Воскресенье, 26 мая 2019, 16:051558875934 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: Выборы 2019

Смена руководителя в Донецкой областной организации Партии регионов вызвала множество комментариев и версий. Кто-то увидел в избрании Андрея Шишацкого признаки опалы бывшего лидера регионалов Бориса Колесникова, кто-то – подготовку к президентским выборам и концентрацию админресурса. Все это и стало поводом для встречи «ОстроВа» с главой Донецкой областной администрации и новоизбранным лидером областной ПР Андреем Шишацким. Беседа проходила в кабинете председателя, под пристальным взглядом с портрета президента Януковича.

- Андрей Владимирович, почему вопрос о смене лидера парторганизации возник именно сейчас? И как Вы объясняете тот факт, что голосование на конференции было безальтернативным?

- Я думаю, кадровый вопрос назрел в связи с тем, что Верховная Рада сегодня перешла в такой режим, когда депутаты в ней работают уже не дистанционно, а непосредственно в зале. Поэтому, учитывая, что Борис Викторович - народный депутат, да еще и председатель комитета Верховной Рады, он большое количество времени сегодня уделяет именно работе в парламенте. А тогда, когда другие депутаты могут работать непосредственно в округах, ему приходится работать еще и в своем комитете, готовить законопроекты. То есть, он большую часть времени находится в Киеве.

Еще один важный фактор, повлиявший на решение о смене председателя облорганизации – это избрание Бориса Викторовича заместителем председателя всей партии в целом. То есть, это опять же, серьезный объем работы, который нужно в новых условиях, наверное, даже по новому разрабатывать, с нуля строить, учитывая меняющуюся ситуацию в мире и в стране.

Так традиционно сложилось, что Партия регионов у нас в области возглавляется кем-то из областной власти. И Борис Викторович, который последние десять лет руководил, - он тоже пришел в эту должность, занимая пост председателя областного совета. Пусть это местное самоуправление, но все равно, все понимают, что это одна из ветвей единой вертикали власти. Я считаю это нормально, когда областную власть возглавляет руководитель именно правящей в регионе партии, ведь правящей, какую-то партию, делают люди. Соответственно они возлагают на нее ответственность и свои надежды.

Поэтому, наверное, коллеги остановились на моей кандидатуре, - в первую очередь потому, что я проработал полтора года председателем облсовета и уже почти два с половиной года губернатором, то есть, четыре года нахожусь в областной власти и имею влияние как на кадровые назначения так и на принятие решений по выделению ресурсов.

А почему не было альтернативы? – Ну, наверное, потому что другой кандидатуры не было.

- Другие кандидаты даже не обговаривались? В процессе подготовки конференции не звучали?

- Насколько я знаю – нет. Вот, когда меня избирали председателем областного совета в 2010 году, там звучали другие предложения и кандидатуры. А в данном случае, может, у кого-то такое тайное желание и было, но что-то им помешало, наверное, озвучить их.

- А вам, как губернатору, эта должность упростит, или усложнит жизнь? Все-таки губернатор должен быть равноудален, или равноблизок, ко всем. А теперь у вас появляются помимо государственных, еще и партийные интересы.

- Я уже говорил, что сегодня в Донбассе правящая партия – это Партия регионов. Поэтому, в моем случае, я думаю, мне это добавит работы, и я для себя определил, что субботу я буду посвящать работе в партийной организации.

Но с другой стороны, - это где-то и позволит мне влиять законными методами, через депутатский корпус, на работу мэров. У нас сегодня - не секрет - местное самоуправление не всегда эффективно работает в интересах своих громад. И вот здесь у меня появляется рычаг влияния через депутатов этих советов-членов партии. В первую очередь, через партийную организацию, а перед выборами, возможно, и проводя ротацию, с помощью тех же праймериз о которых Борис Викторович говорит. То есть, поднимая новых людей, сможем повлиять на мэров, а может на избрание новых мэров, на принятие бюджетов, расходование бюджетных средств. И я думаю, что это даст позитивный результат. Потому что власть сильна, если она основана на доверии. Сегодня, это вызвано и объективными и субъективными проблемами, доверие к власти, как показывает социология, снижено. А вот через такое народовластие, возможно и получится вернуть это доверие.

Почему я заговорил о мэрах? Сегодня я как губернатор не имею влияния на формирование и принятие бюджетов городов и районов. Ну, районов - через глав администраций - имею, но там тоже и райсоветы и депутатский корпус. И где-то пассивность, где-то, даже, наверное, повязанность депутатов с мэром, - она не дает людям ощущения, что они через депутатский корпус влияют на то, как должны распределяться деньги на их территории. И мы столкнулись в конце года с тем, что сегодня область в пожарном порядке решает, как закрыть зарплату бюджетникам в целом ряде городов и районов. Потому что мэры, фактически единолично, приняли самого начала не реальные бюджеты. И где-то уже даже они сейчас начинают свою предвыборную кампанию, то есть, тратят деньги там, где это улучшит их имидж или там, где есть какие-то их интересы. А в итоге, в целом ряде городов была под угрозой выплата зарплаты бюджетникам.

То есть, несмотря на то, что мы даже распределили дотацию выравнивания, в городах Селидово и Шахтерске была большая вероятность, что за октябрь зарплата выплачена не будет. И мне пришлось, грубо говоря, от областного бюджета отрывать и давать им в пожарном порядке дополнительно деньги. Потому что, можно было, конечно, воспитывать мэров, но невыплата денег, в первую очередь, ударила бы по бюджетникам, которые не получили бы зарплату. Поэтому, я думаю, что руководство партийной организацией поможет мне в части управляемости и, как следствие, в поднятии имиджа партии.

Вообще, я все-таки хотел бы, чтоб у партии были ресурсы влияния. Влияния на депутатский корпус, а через бюджет и на деньги, в конце концов. Чтобы люди могли прийти, обратиться по какому-то вопросу… И чтоб бюджет формировался с территорий. Особенно на следующий год я хочу, чтобы и областной бюджет развития, и различные субвенции, и фонд регионального развития, - я не побоюсь этого слова, - чтобы он дробился между территориями на самые необходимые нужды. Я вот в прошлом году старался максимально раздать пусть по миллиону, но на каждую территорию. Потому что где-то есть лоббист-депутат, который вытащил 20 миллионов на свою территорию, а где-то - нет. А сегодня у нас больницы многие в ужасном состоянии, школы без ремонта, амбулатории, детские садики. Поэтому, я надеюсь, что такое оживление партийной работы на местах эту ситуацию изменит. А оживление может пойти только тогда, когда люди поверят, что они на что-то влияют.

- Но ведь у нас, в основном, и так мэры возглавляют городские организации ПР.

- Не везде. Но даже если они возглавляют, то депутаты получают дополнительный канал, чтоб доносить до меня, как до губернатора, какие-то вопросы… Ведь они ж не солдаты, не одинаковые, - у каждого тоже есть свои амбиции, свой опыт, своя информация…

- Учитывая, что приближаются президентские выборы, не даст ли такая концентрация власти основания говорить об админресурсе.

- Для меня, как представителя власти, в первую очередь важно избежать участия в фальсификациях. Обвинять буду всегда, но для меня важно, чтоб это было беспочвенно. Я в фальсификациях участвовать не буду. Я именно хочу, чтобы мы увидели объективную картину, и на основании социологических исследований и на основании эзит-полов.

- В продолжение темы мэров. На партконференции Колесников заявил, что одного из мэров «закрыли» по сфабрикованному делу. О ком речь? И как, если дело сфабриковано, реагирует на это партия?

- Речь была о мэре Красноармейска. Я не могу судить, насколько это дело сфабриковано или нет. Сейчас оно в Апелляционном суде. Плохо то, что дело тянется уже третий год. Я эти вопросы задаю и правоохранителям, и интересовался, когда будет принято решение у председателя Апелляционного суда. Я надеюсь, что до Нового года какое-то решение все-таки будет принято. Потому что, понятно, что страдает сам подсудимый, который два года и четыре месяца находится в СИЗО, хотя решение не вступило в законную силу, и нельзя говорить, виновен он или нет. Возмущение Бориса Викторовича вполне обосновано.

А второе – страдает город Красноармейск, который почти два с половиной года не имеет легитимного мэра. То есть, мы не можем проводить выборы, пока нет законного решения. Но даже после того как оно будет, то нужно будет время. И я вижу, что такой процесс может затянуться до выборов 2015 года, потому что на 8 месяцев избирать мэра, наверное, уже нет смысла.

- А насколько влияние губернатора распространяется на этот, опять же по выражению Колесникова «треугольник смерти»: суд-прокуратура-милиция?

- Скажем честно – влияния прямого нет. Есть возможность делать запросы в ту же прокуратуру, милицию. В части принятия решений по наведению порядка, по недопущению беспорядков – конечно у меня есть влияние, и есть взаимопонимание с руководителями прокуратуры и милиции. Ну а на суды влияния практически нет.

- Я почему спросил, – у нас в почте в последнее время просто вал жалоб на беспредел в правоохранительных органах. Два года назад такого не было и это заставляет задуматься о том, что действительно в правоохранительной системе происходит что-то не то. Но этот треугольник – замкнут, правоохранители, как правило, повязаны. К кому тогда обращаться людям, если и Вы, как власть, не имеете возможности влиять на это государство в государстве?

- Я думаю, что людям стоит обращаться даже в тот же колл-центр, который есть при обладминистрации. Я хочу вам сказать, как человек с 15-летним опытом работы директором различных предприятий и работы во власти – правоохранители боятся гласности, боятся, когда их начинают документировать. Поэтому я призываю таких, незаконно обиженных людей, не молчать. В колл-центре заводится карточка, в любом случае делается запрос в тот или иной орган, который задействован в каждом конкретном деле. И им нужно реагировать. Качество жизни, к сожалению, формирует и качество граждан, и качество сотрудников правоохранительных органов. И по уровню знаний и по уровню морали. Поэтому главное – не молчать!

- На парт-конференции Вы сказали, что депутаты должны стать рупором реформ. Какие реформы, на Ваш взгляд, можно сегодня записать в плюсы власти? В результате каких реформ, население ощутило облегчение для своей жизни?

- Например, реформа здравоохранения. Пока сложно говорить о наших больницах, но можно говорить о двух моментах: плюс – это там, где реально внедрена реформа первого уровня, те же амбулатории открыты. Но не тогда, когда для профанации разделили больницу на амбулаторию и стационар, а когда реально в микрорайоне открыли новую амбулаторию, вот как мы с президентом открывали в Буденовском районе. Вот это – реальный плюс.

- И сколько таких амбулаторий открыто?

- Уже несколько десятков. Но чтобы это соответствовало реформе, по области нужно открыть 300 амбулаторий. Это мы их будем открывать лет 6-7. Вообще, медицинская реформа в той же Чехии, например, шла 10 лет. Попытки сделать реформу у нас за два года как раз и встретили сопротивление врачей. А врачи – это вип-агитаторы. Поэтому, там, где открываются новые ФАПы и амбулатории – это плюс. Также, я думаю, что плюс – это работа скорой помощи. У нас в области, благодаря реформе, появилось более 100 новых машин. Когда новая машина приезжает, в которой есть каталка, есть условия, - это плюс. Затем, есть еще новые «Нивы», для того, чтобы делать услуги на дому, например, уколы и так далее.

Потом, в сумке врача реально стало больше лекарств, увеличилась сумма средств, предусмотренная на вызов. Стала несколько быстрее доезжаемость скорых до больных.

Ну и по перинатальным центрам. У нас в области просто провели реконструкцию Центра материнства и детства, а в целом ряде областей построены новые перинатальные центры. Я даже несколько завидую своим коллегам, которые с нуля построили уже по новым технологиям. Там, конечно, гораздо безопаснее и удобнее роженицам. Поэтому мы тоже будем выделять деньги и расширять палаты в Центре материнства и детства.

- Ну а если я не болею и не рожаю, то как я ощущу на себе позитивное воздействие реформ на мою жизнь?

- Ну, наверное, у каждого человека есть кто-то близкий, который болеет или рожает.

- Вот Вы говорите, что открываются новые амбулатории. Но кто будет в них работать, особенно в селах?

- Конечно, это серьезная проблема. И дело не в зарплате. Молодая семья не поедет в село, даже если там предложат зарплату на тысячу гривен больше, потому что там нет ни детсада, ни школы нормальной. Пусть хоть 10 тысяч зарплата, но если ты не видишь там будущего для своего ребенка, то эти деньги не помогут. В некоторых городах и районах больше половины врачей пенсионного возраста и проблема, похоже, будет усугубляться. Сегодня и конкурса то нет в мединститутах.

- Зачем тогда мы открываем амбулатории, в которых некому будет работать?

- Ну не так все грустно. Районы заключают договора, платят за обучение своих студентов, для того, чтобы они вернулись и, по крайней мере, три года или больше, отработали в этой местности. То есть, ничего нового не придумали, мы идем опять к системе распределения.

- Теперь о «папередниках». Нам пришло письмо, где спрашивали о проекте вашего предшественника, Анатолия Близнюка, «Строим вместе», когда власть обязалась дать людям площадку и инфраструктуру, на которых те могли быстро возводить каркасные дома. Что с ним происходит, он еще работает?

- Знаете, я честно пытался закончить то, что начато. В развитие этого проекта я не верил с самого начала. Я честно говорил, и два-три года назад, что если сложить затраты на новую площадку, на сети, на дома, то раз в пять дешевле можно было в том же Старобешево купить новый дом. Сегодня цена квадратного метра в Старобешево 100-150 долларов. Поэтому строить сегодня по 800 долларов дома из папье-маше, делать на десятки миллионов площадку и сети… Выбор площадки был бы успешен, если бы он был рядом с маршрутом городского транспорта в Донецке. Или, допустим, в Краматорске. А площадка с видом на трубы Новосветской теплоэлектростанции, в 50 км. от Донецка…

Единственное, почему я снова и снова выделял туда деньги, чтоб закончили уже хотя бы сети, чтоб сделать там пусть не супер-перекачивающую, то хотя бы модернизированную выгребную яму вместо канализации, стоящей десятки миллионов. Это там сделали. Но, откровенно говоря, дал сейчас команду, чтоб фонд, который этим занимается, просто кому-то эту землю предлагал. Землю с сетями. Если сами люди захотят построиться, пусть берут землю с коммуникациями и строятся. Если нет, ну… будет стоять. Там же есть 6 семей, которые уже живут.

- Вы месяц назад заявили о необходимости смены начальника областного отделения Госказначейства. Есть ли какое-то развитие этого вопроса?

- Я думаю, в ближайшее время это состоится.

- Некоторые считают, что Вы это делаете, чтоб своего брата туда посадить.

- Ну, я ж не враг своему брату. Не скажу, что должность казначея совсем не интересная, но желать понижения своему брату, который сегодня работает первым замом главы областной налоговой… Там даже ранг госслужащего, кажется, надо понизить. Так что, точно - нет. Я хочу, чтоб туда пришел только профессионал. Или из органов казначейства или из близких структур, может финуправления. Но только профессионал. И я, когда поднимал этот вопрос на коллегии, не имел и сегодня не имею кандидатуры, которую мог бы лоббировать на это место.

- Вот те проблемы с казначейством, когда оно не перечисляет средства городам на зарплаты тем же бюджетникам – они вызваны субъективным фактором, некомпетентностью конкретных чиновников, или это системная болезнь государства?

- Нет, нельзя это списать чисто на людей. Субъективный фактор присутствует, но надо все же понимать, что казначейство – это просто инструмент, и пенять на казначейство – это неправильно.

- Но, тем не менее, эта проблема не постоянна. Она сейчас возникла в силу каких-то причин. Каких?

- Есть снижение объема сборов налогов, есть снижение объемов промышленной продукции. Чудес не бывает, а у нас снизились объемы продукции на 8 процентов. И есть рост фонда заработной платы всего на 7%, а в бюджете было заложено, что фонд заработной платы должен был вырасти на 16%. Вот он - разрыв, который формирует дефицит денежных средств. Поэтому я считаю, что в первую очередь нужно определить приоритеты по выплатам из казначейтсва. Приоритеты – это выплата защищенных статей бюджета - зарплаты бюджетникам, лекарства, школы, больницы. И я еще я настаиваю, что к защищенным статьям нужно отнести все выплаты из социальных фондов: регресникам, безработным. Все, что касается прямых выплат людям – должно быть защищено.

- На днях Минфин проводил селекторное совещание, где было заявлено, что местные советы должны сами изыскивать дополнительные источники средств. А какие могут быть источники? У кого, и где еще брать?

- Местные советы и так изыскивают средства. Но они ж на общем казначейском счету, поэтому то, что изыскивается, оно все равно вкладывается на общий казначейский счет. Даже если родитель внес пять гривен на питание ребенка, они все равно попадают на счет казначейства.

- А то что, в Енакиево милиция ездит по частному секторы и штрафует людей, за то, что у них там шлак возле двора или песок лежит? Типа, это нарушение благоустройства, хотя на этих улицах даже асфальта нет. Это и называется – дополнительные источники? Забрать у людей, чтоб потом им же выплатить в виде зарплаты?

- Нет, это какая-то местная дурость. Точно не государственная политика.

- Ну и актуальный сейчас вопрос – об Ассоциации Украины в Евросоюзе. Это все-таки плюс или минус для Донбасса.

- Я считаю, что для того, чтоб Украина была независимым государством, она должна быть экономически устойчивой. И в этом плане очень большое значение имеет выравнивание вот того разрыва между богатыми и бедными, который в Европе гораздо меньше. Сейчас эта разница между богатыми и бедными в Украине делает систему неустойчивой. С этой точки зрения вступление в Евросоюз может сделать Украину устойчиво развивающейся страной.

Но, в то же время, в любом случае, вступление Украины в нынешнем состоянии в какой-то из союзов, сделает ее более конкурентно-способной, увеличит ее рынки, даст возможности для развития науки и так далее. Ведь нет смысла делать те же научные разработки, если их негде внедрить, нет возможности их тиражировать и, таким образом, окупить. Почему у нас закрываются институты? – В Украине нет рынков для внедрения технологий, которые ими разрабатываются… Поэтому любые союзы, любое расширение рынков - нам выгодно.

- И закончим на вашей личной инициативе – ваш проект с яблоками школьникам – он продолжается?

- Да, продолжается. Сегодня мы часть денег выделили из областного бюджета. Где самодостаточные города, - те сами профинансировали. Некоторые недовольны, учителям некоторым не нравится, что им приходится заниматься этим, раздавать, считать. Но опять же - все что идет непосредственно в руки людям – это для нас важно. Нам важна непосредственная оценка детей и родителей.

Беседовал Сергей Гармаш, «ОстроВ»

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: