Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Сообщение Национального банка Украины (НБУ) о признании банка "Финансы и кредит" неплатежеспособным появилось вечером 18 сентября и произвело эффект разорвавшейся бомбы. Этого не ожидал никто: ни многочисленные вкладчики, ни сам владелец банка Константин Жеваго, один из богатейших людей Украины.

Как это было?

"Финик", как называют учреждение К.Жеваго в банковских кругах, составляет финансовую основу его бизнес-империи. "Финансы и кредит" дал название всей группе.

До недавнего времени в Украине она включала Кременчугский автозавод, Стахановский вагоностроительный завод (СВСЗ), керченский судостроительный завод "Залив", белоцерковское производственное объединение "Росава", ЧАО "Белоцерковская ТЭЦ", киевскую фармацевтическую компанию "Артериум", Полтавский и Еристовский горно-обогатительные комбинаты (ГОКи).

У группы есть зарубежные активы в сфере металлургии: электросталеплавильный завод Danscan Steel в Дании. А в начале июня т.г. К.Жеваго продал 15,51% долю в бразильской железорудной компании Ferrous Resources.

Сделка получилась неудачной: выручить за 15,51% акций удалось $41,8 млн, тогда как в сентябре 2013 г. этот пакет обошелся в $80 млн.

Кроме того, после отделения Крыма тамошние новые власти в августе 2014 г. национализировали (читай: отжали) судостроительный завод "Залив".

А война на Донбассе привела к потере Стахановского вагоностроительного завода, – находится на территории, подконтрольной боевикам ЛНР.

Это были болезненные удары, но они не могли подкосить столь мощную группу, как "ФиК". Гораздо серьезнее положение в железорудном бизнесе К.Жеваго, объединенном в компанию Ferrexpo.

Это базовое направление, создающее большую часть доходов всей группы. На это указывает и тот факт, что совет директоров Ferrexpo возглавляет лично К.Жеваго.

Падение мировых цен на железную руду негативно сказалось на финансовых показателях этой компании, зарегистрированной в Великобритании.

По итогам 2014 г. чистая прибыль Ferrexpo снизилась на 30,3%, до $183,84 млн, за январь-июнь т.г. – еще на 44,2%, до $116,15 млн.

Кроме того, из-за общеукраинского кризиса и возможного государственного дефолта Украины кредитные рейтинги Ferrexpo тоже постепенно снижались.

По шкале агентства Standard&Poor's 7 июля т.г они упали до уровня SD, означающего выборочный дефолт.

Таким образом, компания лишилась возможности привлекать на выгодных условиях новые займы для поддержания текущей деятельности.

В дополнение к этому правительство Арсения Яценюка после прихода к власти в марте 2014 г. озаботилось увеличением налоговой нагрузки на добычу железной руды.

В первую очередь мишенью нынешнего Кабмина были горнорудные предприятия холдинга "Метинвенст" Рината Ахметова и Вадима Новинского, фаворитов прежней власти.

Но заодно с ними "под раздачу" попал и вполне себе лояльный К.Жеваго, предыдущих 2 созыва Верховной Рады избиравшийся от БЮТ-"Батькивщины".

По данным генерального директора "Метинвеста" Юрия Рыженкова, за последние полтора года рента за добычу железной руды повысилась в 18 (!) раз.

Это, естественно, также ударило по финпоказателям Ferrexpo. Вот собственно, и все факторы, которые привели к ухудшению положения К.Жеваго и его группы в целом.

Что же касается самого "Финика", то он после Евромайдана столкнулся с теми же проблемами, как и все остальные украинские банки: отток вкладов, вызванный войной на Донбассе, обвалом гривны и экономической политикой правительства (введение налога на депозиты).

Другое дело, что подход властей к решению этой проблемы оказался более чем избирательным. Например, для поддержания Приватбанка Игоря Коломойского НБУ денег явно не жалел.

Тогда как "Финик" оказался в незавидном положении нелюбимой жены падишаха. Т.е. того, кто назначает главу НБУ и кому НБУ подотчетен.

Между тем можно смело утверждать, что если бы в "Приват" не было вброшено столько денежной массы, он лег бы точно так же, как и все прочие.

Как ранее отмечал  "ОстроВ", панический отток вкладов создает угрозу для любого банка, даже самого надежного и устойчивого. Собственно, поэтому в Украине после Евромайдана уже закрылось 33 банка  в 2014 г. и  40 - в текущем.

Итак, в самом начале кризиса, с 13 января по 7 апреля 2014 г., "Приват" получил 11,883 млрд грн., "Финик" – 1,556 млрд грн. В т.г. картина не изменилась.

В период с 30 марта по 17 апреля т.г., когда украинцы, обалдевшие от февральского скачка курса до 40 грн./$, продолжали выносить сбережения из банков, "Приват" получил от НБУ 1,915 млрд грн.

"Финик" – скромные 125 млн грн. Конечно, тут следует учесть, что "Приват" по размерам финансовых обязательств возглавляет рейтинг Ассоциации украинских банков – 181,815 млрд грн. по состоянию на 1 февраля т.г. А "ФиК" только на 11 месте с 31,436 млрд грн. Иными словами, Приватбанк больше, вкладчиков у него больше, поэтому для расчетов с ними требуется больше денег.

Тем не менее, если сопоставить обязательства "Привата" и "Финика", получим коэффициент 5,784 в пользу первого. Тогда как в 2014 г. банк И.Коломойского получил в 7,637 раз больше, чем К.Жеваго.

В т.г. соотношение поддержки от Нацбанка в виде стабилизационных кредитов и рефинансирования – 15,32, - снова в пользу днепропетровского банка.

Это тем более удивительно, что К.Жеваго, в отличие от И.Коломойского, вообще не конфликтовал с президентом Петром Порошенко.

Да и по поводу повышения ренты за добычу железной руды владелец Ferrexpo не возмущался – в отличие от тех же Р.Ахметова с В.Новинским.

Никогда публично К.Жеваго не критиковал действия правительства и лично премьера А.Яценюка – в отличие от совладельца группы "Индустриальный союз Донбасса" Сергея Таруты.

В Верховной Раде он остается внефракционным депутатом, соблюдая подчеркнутый нейтралитет. Никогда не участвовал в обсуждении таких острых вопросов, как особый статус Донбасса, например.

Одним словом, нет оснований считать, что олигарх, многоопытный в украинских реалиях бизнеса и политики, где-то неосторожно подставился под удар. Тем не менее…

Бомба от Гонтаревой

Гораздо понятнее ситуация была в 2010-2012 гг., когда у власти находилась команда В.Януковича-Н.Азарова.

Тогда К.Жеваго, депутат ВР от БЮТ и один из главных спонсоров партии Юлии Тимошенко, рассматривался регионалами как идеологический противник.

Отсюда и попытки давления на его бизнес. Так 11 июля сотрудники СБУ одновременно провели обыски и выемку документов на ЧАО "Росава" - крупнейшем украинском производителе шин, в офисе футбольного клуба "Ворскла" и в центральном офисе банка "Финансы и Кредит". Проще говоря, устроили грандиозное "маски-шоу", любимое развлечение рэкетиров в погонах.

Тогда же, 25 июля, куратор от НБУ впервые был введен в банк "Финансы и кредит". Но тогда никто не придал данному факту особого значения: после "маски-шоу" это рассматривалось как один из новых элементов давления.

В итоге наступление на позиции группы прекратилось благодаря вмешательству тогдашнего посла США в Украине Джона Теффта, на которого К.Жеваго вывели его западные бизнес-партнеры.

Так, уже 26 сентября 2011 г. занимавший в тот момент должность замглавы НБУ Игорь Соркин сообщил, что Нацбанк отзывает куратора из "Финансы и кредит" – "в связи с позитивными изменениями в его деятельности".

Эта история доказывает, что противостоять политическому давлению олигарх умеет – причем довольно успешно. Опыт эффективного антикризисного менеджмента в бизнесе у него тоже имеется.

Так, Ferrexpo в октябре 2008 г. оказалась в сложной ситуации. Глобальный кризис привел к падению котировок компании на Лондонской фондовой бирже на 55%.

Это давало основания американскому банку JP Morgan требовать досрочного погашения кредита на $2,2 млрд. Но выход был найден. К.Жеваго продал 20,79% компании своему партнеру, владельцу группы New World Resources, чешскому миллиардеру Зденеку Бакале.

За счет партнерства с NWR компания подняла биржевые котировки и смогла избежать досрочных выплат.

Кроме того, не следует забывать, что с первой волной кризиса, которая началась в октябре 2008 г., К.Жеваго в своем банке справился самостоятельно.

Тогдашние события по своему сценарию один в один совпадают с тем, что происходит в банковской системе сейчас: вкладчики выносили деньги из-за обвала курса с 5 грн. до 10 грн./$.

Точно так же, как сейчас, банкам тогда требовались финансовые вливания. И 18 марта 2009 г. "Финик" официально запросил помощи у государства.

Речь шла о выкупе министерством финансов Украины части акций банка, по аналогии с тем, как это было проделано в "Укргазбанке".

Собрание акционеров "Финансы и кредит" 24 марта 2009 г. подтвердило этот запрос. Но помощи банк не получил – условием ее предоставления было введение временной администрации Минфином, т.е. потеря контроля над управлением.

На это К.Жеваго не пошел. Позднее банк объявил о самостоятельном преодолении проблем и о том, что больше не нуждается в докапитализации за счет государства.

Вот и сейчас, оказавшись в сложном положении, К.Жеваго начал действовать по отработанной ранее схеме.

Так, еще в октябре 2014 г. им было принято решение об увеличении уставного капитала "Финика" на 25%, до 3,5 млрд грн. Далее в январе-июне 2015 новые вливания обеспечили рост капитала до 5,388 млрд грн.

Затем в августе К.Жеваго провел новую докапитализацию банка, еще на 2,5 млрд грн., до 7,888 млрд грн.

Да, этого не хватало, чтобы полностью "потушить пожар" в "Финике". Его обязательства перед физлицами в середине лета были равны 16,98 млрд грн., в т.ч. в валюте – на 11,61 млрд грн.

Но, по крайней мере, массированные денежные вливания позволили снять остроту проблемы. И безусловно, такие действия убедительно доказывают, что К.Жеваго не планировал хоронить свой банк.

Действительно, если бы олигарх решил избавиться от проблемного финучреждения, то не стал бы вбрасывать туда 5 млрд грн. менее чем за год.

Также любопытно, что буквально за 2 дня до решения НБУ директор Фонда гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) Константин Ворушилин тоже дал в информпространство обнадеживающий посыл.

"Финансы и кредит уже не проблемный банк. Банк начал нормально функционировать, выполняет все нормативы Национального банка. Есть жалобы, но тем не менее банк вышел на тот уровень, чтобы двигаться дальше", - сказал К.Ворушилин.

По его словам, у банка есть ресурсы и пути решения проблем. При этом он сослался на личный разговор с К.Жеваго по данному вопросу.

Тем более шокирующим для всех оказалось сообщение НБУ, которое появилось вечером 18 сентября. Эффект разорвавшейся бомбы – самое подходящее определение случившегося.

О том, что решение НБУ стало полнейшей неожиданностью для самого К.Жеваго, говорит тот факт, что после блокирования всех платежных операций "Финика" (а это обязательное действие при вводе временной администрации в неплатежеспособный банк) у Ferrexpo "зависли" там $174 млн – чуть ли не весь свободный объем наличных средств.

Вне всякого сомнения, если бы К.Жеваго не то что знал, а хотя бы предполагал подобный вариант развития событий – то свои деньги он бы из "Финика" вытянул до того, как грянул гром.

Но этого не случилось. Что же тогда произошло?

По стопам Стоматолога

Комментарий главы НБУ Валерии Гонтаревой после выхода постановления о введении временной администрации в "ФиК" оказался невнятным.

"Когда акционер не выполнил свои обязательства - мы быстро отреагировали", – пояснила В.Гонтарева.

Между тем еще 15 июля она заявила, что НБУ признает "Финансы и кредит" неплатежеспособным банком, если его владелец не выполнит план докапитализации.

Это позволяет предположить, что К.Жеваго просто недооценил степень угрозы. Он понимал, что у банка есть проблемы и по мере сил пытался их разрулить.

Да, не так быстро и радикально, как того хотелось регулятору. Но ведь и масштабы помощи "Финику" от НБУ были совсем не те, что у "Привата".

Поэтому, вероятно, он надеялся на снисходительность Нацбанка. В этой связи можно вспомнить историю реанимации Надра-банка владельцем холдинга Group DF Дмитрием Фирташем.

Тогда тоже все срослось далеко не сразу. После того, как прежние владельцы вместе с главой правления Игорем Гиленко обанкротили банк, Д.Фирташ представил тогдашнему главе НБУ Владимиру Стельмаху план спасения "Надра" еще в 2009 г.

А потом долго ходил к нему с обещаниями, что деньги скоро будут. Процесс продвигался с большим скрипом и тот же В.Стельмах неоднократно выражал недовольство темпами докапитализации.

Но в итоге она все же была проведена, хотя уже и в 2011 г. И в тот раз банку удалось выкарабкаться – главным образом за счет того, что Д.Фирташ завел туда на обслуживание подконтрольные облгазы.

Вот и в данном случае с "Фиником" логично было бы ожидать подобного сценария. Но все пошло иначе.

В.Гонтарева уже 23 сентября дала пространное интервью СМИ, посвященное объяснению ситуации с банком, замыкающим десятку крупнейших в Украине.

В интервью глава НБУ откровенно пытается манипулировать общественным мнением – видимо, рассчитывая, что читать его будут исключительно люди с легкой степенью умственной отсталости.

Так, она утверждает, что проблемы банка начались в 2008 г. "и все эти 7 лет продолжалась агония". Хотя любому здравомыслящему человеку без профильного высшего образования понятно, что агония по сути своей есть очень краткое по времени действие.

И банк никак не может находиться в состоянии агонии столь длительный период – 7 лет. Он, словно человек, или выживет, или умрет.

Т.е. либо финансово оздоровится, либо обанкротится. Третьего не дано. Балансировать на грани между этими двумя состояниями какое-то время можно – но никак не 7 лет.

Так что уже один только месседж про 7 лет агонии "Финика", а он идет в самом начале интервью, избавляет читателя от необходимости читать далее пространные рассуждения главы НБУ о закате эпохи олигархического банкинга в Украине.

Эти рассуждения, кстати, смотрятся несколько странно на фоне ситуации с тем же Приватбанком. Ранее "Остров" уже отмечал , что "Приват" занимается главным образом кредитованием собственного бизнеса за счет средств вкладчиков и полученных от НБУ.

Это как раз то, в чем В.Гонтарева обвинила К.Жеваго. Разумеется, пояснить, почему так отличается подход к олигархам – владельцам этих банков, глава НБУ в своем интервью не удосужилась.

Зато глава НБУ признает, что пыталась заставить К.Жеваго продать бизнес.

"Подумайте, какой неосновной бизнес вы сможете продать, чтобы погасить кредиты, связанных с вами лиц. И вот тогда, это был июль прошлого года, я ему впервые сказала: у вас КрАЗ, у вас Артериум, у вас Росава, у вас ТЭЦ, газодобыча, вагоностроение, судостроение, отель... Да, отель Салют в центре Киева, в красивом месте. Я говорю, начинайте продавать", - пересказала В.Гонтарева свой разговор с К.Жеваго.

Эта цитата сразу заставляет вспомнить "семейный" период правления Виктора Януковича – когда по всей стране колесили представители Стоматолога, Юры Енакиевского и прочих тогдашних "хозяев жизни" с "ненавязчивыми" предложениями продать бизнес либо его часть.

У тех, кто не соглашался, сразу начинались проблемы с прокуратурой, налоговой, УБОПом, СБУ и т.д. И с Нацбанком, кстати, тоже – если речь шла о банковских активах.

Т.е. тем самым В.Гонтарева еще раз подтвердила то, что все уже давно поняли, а некоторые знали изначально: "жить по-новому" в "новой стране" после "революции достоинства" дано не всем.

Точно так же, как и ранее получить "покращення уже сегодня". Любопытно, что при этом нынешних строителей "жизни по-новому" не останавливает судьба предшественников.

Наверное, игра стоит свеч? Да, для 45 млн граждан Украины она точно стоит. Поднятая В.Гонтаревой волна банкротств банков привела к колоссальному дефициту денежного ресурса для расчетов с их вкладчиками.

Кроме печатного станка, другого источника этого ресурса у Нацбанка нет. Совсем недавно ФГВФЛ (Фонд гарантирования вкладов фмзических лиц) сообщил о получении от НБУ очередной порции денег – 20 млрд грн.

Как отметил тогда К.Ворушилин, это позволяет закрыть текущие потребности Фонда по возвращению депозитов из закрытых банков – т.е. признанных неплатежеспособными.

Но это все было до того, как к ним присоединился "Финик", в котором у граждан лежит 16,98 млрд грн. депозитов.

Это означает, что теперь ФГФЛ необходимо получить от НБУ еще 17 млрд грн. Таким образом, продолжается накачивание падающей украинской экономики необеспеченной денежной массой.

Оно приведет к дальнейшему обесцениванию гривны по отношению к доллару и евро. А значит, к новому разгону цен на товары и услуги.

В результате те, кто живет "по-новому", получают очередные бонусы. Думается, что банкротство "Финика" задумывалось в НБУ как некая показательная порка несговорчивого олигарха.

Остальные просто должны понять, что когда добрые люди вежливо просят продать бизнес – надо продавать, а не упрямиться. Что же, в некотором роде это можно рассматривать как прогресс. Ведь никто не вывозил К.Жеваго в багажнике в лесопосадку для ночного разговора. А в остальном ничего не изменилось со времен славных 1990-х гг.

И где, кстати, табуны зарубежных инвесторов, которых зовут премьер Арсений Яценюк и президент Петр Порошенко? Почему не торопятся зарыть свои капиталы в украинское "поле чудес"?

Ах, да – у нас же война, на нас напал Путин. Инвесторы боятся, поясняет А.Яценюк. Нехороший все-таки человек этот Путин. Ведь если бы не он, все у нас было бы просто замечательно.

Через 25 лет даже смогли бы догнать сегодняшний уровень Швейцарии, как подсчитали А.Яценюк и министр финансов Наталья Яресько.

Правда, они не смогли выяснить, сколько лет потребуется, чтобы выйти на уровень, на котором сама Швейцария будет через 25 лет. Не хватило нулей в калькуляторе.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"  

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: