Вверх

Спецтема: Выборы 2019
КСО по-украински: Корпоративная Социальная Ответственность или Кто Сколько Отстегнет?

Корпоративная социальная ответственность бизнеса в странах с развитой экономикой вошла в моду давно. Украина значительно подотстала, однако сегодня западными веяниями «озаботились» и у нас. Правда, пока не многие до конца разобрались, что же такое КСО. Ученые пытаются сформулировать наиболее точное определение, политики — создать необходимый для ее реализации механизм. А вот практики (читай — представители бизнеса разного «калибра») чаще всего лишь слегка «размахивают руками» для видимости, а то и понимают эту аббревиатуру «чисто по-украински»: Кому Сколько Отстегнуть.

Что дальше «собственного носа»?

Кто-то из читателей наверняка усомнится: зачем мне вся эта «теория», какие-то «оторванные от жизни» стратегии? Все очень просто. Конечная цель системного взаимодействия власти и бизнеса в вопросах социального инвестирования — устойчивое развитие региона. А в переводе на «простой русский» — отремонтированные крыши и дороги, качественное обследование в больницах, возможность нормального недорогого отдыха и многое другое для каждого из нас. Так что для любого луганчанина — это вопросы «кровного», личного интереса.

В чем суть стратегии КСО?

«Корпоративную социальную ответственность правильнее всего охарактеризовать, как свободный выбор компании в пользу обязательства повышать благосостояние общества, реализуя соответствующие подходы к ведению бизнеса и выделяя корпоративные ресурсы, — говорит заместитель председателя облгосадминистрации Анатолий Репицкий.Ключевое понятие здесь — «свободный выбор». Но реализовать его проще и правильнее всего в государственно-частном партнерстве. Почему? Потому что государственные структуры на местах, территориальные власти не только знают, где самые острые и первоочередные проблемы, но и в силу своего статуса заинтересованы в системном подходе к их решению. Они заинтересованы, грубо говоря, в том, чтобы и волки были сыты, и овцы целы».

Нужно отдать должное луганской областной власти: попытки систематизировать участие бизнеса в разного рода социальных программах нынче «на острие». Это легко объяснимо: постоянно декларируемый курс на самодостаточность региона вряд ли возможен без участия (и, прежде всего, материального) производственных предприятий, расположенных в том или ином городе или районе Луганщины. Ведь постоянное «выбивание» помощи в Киеве для местной власти — «точечный» и, в конечном счете, тупиковый вариант. Он мало способствует самодостаточности региона, скорее — наоборот. С другой стороны, ни одна национальная программа или проект никогда не заработают без «маленького» дополнения — программ региональных.

Вот и пытаются на Луганщине «выстроить» обоюдоинтересный диалог власти и бизнеса. Главной проблемой оказалось донести до предпринимателей ключевое слово — «обоюдоинтересный», или взаимовыгодный. С этой целью областные власти не только активно ведут всевозможные переговоры с предпринимателями, но и постоянно пытаются популяризировать идею КСО через СМИ, и даже приглашают в Луганск ведущих украинских экспертов. Один из последних подобных опытов — состоявшийся не так давно семинар «Устойчивое развитие регионов: роль социально ответственного бизнеса», организатором которого выступил деловой журнал «Эксперт Украина» при поддержке Луганской облгосадминистрации. Пока не очень понятно, насколько продуктивным окажется мероприятие в плане «просветительском»: «предпринимательская» аудитория была представлена там довольно скупо. Однако картинка сегодняшнего взаимодействия двух «китов» в проекте устойчивого развития региона получилась. Пока она фрагментарна, однако задачу перед собой власти ставят нешуточную — в перспективе «отработать» социальные договоры с каждым предприятием области.

«Опыт многих стран с развитой рыночной экономикой доказывает очевидную зависимость: чем успешнее бизнес — тем здоровее общество, а чем здоровее общество — тем успешнее бизнес, — отметил, открывая семинар, Анатолий Репицкий. — У нас эта взаимосвязь пока осознается с трудом, я бы сказал, с надрывом. Одна сторона твердит — не поделюсь и не отнИмите, другая требует все отнять и поделить. Цивилизованный бизнес давно понял и принял: инвестиции не будут убыточными, если они вкладываются в социально активное население, в мозги. А наши предприниматели по старинке считают, что бизнес вполне может быть успешным и без развитой инфраструктуры, и без заинтересованного в конечном успехе работника, и без инноваций, стимулирующих производство. В этих случаях бизнесмены, увы, не видят дальше собственного носа.

Конфликт не разрешим, если предприниматель будет считать, что общество слишком много требует, а общество — обвинять бизнес, что он слишком мало дает. Вопрос стоит жестко: либо искать пути взаимной выгоды, налаживать диалог, либо всем остаться у разбитого корыта».

В чем власть видит эту самую «взаимную выгоду», чем мотивирует «полезность» КСО для бизнеса?

«Мы говорим компаниям: в конечном счете, каждая вложенная в Луганщину копейка вернется вам сторицей, — продолжает Анатолий Репицкий. — Вырастет качество жизни, а значит, возрастет и привлекательность самих компаний для квалифицированных специалистов, которые сегодня на вес золота. С другой стороны, население — это потенциальный инвестор. И если благодаря бизнесу растет качество жизни, то и население отвечает ростом потребления, вкладами, экономической активностью, качеством образования. Другими словами, бизнес — важнейшая часть экономического комплекса региона, но все-таки — часть. И она будет эффективна, если будет работать весь комплекс в целом».

Еще аргументы: благотворительная, спонсорская деятельность, меценатство, дополнительное социальное обеспечение персонала и другие формы КСО повышают имидж компании, улучшают ее репутацию, помогают «оторваться» от конкурентов. А усилия, прилагаемые к улучшению окружающей среды, напрямую связаны с увеличением объема продаж, повышением качества продукции в глазах потребителя. Потому, по словам А. Репицкого, быть социально ответственным сегодня не просто модно, но и полезно.

Еще конкретнее обозначил «плюсы» КСО для бизнеса эксперт, автор книги «Осваиваем КСО: просто о сложном» Ростислав Куринько:

«В понятии «корпоративная социальная ответственность» два последних слова — лишь «обертка». Ключевое слово — «корпоративная»: здесь деньги зарабатывают. Как? Очень просто. Репутация предприятия — тоже капитал. Он помогает привлекать и удерживать квалифицированную рабочую силу, без чего успешный бизнес невозможен. Кроме того, помогая территориям своего присутствия быть более современными, удобными для жизни, бизнес тем самым делает эти территории инвестиционно привлекательными, что очень важно для его дальнейшего развития. Суть — в гармонии интересов живущих там людей, местной власти и бизнеса.

Часто говорят: КСО — это что-то западное, непонятное для нас. На самом деле, скорее — советское. Наверное, многие помнят существовавшие в СССР социальные программы госпредприятий. Единственное отличие в том, что в советском образце это была плановая экономика (сказали — делай), а в рамках капиталистической системы рыночных взаимоотношений — это принцип диалога и поиска взаимовыгодных решений. На самом деле, решаются одни и те же, значимые для региона, для людей, для компаний проблемы. Только через диалог, открытость, своего рода подотчетность, прозрачность, а не методом «указки». А по наполненности эти программы (мы делали сравнительный анализ с советскими) не уступают последним ни в масштабности, ни в эффективности».

Алчевск: делай, как мы!

Осознали ли выгодность корпоративной социальной ответственности предприниматели, работающие в области? Кто-то, видимо, да. Во всяком случае, лед на Луганщине тронулся. Власти уже удалось заключить договоры о социальном партнерстве с шестью крупными бизнес-компаниями: корпорацией «Индустриальный союз Донбасса», ЧАО «Северодонецкое объединение «Азот», ООО «ТНК ВР Коммерс», ПАО «Стахановский завод ферросплавов», ООО «КУБ-ГАЗ» и Донбасской топливно-энергетической компанией (ДТЭК).

Есть ли реальные результаты?

Весьма показателен в этом плане опыт Алчевска, о котором стоит сказать подробнее. Еще в 2006 г. здесь был создан Фонд развития города. Как известно, тогда на алчевских теплотрассах произошла самая настоящая техногенная катастрофа, и стало понятно: без помощи градообразующих предприятий город не «выплывет».

"Тогда и было принято решение о создании фонда для финансирования городских программ, — рассказывает директор Фонда развития Алчевска Ольга Ковкина. Нашими учредителями выступили корпорация «Индустриальный Союз Донбасса», ПАО «Алчевский металлургический комбинат» и «Алчевсккокс», ведь на этих предприятиях работает пятая часть населения города".
.
По ее словам, за 5 лет в развитие города было вложено 53 млн. инвестиций, половина из которых направлена в ЖКХ — очень непростую отрасль, требующую постоянных «вливаний». Заключенное в сентябре 2011-го соглашение между Луганской областной администрацией, корпорацией ИСД и ПАО «Алчевский металлургический комбинат» предполагает в течение 2011-2013 гг. выделение на нужды города еще 70 млн. грн.

"Скажем, очень много инвестируется в систему здравоохранения города: ремонты лечебных учреждений, приобретение специальной техники, — продолжает Ольга Ковкина. — В результате в прошлом году в Алчевск, по сути, «пришла» скорая помощь: не только машины, но и современное оборудование, которыми они «начинены» — портативные электрокардиографы, аппараты для искусственного вентилирования легких, пульсоксиметр, глюкометр и многое другое. А согласно подписанному договору, до 2013 г. станция скорой помощи пополнится еще двумя машинами, укомплектованными не хуже.
Удалось завершить ремонт главного корпуса ЦГБ — здание постройки 1934 г. отчаянно нуждалось в реконструкции. Горожане даже признали этот ремонт главным событием 2010 года. Финансировался он из двух источников — городского бюджета и средств фонда. А следующим этапом стал ремонт здания боксированного блока инфекционного отделения, выполненный за несколько месяцев 2011- го и завершенный ко Дню города.
Сейчас взялись за создание палат интенсивной терапии при кардиологическом отделении, планируем справиться с этой работой в течение нескольких месяцев".

Не остается без внимания инвесторов и алчевская детвора. Только один пример: в учреждениях образования уже отремонтировано 3046 квадратных метров кровли. Кроме того, для них закуплены электропечи, холодильники, пылесосы, водонагревательные баки, стиральные машины. А предметом особой гордости горожан стал «запущенный» в 2007 г. уникальный проект интерактивного обучения детей-инвалидов. На средства фонда рабочие места учащихся и учителей в СШ№12 оборудовали необходимой компьютерной техникой. В новом учебном году еще двое детей стали учениками этой виртуальной школы, а 6 ее выпускников сегодня успешно обучаются в различных вузах и училищах.

"У нас много планов на этот год, — говорит Ольга Ковкина. — Восстановим 15 лифтов, приобретем для города троллейбусы. Хотим создать и службу социального такси на базе территориального центра: приобретем специальную машину, оборудованную подъемником для перевозки инвалидов.
Но самое главное, на мой взгляд, то, что мы уже прошли путь от «точечной» благотворительности (которая тоже очень нужна и полезна) до системной, целенаправленной, планомерной работы по согласованным программам. Отсюда — и результаты".

По ее словам, в 2012 г. объем финансовой помощи ИСД на развитие экономической, социальной и культурной сфер Алчевска составит 30 млн. грн. Столько же планируется инвестировать в 2013 -м.

"Нам легче убеждать других, когда есть подобные положительные примеры, — говорит Анатолий Репицкий. — Ведь работа продолжается. В стадии подготовки соглашения с «Лугансктепловозом», «Трансмашхолдингом» и Стахановским вагонозаводом. В ближайшее время к предприятиям-«донорам» Луганского региона, уверен, присоединится и национальная энергетическая компания «Укрэнерго». Активно ведутся переговоры с руководством компании «Метинвест», которая является собственником объединения «Краснодонуголь».
Переговоры о будущем социальном партнерстве областная власть ведет и с шахтой «Белореченской», и с Лутугинским валковым комбинатом, и со Стахановским заводом техуглерода, и со многими другими потенциальными партнерами".

Идея на «ненатуральном» молоке

Естественно, никто не ставит под сомнение важность и правильность подобных инициатив. И результатам мы радуемся абсолютно искренне: в ситуации «не до жиру» любая помощь — на уровне «манны небесной». Однако у представителей бизнеса неминуемо возникает вопрос: а не проще ли обойтись без власти, ведь подобные процессы могут осуществляться и без ее участия? Зачем же в них «лишнее» (да еще столь весомое) звено?

"Государство должно беспокоиться просто о среде, — убежден основатель сети «Магнит» Сергей Галицкий. Ни мешать, ни помогать нам оно не должно. С какой радости оно вообще должно кому-то помогать, функция государства — обрабатывать налоги. Когда тебе говорят о социальной ответственности бизнеса, это, по меньшей мере, смешно. Если вам не хватает денег для того, чтобы содержать что-то — повысьте налоги. Но не надо рушить мозг. Я должен ходить и все время думать: достаточно ли я социально ответственный или нет? В этом плане, когда я зарабатываю деньги, я — социально безответственный. А когда я вкладываю деньги в детскую школу, — это мое желание, никакой социальной ответственности нет в этом вообще. Потому что все, что вскормлено, скажем, ненатуральным молоком, не будет сильным. Те, кто является предпринимателями, прорастут сквозь асфальт, но не надо этот асфальт класть. Зачем? Пусть растут быстрее".

Подобная позиция — и у многих предпринимателей Луганщины.

"Я имею моральное право высказать свое мнение по этой теме, — считает руководитель ООО «Проммаш» (г. Брянка) Константин Ткаченко.В 2011 г. наше предприятие получило переходящее знамя городского совета и памятную медаль именно за социальную ориентированность бизнеса. Но то, что мы делаем для социальной сферы — потребность души, и не более того. Убежден: это совершенно не обязательно для остальных, это право выбора каждого. На мой взгляд, первоочередная задача предпринимателя — быть предпринимателем. В бизнесе все-таки главное — повышать уровень производства, а соответственно — и заработной платы на своем предприятии, достигать каких-то европейских норм производительности труда. Автоматом будут увеличиваться и отчисления в местные бюджеты и фонды. А городская и областная власть имеет полное право и компетенцию для того, чтобы распоряжаться этими деньгами и как-то «двигать» социальные программы. И территория будет развиваться.

Мы регулярно оказываем помощь брянским школам, больницам (причем без всяких официальных обращений, просто стараемся приурочить к каким-то праздникам), поддерживаем две церковные общины, помогая в строительстве храмов. Но делаем это исключительно по велению души. А вот если меня пригласят на какое-то совещание и скажут: надо помочь такому-то учреждению (иными словами, будут «организованно привлекать» к благотворительности), я, конечно, не откажу, но это будет формальное участие. Участие в социальных программах не может осуществляться по принуждению, оно должно быть живым. Если это идет от души — оно будет развиваться и приносить плоды. Если это будет директива — на мой взгляд, проще ввести еще один налог и собирать средства целенаправленно и централизованно".

А иногда в суждениях бизнесменов звучит и неприкрытая обида на власть — как один из аргументов их нежелания участвовать в «централизованных» социальных проектах.

"Я уже построил «на ровном месте» два цеха и хочу построить еще один, создав около 50 новых рабочих мест, — говорит директор ООО «Донпромпоставка» (г. Брянка) Сергей Хейн. Но получается, что, даже будучи председателем комиссии по земле и градостроительству, не могу получить землю в аренду. Говорят: пшеницу сей, пожалуйста. Но у меня промышленное предприятие. И я хочу выступить инвестором. Мы тоже участвуем в очень многих городских социальных программах. А увеличивая свою прибыль, будем иметь возможность делать еще больше.
Мы — патриоты своего маленького депрессивного города. Но зачем, говоря много слов о важности социально ответственного бизнеса, при этом ставить всевозможные препоны для его развития?".

Слушая подобное, хочется задать вопрос: а только ли предприниматели порой не видят «дальше собственного носа»? И в каком свете предстает перед ними столь популярная нынче идея КСО, если им не создаются элементарные условия для развития?

Только бы договорились…

Неизвестно, знают ли представители власти о подобных проблемах, возникающих у их потенциальных партнеров. Известно другое: они всячески пытаются аргументировать необходимость своего участия в совместных программах социального инвестирования. А соответственно — неизбежность ухода от «точечного» инвестирования к масштабным, комплексным проектам.

"Модель социального инвестирования в регионе, — говорит Анатолий Репицкий, — должна пройти эволюцию от «точечной» благотворительности, когда решения о финансировании мероприятий и проектов принимаются субъективно и нет механизма оценки пользы от реализованных программ, до системной четко регламентированной работы, в основе которой — наше стремление помочь городам и районам реализовать их долгосрочные стратегии экономического развития. Только таким путем мы сможем прийти к конечной цели — устойчивому развитию региона".

Есть ли сегодня хотя бы единичные, «эталонные» результаты работы подобной системы?

"Конечно, бизнес не должен подменять государство, брать на себя его функции, — считает ведущий специалист по устойчивому развитию Дирекции по внешним связям компании ДТЭК Юлия Заярная. Но, учитывая наши реалии, мы разработали системный подход к осуществлению социальных инвестиций, создав декларацию социального партнерства. А на ее основе с помощью привлеченных международных экспертов разработали стратегические планы экономического развития для городов нашего присутствия — это Ровеньки, Свердловск и Счастье. В них определены ключевые проблемы этих городов и методы их решения. Важно, что все они обсуждены и утверждены на сессиях городских советов.
Уже с этого года мы пытаемся практически полностью уходить от «точечной» благотворительности. Это, по сути, задача благотворительных фондов, они для этого и создаются. Должны быть стратегические, комплексные программы развития, в которые мы готовы инвестировать достаточно серьезные деньги и реализовывать их в сотрудничестве со всеми заинтересованными сторонами.

Один из примеров — новый проект, который мы «запускаем» в рамках Программы развития ООН совместно с «Метинвестом» и луганской областной властью. Называется он «Медицина труда», «работать» будет в Ровеньках и Свердловске.
В чем суть? Ранее инвестиции в медицину ограничивались лишь закупкой необходимого оборудования для лечебно-профилактических учреждений. Мы решили подойти к этому вопросу более комплексно, посмотреть, какие есть проблемы не только с точки зрения оснащенности, но и инфраструктуры здравоохранения. Вплоть до состояния дорог — ведь пострадавшего при несчастном случае или травме при таком их качестве можно просто не довезти до больницы. Проведем соответствующий комплексный анализ, по его результатам составим «дорожную карту» — на что нужно обратить внимание, что профинансировать в первую очередь. Уже в этом году четко определим задачи, а затем будем системно «вкладываться» в инфраструктуру здравоохранения».

Направление, безусловно, выбрано правильно. Но подобные примеры, увы, пока единичны — даже в масштабах Украины.

«На мой взгляд, самая главная проблема социально активного украинского бизнеса – это проблема ментальности, — считает первый заместитель Министра социальной политики Украины Василий Надрага.Дело в том, что у нас очень часто социальную ответственность бизнеса смешивают с понятием «благотворительность». Но это нечто иное. Социальная ответственность — это другой уровень понимания ситуации и ответственности: как со стороны государства, как со стороны работодателей. У каждого — свой интерес.
А у нас пока зачастую социальную ответственность путают с какими-то частными благотворительными вещами. Такая ментальность.
Я считаю, что сегодня социально ответственного бизнеса (за небольшими исключениями) в Украине не существует».

Может быть, средство изменить ситуацию — введение в Украине специального закона о КСО?

«Твердое нет, — убежден Ростислав Куринько. — Главный принцип КСО — добровольность. Как только мы переведем его в плоскость закона, тут же приобщимся к группе северных стран (Норвегия, Дания, Швеция), где бюджет социально перегружен. А фактически придем к дополнительному социальному налогу, что своего рода перегиб. КСО — это не закон, это диалог, поиск новых решений».

Категорически против «узаконивания» социальных инициатив бизнеса и луганская областная власть. Она, напротив, готова строить свои отношения с предприятиями-донорами на принципах максимальной прозрачности, а где-то даже подотчетности.

«Социальный диалог по периметру власть — бизнес — общество порой приходится налаживать буквально наощупь, — говорит Анатолий Репицкий. — Ведь доверие — очень хрупкая вещь. Его невозможно заработать отдельными PR-акциями или разовыми благотворительными инициативами, оно исчезает при первых же сомнениях партнеров в честности и открытости по отношению друг к другу. Пока нам удается убеждать своих партнеров в том, что свои деньги они будут тратить сами, закупая необходимое оборудование, материалы, подарки. Мы можем только подсказать объект для вложения или оказания помощи — таким образом снимаются всякие домыслы о нецелевом использовании выделяемых средств».

Главный вопрос: обретет ли на Луганщине аббревиатура КСО свой истинный смысл, станет ли системой, стратегией регионального развития или сохранит родившийся в постперестроечные годы оттенок — Кто Сколько Отстегнет? Пока до полноценной, масштабной реализации этой концепции нам далеко. Она напрямую зависит от корректности, терпеливости и открытости со стороны власти и способности к аналитическому мышлению, возможности увидеть свой «несегодняшний» интерес со стороны бизнеса. В сумме все это даст нормальный результативный диалог. А корпоративная социальная ответственность станет у нас не капризом и не подвигом — нормой успешного бизнеса. Которая обернется для всех нас «человеческими» условиями в школах и больницах, отремонтированными храмами, стадионами, подъездами и нормальным недорогим отдыхом. В идеале каждый должен ощутить результаты диалога бизнеса и власти на себе. Если они все-таки услышат друг друга…

Марина Савинова, «ОстроВ», Луганск



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: