Вверх

Спецтема: Выборы 2019
Высшее образование для араба

Украинские вузы не найти в международных рейтингах, они не входят даже в тысячу лучших учебных заведений мира. Тем не менее, — парадокс! — в стране с каждым годом становится все больше иностранных студентов. Ежегодно в Украину приезжают получать высшее образование свыше 40 тысяч молодых людей из разных стран мира. И деньги в казну они приносят немалые: по словам министра образования Дмитрия Табачника, — около 500 миллионов долларов в год.

С другой стороны, проблем и сложностей в связи с этим и у самих иностранцев, и у наших университетов — хоть отбавляй.  «ОстроВ» решил более детально разобраться  в этой ситуации.

Погоня за сенсацией или ксенофобия в стадии обострения? 

В Луганске — традиционно одном из самых спокойных в плане проявлений ксенофобии украинских городов — проблемы с иностранными студентами в последнее время обсуждаются горячо. И это, в общем,  закономерно.

С одной стороны, Луганщина — третья в Украине область по количеству обучающихся здесь иностранных студентов. Сегодня у нас, по данным областного управления образования, получают образование 3479 иностранцев.

Активизация процесса — налицо. К примеру, в Восточноукраинском национальном университете им. В.Даля, по данным пресс-службы вуза, численность студентов, прибывших из стран ближнего и дальнего зарубежья за последний год, выросла в три раза. В Луганском национальном университете им. Т. Шевченко, по словам проректора Александра Бабичева, в минувшем году иностранный контингент увеличился вдвое. А Луганский государственный медуниверситет —  вообще лидер Украины по количеству студентов из других государств. Последних  в ЛГМУ — более 2 тысяч, или 49 % от общего количества студентов.

С другой стороны, в последнее время увеличилось и число малоприятных инцидентов разного масштаба, так или иначе связанных с проявлениями негатива по отношению к иностранцам. Достаточно вспомнить серию акций протеста против «шаурменов»,  инциденты в ВНУ или погром и драку, случившиеся в Луганске в канун Хэллоуина.

По словам преподавателя Луганского аграрного университета, кандидата географических наук Али Фаргаля (родом из Иордании), который уже более 10 лет преподает в Луганске и постоянно курирует иностранных студентов, с этим контингентом  даже ему, несмотря на то, что «свой»,  очень  сложно работать.  И прежде всего потому, что в случае инцидента сталкиваются две «разные культуры».

«Арабский мир – очень разнообразен,  по статистике в мире 23 арабские страны. И хотя язык в основном один, но обычаи в каждой стране — особенные», — говорит  г-н Фаргаль.

Али Фаргаль считает, что основные причины возникающих  конфликтов — с одной стороны,  достаточно жесткие нормы поведения и морали, регламентированные и тщательно поддерживаемые в исламском мире а, с другой, — «избыток свободы», которую тут же получает арабский студент, едва оказавшись в Украине.

«У нас, например, пить вообще нельзя, — говорит г-н Фаргаль. — Если полицейский видит нетрезвого человека, его сразу задерживают. Серьезны в арабских странах и  ограничения  в общении с девушками. Если отец спросит дочь, где она была, та не может ответить: «С другом». Какой такой друг? Там девушки не могут гулять по ночам в одиночестве или неизвестно с кем. Наши ребята привыкли жить так, и, когда приезжают сюда, у них, что называется, начинает «крыша ехать», они  бросаются наверстывать «упущенное». А здесь немало девушек, которые их «используют»: раз иностранец — значит, есть деньги. И девушки  готовы на многое. Согласитесь, что и украинских молодых людей в 17-18 лет контролировать нелегко, а у наших  здесь —  ни папы, ни мамы, а значит, нет никакого контроля.  Но в 80%  случаев все же виноват алкоголь. На родине  наши парни не привыкли выпивать, и здесь им достаточно 50 граммов, чтобы  стать «дурными»... А кровь-то горячая!».

В итоге, по его мнению,  центром  конфликтов становятся дискотеки, ночные клубы.

Кроме того, считает Али Фаргаль, больше всего сложностей бывает у тех, кто только учит русский язык. «Например,  подходит к иорданцу местный парень и просит закурить, — поясняет наш собеседник. —  Для  местной молодежи это нормально, но  араб его  не понимает, он просто не знает языка и не может понять, что от него хотят.  Пауза, мимика,  мычание, и  тут же на пустом месте — «Я ж тебя нормально попросил!» — начинается драка. Я ребят инструктировал: если языка не знаете,  не выходите никуда. Сначала выучите язык, а потом идите на дискотеки.  Я им даже просто запрещал самим ходить по городу!».

Второй совет, который Фаргаль  дает своим студентам: не надо хвастаться, что у тебя есть деньги. «Украинских парней это сильно раздражает.  Я говорил им – понимайте, что вы не у себя дома, ведите себя скромнее», —  поясняет он.

И добавляет: «Правда, сейчас стало немного полегче. А в 2006-2007-м столько проблем было! Вспоминаю, например, драку в центре Луганска: более 100 иностранцев против примерно такого же количества украинцев. Все были пьяные, «местные» стали приставать: дайте  200 гривен, мы хотим еще пива купить. В ответ услышали: с какой стати? И с той, и с другой стороны  тут же начались звонки друзьям и знакомым, в течение получаса подтянулись "группы поддержки" и  разгорелась буквально «война». Страшное дело!».

 — Если все так непросто, почему же иностранцы едут сюда учиться?

 — Во-первых, здесь выгоднее учиться материально. Во-вторых, много вариантов, специальностей. В-третьих, легко поступить в университет. У нас система другая: получив на выпускных экзаменах в школе, к примеру, 60 баллов (по 100-балльной системе), невозможно поступить в медицинский или технический вуз. Разве что на гуманитарные специальности, которые наименее востребованы.  Есть, конечно, частные университеты, где платят за обучение, но даже там серьезный конкурс. А здесь, имея даже 50-55 баллов, ребята без проблем поступают в медуниверситет. Поэтому и едут сюда.

 — А потом?

 — Потом подавляющее большинство возвращается домой.

 — Там легко найти работу с украинским дипломом?

 — Очень сложно. К сожалению, в последние годы украинское образование считается у нас одним из самых слабых в мире. А вот во времена СССР лучшими считались американские и советские дипломы — с ними на работу брали в первую очередь.

Как видим, реальных поводов для беспокойства немало.

Возможно, именно с этим связано создание в январе нынешнего года Консорциума общественных организаций «Луганщина против ксенофобии».  В его состав вошли молодежные организации «Фундация Региональных Инициатив»,   «Европейская Молодежь Луганщины», «Обновление страны», «Феррум», «Молодежный центр регионального сотрудничества», ЛОО «Центр Европейских Инициатив Луганщины», Луганская областная организация «Гражданская Сеть «ОПОРА», Студенческое Братство Луганской области и общественная организация «Общественная Служба Правовой Помощи».

29 февраля в Луганске состоялось заседание дебатного клуба «Пространство толерантности», организованное этим объединением при поддержке Американской Ассоциации юристов (АВА ROLI).

Интересны результаты представленного там анонимного опроса, проведенного среди 100 иностранных студентов, обучающихся в пяти высших учебных заведениях Луганска. Их огласил руководитель Гражданской Сети «ОПОРА» Алексей Кормилецкий.

Как оказалось, 52% (!) иностранных студентов сталкиваются с проявлениями ксенофобии в Луганске, и лишь 27% не оказывались в подобных ситуациях.

Иностранные студенты чаще всего сталкиваются с проявлениями ксенофобии:

 — при общении с молодыми людьми Луганска, в котором проявляются агрессия, оскорбления, унижения в адрес иностранцев (77 %);

 — при съеме жилья (собственники квартир отказываются сдавать жилье иностранцам в 17% случаев);

 — в публичных местах (кафе, ресторанах, торговых центрах) при общении с персоналом данных заведений (4%).

В то же время, по итогам опроса, иностранные студенты не сталкиваются с проявлениями ксенофобии в ходе учебного процесса в луганских вузах и при контактах с органами государственной власти.

По мнению активистов, в погоне за сенсацией руку к разжиганиям расистских настроений среди молодежи все чаще вольно или невольно прикладывают и коллеги-журналисты.

Один из последних примеров —  передача «Важные люди» на телеканале «ИРТА» от 08 февраля 2012 г. Участие в ней приняли заместитель руководителя общественной палаты при Луганском городском совете, директор такси «Люкс» Сергей Шакун и диспетчер такси «Люкс» Елизавета Смогулова.  По мнению заместителя председателя ЛОО «Студенческое Братство Луганской области» Вячеслава Скрипника, их заявления вполне можно трактовать как «способствующие разжиганию ксенофобии в Луганске и формированию негативного имиджа иностранных студентов». В частности, было официально заявлено, что такси «Люкс» «формирует «черный список» телефонных номеров иностранцев, которым фирма отказывается предоставлять такие же услуги, как украинцам».

Выгодный бизнес

На заседании говорилось, в основном, о тех проблемах, которые возникают у молодых людей, уже ставших студентами луганских вузов.

Однако, как оказалось, сложности у иностранцев подчас возникают гораздо раньше — еще на стадии общения с контрактерами, берущими на себя обязательства обеспечить благополучный приезд и гарантированное обучение молодого человека в Украине. В отдельных случаях здесь имеют место не просто недоразумения, но и неприкрытый обман.

Деятельность контрактеров, которых в последнее время появилось в Луганской области немало (уж очень выгодный бизнес!) — вообще отдельная тема. К примеру,  правозащитник Елена Таранова, занимающаяся проблемами студентов-иностранцев, в интервью интернет-изданию «Полемика» отметила, что добиться информации о реальной стоимости образования для них в наших университетах крайне сложно.

Причина проста: оплату обучения иностранцы осуществляют через контрактеров. И посредник, по идее, должен отвечать за все: обеспечить приезд потенциального студента, его встречу в аэропорту, поступление в вуз, проживание в Луганске и даже отсутствие всяческих проблем. Именно ему иностранец передает оговоренную сумму, и контрактер сам рассчитывается с университетом за обучение и проживание студента. Естественно, оставляя себе хороший процент.

По информации Елены Тарановой, примерный оборот контрактера только по луганскому медуниверситету составляет более миллиона долларов за год. 

Отказаться от услуг посредника практически невозможно.

Попытки были: к примеру, в  одном из луганских вузов студент хотел перейти на индивидуальную оплату, минуя контрактера. Не удалось.

«Я обращалась к ректору университета, но разговор у нас не вышел, — говорит Елена Таранова. — Обращалась я и как представитель этого лица, и от общественной организации, которая защищает интересы иностранных граждан, обучающихся на территории Украины. А мне ректор ответил: «Кого вы пришли защищать? Они не люди. Работал я с посредником, и буду работать».

Работа эта вызывает множество вопросов. Часто контрактеры арендуют помещения в университетах, принимают валюту, не имея на это права. Услуги их никак нельзя назвать дешевыми. К примеру, трансфер:  встретить студента в аэропорту и привезти в общежитие медуниверситета  у посредников стоит в среднем $500. Но выхода у молодых людей нет.

«Скажем, прилетает группа студентов, их в аэропорту пограничники не выпускают до тех пор, пока за ними не приедет контрактер, — продолжает Елена Таранова. — Почему? Иностранный гражданин  на законных основаниях пересекает территорию Украины с целью обучения. Но для контрактеров и для тех, кто их «крышует»,  — это бизнес. А иностранцы, находясь в угнетенном состоянии и к тому же в чужой стране, боятся куда-либо обращаться».

Подобные факты широко известны. Но бывают и такие ситуации, когда посредники берут с иностранцев деньги, обещая обеспечить те услуги, предоставить которые не могут. В русском языке подобное называется многими словами: обман, афера, «кидалово». Суть — одна.

Утром — деньги, вечером — школа…  Которой нет

В редакцию «ОстроВ» обратилась группа молодых людей из Ирака с просьбой разобраться в ситуации, в которой они оказались.

По уверениям работающего с ними контрактера, приехав в Луганск, каждый из них должен был не только выучить русский язык, но и получить среднее образование (так и написано в приглашении), а затем поступить в вуз. За что молодые люди выложили «кругленькую» сумму — по 4 тысяче долларов каждый. Естественно, не взяв с посредника никаких расписок. Добавим, что общее число потенциальных студентов из Ирака — ни много, ни мало 40 человек.

Однако в реальности все получилось не так.

— Договор с контрактером у них был такой: каждый из них платит ему за год 4 тысячи долларов, а посредник сам рассчитается и со школой, и с университетом, — рассказывает друг и «опекун» ребят аспирант ЛНУ Зирак Абдулла Керим. — Оговаривалось, что  2 тысячи пойдут на учебу на ПО, приглашение и страховку. Вторая половина суммы предназначалась для школы, чтобы в конце года ребята получили два сертификата, и в следующем году могли поступить в университет. Однако оказалось, что среднее образование нашим парням получить негде: вечерняя школа, которая имела право на такое обучение, теперь  закрыта.

Посредник объяснил, что сначала в университете дали «добро» на приезд иракцев, а потом оказалось, что окончить среднюю школу они не могут. Сейчас обещают как-то решить проблему. Якобы попытаются организовать так, чтобы ребята учились в вечерней школе два года: сначала получили документ об окончании 9-ти классов, а еще через год — 11-ти. Есть и слухи о том, что в университете пообещали открыть новые специальности в колледже, чтобы за 5 лет студенты могли и изучить программу 11 класса, и получить звание бакалавра — параллельно.  Но сколько, кем и как это  будет решаться — непонятно.

Такая вот «мутная» история.

В итоге фирма-контрактер таки  вернула половину суммы, но только двум иракцам.  Остальным деньги возвращать не хотят, обещая скорое решение вопроса. Пока молодые люди учатся на подготовительном отделении в ЛНУ, изучают русский и украинский языки, математику, информатику, физику, географию... Но будущее их  туманно. Скорее всего, через год им придется возвращаться на родину и получать среднее образование там. А потом, если желание не пропадет (что весьма сомнительно), возвращаться обратно в Луганск, чтобы поступить в вуз.

Но кто в этом случае возместит им «лишние» (и весьма немалые) расходы? И почему думать о решении проблемы начали только после того, как сами же ее и создали? Да и начали ли?

 — Я приехал в Луганск из Эрбиля, столицы Курдистана, — рассказывает  «ОстроВ» Джамал Раваз Джовар. — Мечтаю стать либо журналистом, либо юристом. Скорее, первое: на родине я работал на телевидении — монтажером и комментатором. В Луганск приехал еще в середине ноября, живу на съемной квартире. За год работы на иракском телевидении мне удалось купить машину. Сейчас ее нет — пришлось продать, чтобы оплатить обучение в Украине. Но пока — полное разочарование. Зачем нам делали приглашения, если учиться негде? И как вернуть то, что уже потрачено?

По словам Раваза, только за визу, выданную в посольстве Ирака, он заплатил $1000, в  другие официальные учреждения за оформление документов в общей сложности $3000, за билет на самолет — $670. Сейчас в Луганске за квартиру ежемесячно приходится «выкладывать» $250,  плюс деньги на жизнь. Каждый месяц отец (к слову, известный в Ираке писатель-романист) отправляет парню $550-600. Молодой человек уверен: деньги никому из приехавших фирма-контрактер не вернет.

— Эти события отбили у меня желание учиться в Луганске, — продолжает Раваз. — Если ситуация не разрешится, вернувшись на родину, я обязательно напишу об этом в газеты и выступлю по телевидению. Расскажу все честно, чтобы никто из моих соотечественников  больше не пытался получить образование в Украине. Здесь очень плохо. 

— Разного рода обман иностранцев, к сожалению, встречается в Украине часто, — убежден Зирак Абдулла Керим. — Я с ним тоже сталкивался. Степень бакалавра в свое время я получил в Ираке. А потом приехал учиться в Одессу, жил там год, изучал украинский язык, после чего меня обещали принять в университет. Но когда окончил ПО, мне сказали: ты из Ирака, мы не можем тебя обучать. А раньше они этого не знали?

Что было делать? Я долго искал, и в конце концов нашел университет в Луганске, где и окончил магистратуру. А за приглашение в Одессу мне пришлось заплатить $1500. Приехав, хотел изучать русский язык, а не украинский, но мне отказали. А когда я где-то в магазине говорил «до побачення» или «дякую», все смеялись. Поверьте, это не очень приятно. Так что нам здесь совсем не легко.

Разрешите представиться: контрактер

Картинка получилась бы неполной без комментария представителя другой стороны — одного из контрактеров, работающих в Луганске. Скажем честно: впечатления афериста он вовсе не произвел.

— Я живу в Луганске уже 14 лет: здесь и учился, и теперь работаю, — рассказывает  представитель фирмы, имя которого мы не называем. — Родом я из Иордании, степень бакалавра получил в Сирии, в Дамаске. Потом приехал сюда, год учил русский язык, поступил в магистратуру в ЛНУ. Аспирантуру заканчивал во Львовской политехнике,  диссертацию защищал в Киеве. Уже 6 лет работаю в одном из луганских университетов и параллельно преподаю арабский  язык.

— Вы помогаете иностранцам получить образование в Украине, являясь посредником между ними и университетами. Какие обязательства при этом на себя берете?

 — У меня есть агентство, которое оказывает такие посреднические услуги. Занимаюсь этим около двух лет.

Есть люди, которые за рубежом делают рекламу: если хотите учиться в Украине, мы поможем оформить официальное приглашение через университет. Имея его на руках,  молодой человек получает визу в украинском посольстве в Иордании, Ираке, Ливии или другой стране. Потом он приезжает, мы его встречаем, отвозим в университет, он оформляет все необходимые документы и поступает. А наша фирма обязана опекать его весь период пребывания в Украине.

— В Луганске много подобных фирм?

— Около 20. Но объемы у всех разные. Есть такие, что до 1000 студентов в год  «привозят». А другие — 5-10.  Мое агентство — далеко не самое крупное. В среднем с нашей помощью в Луганск приезжает около 40 человек в год.

— Известны ли вам случаи, когда контрактеры не выполняли своих обязательств, и иностранцы, приезжая, не имели возможности учиться?

— Честно говоря, нет. Если отправлено официальное приглашение, вуз обязан принять этого человека на обучение. Иначе, на каких основаниях его приглашали? Это система. Даже забирать приглашения в университетах могут только представители официальных фирм, зарегистрированных по всем правилам.

Да и регистрацию в Украине без обучения получить невозможно. Система такая: студент  платит за учебу за год, приносит в университет квитанцию об оплате из банка, и тогда на него делают приказ. Только потом оформляется регистрация. А в процессе обучения преподаватели контролируют посещение занятий. Если студента нет более 3-х дней, возникают вопросы. Так что все отлажено.           

Правда, в нынешнем году в нашей работе возник сбой, связанный с приближающимся Евро-2112. Мы приглашения  разослали, а украинские посольства в разных странах не открывают визы. Наверное, на такое ограничение была команда «сверху» — усложнять процедуру, чтобы ехали меньше. В итоге в этом году мы сделали 50 приглашений, но приехало только 20 человек.

— А слышали ли о проблеме получения иностранцами среднего образования в Луганске?

— Насколько я знаю, для этих людей университеты выдвинули условие: они должны учиться в школе и параллельно изучать русский язык на ПО. Слышал, что со школой вопрос пока не решен. Еще два года назад такое обучение точно осуществлялось — я лично  переводил аттестат о среднем образовании. В Луганске была только одна вечерняя школа, которая имела право на такое обучение. Но сейчас она уже не выпускает иностранцев — появились какие-то проблемы. Если возникают недоразумения, думаю, их причина именно в этом.

— И что, на ваш взгляд, делать ребятам, которые не могут получить среднее образование в Луганске и поступить в вуз?

— Пока учить русский язык, а потом вернуться на родину и окончить школу там. И лишь затем снова приехать в Луганск — и сразу поступить в университет.

— Не слишком ли накладно? И не выглядит ли в этой ситуации кто-то из ваших коллег аферистом?

— Может, эту схему действительно отработают. Но, насколько я знаю, в университет не могут зачислить без среднего образования. А получить его в Луганске на сегодняшний день для иностранца нереально.

Почему их приглашали? Разговаривать на эту тему надо с тем, кто приглашал. Только он может сказать, решает ли он проблему, просто успокаивает ребят или обманывает их. Непорядочные люди встречаются в любой профессии. Наша, увы, — не исключение.   

Фатальные «мелочи»

Назвать имена «своих» контрактеров ребята из Ирака побоялись. Они вообще многого боятся в этой стране. И проблема их пока остается висеть в воздухе.

Кто-то может сказать: мол, подумаешь, частный случай, журналисты опять пытаются сделать из мухи слона. Но ведь подобные «частности», нанизываясь, как бусинки на нитку, в конце концов, неминуемо обернутся и международными скандалами, и формированием негативного имиджа Украины  в мире. Потому что в случае любого подобного «недоразумения», как правило, поступают жалобы в посольства Нигерии, Индии, Пакистана, Ирака… А там когда-нибудь непременно примут меры — и поток иностранных студентов поиссякнет, как и валюта, «льющаяся» сегодня на счета вузов. Это, конечно, дело не завтрашнего дня, но ведь, как известно, капля камень точит.

Первые ласточки уже полетели: число стран, отказывающихся от украинского образования из-за низкого его качества и процветающей в этой сфере коррупции, растет. В качестве примера можно привести, скажем, Саудовскую Аравию, где перестали признавать украинские дипломы. Нашим образованием стал брезговать даже Иран, о чем не так давно публично заявил посол этого государства. Иракцы, которые родились под звуки падающих натовских бомб и выросли в условиях войны, пока «держатся». Так что же, нужно подобными «негараздами» «добить» и их? Чтобы, в конце концов, таки обрубить сук, на котором сидим?

Понятно, что вопросы эти — не к контрактерам. Психология большинства из них: после нас хоть потоп. Обыкновенный, порой не очень чистоплотный бизнес. Но почему на них, по сути, «завязана» вся система обучения иностранцев в Украине — накрепко, морским узлом? 

Вот еще проблема, озвученная на одном из многочисленных «круглых столов» по проблемам толерантности председателем Африканского общества Ириной Веревичевой:  «Ко мне постоянно обращаются африканцы и жители Индии по поводу нарушений в их вузах. Представьте, ни у одного из иностранных студентов нет второго экземпляра контракта! При этом иностранные студенты платят за обучение серьезные деньги… Со своей стороны я отправила в медуниверситет официальный запрос с просьбой предоставить студентам второй экземпляр контракта. Пока ответа нет, ведь проблема еще и в том, что контракт заключается с контрактером, а не с самим студентом».

Снова «мелочь»?

Но получается: куда ни кинь… А с контрактеров — в идеале опоры и поддержки иностранных студентов в чужой стране — спрос невелик. Отмывать Украину от ярлыка «Осторожно, коррупция!» придется не им. Если еще можно будет отмыть…

Марина Савинова, Наталия Кононова, Остров г.Луганск 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: