Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Об этом «ОстроВу» рассказала женщина-инвалид, живущая в Донецке. Подтверждение этому можно увидеть в «прифронтовых» городах Донбасса: безумные очереди возле фондов и управлений, в магазинах и у банкоматов, автобусные колонны с надписями «Енакиево», «Горловка», «Донецк». И хмурые лица шахтёров-регресников, откровенное хамство бойких «сопровождающих» от ДНР и нескрываемое раздражение приезжающих за украинскими пенсиями сторонников ДНР: «Вы здесь предатели»…

То есть, постановление правительства о прекращении социальных выплат тем, кто не зарегистрирован на территориях, контролируемых Украиной, по сепаратистам как раз не ударило. Ударило по тем, у кого нет возможности и средств ехать «на Украину», сутками стоять в очередях или «решать вопрос» иным путем. Дончане, как и луганчане или горловчане, до последнего надеявшиеся на скорое освобождение, или старики, больные и совершенно немощные, остаются накануне зимы совершенно без права на выживание.

Очередь у фонда для переоформления регресса: эти бойкие «переселенцы» успели взять своё

Зато заявление Яценюка , породило новый рынок услуг: социальные сети сразу запестрели запросами: за деньги подтвердить проживание в городе, находящемся под контролем Украины…

Наталье 55 лет. Много лет назад она попала в автомобильную аварию, был сломан позвоночник, пришлось заново учиться ходить.

- И жить тоже. Врачи сказали – ходить, скорее всего, не будет. Вот муж сразу и ушел. Конечно, зачем ему жена-калека в придачу с больным ребенком. Так что у меня выбора не было – нужно было хвататься за жизнь. Сначала даже в инвалидном кресле делала клиентам маникюр, как немного встала на ноги – продолжила свое парикмахерское дело. Дали вторую группу инвалидности пожизненно, - рассказывает Наталья, стараясь не обращать внимание на гул и канонаду за окном.

Сейчас они в Донецке остались втроем – она, ее 24-летний сын, у которого в августе после попадания под минометный обстрел, сильно обострилась астма. И 93-летняя бабушка, которая понимает только то, что за окном громыхает война.

- Она кричит «Немцы пришли!» И ни в какую не соглашается даже выйти из дома – говорит, лучше я тут умру. Я понимаю: если буду насильно пытаться ее увезти, она просто умрет в дороге от страха и ужаса. Куда нам выезжать, как говорят политики, на «большую Украину»? Ну кому мы - я, не способная шнурки без помощи завязать, и бабушка в памперсах, - нужны? В каком таком санатории или общежитии готовы меня с такими проблемами принять? Может быть, Президент готов нас взять к себе домой? Да и вообще, если мы своей стране оказались лишними - так лучше одним махом тогда пусть и убьет снарядом– чтоб от голода не мучились,- вздыхает женщина.

Бабушка не получала своей пенсии уже с июля. Сама Наталья- с сентября. Переоформить группу инвалидности сыну не удалось – пенсионный фонд в Донецке работает «по очень особому» графику. В мирные города оформлять выплаты Наталья не поехала – говорит, перегрызать глотку в очередях, платить взятки «гидам» пенсионного туризма – противно. А уехать надолго совершенно нет возможности – за старенькой мамой нужен особый уход и особые условия (это понимает каждый, кто досматривал глубоких стариков). Ну не бросать же ее, в самом деле? Говорит, выпрашивать подачки от террористов тем более не будет. Надеется только, что больного сына (у него уже заканчивается жизненно необходимые лекарства, а купить новые совершенно не за что) удастся переправить к дочке – та, много лет проработавшая воспитателем в донецком детском саду, еще летом уехала в Крым – на заработки.

- У меня брат в Москве, но я в Россию не поеду. Противно. Вы понимаете, я ж на митинге была за Украину в марте, получила на старости лет камнем по голове… Да, я, гражданка Украины, не сумела спасти свою родину. Но и государство не смогло защитить меня - они там «наверху» сдали Крым, теперь Донбасс. А я из-за этого должна покинуть свой дом и скитаться по углам? Или просто остаться голодать, вместе с мамой, переживающей уже вторую войну на своей жизни. Как вы понимаете, я совсем не сепаратист, но сейчас уже мифы о «фашистах» мне не кажутся такой уж и нелепицей. Представляете, сколько умерших с голоду стариков, замерзших в своих домах, будет по всему Донбассу этой зимой? Что, оставить возможность получать пенсии, а значит, выжить старикам после 80-ти, которые уж точно не звали «русскую весну» - так трудно? – горячится от отчаянья Наталья.

Они не знают, как им жить дальше: без копейки, под обстрелами, окопавшись в своем последнем бастионе – стареньком доме. Они не выйдут на митинги протеста и голодные бунты, не станут партизанить, «чтобы выгнать террористов со своей земли», они даже не полезут вешать сине-желтый флаг, как бы ни хотели этого сделать. Их таких много, что бы ни утверждали, захлебываясь интернет-воины о том, что по ту сторону линии АТО остались одни сепаратисты. Но голос Натальи и ее 93-летней мамы не услышит никто: похоже, что самых беззащитных, стариков и инвалидов просто списали со счетов – как «сопутствующие потери» этой войны…

Лидия Кващенко, для «ОстроВа»


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: