Беженцы: вернуться нельзя остаться

Массовый выезд украинцев по причине российской агрессии после завершения войны станет серьезной проблемой. Поэтому готовиться к ее решению лучше заранее. По крайней мере, уже сейчас надо понимать, как вернуть уехавших. Иначе все планы послевоенного восстановления экономики окажутся перечеркнутыми из-за элементарной нехватки рабочих рук.

Счет на миллионы

Согласно подсчетам ООН, к началу осени т.г. страну покинули 11,1 млн чел. Очевидно, эти данные не совсем корректны, поскольку до войны все население было порядка 30 млн (точной статистики нет, всеукраинская перепись населения не проводилась с 2001 г.).

Так, в начале сентября в западных СМИ сообщалось о более чем 6 млн беженцев из Украины только в Польше. Эта цифра возникла на основе информации польских пограничников, зарегистрировавших соответствующее число въездов.

Но при этом не учитывалось то обстоятельство, что часть украинцев в это же время выехала в обратном направлении. Например, только 2 сентября въехали в Польшу 22 200 украинцев, а выехали в Украину - 25 700.

Можно спорить и о том, корректно ли считать всех пересекших украинскую границу беженцами. Часть мигрантов работали в Польше и других странах еще до войны. И могли просто возвращаться на фабрику или ферму после небольшого отпуска в родных местах.

Но в том, что счет именно беженцам идет на миллионы, сомневаться не приходится. По данным Еврокомиссии, к началу октября в странах ЕС было зарегистрировано 4,183 млн граждан Украины, получивших статус временной защиты.

Украинские беженцы прибывают в Германию

Также очевидно, что осенние ракетные удары рашистов по Украине и возникшие проблемы с работой энергосистемы способствовали усилению оттока. И укрепляли в решении не возвращаться (как минимум до конца войны) тех, кто успел выехать ранее.

По оценкам директора Института демографии и социальных исследований Национальной академии наук Украины Эллы Либановой, в случае затягивания войны и ухудшения обстановки страну могут покинуть еще до 5 млн чел. Т.е. существуют предпосылки для второй волны военной эмиграции.

Такого же мнения придерживаются и немецкие власти. Уполномоченная правительства Германии по вопросам миграции Рим Алабали-Радован заявила, что в стране начали готовиться к возможному новому притоку беженцев из Украины из-за "суровой военной зимы".

При этом еще в сентябре 12 из 16 федеральных земель заблокировали принятие новых беженцев в связи с их большим количеством.

Тем не менее, в октябре глава МВД Германии Нэнси Фезер провела совещание с представителями муниципалитетов относительно условий размещения новых беженцев, по данным немецких СМИ.

Планы официального Берлина подтвердила и Р.Алабали-Радован. "Мы должны оставаться в тесном контакте с соседними странами и быть готовыми продолжать принимать людей, которые бегут от войны", - сказала она.

В Германии ожидают, что поток мигрантов из Украины превысит показатели 2015 г., когда страна столкнулась с наплывом сирийских беженцев.

Пока изучение настроений беженцев показывает обнадеживающие результаты. Согласно опросу, проведенному Центром Разумкова в конце августа, только 7% в любом случае не намерены возвращаться, даже после окончания войны.

Опрос, проведенный социологической группой "Рейтинг" в середине октября, выявил 6% категорических отказников.



Т.е. пока все не так уж плохо для Украины – если удастся вернуть остальных. Но есть нюансы, которые следует учитывать для прогноза дальнейшей динамики.

Операция "Адаптация"

Ответ на вопрос, вернутся ли уехавшие после войны, во многом зависит от того, насколько успешно они смогут приспособиться к жизни на новом месте. Другая языковая среда, другое законодательство, другой менталитет у местных жителей, наконец. От того, удастся ли найти хорошую работу и насколько дети смогут освоить учебу на иностранном языке.

География первой волны достаточно широка: Великобритания, Нидерланды, Франция, Германия, Испания, Италия, даже Ирландия. Но большая часть беженцев осела в соседних странах: Чехии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Литве. Безусловным лидером по приему бегущих от войны украинцев была и остается Польша.

В каждой из этих стран адаптация происходит по-разному. Где-то сложнее, где-то проще. В любом случае ключевым условием является знание языка страны пребывания.

К примеру, в рамках ноябрьского опроса, проведенного среди украинских беженцев Офисом национальной статистики Великобритании ONS, более половины его участников признали, что их знаний английского не хватает для выполнения служебных обязанностей.

Логично, что о трудностях с поиском работы и съемного жилья тоже сказали 50%. Ну а среди тех, кому все же удалось устроиться на работу, большинство работает не по специальности. Очевидно, что речь идет о вакансиях, не требующих высокой квалификации. Уровень оплаты там тоже соответствующий.

Тем не менее, 60% беженцев утверждают, что у них достаточно денег, чтобы прокормить себя и свои семьи в течение следующих 3 мес. Во время предыдущего, июньского, опроса ONS так ответили только 37%.

Это подтверждает простую истину: освоиться в новой стране для большинства – исключительно вопрос времени. Тогда же, в июне, работу в Великобритании смогли найти менее 20% украинских мигрантов. Сейчас - уже 50%.

Нет сомнений, что через полгода, в рамках следующего опроса данный показатель еще больше возрастет. И это приводит к единственному логичному выводу: чем дольше будет длиться война, тем меньше беженцев потом захотят вернуться в Украину.

Но, конечно же, не все здесь будет зависеть от их желания. Не менее важный фактор – политика правительств принимающих стран. Насколько они заинтересованы в том, чтобы приехавшие остались на новом месте.

Так, в Варшаве власти не скрывают желания оставить у себя украинских мигрантов. И совсем не из гуманитарных соображений.

Ранее Польша сама столкнулась с массовым выездом своих граждан на работу в более развитые страны, в основном Германию и Великобританию. Возникший дефицит трудовых ресурсов в экономике требует каких-то компенсаций.

И бежавшие от войны украинцы – отличное решение для польского правительства. Министр по вопросам семьи и социальной политики Марлена Маленг в начале ноября сообщила, что 650 тыс. украинских беженцев после начала войны нашли работу в Польше по упрощенной процедуре.

"Это очень хорошая новость", – подчеркнула она. По словам министра, рынок труда Польши нуждается в рабочей силе.

Согласно данным миграционной платформы EWL, 70% украинских беженцев в Польше смогли трудоустроиться к середине октября. Учитывая, что официальный статус временной защиты здесь получили 1,36 млн чел., - это порядка 952 тыс. чел.

Причем доля имеющих работу в соседней стране почти в 1,5 раза больше, чем в Великобритании. Прежде всего, благодаря более низкому языковому барьеру.

Тем не менее, и здесь большинство смогли трудоустроиться на низкоквалифицированные (низкооплачиваемые) вакансии, не требующие знания языка и опыта работы с зарплатой €500-700 в мес., отмечается в отчете EWL.

В Чехии украинские беженцы зарабатывают больше: €770-1250. Но получить работу здесь гораздо сложнее. По данным министерстве труда и социальной политики Чехии, трудоустроиться в стране смогли 101 тыс. из 400 тыс. получивших статус временной защиты. Т.е. всего 25%.

Из этого следует, что ухавшие в Чехию – среди наиболее вероятных кандидатов на возвращение. С адаптацией здесь даже хуже, чем в Великобритании.

Где поставить запятую?

Словосочетание, вынесенное в заголовок статьи, станет дилеммой для многих уехавших после завершения войны. Где они поставят запятую – зависит и от того, что предложит украинское правительство.

Ясно, что предложение должно быть комплексным. Т.е. предусматривать решение проблем с трудоустройством и жильем. Прежде всего.

Как известно, Кабмин с 1 октября запустил программу "Доступная ипотека". Она заключается в предоставлении кредитов на жилье сроком на 20 лет под 3% годовых в гривне. Но сейчас воспользоваться таким заманчивым предложением могут только военные, полицейские, другие силовики, а также учителя, медики и ученые.

Несомненно, действие программы необходимо расширить и на вернувшихся из-за границы беженцев. Часть из них лишилась жилья из-за войны.

Что касается трудоустройства, то ранее премьер Денис Шмыгаль анонсировал намерение правительства делать ставку на развитие малого и среднего бизнеса, способного за короткое время обеспечит высокий уровень занятости.

Но чтобы малый и средний бизнес мог помимо вакансий обеспечить еще и приемлемый уровень зарплат – нужна фискальная реформа. Не только в части налогов, но и обязательных социальных взносов. Такую реформу не сделать одномоментно, поэтому готовиться к ее проведению надо уже сейчас.

Виталий Крымов, "ОстроВ"

Статьи

Страна
04.02.2023
01:01

Массовые проверки переселенцев на паузе: Кабмин передумал

По словам вице-премьер-министра Ирины Верещук, проверки мест проживания ВПЛ будут проводиться исключительно в случаях обращения правоохранительных органов в органы соцзащиты населения при наличии подозрения неправомерного получения помощи. Но...
Страна
03.02.2023
09:32

Новинский: защита олигарха

В январе Smart официально сообщил о передаче своих активов в траст (доверительное управление) Step Trust с главным офисом в Лондоне.  Таким образом формально В.Новинский перестал быть владельцем Smart. Хотя фактически им остался.
Луганск
02.02.2023
12:03

«…На нашу улицу в три дома…». Луганский дневник

Вообще,  если так разобраться, за эти годы после 2014-го к нам приходили трижды с расспросами о ближайших соседях. Где, чем живут, каких взглядов, почему в Украине. О троих соседях с одной улицы, где и домов-то - хватит пальцев пересчитать.
Все статьи