речь идет о потере четверти доходов украинской экономики за период карантина. И, конечно, надо помнить об эффекте домино – когда одна падающая костяшка валит соседнюю и т.д.

Оставшиеся без работы люди не смогут ничего покупать – падение объемов продаж и неизбежные сокращения персонала последуют и в других отраслях.

А вынужденные вернуться из Польши, России, Чехии сотни тысяч заробитчан больше не смогут присылать сюда валютные переводы для поддержки семей.

По данным Национального банка Украины (НБУ), частные денежные переводы из других стран в 2019 г. достигли $12 млрд. Отсутствие такой серьезной валютной подпитки будет давить на обменный курс гривны.

Для нее КМУ ухудшил прогноз с 27 до 29,5 грн/$ - но похоже, что реально будет ближе к 35 грн/$, как и прогнозирует президент инвесткомпании Dragon Capital Томаш Фиала.

Поскольку кроме прекращения валютных вливаний от заробитчан надо взять во внимание недопоступления в госбюджет.

Во-первых, от неработающей сферы услуг и транспорта, во-вторых - из-за прекращения импорта значительного объема товаров.

По итогам марта план по доходам госбюджета оказался недовыполнен на 10,19 млрд грн. Недобор в январе составил 13,8 млрд грн, в феврале – 4,182 млрд грн.

Финансировать расходы в этих условиях КМУ придется двумя способами: за счет новых займов и печатного станка НБУ.

Собственно, так уже и делается: Нацбанк 1 апреля перечислил в госбюджет 42,72 млрд грн.

Эмиссия денег раскрутит инфляцию (рост цен на потребительские товары) гораздо выше, чем те 8,7%, на которые теперь ориентируется Кабмин в своем прогнозе - вместо прежних 5,5%.

При этом правительство ожидает, что зарплата граждан по итогам 2020 г. останется на уровне 2019 г. На фоне неизбежного роста цен это означает обнищание для большинства населения.

Ну а наращивание госдолга еще больше увеличит выплаты из бюджета по взятым займам – при том, что уже сейчас на эти цели идет порядка 30% средств, собираемых с налогоплательщиков.

Т.е. страну продолжают все глубже заталкивать в долговую яму и как из нее потом выбираться – этого, кажется, не знает никто.

Тем не менее, чтобы обеспечить апрельские выплаты пенсий и других социальных обязательств, правительство Дениса Шмыгаля в начале апреля заняло $150 млн у зарубежных кредиторов.

Если такая практика продолжится, дефолт Украины наступит гораздо быстрее, чем ожидалось инвестиционными аналитиками.

"Зонтик" над АПК

Отдельно стоит рассмотреть угрозы украинской экономике от возможного падения мировых цен на сырьевые товары.

Правда, здесь дело не столько в коронавирусе, сколько в нефтяной "войне" между картелем ОПЕК и Российской Федерацией. Она началась в марте и привела к обрушению стоимости нефти Brent с $66 до $25 за баррель.

Это в свою очередь потянуло вниз цены основных продовольственных культур. Так, если 20 января пшеница на Чикагской бирже (основной мировой индикатор) была по $210/т, то 9 марта она подешевела до $189/т.

Впрочем, в начале апреля показатель снова поднялся до $209/т. Произошло это из-за остановки зернового экспорта из Аргентины, закрывшей морские порты в надежде помешать распространению коронавируса.

Также положительно сказались введение запрета на экспорт продовольственных культур из РФ на период кризиса и благоприятный прогноз по американским посевам, опубликованный министерством сельского хозяйства США.

Из этого следует, что пока мировым ценам на продовольствие не угрожает обвал. А значит, и украинский АПК находится под защитным "зонтиком".

Но, конечно же, ситуация может поменяться: сегодня порты в Аргентине закрыты, завтра их опять откроют. Прогноз по американскому урожаю может быть ухудшен и т.д.

Да и нефтяная "война" может длиться гораздо дольше, чем эпидемия COVID-19. Здесь есть и свой позитив: цена газа будет падать вслед за нефтью.

Теоретически это означает снижение стоимости услуг ЖКХ, прежде всего отопления и горячего водоснабжения.

Однако опыт завершившегося отопительного сезона 2019-2020 показал, что в украинских реалиях прямая связь есть только в случае подорожания газа – тогда и тарифы ЖКХ пропорционального растут.

Если же газ дешевеет – оплата за ЖКХ либо вообще остается прежней, либо уменьшается символически, на 1-2%. И это при снижении цены газа в 2 раза по сравнению с предыдущим сезоном 2018-2019.

Тоже самое относится и к стоимости бензина и дизельного топлива. Если Антимонопольный комитет Украины настаивает на снижении цен на 3-5 грн./л., владельцы автозаправочных сетей минусуют 14-17 коп.

Поэтому теоретически есть моменты, способные ослабить влияние нефтяного кризиса – но по факту в Украине они никогда не срабатывают.

Что же касается стоимости железной руды, еще одной важнейшей статьи украинского экспорта наряду с зерном – то здесь пока ситуация довольно благополучная.

В начале апреля железная руда на основных торговых площадках Китая предлагалась по $88/т. Тогда как во время предыдущего обвала нефтяных цен в 2014-2015 гг. котировки падали до $45/т.

Сейчас оснований для беспокойства нет. Ведь в Китае, несмотря на жесткий карантин, уже по итогам января-февраля ухитрились нарастить стальную выплавку на 9,2% к тому же периоду 2019 г., до 149,58 млн т.

Это значит, что спрос на металлургическое сырье в КНР остается стабильным. И продукция украинских железорудных комбинатов там по-прежнему востребована.

Именно туда, в Китай, собираются продавать железную руду горно-обогатительные комбинаты группы "Метинвест" Рината Ахметова и Вадима Новинского.

С 1 апреля группе пришлось остановить работу двух своих металлопрокатных заводов на севере Италии. Это было сделано по распоряжению правительства страны в рамках борьбы с COVID-19.

В связи с этим "Метинвест" объявил о переносе запуска в работу ряда доменных печей на мариупольских комбинатах им.Ильича и "Азовсталь", а также на "Запорожстали".

Это означает существенное снижение объемов выплавки чугуна и стали на данных предприятиях – ведь и на других европейских заводах "Метинвеста", в Болгарии и Великобритании, объемы выпуска металлопроката тоже упали.

Поэтому в группе Р.Ахметова заявили о возможном полном прекращении производства стальных полуфабрикатов на "Азовстали" – если ситуация в Италии не начнет улучшаться в ближайшее время.

"Излишние объемы железорудного сырья, произведенные на горно-обогатительных комбинатах группы в Кривом Роге из-за возможного снижения объемов производства чугуна, будут направлены на традиционные рынки сбыта – в частности, в Китай", - говорится в сообщении.

Стоит отметить, что уже по итогам марта выплавка стали в Украине снизилась на 9,1% по сравнению с предыдущим месяцем, до 1,79 млн т., чугуна – на 4,6%, до 1,75 млн т., выпуск стального проката упал на 7,9%, до 1,56 млн т.

Это одно из последствий фактора COVID-19 – ведь в связи с распространением заболевания и паникой вокруг него спрос на стальную продукцию упал во многих странах и прежде всего в ЕС.

Из этого следует, как раз украинская металлургия примет главный удар мирового кризиса, вызванного распространением COVID-19.

Это подтверждается решениями европейских металлургических компаний сократить выплавку стали из-за остановки строительства и автомобильных заводов в ЕС.

Заработать на кризисе

Помимо объективных кризисных факторов, от которых украинской экономике никуда не деться, появились и спекулятивные.

К таковым следует отнести остановку с 1 апреля одного из крупнейших в Украине добывающих объединений "Добропольеуголь", входящего в ДТЭК – компанию, управляющую энергетическим бизнесом Р.Ахметова.

Среди причин такого решения назван импорт электроэнергии (э/э) из Беларуси и РФ. Дескать, поэтому на нашу собственную продукцию нет спроса.

Между тем в Украине э/э почему-то стоит даже дороже, чем в ЕС.

_

Поэтому э/э из РФ и Беларуси тоже более дешевая – и украинские потребители покупают ее гораздо охотнее. Все в полном соответствии с законами рынка, за который (когда им выгодно) обеими руками выступают топ-менеджеры ДТЭКа и их лоббисты.

Но в данном случае они продвигают тезис о необходимости прекратить спонсировать государство-агрессора , одновременно закупая в России уголь для своих украинских ТЭС.

И никак не поясняя, почему украинские потребители должны платить за э/э дороже – неужели только для того, чтобы Р.Ахметов и дальше продолжал получать сверхприбыли?

Ну а если открыто конкурировать с зарубежными поставщиками никак не получается – тогда возникает вопрос о пресловутой "эффективности частного собственника" по сравнению с государством.

Если этот самый частый собственник не так уж и эффективен без помощи государства (читай: за счет миллионов украинских налогоплательщиков) – то не проще ли тогда вернуть государству управление этими активами?

Ведь несмотря на то, что работникам "Добропольеугля" пообещали выплачивать зарплату во время простоя в соответствии с коллективным договором – руководству страны, вероятно, дают четкий сигнал: или будем играть на энергорынке по нашим правилам (точнее, по правилам, выгодным ДТЭК) или возможен социальный взрыв в случае прекращения выплат шахтерам.

Это настоящий вызов для президента Владимира Зеленского и его команды. Ведь КМУ во главе с Д.Шмыгалем еще 18 марта принял постановление о ведении 45% пошлин на импорт э/э из Беларуси и РФ.

Казалось бы, сделан более чем глубокий реверанс в сторону компании Р.Ахметова. Но фишка в том, что пошлины ввели и на российский уголь – что в общем выглядит вполне логично, если рассматривать Россию как государство-агрессор.

Но, как уже отмечалось, ДТЭК сам импортирует уголь из РФ – поэтому такой вариант не устраивает топ-менеджеров компании и ее владельца.

Отсюда, вероятно, и следует решение об остановке "Добропольеугля" и ряда смежных предприятий.

Таким образом создается впечатление, что сейчас президентскую команду пытаются грубо и откровенно прогнуть под бизнес-интересы олигарха №1, которым Р.Ахметов продолжает оставаться, несмотря на тяжкие времена, выпавшие для Украины. И, судя по всему, шантаж работает...

Виталий Крымов, "ОстроВ"

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: