Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Западные СМИ на прошедшей неделе как будто отчасти поменялись местами со СМИ российскими, точнее — кремлевскими. Топ-темой стали украинские националисты и «неонацисты».

Последних обнаружил Der Standard, на реабилитации в австрийской клинике в регионе Бургенланд.

«Посольство Украины в Вене назвало их на Facebook «солдатами, которые защищают Украину от российской агрессии», но что касается бойцов «полка Азов», то речь идет большей частью о правых экстремистах и неонацистах, — говорилось в его статье. — Как минимум один член добровольческого батальона, воевавшего на востоке Украины, находится в настоящее время в Бургенланде. Украинское посольство открыто продемонстрировало 4 июня фото прибывших раненых, на котором присутствуют боец Евгений С. вместе с тремя другими, и Александр Щерба, посол Украины в Вене. Евгений С. разместил на собственной странице в Facebook много фотографий с собой во время боевых действий».

По словам корреспондента австрийского издания, «деньги на реабилитацию были собраны «International Association for Support of Ukraine» («Международной организацией поддержки Украины». — «ОстроВ»), финансирование пришло по «гуманитарным каналам». Фотографии, которые видел STANDARD, показывают С. в Бургенланде. Он одет в футболку ультранационалистической марки «Svastone», на которой изображен итальянский диктатор Бенито Муссолини. Батальон «Азов» также носит символы, связанные с национал-социализмом. Официальные опознавательные знаки демонстрируют «Вольфсангель», использовавшийся дивизиями СС. До недавнего времени на эмблеме «Азова» было «Черное солнце», тоже использовавшееся СС. ZDF (один из самых влиятельных телеканалов Германии. — «ОстроВ») сообщал также, что, помимо официальных изображений, «Азов» использует руны СС и свастики. Командир полка Андрей Билецкий в интервью британскому Telegraph объяснял, что речь идет о том, чтобы «вести белые расы мира в последний крестовый поход к победе». Украинское посольство, несмотря на многочисленные запросы, не было готово к комментариям».

«Зато российское посольство в Вене написало в Facebook, что его сотрудники «сначала не поверили своим глазам», когда увидели фотографии солдата в Австрии, — отметили в Der Standard. — В социальных сетях российское посольство не только начало кампанию против пребывания бойца «Азова». Российское правительство постоянно указывает на то, что на востоке Украины присутствуют неофашистские объединения. «У нас есть два врага, ЕС и Россия, — говорит солдат батальона «Азов» «Аль-Джазире». — Но сначала мы займемся пророссийскими сепаратистами».

Тему творчески продолжила польская Rzeczpospolita, опубликовав интервью с вице-премьер-министром Украины Иванной Климпуш-Цинцадзе под спекулятивным заголовком «Вдохновитель геноцида на Волыни — герой Украины». За заголовком следовало совершенно манипулятивное вступление: «Геноцид на Волыни, в результате которого в 1943 году от рук украинских националистов погибли 100 тысяч поляков, делает до сих пор невозможным примирение между Варшавой и Киевом. В интервью для Rz вице-премьер-министр Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе признается, что глава УПА, ответственный за это преступление, Роман Шухевич остается для нее героем, потому что «очень много сделал для построения украинского государства».

На самом деле, как следует из интервью, украинская топ-чиновница не только не говорила ничего подобного, но и приложила все усилия, чтобы уйти от ответа в принципе. «Для вас лично Роман Шухевич — это герой?», — спросил ее корреспондент Rzeczpospolitej. «Он является героем Украины, он получил такую награду! — Ответила Климпуш-Цинцадзе. — Это человек, очень много сделавший для построения украинского государства. Повторяю: историки должны сначала установить, сделал ли Шухевич что-либо плохое другим народам. Если это так, то нам придется склонить головы перед ближайшими соседями и попросить прощения за эти страшные вещи — если они действительно были совершены». «Вы сомневаетесь, что Волынская резня действительно была?», — уточнил журналист. «Об этом нельзя говорить с политиками, это безответственно. В одной книге можно прочитать одно, в другой — другое. Поэтому мы должны создать комиссию из независимых историков, чтобы установить правду. Только тогда появится путь к примирению», — сказала заместительница главы украинского правительства.

Война миров

Так совпало, что в это же время Foreign Policy опубликовала ответ главы украинского Института национальной памяти (ИНП) Владимира Вятровича на статью своего корреспондента Джоша Коэна, в которой тот обвинял украинского историка в фальсификации документов и ограничении доступа к советским архивам ради того, чтобы «обелить» ОУН и УПА (см. обзор западных СМИ  от 6 мая 2016 года).

Владимир Вятрович в своей ответной статье утверждает, что Джош Коэн цитирует откровенно неправдивые утверждения и допускает массу фактических ошибок. В частности, пишет глава ИНП, «это благодаря Джеффри Бардсу, профессору российской и советской истории в Северо-Восточном Университете, я узнал не только о якобы сфальсифицированных и цензурированых документах, выпущенных в 898-страничной книге, опубликованной моими сотрудниками, но и о том, что мои коллеги вообще выпустили какую-то 898-страничную книгу! Ни в одной части статьи Бардс не называет книгу, в которой имели место предполагаемые фальсификации».

«Я был удивлен словами канадского историка Марко Царинника, которого Коэн цитировал в статье, с утверждениями, что у него были проблемы с доступом к архивам Службы безопасности Украины (СБУ), когда я был их директором, — продолжает Вятрович. — Возможно, Коэн его неправильно понял, потому что у меня есть письмо от Марко (который, я надеюсь, простит меня за то, что я был вынужден опубликовать нашу частную переписку от 2010 года): «Знаешь, наверное, я не соглашусь с твоей оценкой некоторых аспектов украинской истории, — писал Марко в этом электронном письме. — Но я буду всегда благодарен тебе за то, что в прошлом году ты дал мне доступ к архивам СБУ». Но это не было преференцией. Когда я руководил архивами СБУ, людям был впервые гарантирован равный доступ к ним».

«Коэн также цитирует украинского историка по имени Станислав Сергиенко, который сокрушается, что я могу использовать новый закон для ограничения доступа к архивам для исследования. Я не могу вспомнить историка с таким именем; это потому, что Сергиенко — не профессиональный историк, а, скорее, левый студенческий активист, который сотрудничает и публикуется в пророссийской «Газете 2000». Он, однако, проводил исследование в архивах СБУ. Когда появились комментарии Сергиенко в статье Коэна, нынешний директор архива Андрей Когут выразил свое удивление в посте на Facebook 4 мая: «В отличие от комментариев Джошу Коэну, он никогда не жаловался сотрудникам архива на проблемы с доступом».

Как говорится далее в статье украинского историка, «помимо фактических ошибок и сомнительных источников, наибольший вопрос вот в чем. Один из главных аргументов Коэна состоит в том, что я «обеляю» историю Украины, включая украинское движение освобождения в национальный исторический нарратив Украины и игнорируя роль этого движения в Холокосте и этнических чистках поляков во время Второй мировой войны. Он называет это «ревизионистской историей». Я бы не согласился. В советское время националисты при упоминании автоматически ассоциировались с нацистами (даже при том, что было не одно и то же). Более того, Холокост был почти полностью советизирован: акцент делался на том, что настоящими жертвами Холокоста были граждане СССР, а не евреи. Ни я, ни Институт национальной памяти, не фальсифицируем «нарратив Холокоста» — особенно при том, что этот нарратив был полностью забыт в господствовавшей советской истории Украины. Скорее наоборот, Институт тяжело работал над тем, чтобы вернуть Холокост и память о нем в национальный исторический нарратив Украины, включив его в публичные выставки и дискуссии».

Надо сказать, что при этом, как и его оппонент, Владимир Вятрович, указывая на некие проекты ИНП, не приводит ни одного конкретного примера — не называет ни одной публикации или мероприятия, проведенного возглавляемым им Институтом и выходящего за рамки нарратива, связанного с реальным оправдыванием или героизацией ОУН и УПА. Под конец он пишет:

«Что Коэн начал понимать — но только поверхностно, — так это самую важную проблему украинской истории: история восточной Украины и история западной Украины никогда не были идентичны, и никто не может предпочитать одну группу другой. Если бы украинские историки сделали то, что предлагает Коэн, история западной Украины осталась бы за пределами национального исторического нарратива (что и происходило, кстати, в Советском Союзе). Тогда как он утверждает, что я игнорирую половину населения, в Луганске и на востоке, то, что предлагает он, означает, что мы должны игнорировать другую половину. Над чем работаем я и Институт, так это над продвижением единого национального исторического нарратива, в котором упомянуты все исторические шаги украинцев — националистов, коммунистов и даже украинцев диаспоры, воевавших в союзных войсках на побережье Нормандии, в Монте-Кассино и на Тихоокеанском театре военных действий».

Об изоляции и предательстве

Вторая «украинская» топ-тема западных изданий — коррупция. Тут о себе снова напомнила Foreign Policy . Как пишет ее корреспондент, «если вы хотите иметь представление о состоянии государственного управления в современной Украине, все, что вам нужно, это проехаться машиной. Можно начать с печально известной трассы M15, которая начинается от города Одессы и проходит 180 миль на запад по южному побережью страны до границы с Румынией — как раз к порогу Европейского Союза. Теоретически это часть важного торгового пути, соединяющего самый крупный порт Украины с Европой и Турцией. На самом деле это некий национальный позор».

В статье описывается печальное состояние, в котором пребывает важная трасса, а также все те возможности, которые у Украины есть, или которых у Украины нет, чтобы привести ее, а также другие украинские дороги, в надлежащий вид. Пока же, по словам американского журналиста, «трасса M15 так или иначе напоминает большинство дорог в украинской провинции, чье плохое состояние будет стоить Украине до $4,8 миллиарда (около 5 процентов ВВП) в течение следующих двух лет, говорят чиновники. В начале этой весны глава «Укравтодора», подобия Федеральной Администрации Автомобильных Дорог США, сообщил, что в ремонте нуждаются около 97 процентов украинских дорог. Этот тревожащий факт, как и многие другие, подходит как индикатор того, что страна все еще не смогла улучшить свое откровенно коррумпированное и неэффективное правительство».

Швейцарская Neue Zürcher Zeitung  тоже пишет о вине коррумпированных украинских правительств — и о просчетах Запада в «украинским вопросе». «Война на востоке Украины продолжается. Несмотря на это, Европа думает над прекращением санкций против России. Это было бы предательством себя самих и украинских борцов за свободу», — настаивает ее корреспондент.

По его мнению, «коррумпированная элита Украины несет ответственность за то, что ее страна попала в российский тупик. Она упустила более 20 лет, не прогнав стремительными реформами и экономическими успехами распространенную, прежде всего, у восточноукраинского населения советскую ностальгию. Так что российская пропаганда упала на плодородную почву по меньшей мере для части населения. К тому же годами пренебрегаемой и деморализованной армии нечего было противопоставить преобладающей по силам России. Когда в феврале 2014 года российские солдаты захватили Крым, украинский совет национальной безопасности оценивал количество готовых к бою солдат в 1500-2000».

«Но ответственность лежит также на Западе. Он бросил беззащитную Украину на произвол судьбы. Поставки оружия категорически исключались; вместо этого были введены символические санкции против России. И это при том, что в 1994 году Россия вместе с США и Великобританией по Будапештскому меморандуму обязалась защищать территориальную целостность Украины. Киев взамен отказался тогда от ядерного арсенала. Договор оказался бесполезным. В апрельском интервью президент США Барак Обама сказал, что Украина просто не была достаточно важна для Вашингтона, чтобы тот подвергал себя риску войны с Россией. Для Владимира Путина это означало, что он может перемещать границы военными средствами повсюду, где это не очень болезненно для Запада и где он может позволять себе такие приключения экономически».

«Правительству в Киеве не оставалось поэтому ничего другого, как только без боя вывести войска из Крыма и в августе 2014 года по настоянию Франции и Германии согласиться на мирные переговоры в Минске, — заключает корреспондент NZZ. — Сепаратисты, однако, не думали выполнять минский протокол. При помощи регулярных российских солдат они захватывали новые территории и в феврале 2015 года вынудили Киев к подписанию еще более пагубного мирного соглашения».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ» 



Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: