Понедельник, 17 декабря 2018, 10:191545034776 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Экс-Генеральный Консул Республики Польша в Донецке Якуб Волонсевич рассказал “ОстроВу” о причинах закрытия польского консульства в Донецке, об эмиграции украинцев в Польшу и том, как соседняя страна продолжает помогать и поддерживать жителей Донбасса.

- Якуб, расскажите, когда Вы покинули Донецк, и чем это было вызвано?

- Это было еще летом из-за военных действий, которые тогда начались в Донецке. Мы покидали наше Консульство 12 июня, сначала временно. Мы все-таки думали, что все эти военные дела приостановятся, и мы сможем вернуться и нормально работать. Это было последнее иностранное Консульство, которое уехало из Донецка. Немецкие и чешские коллеги, например, выехали раньше, а мы уезжали, когда в городе уже начались настоящие сражения. В Консульстве работало много людей, и в любой момент они могли попасть под обстрел, даже случайно, и в связи с угрозой жизни было принято решение о приостановке работы. А официально и полностью Консульство закрылось в начале январе.

- Насколько я знаю, консульство вело в Донецке несколько гуманитарных, технических и других проектов. Какова их судьба и будут ли они продолжены?

- Сейчас мы вернулись к той ситуации, которая была до открытия Консульства в Донецке. Сейчас Донецкая и Луганская области снова относятся к Консульству в Харькове. Поэтому, если кому-то из Донецкой и Луганской областей нужно сделать визу или решить другие дела, они приезжают в Консульство в Харькове.

У нас в Донецке было очень много проектов и они в какой-то мере продолжаются. На сегодняшний день есть 3 категории молодых людей, которые решают свою судьбу во время войны с целью переезда и учебы в Польше.

Очень много студентов из донецких и луганских университетов решили переехать и дальше заниматься учебой в Польше. Я не хочу говорить конкретной цифры, но это около 50 человек. Могу сказать, что мне постоянно звонят студенты, которые принимают решение, что со следующего академического года они хотят переехать в Польшу и там продолжить обучение. Устроить такое будет несложно, есть различные программы, например, официальная правительственная программа стипендий для студентов из Украины, особенно из Луганской и Донецкой областей, и тогда учеба будет идти по стипендии, то есть бесплатно. Этим занимается посольство в Киеве, то есть на соответствующем сайте можно найти информацию о том, как можно попасть в эту программу, какие необходимо подготовить документы и так далее.


Кроме того, есть студенты, которые хотят поступить в магистратуру, то есть окончить учебу в Польше. Они выбирают учебные заведения, особенно те, с которыми донецкие и луганские университеты подписали договоренности о сотрудничестве. Изначально в этих договорах было постановление, что дипломы будут совместные, но в связи с юридическими и другими сложностями это будут дипломы только польских университетов.

И третья категория – это украинские студенты польского происхождения, которые тоже приезжают в Польшу на учебу в вузы и другие учебные заведения.

- Некоторые ВУЗы остались на территориях, подконтрольных “ДНР” и “ЛНР” и есть те, которые официально “переехали” в Украину. Могут ли приехать учиться в Польшу студенты вузов, находящихся на оккупированной территории?

- В Польшу могут переехать и те студенты, которые учатся в вузах, подконтрольных “ДНР” и “ЛНР”. Мы все-таки относимся к Украине как к целостной стране, у которой на Востоке есть проблема. Поэтому, студенты с территорий, контролируемых ЛНР/ДНР рассматриваются нами как граждане Украины. Можно даже сказать, что сегодня приоритет имеют именно те студенты, которым нужно эвакуироваться по тем или иным причинам с Донбасса.

- Не так давно была актуальна тема эвакуации поляков из Мариуполя. Каковы ее результаты и произошла ли она вообще?

- Вопрос эвакуации поляков - это журналистская лексика. Лучше говорить о помощи Польши полякам, которые проживают на Донбассе, чем об эвакуации. Много поляков остаются на Донбассе по разным причинам, прежде всего, по семейным. Если даже молодые люди хотят переехать, но у них есть пожилые родители, то их бросить невозможно, они остаются с ними и заботятся о них. Это индивидуальные решения.

- Давайте определимся: когда мы говорим о помощи и эвакуации, то речь идет о гражданах Польши или об этнических поляках, которые являются гражданами Украины?

- Об этнических поляках, потому что единственный гражданин Польши, который проживал на Донбассе во время войны, это был господин Врубель, который погиб в декабре месяце. Дело в том, что в Польшу выезжают именно этнические поляки, которые являются гражданами Украины.

- Известно ли количество беженцев, которые переехали из восточного региона Украины в Польшу?

- Есть официальная информация, насколько я помню, это почти 200 человек. Кроме того, есть переселенцы, которые просто неофициально еще раньше уехали из Донбасса по разным причинам (просто решили переехать в Польшу), я думаю, что их тоже около 200 человек. Самое главное, что ими занимаются общественные организации.

- Сколько из них получили официальный статус беженца?

- Довольно много людей, не только из восточной, но и центральной, и западной частей Украины, пересекая границу Польши, делают заявление, что они хотят стать беженцами. Таких людей очень много, при чем, в большинстве своем это не этнические поляки, а именно украинцы, русские и другие национальности, и их вопрос рассматриваются в порядке Женевских конвенций про статус беженца.

Насколько я знаю, - это официальные данные департамента по миграции, - все эти заявления получают отрицательный ответ. Но эти процедуры еще не окончены, потому что эти решения департамента, которые можно обжаловать в суде и так далее. Это люди, которые подали заявления о том, что они беженцы и хотят получить соответствующий статус, они находятся именно в этих центрах для мигрантов, ожидая своего решения.

- А почему им всем отказывают в статусе беженца, если действительно идет война в их регионе?

- Это юридические вопросы. По женевским конвенциям для получения статуса беженца и убежища в другой стране должна быть объявлена война. Если на части территории нет войны, то согласно этим конвенциям, они могут получить убежище в своей стране. Именно в этом и заключается причина отказа этим беженцам. Это не означает, что те, кто не получил этот статус, немедленно депортируются в Украину.

- А что происходит с ними после того как им отказали в статусе беженца?

Все они еще не завершили процедуры, поэтому на сегодняшний день еще нет такого случая, чтобы они были депортированы.

Мы стараемся, чтобы все этнические поляки, которые остались на Донбассе, получили польское гражданство, остальные же получают вид на жительство.

Самый худший вариант - это подавать заявление именно на статус беженца, потому что этим закрывается возможность получения гражданства или вида на жительства, это очень важно. На сегодняшний день, пока официально не объявлена война, получение статуса беженца невозможно. Можно просто приехать в Польшу по туристической визе и там уже обращаться во все общественные организации.

Могу сказать, что в Польше очень позитивный подход в этом плане. Те, кто действительно нуждается в помощи, они ее в Польше получают.

- Якуб, скажите, как меняется общественное мнение в Польше относительно конфликта на Востоке Украины? Понимают ли поляки, что идет война между Россией и Украиной, а не гражданская война?

- Я думаю, что поляки все понимают, потому что все-таки средства массовой информации в Польше независимые, и они информируют о всей ситуации очень детально. Информация о том, что был артобстрел, бомбежка или погибли люди, через 10 минут появляется на сайтах польских медиа. Кроме того, очень много разговоров по телевидению, на радио по поводу будущего Украины и конфликта. Полякам очень сложно понять, почему вообще этот конфликт возник, потому, что это невероятно, что в Европе может сложиться такая ситуация. Подобное было несколько лет назад на Балканах, но все тогда пришли к мнению, что такое уже повториться не может. И все-таки повторяется. Нет хорошего ответа, почему так случилось.

Когда я работал Генконсулом в Донецке, я помню, что до последнего момента большинство людей, которые проживают на Донбассе, хотели просто мира, и они не хотели войны, но оказалось, что сейчас война в полном разгаре. И мне сложно сказать, люди просто ошиблись или они ждали такое развитие ситуации. И в результате это все привело к гибели тысяч людей.

Дело в том, что в течение этого года, когда я жил на Донбассе, я очень полюбил этот регион и людей. Я никогда не оценивал их с политической или идеологической точки зрения, потому что у людей есть право выражать свои мысли, но в мирном масштабе: ходить на демонстрации, выступать публично и так далее. Но война меняет не только ситуацию, но и каждого человека. У каждого человека, который сейчас находится на Донбассе, есть 3 возможности: взять в руки автомат и сражаться; второе - иметь при себе таблетку с ядом на всякий случай; и третье - не замечать ничего и думать, что они живут в нормальной ситуации. Я вижу людей, которые переходят трупы убитых на улицах от артобстрелов, и они как будто не хотят этого видеть, они проходят мимо. Значит, у них уже появился психический синдром, и он понятный, потому что для большинства людей самым главным сейчас является просто выжить. Хочется, что Донбасс выжил и не был полностью уничтожен, особенно люди. Сейчас главный вопрос - это окончание войны, чтобы перестали гибнуть люди.

Очень важно, чтобы обычные люди думали, что они не остались в каком-то вакууме, что о них думают такие как я, или просто чужие люди, которые следят за информацией по Донбассу, и они этим очень взволнованны.

Беседовал Сергей Гармаш, “ОстроВ”

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: