Почему опыт психиатров Луганщины изучают коллеги из стран НАТО

"Приходится констатировать, что после окончания войны в Украине психиатры будут очень востребованы. Молодые люди, наши студенты еще даже не осознают, насколько они будут востребованы", - говорит "ОстроВу" доктор медицинских наук, заведующий кафедрой неврологии, психиатрии и наркологии Луганского государственного медуниверситета (ЛГМУ) и главный врач Центра восстановительного лечения и реабилитации участников войны при Луганской ОВА Николай Овчаренко.

По словам ученых-психиатров из ЛГМУ, после войны в Украине будет около 5 миллионов комбатантов, которые будут нуждаться в услугах по психиатрии и психосоциальной поддержке. Только вдумайтесь: это больше, чем население Эстонии и Литвы, вместе взятых (1,349 млн и 2,832 млн соответственно, итого 4,181 млн)!

Кроме того, 38 процентов населения регионов, максимально пострадавших от войны (активные боевые действия, обстрелы, вынужденное переселение, пребывание в оккупации и плену и так далее) будут нуждаться в помощи из-за различных степеней проявлений посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). То есть, в более-менее "мирных" регионах процент таких людей будет меньше. Но жителей полностью разрушенной и оккупированной Луганской области это будет касаться (даже уже касается) в максимальной степени.

Опыт психиатров из Луганщины, который нарабатывается в условиях войны начиная с 2014 года, а в последние два года еще и в условиях войны, не похожей ни на одну другую, является передовым и именно поэтому интересует коллег - военных психиатров стран НАТО.

"До войны, которая сейчас идет в Украине, вопрос военной травмы в мировой научной литературе даже подавался под другим углом, - говорит Овчаренко. - Я бы не сказал, что украинский опыт войны является уникальным... Но, скажем так, он является последним на данный период в новейшей истории".

Профессор Николай Овчаренко в период работы в Рубежном

 

Практический опыт там, где военные психиатры стран НАТО в основном ограничиваются теорией

В апреле 2024 года в литовском городе Друскининкай состоялась международная конференция с участием военных психиатров из Великобритании, Германии, Нидерландов, Польши, Латвии. К мероприятию онлайн присоединились профессор Николай Овчаренко, а также заведующий отделением психиатрической и психологической помощи Центра восстановительного лечения и реабилитации участников войны Евгений Вербицкий. Они выступили перед коллегами с докладом "Организационные и технологические аспекты предоставления услуг по психическому здоровью участникам боевых действий". 

Евгений Вербицкий и Николай Овчаренко во время международной конференции поделились опытом с военными психиатрами стран НАТО

Речь в докладе шла именно о помощи комбатантам - то есть, людям, которые принимали и принимают непосредственное участие в боевых действиях начиная с 2014 года, и которых, как было уже сказано, после войны в Украине будет около 5 миллионов. Как отметили ученые, уже сейчас для решения этой проблемы практически во всех регионах Украины создаются специализированные реабилитационные учреждения, центры психического здоровья, отделения и так далее.

"Мы акцентировали, что важным фактором успеха в восстановлении психического здоровья комбатантов являются индивидуально подобранные интервенции, эффективное терапевтическое отношение, внимательность к пациенту и динамике изменения его психического состояния, а также комбинирование различных подходов", - говорят ученые ЛГМУ.

Их доклад во многом базировался на опыте, который нарабатывался в Луганском областном Центре восстановительного лечения и реабилитации участников войны. Заведение - по сути, детище профессора Овчаренко - было создано после 2014 года, а в 2022 году его релоцировали в Днепр. Релоцировали юридически. Однако в Рубежном осталась вся материальная база, уникальная сверхсовременная аппаратура, которую Овчаренко собирал по всему миру, и помещение, которое идеально подходило для такой работы.

Оккупанты и коллаборанты от медицины даже воспользоваться всем этим не смогли.

 

Грабить сверхсовременное заведение коллаборанты приехали ... с дискетой

"Просто штрих к их "уровню": так называемый "ректор" так называемого "ЛГМУ имени Святителя Луки" Александр Торба после захвата Рубежного приехал из Луганска в Центр с дискетой... Помните, что это? С дискетой - в заведение с самым современным оборудованием...", - рассказывает Овчаренко.

Коллаборант от медицины Александр Торба хотел украсть наработки Центра, сбросив их на "старорежимную" дискету

Оборудование, которым пользовались в Центре, обслуживали высококлассные специалисты, да и электроэнергии оно требовало немало - до полномасштабного вторжения "коммуналку" для заведения финансировала Луганская ОВА. Итак, оккупанты могли бы воспользоваться аппаратурой только как "тумбочкой", чтобы вазу с цветами на нее поставить или тарелку с супом... Но и этого не сделали.

Вывезти аппаратуру возможности не было.

Как вспоминает профессор Овчаренко, в первые дни после полномасштабного вторжения в помещении заведения базировались украинские военные - место было для этого удобным, и эта часть города держалась, противостоя российскому нашествию, довольно долго.

В конце концов заведение исчезло с лица земли - как и множество всего остального в Луганской области.

В процессе подготовки этой статьи автор нашла свой материал о Центре восстановительного лечения и реабилитации участников войны, который был написан до 24 февраля 2022 года и так и не был опубликован - потому что потерял актуальность из-за разрушения и оккупации города. Теперь он вновь приобрел актуальность.

 

...Итак, приглашаем читателей на небольшую экскурсию по заведению, которое прекратило существовать.

Написано в мирном украинском Рубежном

Если смотреть снаружи, он кажется двухэтажным. Но на самом деле здесь три этажа: часть кабинетов находится в полуподвальном помещении. Это кабинет лечебной физкультуры (ЛФК), лечебные ванны и тому подобное.

Снаружи Центр казался двухэтажным

Кабинет лечебной физкультуры оборудован не хуже самых современных дорогих тренажерных залов, которые работают в крупных городах.

Аппаратура настолько современная и "продвинутая", что неспециалисту ее даже трудно описать. Например, псориаз здесь успешно лечат аппаратом, которого нет даже в дорогих салонах красоты.

Оборудование требовало профессионального обслуживания и потребляло много электричества

Относительно экономической составляющей: дорогими являются не только аппараты, но и их эксплуатация, ведь они потребляют много электроэнергии. С учетом этого, открывая Центр, надо было делать дополнительную линию электроснабжения.

...Стационарное отделение здесь - со вроде бы традиционными для медицинского учреждения палатами и пищеблоком - похоже не на больницу, а на мини-отель домашнего типа. На этот эффект работает все - от планировки помещений до типа мебели, цвета стен и линолеума. Здесь есть даже небольшая библиотека (а это тренд для современных так называемых отелей-бутиков).

Небольшая библиотека была выдержана в стиле отелей-бутиков

Иногда реабилитацию проходят семьями - то есть не только человек, у которого пошатнулось психическое и физическое здоровье, но и его/ее жена/муж. В основном такие пациенты находятся в стационаре в палате повышенной комфортности (в день нашего посещения здесь как раз находилась семейная пара).

Важно, что в одном из удобных помещений в Центре предусмотрена учебная аудитория для студентов-медиков, ведь здесь расположена кафедра неврологии, психиатрии и наркологии ГУ "Луганский государственный медицинский университет". Николай Овчаренко - заведующий кафедрой. Кстати, часть сотрудников центра - бывшие его студенты. Центр для них - база для научных исследований и профессионального роста. Например, заведующий отделением Евгений Вербицкий - кандидат медицинских наук, и его диссертация подготовлена и защищена именно на базе этого Центра.

Евгений Вербицкий подготовил и защитил кандидатскую диссертацию именно на базе Центра

Пациенты учреждения - это не только участники боевых действий на востоке Украины, но и участники Второй мировой войны, и чернобыльцы, и участники войн на территории других государств, большинство из которых - "афганцы", и внутренне перемещенные лица.

Для эффективности научной работы и образовательного процесса в центр могут брать на лечение не только представителей упомянутых выше социальных категорий, но и до 20 процентов профильных больных, которые к этим категориям не относятся.

...На этом достаточно воспоминаний.

 

Возвращаясь в реалии сегодняшнего дня: что дала реформа от ВОЗ и от Минздрава

"Близкий мне человек нуждается в психиатрической помощи еще с тех времен, когда мы жили в Луганской области", - рассказывает переселенка из Луганщины Наталия Вербецкая, которая некоторое время после полномасштабного вторжения вместе с семьей прожила во Львове, а затем переехала в Тернополь.

Живя на Луганщине, член семьи Натальи обращался за помощью, в частности, и в Центр восстановительного лечения и реабилитации участников войны - ведь в заведении принимали не только военных.

"После переезда во Львов у нас не было никаких проблем с тем, чтобы попасть на прием на продолжить лечение, - рассказывает Наталия. - Во-первых, к психиатру не нужно электронное направление семейного врача. Во-вторых, ни с какой дискриминацией как переселенцы мы не сталкивались - нас принимали в общей очереди наравне с местными".

Единственной проблемой, по словам женщины, является то, что потребность в психиатрической помощи - вопрос очень деликатный. У пациента или его близких всегда может возникать недовольство лечением, и поэтому он может отказаться от лечения до его окончания, просто решив, что тебе что-то делают "не так". Член семьи Натальи по разным причинам за эти два года сменил несколько медицинских учреждений, в конце концов в целом он социализирован, и он сам, и семья помощью довольны.

Как отмечает врач-терапевт Центра первичной медико-санитарной помощи Рубежанского горсовета, кандидат медицинских наук Мария Криворучко, возможность попасть к психиатру без направления семейного врача появилась в Украине в результате реформы.

"Это очень удобно, - говорит Наталья Вербецкая. - С учетом того, что к психиатру ты почти всегда обращаешься в стрессовой ситуации".

По словам Марии Криворучко, отрасль психиатрии в Украине начали реформировать одновременно с введением реформы медицины, инициированной министром здравоохранения Ульяной Супрун.

"За несколько лет до того, как у нас началась реформа, определенные изменения в оказании психиатрической помощи начали происходить благодаря программе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)", - рассказывает Криворучко.

Речь идет о программе В. Mental Health Gap Action Programme (сокращенно mhGAP). Как отмечает Украинский медицинский журнал, это глобальная программа ВОЗ, направленная на повышение доступа к услугам по охране психического здоровья путем привлечения медработников первичного звена медицинской помощи к оказанию услуг пациентам с психическими расстройствами.

"Упрощенно говоря, это программа для бедных стран, ее цель - сделать психиатрическую помощь более доступной", - рассказывает врач.

По словам Марии Криворучко, когда программа ВОЗ начала работать в Украине, она сама и все без исключения врачи и медсестры/медбратья, которые работали в первичном звене медицины в Рубежанской громаде (семейные врачи, терапевты и средний медперсонал соответствующего звена), прошли соответствующее обучение.

Почему ВОЗ в этом вопросе делала и делает ставку именно на семейных врачей?

"В нашем обществе все еще существует стигматизация людей с определенными расстройствами, и им бывает нелегко обратиться за психиатрической помощью. При этом подавляющее большинство таких людей не представляют угрозы для общества, поддаются лечению, адаптируются, социализируются и могут вести вполне качественную жизнь. И именно семейный врач - это тот специалист, которому пациент максимально доверяет, который оказывает первичную помощь, контактирует с социальными службами и другими немедицинскими организациями. Поэтому именно к семейному врачу пациенту проще обратиться с деликатной проблемой", - рассказывает Мария Криворучко.

По словам Криворучко, в работе врача семейной медицины с пациентом, который нуждается в помощи в сфере психического здоровья, очень важную роль играет просветительская, разъяснительная работа.

"Например, людям надо объяснять, что не стоит бояться антидепрессантов, которые, вопреки мифам, не вызывают зависимости - в отличие от успокоительных средств на спиртовой основе", - говорит доктор.

Мария Евгеньевна легко говорит об этом на собственном примере. После начала активных боевых действий на Луганщине она переехала во Львовскую область, но впоследствии перебралась в Харьков - и это совпало с активным массированием в медиа темы "захвата Харькова", наступления врага в Харьковской области и регулярными обстрелами.

Мария Криворучко

"В соседнем кабинете со мной работает психиатр, я обратилась к нему, и он назначил мне антидепрессанты... В итоге я сплю ночью, нормально функционирую днем и в целом нормально себя чувствую. Да, я не становлюсь абсолютно счастливой, потому что идет война, но - проходит тревожность, я живу нормальной обычной жизнью. Люди боятся антидепрессантов, и это плохо. Кстати, их сейчас по определенным программам можно получить бесплатно", - говорит врач.

Она отмечает, что ей как медику легче распознать в себе определенные симптомы и понять, что пора обратиться за определенной помощью. Человеку же, по роду деятельности далекому от медицины, здесь нужна помощь специалиста.

Говоря о том, что дала украинской психиатрии именно отечественная реформа, введенная профильным министерством несколько лет назад, Николай Овчаренко отмечает: "Благодаря реформе скорее выиграли многопрофильные больницы. Она позволила им распоряжаться своими бюджетами, и в случае с релоцированными учреждениями Луганщины - именно это дало им возможность как-то обжиться на новых местах. Даже оборудование и мебель закупить".

Если же говорить об узкопрофильных учреждениях, каким является релоцированный из Рубежного Центр восстановительного лечения и реабилитации участников войны, здесь картина иная.

"Из того времени, которое отводится на одного пациента, наши врачи вынуждены 90 процентов тратить на ввод в компьютерную базу информации об услуге, и только 10 процентов времени работать непосредственно с пациентом. И это проблема. Вообще можно сказать, что нами сейчас руководят "ребята-программисты". Однако это не означает, что реформа - это плохо. Она уже продолжается несколько лет, это уже реальность, а не что-то новое. Изменения являются постепенными, они не могут дать результат сразу", - говорит профессор Овчаренко.

 

Еще раз о ПТСР военных: практические советы

Люди, которые нуждаются в услугах по охране психического здоровья просто из-за тревожности, потому что мы все живем в реалиях войны, и комбатанты с ПТСР, о которых шла речь в начале статьи - это совершенно разные категории пациентов. И во втором случае помощь является более многоэтапной и сложной.

"Боевая психическая травма - это фактор, который запускает разрушение всего организма. Кроме того, надо принимать во внимание, что ПТСР сейчас модифицируется, осложняется зависимостями - например, игровой", - говорит Николай Овчаренко.

По его словам, человеку с такой травмой в первую очередь надо лечить душу. Профессор приводит пример: так называемые "афганцы" даже в Независимой Украине впервые увидели психологов в 2018 году, а до того им лечили все что угодно - сердце, суставы, давление, псориаз, алкоголизм - только не психику. Хотя понятие "афганский синдром", или "югославский синдром", которым тогда называли ПТСР, уже существовало.

Опыт, наработанный на практике психиатрами-учеными ГУ "ЛГМУ" с 2014 года, позволяет утверждать: лечить ПТСР военных вполне возможно.

Чем отличается человек, у который есть ПТСР и потребность в длительной комплексной помощи именно психиатра, от того, кому может помочь психолог или семейный врач?

"В первую очередь это расстройства социальной адаптации", - говорит профессор Овчаренко.

Кто должен заметить эти расстройства? По словам Овчаренко, это могут быть близкие, сам человек, семейный врач или психолог - если человек пользуется услугой психолога.

Ранее "ОстроВ" писал о том, как Украина продолжает нарабатывать опыт психологической поддержки раненых и тех, кто вернулся из плена.

 

Фото из архива автора

Статьи

Мир
12.07.2024
11:02

НАТО: успехи и неудачи Североатлантического альянса

Парадокс заключается в том, что во время холодной войны объединенная коалиция ни разу открыто не вмешивалась во внутренние дела государств и официально не принимала участие ни в одном международном конфликте.
Луганск
10.07.2024
17:05

Хаос и система в работе первичного звена луганской медицины в реалиях релокации

Упрощенно говоря, первичное звено медицины - это тот этап, на котором пациент заключает декларацию с семейным врачом или терапевтом и пользуется их услугами.
Страна
10.07.2024
14:22

Энергокризис: не только тарифы

Крупнейшая частная энергокомпания ДТЭК в июне подсчитала, что при самом худшем раскладе украинцы будут сидеть без света по 20 ч. в сутки во время отопительного сезона. Который с каждым днем все ближе.
Все статьи