Вверх

Email друга*:
Ваше имя*:
Ваш email*:



Сторонники присоединения Донбасса к России одним из своих аргументов называют необходимость спасения местной промышленности, которую, дескать, безвозвратно погубит курс нынешней киевской власти на евроинтеграцию. По их мнению, только кооперация с РФ дает возможность выжить нашим заводам. Но так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.

Ненужный металл

Как известно, наряду с углем металл является стержнем промышленности Донбасса: Енакиевский и Макеевский металлургические заводы, Алчевский меткомбинат, "Донецксталь", "Азовсталь", Мариупольский меткомбинат им.Ильича, кураховская "Электросталь", Донецкий электрометзавод и Донецкий металлопрокатный завод.

На них завязано значительное число смежных предприятий: Енакиевский, Алчевский, Горловский, Авдеевский, Донецкий Макеевский и Ясиноватский коксохимзаводы, Пантелеймоновский, Часовоярский, Красногоровский, Кондратьевский, Великоанадольский огнеупорные заводы.

Чтобы понять, что их ждет, если Донбасс окажется в РФ, посмотрим на ситуацию в российской металлургии. А она, как ни странно, далеко не радужная. Совсем наоборот.

Лучшего всего ее охарактеризовал премьер РФ Дмитрий Медведев на совещании с директорами и владельцами крупнейших российских горно-металлургических корпораций, которое состоялось 26 ноября 2013 г.

Дословно глава правительства РФ сказал следующее: "Российская металлургия вплотную подошла к краю пропасти и вскоре может начать терять позиции на мировом рынке, уступая их конкурентам, в первую очередь китайским".

После этого утверждать, что нашим донецким и луганским металлургам в случае присоединения к РФ или хотя бы к Таможенному союзу будет там комфортная жизнь – как-то глупо.

Есть объективные факторы, с которыми сейчас одинаково сталкиваются стальные производители в Украине и РФ. И те и другие являются экспортно-ориентированными: несмотря на то, что в РФ внутренний рынок потребляет гораздо больше металлопродукции, чем у нас. Но там и масштабы производства гораздо больше.

А в мире и так уже имеется большой избыток сталеплавильных мощностей, главным образом за счет Китая, который при этом продолжает строить новые заводы.

И это обваливает цены на сталь – в условиях слабого спроса в США и Евросоюзе. Поэтому крупные российские группы вынуждены отказываться от уже ранее начатых проектов.

Например, "Евраз-холдинг", которому в Украине принадлежит Днепропетровский метзавод им.Петровского, был вынужден в прошлом году на неопределенное время заморозить строительство металлопрокатного завода "Южный стан" в Усть-Донецке (Ростовская обл.). А ведь туда уже было начали набирать на работу персонал рабочих специальностей… Тот же "Евраз" в прошлом году закрыл листопрокатный цех на Западно-Сибирском меткомбинате в Новокузнецке.

А в этом году там же, на ЗСМК, остановлен коксохимзавод. Также в мае 2013 прекратил работу Алапаевский метзавод на Урале. Серьезные проблемы были и у других уральских предприятий.

Например, завод "Уральская сталь", входящий в холдинг "Металлоинвест", сократил выплавку в 2013 г. на 37,1%.

Ашинскому метзаводу местный губернатор тоже совсем недавно посоветовал подыскивать новых владельцев – потому как нынешние не могут потянуть ранее принятую программу модернизации производства.

Характерно, что на уже упомянутом совещании у Д.Медведева шел разговор о том, как выходить из ситуации. Металлурги просили снизить или хотя бы зафиксировать тарифы на железнодорожные перевозки для своей продукции, а также на электроэнергию.

Но… им в этом было отказано. Против выступили министерство экономического развития РФ и федеральная антимонопольная служба (ФАС), не говоря уже про самих железнодорожников и энергетиков.

Более того, ФАС и Минэкономразвития встали на сторону потребителей российского металла. Они обязали металлургов как минимум на 10% снизить цену металлопродукции для госмонополий.

В первую очередь для ОАО "Российские железные дороги" и "Газпрома". Ну а поскольку в РФ любые распоряжения правительства принято не обсуждать, а выполнять (во избежание еще более крупных неприятностей) – это еще больше ухудшает положение местных металлургов.

В итоге все, чего им удалось добиться от правительства – так это обещания выделить субсидии из федерального бюджета для оплаты расходов, связанных с сокращением работников на предприятиях, у которых упала производственная загрузка.

Заметьте, при этом никтов Кремле даже не ставит вопрос о государственных программах стимулирования внутреннего спроса на металл, о замещении импорта отечественной продукцией.

В украинском Кабмине об этом хотя бы говорят - т.е. есть надежда, что пускай частично, но это все же, в конце концов, будет сделано. Раз уж госпрограммы приняты.

Кроме того, украинское правительство еще при Николае Азарове 14 июня 2013 подписало меморандум о поддержке предприятий горно-металлургического комплекса (ГМК).

Он предусматривает стабильность железнодорожных и энергетических тарифов – они могут повышаться не более чем на 5% в год для предприятий ГМК.

Т.е. это как раз то, о чем безуспешно просили В.Путина и Д.Медведева россияне. Ранее, в 2008 г., в первую волну кризиса, аналогичный меморандум в Киеве был подписан и правительством Ю.Тимошенко.

Кстати, оба документа предусматривают и обязательства владельцев предприятий ГМК сохранить существующие рабочие места и не допустить массовых сокращений... Улавливаете разницу?

А в РФ власти говорят лишь о том, что готовы частично оплатить выходное пособие для выбрасываемых на улицу людей – никто не собирается поддерживать работу меткомбинатов, а также смежных коксохимических и огнеупорных заводов.

Отсюда вопрос к работникам вышеперечисленных предприятий Донбасса: вы точно уверены, что в России будет лучше? А если подумать? Подумать, кстати, надо бы и шахтерам.

Приговор углю

В украинском углепроме до сих пор сохранился довольно обширный угольный сектор. Например, в 2013 г. на него пришлось 29% от всего добытого угля. Существует этот госсектор исключительно благодаря господдержке.

Так, в 2011-2013 гг. она составляла 12-13 млрд грн. ежегодно. Для чего она нужна? Потому как подавляющее большинство украинских госшахт убыточны. Из-за ряда факторов.

К объективным можно отнести сложные условия добычи и тот факт, что многие госшахты находятся в эксплуатации длительный срок, свыше 40 лет. А некоторые на центральном Донбассе и под 100 лет дотягивают.

Субъективными причинами убыточности следует считать коррупционную составляющую и низкую степень механизации производства.

Последняя опять же тесно связана с коррупционной составляющей: у госшахт нет денег на масштабную модернизацию, потому что эти деньги разворовываются.

Как на центральном уровне, так и на местном. Тем не менее, правительство не идет на закрытие десятков убыточных шахт из-за социального аспекта: они являются градообразующими для городов и поселков Донбасса.

Проше говоря, людям станет негде работать и они разъедутся кто куда на заработки. А города и районы окончательно вымрут и просто исчезнут в итоге с географических карт.

Вот поэтому и выделяется госшахтам из госбюджета по 1 млрд грн. ежемесячно. В России с этим проще, никто не переживает за социальный аспект. Поэтому от господдержки шахт там отказались еще в 2005 г.

Как говорится, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. При этом также надо отметить, что госшахт как таковых в России и не осталось, разве что в состоянии ликвидации.

Во всяком случае, они не оказывают сколько-нибудь заметного влияния на местный рынок. Практически вся угледобыча ведется частными компаниями.

И упор делается не на шахты, а на угольные разрезы, более дешевые в эксплуатации. Если точнее, то в состав угледобывающих предприятий входит 91 шахта и 137 разрезов.

Причем, в основном, российский уголь добывается в Восточной Сибири и Заполярье – Кузнецкий и Печорский бассейны. Его качество в разы превышает украинский по содержанию вредных примесей.

В нашем угле серы порядка 2-3%, в российском – до 1%, преимущественно 0,3-,04%. Не говоря уже о показателях зольности. Не случайно украинский уголь практически не экспортируется, а идет только нашим энергетикам.

Причем государственное ПАО "Центрэнерго" постановлением правительства обязано покупать уголь у госшахт: как говорится, нравится-не нравится… никуда вы от нас не денетесь с подводной лодки.

Остальные энергокомпании да и коксохимзаводы Кабинет министров Украины тоже нагибает для закупки продукции у госшахт. Например, с помощью введения ограничений на импорт угля.

В РФ такие механизмы поддержки угольной отрасли благополучно забыты с 1990-х гг. Поэтому, что ждет госшахты украинского Донбасса в РФ – они просто будут закрыты.

Конкуренции с российскими угледобытчиками они не выдержат и по качеству и по себестоимости. На Кузбассе в среднем она $20-22/т. На украинских госшахтах за 2013 г. – $169/ т. по тогдашнему курсу НБУ.

Т.е. даже с учетом затрат на транспортировку $37-45/т. сибирский уголь будет дешевле нашего. А господдержки для шахт в РФ, напомним, давно нет.

Так что для донецких и луганских угольщиков присоединение к России означает оказаться на улице без средств к существованию. По крайней мере, для работающих на госшахтах – это 100%.

Ложка меда в бочке дегтя

Впрочем, есть ряд предприятий, которые теоретически могут оказаться в плюсе от интеграции с РФ. Например, северодонецкий "Азот" и горловский "Стирол" могли бы получать природный газ, используемый для производства минеральных удобрений, в несколько раз дешевле.

Сейчас только входная цена для "Нефтегаза" установлена "Газпромом" на уровне $485/1000 м3. Тогда как российским промпредприятиям он обходится примерно в $100/1000 м3. Конечно, переход на более дешевое сырье усилил бы позиции горловских и северодонецких химиков на внешних рынках.

Также теоретически Харцызский трубный завод смог бы, как в старые добрые времена, получать жирные заказы от "Газпрома" на свою продукцию.

Кроме того, не исключено, что такой орган государственного регулирования как РСФЖТ (Регистр сертификации на федеральном железнодорожном транспорте) –перестал бы терроризировать Стахановский вагоностроительный завод и "Азовмаш" остановками действия сертификатов на вагонное литье, используемое в их грузовых вагонах и полувагонах.

Но тут все не так однозначно. В период докризисного бурного роста российской экономики и, соответственно, объемов грузоперевозок, обновление вагонного парка РЖД велось интенсивно.

Тогда украинские вагоны шли в РФ "на ура". Теперь, когда наступил кризис, с этим стало сложнее. И тут надо учитывать, что основной российский производитель, холдинг "Уралвагонзавод" – является государственным.

А СВСЗ и "Азовмаш" – частная лавочка. Так что в любом случае даже при теоретической российской прописке предпочтение все равно будет отдаваться уральцам. Продукция дончан, как и сейчас, будет закупаться по остаточному принципу.

Остались у РЖД после размещения госзаказов на "Уралвагонзаводе" деньги и желание продолжить модернизацию подвижного состава – они могут заключить контракт и с нашими предприятиями. Не остались – значит, не остались.

В сложном положении окажутся производители горно-шахтного оборудования, которым часть сбыта обеспечивают украинские госшахты. Они закроются – сбыт гарантированно упадет. Это Краснолучский машзавод, а также предприятия холдинга SCM: Дружковский и Горловский машзаводы, "Свет шахтера".

Относительно неплохо могут работать в российских условиях лишь отдельные предприятия машиностроительного комплекса – Новокраматорский и Старокраматорский машзаводы, упомянутый "Азовмаш" (по горно-металлургическому оборудованию), "Лугансктепловоз" и "Энергомашспецсталь".

Но доля машиностроения в общем объеме промпроизводства Донбасса не так уж и велика по сравнению с металлургией и углепромом вместе взятыми. Как по числу занятых, так и по объему выпуска товарной продукции в денежном эквиваленте.

Иными словами, не стоит овчинка выделки, с какой стороны не посмотри.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВа" 


Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.


Последние видео-новости

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: