Воскресенье, 17 декабря 2017, 19:511513533116 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Правительство и Верховная Рада закрепили обязанность государства за счет налогоплательщиков спасать проблемные банки, принадлежащие украинским олигархам.

Соответствующий закон по требованию Международного валютного фонда принят и уже подписан 31 декабря Президентом Петром Порошенко. Однако опыт предыдущего кризиса в банковской системе 2008-2009 гг. заставляет усомниться в необходимости таких неоднозначных решений.

Население платит за всех

Закон предусматривает обязанность украинских банков по итогам аудита обеспечить адекватную докапитализацию. Проще говоря, речь идет о том, чтобы пополнить денежные ресурсы банков до уровня, необходимого для расчетов с вкладчиками.

До настоящего времени, на протяжении всего 2014 г., это делалось главным образом за счет Нацбанка. Путем предоставления кредитов рефинансирования – если это касалось банков, владельцы которых близки к нынешней власти.

Либо путем накачки свеженапечатанной гривной Фонда гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) – векселя которого правительство Украины меняло на свои облигации. Их затем в свою очередь выкупал НБУ.

Таким был один из механизмов обесценивания гривны в 2014 г.: вместо того, чтобы заставить олигархов-владельцев банков рассчитаться со вкладчиками, премьер Арсений Яценюк и глава Нацбанка Валерия Гонтарева предпочли расплатиться при помощи печатного станка НБУ.

Ну а поскольку товарно-материальных ценностей в экономике при этом не прибавилось, по сути вкладчики получили не деньги, а красивые разноцветные фантики, неотличимые от настоящих денег по внешнему виду.

Это сказалось и на стоимости настоящей гривны, которая уже вращалась в финансовой системе: она стала стремительно дешеветь относительно доллара и других твердых валют.

Тем более, что снятые с депозитов деньги многие граждане как раз и вкладывали в покупку доллара. Сколько всего миллиардов за 2014 г. НБУ подкинул для ФГВФЛ – таких сведений в открытом доступе нет.

Но в октябре 2014 тогдашний министр финансов Александр Шлапак сообщил, что до конца года ФГВФЛ требуется 15 млрд грн., из которых 5 млрд грн. НБУ может передать напрямую – в виде займа, а остальные надо дать из госбюджета путем выкупа правительством векселей фонда.

Соответствующее предложение правительства о внесении изменений в госбюджет было охотно поддержано депутатами Верховной Рады, многие из которых либо сами являются владельцами банков, либо представляют их интересы.

Затем, уже в декабре, В.Гонтарева сообщила, что до конца 2014 г. ФГВФЛ получит от Нацбанка 9,95 млрд грн. – не уточнив, то ли речь идет о новой порции денег, то ли это все в рамках октябрьской эмиссии, о которой ранее говорил А.Шлапак.

Стоит отметить, что и в текущем году власти собираются продолжить такую практику возврата депозитов – тем самым провоцируя дальнейший обвал гривны и связанный с этим рост цен на все группы товаров.

Ведь несмотря на то, что в 2014 вкладчики забрали из банков порядка 130-140 млрд грн. – еще примерно 2/3 депозитной базы пока остается в банках.

Однако крайне нестабильная обстановка в стране провоцирует неуверенность в завтрашнем дне – и естественное в таком случае желание украинских граждан иметь сбережения под рукой в виде наличности.

Вот почему процесс оттока денег в т.г. продолжится и таким образом все новые и новые банки будут объявляться банкротами.

В такой ситуации объяснение докапитализации проблемных финучреждений необходимостью стабилизировать банковскую систему (б/с) не выдерживает критики.

Совершенно очевидно, что пока в стране не наступит политическая стабильность – прежде всего это касается урегулирования конфликта на Донбассе, ни о какой стабильности б/с речь идти не может.

Многомиллиардные вливания в б/с под залпы "Градов" не делают ее устойчивее даже на 1 процентный пункт. Есть и еще одно соображение, заставляющее усомниться в целесообразности принятого закона.

Всего в 2014 банкротами был признан 31 банк, задолжавший клиентам свыше 20 млрд грн. Большинство из них относятся к категории небольших – например, днепропетровский "Интеркредитбанк", о котором мало кто слышал.

В этом принципиальное отличие нынешнего банковского кризиса от предыдущего в 2008-2009 гг., когда его мишенью становились в первую очередь крупные системные финучреждения – например, "Проминвестбанк", "Надра", "Укргазбанк", "Родовид".

Сейчас из по-настоящему крупных лопнул только ВаБанк, занимающий 16 место по размеру капитала и активов среди 166 украинских банков, подающих отчетность в НБУ.

Он принадлежит владельцу агрохолдинга UkrLandFarming Олегу Бахматюку, состояние которого деловые СМИ по итогам 2013 оценивали в $2,676 млрд, поставив на 6 место в топ-100 самых состоятельных украинцев.

По данным экспертов, UkrLandFarming - 8 по размеру в мире, он контролирует 654 тыс. га земель. Это не реклама UkrLandFarming, это цифры для понимания финансовых возможностей его владельца.

Они позволяют без проблем отдать деньги вкладчикам. Несмотря на это, О.Бахматюк в конце октября заявил, что ожидает 4 млрд грн. из госбюджета для докапитализации своего банка.

И по сообщениям СМИ, проект соответствующего постановления был подготовлен Кабинетом министров Украины, хотя до нового года не принят.

Очевидно, что пробуксовка связана с некими юридическими неувязками, сгладить которые решили принятием отдельного закона, подписанного П.Порошенко "под елочку".

Ситуация очень напоминает анекдот про недоумевающего туриста в Москве: "Странно – Муму написал Тургенев, а памятник Пушкину".

Хотя в данном случае не смешно: О.Бахматюк брал у граждан деньги в долг, а возвращать будет государство – т.е. те же самые граждане как налогоплательщики.

При том, что сам олигарх сохранил платежеспособность. Аналогичная ситуация есть и в других банках, хотя и не во всех. Зачастую используется та же схема, что и в 2008-2009 гг.

Тогда владельцы банков организовывали выдачу своим же фирмам кредитов, которые впоследствии не возвращались. Т.е. речь идет о хищении средств клиентов.

Тем не менее, хотя уголовные дела по таким фактам и возбуждались в ряде случаев, к уголовной ответственности никто так и не был привлечен.

Неудивительно, что и сейчас, как только политическая ситуация в стране зашаталась, нечистые на руку банкиры поторопились этим воспользоваться.

Вопрос, почему вместо того, чтобы усилить ответственность владельцев банков по обязательствам перед клиентами, Верховная Рада и президент поступают с точностью до наоборот, перекладывая эти долги на украинцев – выглядит риторическим.

Как уже отмечалось, большинство депутатов ВР либо сами банкиры, либо представляют их интересы. Да и у П.Порошенко имеется собственное финучреждение: "Международный инвестиционный банк".

МММ на новый лад

Можно согласиться с оценкой экс-главы НБУ Сергея Арбузова, по словам которого украинская б/с сейчас представляет собой финансовую пирамиду типа печально известной МММ. Впрочем, на самом деле любая б/с таковой является по своей сути.

Прежде всего, надо понимать, что благодаря безналичным расчетам и обороту квазиплатежных средств - ценных бумаг (например, векселей), у любого банка обязательства по платежным операциям всегда больше, чем его собственный капитал и депозитная база.

Т.е. не стоит думать, что банковский бизнес заключается исключительно в том, чтобы взять деньги у гражданина/фирмы А. на депозит под 10% и потом отдать их в кредит гражданину/фирме Б. под 15%.

На самом деле платежей, которые проводит банк (в том числе между промышленными предприятиями и торговыми компаниями), гораздо больше, чем у него в действительности есть денег для обеспечения этих самых платежей.

Но в том и дело, что в обычных условиях (в секторе промышленности и торговли прежде всего) мало кому при расчетах требуется получить наличность на руки.

Это примерно каждый 10 случай. Поэтому и существуют показатели достаточности и адекватности регулятивного капитала банка, которые обеспечивают нормальное функционирование финансовой системы.

Соотношение наличных денег у банка к общему объему платежных операций должно быть примерно 1:10. И в обычных условиях эта схема прекрасно работает: банк без проблем рассчитывается со вкладчиками и контрагентами.

Но как только на рынке либо в стране в целом возникает паника… Теперь понятно, почему даже самый устойчивый, солидный и надежный банк сразу лопается и объявляет себя банкротом, если в него начинают бежать толпы клиентов с требованием срочно вернуть деньги?

Как уже отмечалось выше, только за 2014 г. в Украине неплатежеспособным признан 31 банк – такого числа банкротств финучреждений не было в период кризиса 2008-2009 гг.

И тут опять мы приходим к тезису, что без политического урегулирования ситуации в стране вернуть банковскую систему к ее обычному состоянию не получится.

Впрочем, это не означает, что теперь глава НБУ В.Гонтарева может спокойно умыть руки и дожидаться благих вестей с очередных переговоров по Донбассу.

И не отменяет необходимости докапитализации банков для того, чтобы они в полном объеме рассчитались со вкладчиками.

Другое дело, что ее надо проводить именно за счет владельцев банков, а не самих вкладчиков, как это хочет сделать нынешняя власть.

Ведь любые решения НБУ могут как способствовать выздоровлению б/с, так и наоборот. Причем складывается впечатление, что Нацбанк и высшее руководство страны зачем-то предпочли второй вариант.

И дело не только в введении налога на депозит с 1 января 2015 г. По правде говоря, эта попытка наполнения госбюджета снова-таки за счет малообеспеченных граждан вместо олигархов ничего, кроме удивления, не вызывает.

Потому что только в декабре 2014 г. граждане и бизнес забрали в банках валютные депозиты на $2,325 млрд, или 10,7% от всего объема по б/с на тот момент.

По состоянию на 1 января в ней осталось валютных депозитов на $19,4 млрд. Нетрудно подсчитать, что при таких темпах утечки к 1 сентября нынешнего года во всех банках на счетах останутся нули.

Кстати, еще в октябре снижение объема валютных депозитов было лишь $484 млн, тогда как уже в ноябре - $2 млрд.

Вряд ли можно считать простым совпадением тот факт, что объем ежемесячно снимаемых с депозитов денег возрос в 4 раза после того, как стало известно о намерениях правительства А.Яценюка обложить налогом процентные доходы с банковских депозитов.

Между тем Нацбанк решил еще больше усугубить ситуацию.

Он добился включения в подписанный 31 декабря П.Порошенко закон "О мероприятиях, направленных на содействие капитализации и реструктуризации банков", положения, разрешающего НБУ вводить мораторий на возврат депозитов вкладчикам.

Безусловно, ситуация с оттоком вкладом требовала реагирования: всего за 2014 с валютных депозитов сняли $11,492 млрд, или 37,2%. Но не такого топорного.

Ведь одно дело ввести мораторий на досрочное снятие денег с депозитных счетов. И совсем иное - разрешить банкам в принципе не возвращать вклады.

Даже если ситуация на Донбассе разрулится и долгожданная политическая стабильность наконец наступит в Украине – наличие такого пункта в законодательстве мягко говоря, никак не стимулирует граждан доставать деньги из-под матраса и нести обратно в банк.

И это снова делает бессмысленным тезис о необходимости государственного участия (деньгами налогоплательщиков) в докапитализации частных банков ради возвращения доверия к б/с.

Какое уж тут доверие, если власти на государственном уровне фактически узаконили "кидок" банком своих клиентов? Отсюда следуют неутешительные выводы.

Банки в 2015 будут продолжать лопаться, поскольку отток денег с депозитов не прекращается. Только в январе за неполный месяц временная администрация ФГВФЛ была введена в очередные 4 банка.

При этом надо понимать, что реанимировать проблемное финучреждение в нынешних экономических и политических условиях уже невозможно: в отличие от предыдущего кризиса, когда за счет смены собственников была восстановлена платежеспособность того же банка "Надра", "Проминвестбанка".

Сейчас частные инвесторы не готовы вкладываться в такие активы: это не менее верный способ расстаться с деньгами, чем просто бросить их в горящую печку.

Тот факт, что за 2014 ни 1 банк в Украине не удалось реанимировать – подтверждает тезис о наступивших плохих временах для национальной б/с.

Более того, можно сказать, что сценарий финансового апокалипсиса уже запущен и обратный отсчет времени пошел.

Совершенно очевидно, что мораторий на возврат вкладов, причем не только досрочный, но и включая договора, по которым закончился срок действия, т.е. на все без исключения вклады, все-таки будет введен в текущем году.

Остается неясным лишь вопрос, когда же именно наступит час "Ч". То ли когда из б/с заберут 50% вкладов, то ли 70%. Ответа на него сейчас нет и в Нацбанке.

Не исключено, что прорабатываться заранее этот вопрос и не будет, а в итоге решится ситуативно. Напомним, что уже из банков забрали треть депозитов.

При условии, что взятый в ноябре-декабре темп оттока денег сохранится, к теме моратория на возврат всех без исключения депозитов власть неизбежно придет в конце весны – первой половине лета.

Хотя, разумеется, это может случиться и раньше. Индикатором тут будет создание Совета по финансовой стабильности – именно этот орган при президенте Украины в соответствии с принятым и подписанным 31 декабря законом наделен полномочиями объявлять мораторий.

Пока его еще нет. Поэтому вопрос, кто успеет забрать все еще лежащие на депозите деньги, а кто уже нет – сейчас очень актуален. Конечно, мораторий по идее когда-то будет снят: после наступления политической и финансовой стабилизации.

И она когда-то наступит – по крайней мере, как-то не хочется даже рассматривать другие варианты. Но в любом случае все упирается в вопрос "когда?".

На это могут понадобиться годы и гиперинфляция, раскручиваемая правительством А.Яценюка и НБУ под руководством В.Гонтаревой, успеет полностью "съесть" сбережения на депозитах – как это произошло более 20 лет назад со вкладами населения в Сбербанке СССР.

И купить на ту сумму, которую потом вернет банк, можно будет разве что коробок спичек. И то не факт.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВа"  


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: