Роман Свитан: На Славянск и Краматорск россияне точно не пойдут, это исключено

Пока украинцы и весь мир ожидают начала активных наступательных действий со стороны Вооруженных сил Украины, война неожиданно переместилась на территорию РФ. Несколько дней "Русский добровольческий корпус" и легион "Свобода России" проводили спецоперацию в Белгородской области.

Одновременно с этим поступает противоречивая информация из Бахмута, где уже несколько месяцев ведутся ожесточенные боевые действия. Россияне заявляют о захвате города и празднуют "великую победу", украинская сторона говорит о продвижениях на флангах и взятии Бахмута в полуокружение.

Полковник запаса, военный эксперт Роман Свитан в интервью "ОстроВу" рассказал о текущей ситуации на фронте, как связан рейд "Русского добровольческого корпуса" в Белгородскую область с наступлением ВСУ и освобождением оккупированных территорий Украины, и как могут развиваться боевые действия до конца 2023 года.

- Что происходит в Белгородской области РФ?

- Все очень просто. Туда зашли россияне, которые уже почти десять лет воюют против армии РФ. В 2014 году в батальоны, которые тогда организовывались на Донбассе, вступали много людей с российскими паспортами - они хотели воевать против России. Многие из них прошли грузинскую и чеченскую войны. В 2022 году, после полномасштабного вторжения, они уже организовались в "Русский добровольческий корпус" в составе "Интернационального легиона". В свое время именно они заходили в Брянскую и Курскую области.

- С чем они туда зашли? Российские пропагандисты говорят о западной военной технике.

- Это все российская техника, которую они отбили под Бахмутом, так называемый "ленд-лиз от России". Там у них все российское. И неплохо получилось: в прошлом году россияне заехали к нам на российской технике, а сейчас – россияне заехали в Белгородскую область все на той же российской технике.

- Какая у них стоит задача?

- Я думаю, что у них стоит задача – разведка боем. Для этого нужна минимум штурмовая рота, максимум – штурмовой батальон.

- Почему именно сейчас?

- Ребята вышли из Бахмута и решили таким образом "отдохнуть". Я так понимаю, они давно просились пойти на Белгород.

- Вы не связываете этот рейд с контрнаступлением украинской армии?

- Это прямая связь. Только давайте говорить о наступлении, а не контрнаступлении украинской армии. Наступление ВСУ идет с первой декады мая – как только подсохла земля. Контрнаступление – это когда на тебя наступает противник, ты его остановил, начинаешь гнать обратно и "на плечах" заходишь на его территорию. Его нет и не будет.

То, что происходит сейчас, это наступление украинских сил, при котором есть подготовка, формирование поля боя, уничтожение сил и средств противника дальними средствами поражения. А то, что все ждут, это прорыв – один из этапов наступления.

В последнее время мы наблюдаем этап разведки боем, и в районе Бахмута он прекрасно развился. Это пока не прорыв, а просто бои местного значения. То, что происходит в Белгородской области, это также является разведкой боем только руками россиян и с российским оружием. Кстати, исходя из парадигмы, подобное должно произойти с Курской и Брянской областями.

- Почему?

- Нужно растянуть российские войска до Брянской области, добавить им еще сотни километров фронта, чтобы они убрали воинские части с оккупированных территорий, завели их в Россию и не мешали нашим прорывам. Это называется уменьшение плотности войск. Все закономерно, согласно парадигме наступательных действий.

- Можно ли говорить о том, что ВСУ полностью вышли из Бахмута?

- Нет, украинские войска все еще там остаются. Чтобы выйти из Бахмута, нужно выйти за черту города по трассе на Константиновку. Если ехать из Бахмута на Константиновку, то город заканчивается за "самолетом". А мы все еще контролируем саму трассу и район "самолета".

- Почему так важно контролировать район "самолета"?

- Если посмотреть на карту, то район "самолета" – это высота. И мы сейчас двигаемся по этим высотам для окружения Бахмута. Нам очень важно удерживать этот район, чтобы российские войска не пошли дальше. Дело не в самом городе, а в высотах. Если бы не было Бахмута, мы бы все равно занимали эти высоты.

- Почему?

- Во-первых, выгоднее обороняться на высотах. Во-вторых, с высот лучше наступать. И мы сейчас начинаем выполнять эту задачу – двигаемся по высотам во все стороны. Это даже не стратегическая, а оперативная задача. Занимая высоты, мы окружаем Бахмут. И вот район "самолета" является одной из таких высот, которую мы занимаем. Так что полного контроля у россиян над городом нет.

- Есть ли у россиян шансы двигаться дальше на Славянск и Краматорск?

- Мы сейчас наступаем по высотам на россиян в сторону Попасной, просто немного южнее и севернее Бахмута. Когда мы займем высоты, мы перейдем в режим обороны. На Славянск и Краматорск россияне точно не пойдут, это исключено. Мы будем с высот их срезать и сбрасывать в реку Бахмутку.

В настоящее время мы улучшаем рубеж обороны в районе Бахмута и двигаемся по высотам в сторону врага. Самое интересное, что сам город как рубеж обороны не нужен ни украинским, ни российским войскам. Они сейчас поболтаются в Бахмуте и уйдут в Попасную, как это было с островом Змеиный. Я думаю, через месяц россияне оттуда уйдут, там невыгодно будет оставаться, когда мы их с высот будем долбить.

- Бахмут – это последний российский успех в этой военной кампании?

- Россияне еще попытаются отодвинуть наши войска от Донецка в районе Марьинки и Авдеевки. Будут стараться очень сильно. Они бросят туда большие силы, вплоть до того, чтобы превратить эти населенные пункты в Бахмут, то есть просто снести с лица земли. Если это произойдет, то украинским войскам придется оттуда отойти чуть западнее. Но сколько они уничтожали Бахмут? 9 месяцев. За Марьинку и Авдеевку они активно взялись полгода назад, то есть им еще нужно несколько месяцев для того, чтобы раскатать эти населенные пункты в ноль. Но к концу лета мы уже будем на Азовском побережье и стучаться в Крым. Им там будет уже не до Марьинки с Авдеевкой. Поэтому, вряд ли они что-то еще возьмут.

Россияне будут откатываться. Как только начнутся прорывы украинских сил, они начнут откатываться от тех рубежей, где у них сейчас неплохая обстановка. Они будут отходить на другие рубежи обороны. Вспомните прорыв ВСУ в Харьковской области, когда мы смяли несколько линий обороны противника и произошло каскадное обрушение фронта. Мы ждем подобные прорывы.

- Где и когда вы прогнозируете прорывы ВСУ?

- Я вижу несколько направлений, где могут прорваться наши войска. Например, из района Орехово в сторону Токмака, из района Гуляйполе в сторону Полог, из района Угледара в сторону Волновахи. Сначала производится прорыв на 20-30 километров, сминается первая линия обороны любым наступательным вооружением. Когда вскрывается вторая-третья линии обороны, открывается оперативный простор, едем, не встречая сопротивления, до Полог, Токмака или Волновахи. А там уже гарнизоны будут встречать прорвавшиеся войска. И то, чего мы все сейчас ждем, это такого прорыва. Кстати, не обязательно входить в эти населенные пункты, их можно обойти и пойти в сторону Азовского побережья. Но направление движения зависит только от замысла Верховного Главнокомандующего.

- В СМИ очень много информации о том, насколько серьезно россияне окопались на оккупированных территориях и какие мощные линии обороны там построили. Это не может стать проблемой?

- Если один человек что-то может построить, то другой человек может это сломать, если применить правильный подход. Поэтому, что бы они там ни отстроили, есть механизмы для решения этих вопросов. Любой ров закапывается или прокладывается мостами, любое минное поле разминируется специальными средствами. И таких механизмов существует очень много. Есть проблема, которую не могут решить ни мы, ни россияне, это выпить Азовское или Черное море, чтобы можно было дойти или добежать до Новороссийска. Вот такие преграды непреодолимы, а для всего остального существуют инженерные механизмы. И у нас они есть, нам их передали.

- Вы допускаете неуспешность украинских прорывов?

- Нет. Когда принимается решение о выполнении наступательных действий, принимается во внимание скорость движения, а также выписывается какой-то промежуточный этап. Разрабатываются различные варианты и планы, которые рассчитываются и проигрываются. Здесь не может быть неуспеха операции, вопрос может стоять о сроках и степени успеха (полный, частичный, промежуточный). В зависимости от действий задача может быть просто изменена. Например, может быть намечен один основной прорыв и два второстепенных, то есть, если по основному движение идет медленнее, чем по второстепенному, тогда второстепенные становится основным и туда перебрасываются резервы.

- Возникают уже теории, что никакого наступления не будет вовсе, а все ограничится информационной кампанией, некими договоренностями и жестами доброй воли россиян. Вы в такое верите?

- В жесты доброй воли россиян верю, они уже были. В договоренности тоже верю, они тоже были. Как будет в данным случае – посмотрим. Если россияне будут уходить, нужно будет их догонять. А если будет договоренность не догонять их, то возникнет вопрос, кто об этом договаривался. Опасность состоит в том, что потом эти войска окажутся на Донбассе и создадут ту же проблему, когда россияне ушли с правого берега Днепра, а появились в Донецкой области, и в результате мы потеряли Соледар. С политиками возможно что угодно, военные на такие договоренности не идут. Политики у нас ерзающие, а у военных все просто и прямо – контакт с врагом может быть только огневым, а любой другой – это государственная измена.

- Вы можете спрогнозировать ход военных действий до конца текущего года?

- Общее направление наступательных действий украинской армии будет направлено на освобождение Крыма. Это будет первый этап. Само освобождение Крыма может пойти двумя путями: либо выход на Азовское побережье из Запорожского фронта (на Бердянск или Мариуполь), либо выход сразу на Крым со стороны Херсона или Новой Каховки. Мы должны оставить у себя в тылу (в Крыму) чистую территорию, где не будет россиян с оружием.

- Какие могут быть сроки такой операции?

- Это может произойти до конца лета – начала осени. А вот с осени может начаться операция по освобождению Донбасса. Тогда уже Украина может получить современные истребители F-16 и дальние средства поражения. Для разгрома российской группировки на Донбассе нужна авиация.

- Без авиации это возможно?

- Я считаю, что без авиации не получится в этом году закончить военную кампанию. А вот с авиацией мы сможем уничтожить российскую группировку на Донбассе и к концу этого года закончить военную кампанию в Украине. Но дальше линия фронта развернется вдоль тысячекилометровой государственной границы Украины и России. И эта линия фронта может еще гореть с разной интенсивностью, пока РФ не развалится.

Есть еще вариант, при котором мы выходим на границы по состоянию на 1991 год, быстро вступаем в НАТО и закрываемся ядерным зонтиком. Но если нас не возьмут в Североатлантический Альянс, тогда нам придется самостоятельно удерживать линию обороны и создать там демилитаризованную зону. А дальше уже экономическими методами додавливать Россию, чтобы она развалилась и ей не было дела до нашей страны.

Параллельно с этим я бы запускал производство ядерного оружия и восстанавливал ядерный статус Украины.

- Это не опасно? Ведь Россия может в любой момент обстреливать территорию Украины ракетами.

- Это точно не опасно, существует подземное производство, куда не достанет ни одна ракета. После того, как мы сделаем хотя бы несколько ядерных боезарядов, Россия быстро перестанет по нам стрелять.

- На что еще способна РФ в военном плане? Какие "сюрпризы" стоит от нее ожидать, которые могут переломить ход войны?

- Россияне могут объявить еще одну волну мобилизацию, чтобы к осени набрать определенное количество человек. Но это им понадобится уже для того, чтобы оборонять тысячу километров российско-украинской границы. Это уже сейчас видно. У них Белгородская область начинает гореть, и им не хватает войск, чтобы туда перебросить. В военном плане россияне уже ничего не могут придумать. Все что могли, они уже придумали и сделали. У них нет механизма, чтобы создать еще какую-то проблему. Поэтому они сейчас могут пойти на какие-то договоренности или жесты доброй воли. У них не хватает войск, чтобы удержать свою госграницу, поэтому с военной точки зрения им нужно выводить войска из Украины и располагать их на госгранице, чтобы не было движения в сторону Белгорода, Курска и Воронежа.

- В угрозу со стороны Беларуси и ядерный удар вы все также не верите?

- В ядерную угрозу я вообще не верю. Если хотя бы один ядерный заряд пойдет в сторону Украины, Россию сразу вычеркнут и сотрут с карты. И они это прекрасно знают. Поэтому самый большой противник использования ядерного оружия – это сами россияне, в том числе и Путин. От Беларуси я также не вижу никаких угроз, оттуда даже из рогатки никто не стрельнет в нашу сторону.

Статьи

Страна
19.06.2024
11:41

Повышение налогов: забытые обещания

Речь идет о налогах, которые платят из своего кармана обычные граждане. Никто не предлагает повысить налог на прибыль предприятий, на дивиденды акционеров (налог на инвестиционный доход), рентные платежи за недропользование, экологический налог. Это...
Мир
18.06.2024
10:21

"Пока не дойдем до польских границ...". Российские СМИ об Украине

«А какое они имеют право требовать от нас открыть Азовское море? Кому собираются обеспечить свободу судоходства во внутреннем море России?»
Луганск
15.06.2024
20:03

Работа на отдачу: как работает малый групповой дом "Світанок", где воспитываются дети-переселенцы из Лисичанска

Звучит ужасно, но - он не разговаривал, во-первых, потому что с ним в больнице НЕ РАЗГОВАРИВАЛИ. А во-вторых - потому что у него в ухе была пробка. И в ЛОР-отделении этого не заметили!
Все статьи