Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Данные статистики опровергают PR-оптимизм представителей экономического блока в руководстве страны. Так, 4 июня министр экономики Айварас Абромавичус на пресс-конференции заявил, что худшие макроэкономические показатели позади.

Обратная сторона оптимизма

Еще раньше, 27 апреля, глава Национального банка Украины (НБУ) Валерия Гонтарева на симпозиуме в Киеве утверждала, что экономика страны достигла дна и начиная со II кв. будет наблюдаться восстановление экономической активности.

По ее словам, в первую очередь, проявится положительный эффект чистого экспорта и производственных мощностей.

При этом уже 26 июня, после этих, обнадеживающих пересичного телезрителя, заявлений, НБУ повторно ухудшил годовой прогноз падения украинской экономики, теперь уже до 9,5%.

Что, впрочем, не помешало НБУ через каких-то полторы недели, 3 июля, выпустить новый макроэкономический обзор, в котором говорится, что во II кв. реальный ВВП по сравнению с I кв. почти не изменился – т.е. падение практически прекратилось.

Хотя изначально НБУ вообще ожидал, что валовой внутренний продукт (ВВП) Украины в 2015 г. снизится всего на 4-5%.

Для сравнения: годовое падение ВВП США в период Великой депрессии 1929-1932 гг. составляло 30%. Так что до исторической глубины украинской экономике вроде как и правда еще далеко, если верить расчетам НБУ.

Таким образом, очередная июньская корректировка НБУ до 9,5% показывает, что вопреки мантрам, рассчитанным на среднестатистического пипла, на самом деле в экономическом блоке Нацбанка и Кабинета министров не испытывают особого оптимизма.

Как насчет текущей ситуации, так и будущей. Незначительное замедление темпов падения промышленного производства в годовом исчислении на самом деле никого не обманывает.

Речь о майском показателе 20,7% по сравнению с 21,7% за апрель. Но дело в том, что в марте также фиксировалось незначительное замедление, до 21,1% против 21,3% в январе – после чего последовало новое апрельское ускорение.

Так что ни о каком положительном эффекте от работы производственных мощностей, о котором упоминала В.Гонтарева, на самом деле говорить не приходится.

То же самое можно сказать и об ожиданиях светлого будущего в следующем году.

О том, что украинская экономика в 2016 г. должна возобновить рост, дружно говорят все: кроме В.Гонтаревой и А.Абромавичуса в числе оптимистов премьер Арсений Яценюк и президент Петр Порошенко.

Более того, их позитивный настрой вроде бы как разделяет Международный валютный фонд. Так, НБУ в 2016 г. прогнозирует рост ВВП Украины на 3%, МВФ – на 2%. Вместе с тем обращает на себя внимание следующий нюанс.

На переговорах с комитетом частных кредиторов правительство Украины обещает в полном объеме возобновить выплаты по облигациям на условиях, под которые изначально привлекались займы. При одном "если" – если возобновится рост национальной экономики. При этом комитет кредиторов предлагает отложить погашение облигационных займов, т.е. основные выплаты, до 2019 г. включительно.

Иными словами, частные западные инвестиционные фонды считают, что, по крайней мере, следующие 3 года ждать роста от украинской экономики не приходится.

Правительство Украины косвенно подтверждает этот тезис, требуя от кредиторов еще больших уступок.

Гривна получила передышку

Тем не менее, некие проблески позитива имели место на валютном рынке страны. Обменный курс гривны в июне укрепился до 20,7-21,2 грн./$ и после небольшого подъема до 22,5 грн./$ снова сполз за отметку 22 грн./$.

Тогда как еще весной казалось, что сдвинуть гривну с психологического рубежа 25 грн./$ попросту невозможно. Однако спасибо зернотрейдерам.

В завершившемся маркетинговом году (МГ) 2014-2015 (МГ по зерновым продовольственным культурам начинается с 1 июля и заканчивается 30 июня следующего календарного года) они вывезли из Украины рекордное количество зерна – 33,494 млн т.

Еще ни разу столько не удавалось экспортировать за все годы независимости. При этом пик зарубежных поставок традиционно пришелся как раз на май-июнь.

Приток валюты от экспорта и стал точкой опоры для гривны. Правда, перевернуть ситуацию на валютном рынке, в соответствии с правилом Архимеда, это не поможет.

Закрома в портовых элеваторах не бездонные и экспортный поток с началом нового МГ пойдет на убыль в ожидании зерна нового урожая. Поскольку агропромышленный комплекс был и остается отраслью, в которой сезонный фактор - определяющий.

Кроме того, на укрепление гривны сыграл и психологический фактор.

Еще год назад после каждого телевизионного заявления президента, премьера, секретаря Совета национальной безопасности и министра обороны о готовящемся полномасштабном военном вторжении России в Украину по стране, как от брошенного в воду камня, расходились волны паники.

И толпы граждан бежали снимать деньги с депозитов – пока, как говорится, трамваи ходят. Между тем анонсированное вторжение все никак не начиналось. И, как в случае с мальчиком, кричавшим о волках, заявления высшего руководства страны в какой-то момент люди просто перестали воспринимать всерьез. И понесли деньги обратно в банки.

Об этом свидетельствуют данные НБУ, согласно которым в мае гривневые депозиты населения выросли на 2% по сравнению с апрелем, до 163 млрд грн.

Причем такая тенденция наблюдается второй месяц подряд: в апреле прирост депозитов физлиц в гривне составил 2,4%. И это впервые с января 2014 г., когда в результате Евромайдана начался отток вкладов.

Таким образом, финансовая система Украины почти нащупала новую точку своего равновесия. "Почти" – потому что отток денег с валютных депозитов населения еще продолжается.

По итогам мая они уменьшились на 1,5%, до $9,8 млрд. Но, по крайней мере, первые обнадеживающие признаки в виде прироста гривневой депозитной базы все же появились, ура.

Позитив в том, что эти деньги возвращаются в банки, а не бросаются на скупку валюты, как это происходило весь период постмайданного кризиса, вплоть до безумного скачка курса до 40 грн./$ в феврале т.г.

По данным НБУ, в мае украинцы сдали в обменные пункты валюту на $207,3 млн, тогда как купили всего на $30 млн. В июне превышение продажи наличной валюты над покупкой сохранилось: продано $214 млн, куплено $40 млн.

Этот фактор также способствовал укреплению курса гривны. Известно, что в условиях рынка любая продукция при отсутствии покупательского спроса дешевеет, а доллары в данном случае – тот же товар.

Вопрос только в том, насколько устойчивым может считаться нынешнее равновесие: то ли это начало долгожданного выхода украинской экономики из пике, то ли просто небольшая пауза перед очередным затяжным падением, которое потянет за собой и гривну?

Еще один фактор, играющий на временное укрепление курса гривны, связан с отказом НАК "Нафтогаз Украины" от закупки ресурса у российского госконцерна "Газпром" с 1 июля. Да, в связи с падением промпроизводства, вызванного остановкой купных предприятий на Донбассе и не только, потребности Украины в газе резко уменьшились. Но как не крути, все равно покупать его приходилось за валюту.

И это дополнительно давило на курс гривны - независимо от того, как именно происходила покупка валюты для "Нефтегаза", то ли на межбанковском рынке, на открытых торгах, то ли напрямую из резервов НБУ.

Теперь же этого давления нет – по крайней мере, до начала нового отопительного сезона. И оно не такое значительное, как ранее.

Например, если в 2012 г. "Нафтогаз" закупал у "Газпрома" ресурс по $413-418/1000 м3, то в I кв. т.г. это было $335,6/1000 м3. На фоне снижения объемов импорта газа экономия валюты получается очень существенная.

Это то, что держит платежный баланс в условиях падения поступлений валютной выручки от экспорта и не дает курсу проваливаться куда-то к 50 грн./$.

Газовый пасьянс

Но если в 2012 г. курс был 8 грн./$, то сейчас 22,5 грн./$. Также следует учесть тот факт, что значительная часть отраслей украинской промышленности не имеет валютного дохода – сахарная, хлебобулочная, цементная и т.д.

Поэтому получается, что падение мировых цен на нефть, которое и снизило цену импортируемого газа для Украины, не особо помогло ей в противостоянии с внутренним кризисом.

Но в целом следует признать, что в диалоге с "Газпромом" правительству Арсения Яценюка за каких-то полгода удалось сделать то, чего не сумел (либо не хотел, что гораздо более вероятно) его предшественник Николай Азаров за 3 предыдущих года.

Это одна из немногих заслуг А.Яценюка, хотя и достигнута она более чем дорогой ценой: за счет войны на Донбассе и общенационального экономического кризиса, путем остановки промышленности.

Тем не менее, резкое снижение потребления газа заводами позволило сократить зависимость от российских поставок.

А прозападная политическая ориентация нынешних властей Украины дала им то содействие ЕС, о котором команда В.Януковича-Н.Азарова могла только мечтать.

Это и участие ЕС в газовых переговорах Украины с РФ, и увеличение реверсных поставок российского газа из ЕС. И, наконец, налаживание с июня т.г. прямого обмена информацией с венгерским газотранспортным оператором FGSZ.

Речь идет о доступе к шиппер-кодам, позволяющем "Нефтегазу" покупать газ у европейцев без его транзита к западной границе Украины – таким образом, снижая расходы и конечную цену.

И о, чудо, суровый "Газпром", при Н.Азарове упрямо твердивший о необходимости считать цену по действующему контракту, уже готов давать скидку "Нафтогазу" без всяких политических условий.

Тем не менее, похоже, что его, "Газпрома", поезд ушел. В том смысле, что заключенный в 2009 г. по инициативе тогдашнего премьера Украины Юлии Тимошенко "контракт века" уже не может определять вектор внешней политики Киева.

Так, в I кв. т.г. "Нефтегаз" импортировал из РФ 925 млн м3, тогда как из ЕС – 3,615 млрд м3. Т.е. если при В.Януковиче и ранее на "старшего брата" приходилось 100% зарубежных газовых поставок, то теперь – лишь 25%.

Причем если "Газпром", как отмечалось, продавал ресурс по $335,6/1000 м3, то средняя цена из ЕС за тот же период была $294,9/1000 м3.

Т.е. благодаря политической лояльности ЕС и снижению запросов украинской промышленности "Нефтегаз" сэкономил порядка $1,6 млрд только за один квартал.

Конечно, теоретически ничего не мешает российскому госконцерну скинуть еще хотя бы $50/1000 м3 к действующей цене и таким образом лишить финансового смысла реверс из ЕС для Украины. А значит, вернуть себе крупного клиента.

Но он этого принципиально не желает делать, предпочитая настаивать на условиях действующего контракта и поквартально терять по $1,6 млрд недополученных доходов.

Что, кстати, лишний раз доказывает, что в своей деятельности "Газпром" руководствуется чем угодно, но только не экономическими соображениями.

Осенние тучи на горизонте

Но как бы там не было, а осенью, с приближением отопительного сезона, возобновить закупки российского ресурса "Нефтегазу" придется.

Кроме того, в связи с войной на Донбассе у Украины появилась новая статья валютных расходов – на закупку угля для тепловых электростанций и электроцентралей.

Ранее уголь поступал в основном с Донбасса и, как показал опыт предыдущего отопительного сезона, министерство энергетики и угольной промышленности Украины не способно компенсировать возникшие потери развитием угледобычи на ГП "Львовуголь" и "Волыньуголь".

Более того, профильный министр Владимир Демчишин уже не вспоминает о своем предыдущем обещании перевести украинские ТЭС с антрацитового угля (запасы которого находятся в основном на территории, контролируемой ДНР-ЛНР), на газовый – добываемый в западноукраинском регионе.

И дело не в том, что министр страдает амнезией. Просто, по всей видимости, стоимость такого проекта модернизации оказалась сравнимой со строительством новых ТЭС.

Хотя, конечно, Владимиру Васильевичу не мешало бы сначала ознакомиться с ценой вопроса, а уже потом делать громкие заявления. Которые, скажем так, не добавляют ему авторитета среди специалистов-знергетиков и угольщиков. Но как бы там ни было, исходя из текущей ситуации альтернативы импорту антрацитов из ЮАР, Австралии, России – не существует.

А значит, поток валюты из Украины возрастет. И это подразумевает усиление давления на курс гривны. Теоретически его опять может компенсировать экспорт зерновых.

Как сообщил 3 июля министр агрополитики Юрий Павленко, в т.г. урожай зерновых в Украине составит никак не меньше 60 млн т. Т.е. есть все предпосылки повторить экспортный показатель предыдущего маркетингового года.

Однако далеко не факт, что зернотрейдеры начнут заключать внешнеторговые контракты осенью – вместо того, чтобы дождаться весны следующего календарного года, в надежде на рост биржевых цен.

По крайней мере, осенью 2014 надежды аналитиков на рост валютных поступлений в Украину от экспорта сельхозпродукции не оправдались – как уже отмечалось, вал продаж пошел с апреля-мая т.г.

Надежд на улучшение работы основных экспортно-ориентированных отраслей промышленности тоже нет. Причина – продолжение экономической изоляции Донбасса, где расположена значительная часть металлургических, коксохимических, огнеупорных заводов.

Предыдущий донецкий губернатор Александр Кихтенко и нынешний луганский губернатор Геннадий Москаль постоянно говорят о необходимости законодательно урегулировать работу украинских предприятий на неподконтрольной территории.

Прежде всего, относительно беспрепятственного отправления-получения промышленных грузов, необходимых для работы этих предприятий – завоза сырья и вывоза готовой продукции.

Эта инициатива более чем логична с учетом того, что заводы по-прежнему платят налоги в украинский госбюджет, несмотря на колоссальное давление со стороны ДНР-ЛНР.

Однако, непохоже, что большинство в нынешнем созыве Верховной Рады волнуют проблемы украинской экономики и прежде всего ее промышленности.

Во всяком случае, ни А.Кихтенко, ни Г.Москаля, прекрасно знающих ситуацию изнутри, никто в Киеве до сих не услышал. А значит, и вряд ли услышит далее.

Поэтому большая часть украинского промышленного потенциала по-прежнему будет задействована лишь частично. Тем более, что улучшения отношений с РФ нет, сопоставимых новых рынков сбыта для продукции отечественного машиностроения – тоже нет.

Исходя из этого, росту промпроизводства взяться неоткуда. Соответственно, нет предпосылок для увеличения валютных и налоговых поступлений.

Масла в огонь обещает добавить грядущий дефолт. К счастью, крупные украинские компании успели реструктуризировать существующую задолженность, добившись от кредиторов отсрочки платежей.

Но получить новые займы они не смогут. А без этого работать в условиях вымывания операционного денежного потока налоговой службой через невозврат НДС и авансовые платежи налога на прибыль – для компаний, мягко говоря, очень проблематично.

Все это никак не вписывается в радужную картинку "покращення", которое рисуют на II полугодие Нацбанк и Кабинет министров Украины.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"   


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: