Европейский Союз, Украина и Орбан: чуда не произошло, произошел чудесный прецедент

Саммит ЕС 14-15 декабря обещал быть “историческим” и “тяжелым”. Оба эти слова постоянно звучали в комментариях и заявлениях еврочиновников перед началом и в начале саммита.

Саммит действительно оказался историческим, но скорее по причине несколько иной, чем все думали. Обязательно единогласное решение лидеры государств-участников впервые приняли при добровольно-принудительном отсутствии одного из них. Не сумев убедить премьер-министра Венгрии Виктора Орбана проголосовать за начало переговоров о вступлении Украины в ЕС, руководители других государств Союза убедили его выйти из зала перед голосованием.

Как объяснили удивленным журналистам позже, делегировать кого-то на место отсутствующего на голосовании лидера невозможно, а все присутствующие проголосовали “за”, поэтому технически голосование было единогласным.

Начало переговоров о членстве – это второй из трех этапов процесса вхождения страны в ЕС, после получения официального статуса кандидатки и перед официальным признанием обеими сторонами выполнения ею всех условий вступления. Украина планирует начать переговоры уже на следующей неделе, но продлятся они не один год – возможно, что и не одно десятилетие.

Поэтому перспективы членства Украины в ЕС при нынешней системе принятия решений остаются туманными: Венгрия, или любая другая страна, будет иметь еще десятки поводов заблокировать процесс вступления, но прецедент 14 декабря дал обозревателям еще одно основание указать на необходимость и поверить в возможность изменения этой системы.

Европейские чиновники откровенно демонстрировали раздражение поведением Виктора Орбана. Факт, что важнейшие решения ЕС принимаются исключительно единогласно лидерами стран-участниц, дал ему изрядную власть, а также указал на изрядно опасный пример для других нынешних и будущих лидеров.

“Позиция Европейского Парламента очень понятна: расширение укрепляет наш континент, это вклад в мир и это вклад в безопасность. ...С другой стороны, нам, Европейскому Парламенту, также понятно, что если мы готовы к расширению, нам нужно самим быть готовыми для реформ, – сказала на пресс-конференции 14 декабря президентка Европарламента Роберта Мецола. – Поэтому мы настаиваем на активизации обсуждения того, каким должно быть будущее Европейского Союза: как мы функционируем, как мы принимаем решения. Мы не можем позволить подрывать нашу способность действовать”.

Евросальто Виктора Орбана

Перед началом саммита расширение Евросоюза казалось наиболее спорным вопросом повестки дня. Конкретнее, речь шла о новом шаге на пути евроинтеграции Украины, потому что состояние дел и заслуженный статус любой другой страны-кандидатки – Молдовы, Грузии и нескольких государств бывшей Югославии – не вызывал дискуссий.

Парадоксально, потому что хотя именно нападение России на Украину в 2022 году подтолкнуло ЕС к более решительным шагам в направлении расширения, Украина имела меньше всего шансов на успех. К тому же она тянула за собой Молдову, то ли вверх, то ли вниз, потому что продвижение двух стран рассматривали “пакетом”.

14 декабря в Брюсселе ожидали президента Украины Владимира Зеленского. За несколько дней до того он посещал Аргентину и США, а затем остановился в Норвегии: многие поверили, что не случайно в каком-то часе полета от Брюсселя.

13 декабря новоизбранный премьер-министр Польши Дональд Туск, который в то время уже находился в Брюсселе, сообщил журналистам о встрече с Зеленским на следующий день.

Но на следующий день президент Украины выступил перед Евросоветом по видеосвязи из Норвегии, а затем отправился в Германию. По информации, которую обнародовали медиа, Зеленский не получил приглашения приехать в Брюссель, потому что европейские партнеры опасались разозлить Виктора Орбана.

Виктор Орбан, кажется, еще никогда так не наслаждался своей властью в ЕС.

Из видеообращения Виктора Орбана после принятия решения Европейского Совета относительно расширения ЕС

Накануне саммита стало известно, что Союз разблокировал €10 из €30 миллиардов финансовой поддержки Венгрии, которая была заморожена год назад из-за систематических нарушений или несоответствующей, по стандартам Еврокомиссии, работы правительства Орбана.

Хотя формально разблокирование части финансирования от ЕС объясняли демократическим прогрессом страны, всем было понятно, что премьер-министр Венгрии фактически получал плату за освобождение 40 с чем-то миллионов заложников, которых он держал силой своего права блокировать любое движение Европейского Совета, где решения принимаются только единогласным голосованием.

Перед началом саммита добрая половина вопросов журналистов к еврочиновникам касалась позиции Орбана относительно вступления Украины в ЕС. Потрясающее внимание.

Едва ступив на красную дорожку на входе в здание Евросовета, глава венгерского правительства дал понять, что меры не полностью подействовали. Притом он откровенно врал.

Орбан повторил несколько раз, что Украина выполнила только четыре из семи рекомендаций Европейской Комиссии для начала переговоров о вступлении в ЕС. На самом деле, уже 8 ноября, когда Еврокомиссия обнародовала свои отчеты с соответствующими оценками по странам-кандидаткам, украинский прогресс оценивался на четыре из семи, в то время как, например, грузинский, на три из двенадцати.

Украина с тех пор выполняла свое еврозадание – в том числе в отношении языковых прав венгерского меньшинства, на которых годами спекулировал Виктор Орбан, – более добросовестно, так что на момент саммита к ней почти не осталось замечаний. У Комиссии и других евроинститутов, но не у Орбана.

Поэтому предварительно предполагалось, что Орбан проголосует за четырехлетнюю финансовую помощь Украине в размере €50 млрд, но будет блокировать продвижение ее европейской интеграции. Орбан поддался давлению других лидеров стран ЕС и позволил им проголосовать за переговоры с Украиной и Молдовой, зато заблокировал финансовую помощь, которую планировали выплачивать в течение 2024-2027 годов.

Усталость, но другая, и немного надежды

Похоже на то, что вопрос расширения стал фетишем этого саммита, и то не только и, возможно, не столько для Виктора Орбана. Все внимание и все усилия лидеров ЕС сосредоточились именно на позиции Венгрии по продвижению Украины на пути к вступлению.

Как подчеркнула на пресс-конференции Роберта Мецола, решение о начале переговоров о вступлении с Украиной и Молдовой должно было стать “сигналом людям на местах, а также, что особенно важно, тем странам, которые воюют”.

“Глобальная геополитическая ситуация означает, что есть также цена за бездействие. Если мы оставим ее неопределенной, ее заполнят другие деятели, повестка дня которых отличается от нашей”, – сказала она.

Поэтому даже новость о том, что лидеры не смогли договориться о финансовой помощи Украине и перешли к другому вопросу повестки дня в первой половине дня 14 декабря, кажется, не вызвала подозрения у обозревателей, что что-то пошло не так. Переговоры продолжались, все внимание было в дальнейшем сосредоточено на вопросе расширения, к вопросу финансирования лидеры собирались вернуться позже. Завершились переговоры поздней ночью, договориться с Орбаном о дальнейшей финансовой поддержке Украины их участники так и не смогли.  

Для кого решение Европейского Совета по расширению должно было стать историческим и триумфальным, так это для его президента Шарля Мишеля. Следующий год будет последним для него в этой роли, в которой он приложил немало усилий для поддержки Украины. Поэтому Мишель, очевидно, будет уходить с должности как тот, кто оставил значительный след в истории ЕС – возможно, едва ли не самый большой  на сегодня после падения Берлинской стены, кусок которой как раз стоит между несколькими зданиями евроинститутов в Брюсселе. Ведь Украина была не просто частью полюса биполярного мира, который эта стена представляла, она была его основополагающей частью – такой, без которой СССР просто не мог существовать, и идея возвращения которой под власть Москвы доводит до безумия российского диктатора Владимира Путина.

Фрагмент Берлинской стены в Брюсселе. Фото Юлии Абибок

Собственно Мишель первым сообщил миру – через свой Х-аккаунт – о положительном для Украины и Молдовы решении, а затем вышел к журналистам, став звездой вечера, хотя едва ли не самую большую заслугу в убеждении Орбана обозреватели все же отнесли к президенту Франции Эммануэлю Макрону и канцлеру Германии Олафу Шольцу.

Также Мишель приложил немало усилий, чтобы убедить публику в продолжении финансовой поддержки Украины со стороны Евросоюза. Как и президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, он несколько раз подчеркнул, что так или иначе, Украина получит в течение четырех лет те €50 млрд, которые ей пообещали. Убеждать Орбана разблокировать их будут до января и в январе, когда лидеры ЕС планируют снова встретиться, чтобы обсудить этот вопрос.

Пресс-конференция по итогам саммита с участием премьер-министра Испании, которая сейчас председательствует в Совете ЕС, Педро Санчеса, президента Евросовета Шарля Мишеля, и президентки Европейской Комиссии Урсулы фон дер Ляйен. Фото Сантьяго Вергары

Как Мишель, так и фон дер Ляйен подчеркивали, что если премьер-министр Венгрии останется на своих позициях, лидеры применят один из “альтернативных путей” передачи Украине обещанной помощи.

Деталей они не раскрыли, но Пьер Беназе, журналист с большим опытом работы в европейских институтах, по просьбе “ОстроВа” узнал из своих источников, что сейчас речь идет либо о выделении финансирования отдельно каждым из остальных 26 государств ЕС, или о голосовании за каждый годовой транш, что давало бы Орбану только в этом случае вчетверо больше возможностей для торгов и шантажа.

“Ни один из них не нравится большинству лидеров стран ЕС, потому что оба противоречат их намерениям продемонстрировать способность Союза взять на себя и выполнить долгосрочные финансовые обязательства перед Украиной”, – отметил Беназе.

Хорошая новость для Украины, которую подтвердили события саммита и высказывания его участников, что по крайней мере в руководстве ЕС усталость от венгерского правительства сейчас значительно больше, чем от войны в Украине. И это возвращает лидеров Евросоюза к вопросу реформы.

“То, что они сделали вчера (14 декабря. - “ОстроВ”), может быть знаком: “Хорошо, давайте перейдем к другой системе принятия решений". ...Мир сейчас движется настолько быстро, что если позволять одной маленькой стране блокировать важные пути развития, ЕС будет потерян и победит геополитика”, - отметил в комментарии “ОстроВу” Керт Дебеф, профессор Брюссельской школы управления, специализирующийся на международной политике.

Теоретически, такие изменения возможны, отметил он, но процесс их внесения непростой, и формально, и в связи с различными взглядами внутри ЕС, ведь речь идет также об уменьшении влияния крупнейших и сейчас самых влиятельных государств, таких как Германия и Франция.

Роберта Мецола на пресс-конференции предположила, что Союз будет обсуждать этот вопрос после выборов Европарламента, которые состоятся в июне 2024 года.

Статьи

Страна
18.04.2024
18:19

Медицинская реформа по-запорожски. Получат ли пациенты надлежащее медицинское обеспечение и качественное лечение

Факт экономии бюджетных средств, о котором говорят местные чиновники, вряд ли добавляет оптимизма запорожцам,  пациентам оптимизированных больниц. Любой рядовой горожанин подтвердит, что до сих пор не заметил, чтобы такая реорганизация положительно...
Страна
18.04.2024
09:14

Закон об усилении мобилизации: основные положения

"Это было очень неожиданно. Пока мы на всех эфирах и в соцсетях рассказывали, что это закон о справедливости, о демобилизации, главную норму просто решили убрать. Говорят, что это был четкий ультиматум от Генерального штаба. В частных разговорах они...
Страна
17.04.2024
10:00

Формирование вооруженных сил и мобилизация в Украине. Как это было в прошлом

Битва за Украину была выиграна в значительной степени благодаря победе большевиков на идеологическом и информационном фронтах. Именно это, вместе с мобилизационными возможностями Красной Армии, непревзойденной жестокостью противника, способность...
Все статьи